Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Контроль за деятельностью третейских судов со стороны суда.




Третейский суд, как орган, осуществляющий защиту гражданских прав, но в то же время действующий на основании частноправовой инициативы самих спорящих сторон, не может быть полностью выведен из сферы государственного контроля. Необходимость такого контроля вполне очевидна даже с учетом наличия принципа невмешательства государства в частные дела. И мировая практика свидетельствует, что третейское разбирательство подвергается такому контролю, хотя и разной степенью его глубины. Тем не менее, возникает вопрос о границах вмешательства государства в деятельность третейского суда и формах контроля, за его деятельностью. В России ответы на эти вопросы содержатся, прежде всего, в законах "О международном коммерческом арбитраже" и законе "О третейских судах в РФ", а так же в АПК РФ и ГПК РФ. И если в отношении международного арбитража, поставленные вопросы уже нашли свои ответы, ввиду достаточно долгого существования этого правового института и его практической деятельностью, то в отношении третейского суда для разрешения внутрироссийских споров, вопрос о контроле за деятельностью третейских судов малоизучен. Между тем, от определения степени и форм контроля за деятельностью третейских судов зависит поведение, как государственных судов, так и иных лиц, права которых затрагивает деятельность третейского суда. Поэтому, одним самых важных вопросов является вопрос о том, какие органы могут осуществлять такой контроль, в каких формах и на каких этапах деятельности третейского суда, возможно, его осуществление.

Прежде всего, стоит отметить, что органом призванным осуществлять контрольные функции, законодателем определен государственный суд. Причем эти контрольные функции распределены по всей российской судебной системе и их осуществляют как суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды, при этом в соответствии с территориальной подсудностью в зависимости от того, какую именно контрольную функцию они осуществляют. Но возникает вопрос относительно того, является ли государственный суд единственным контролирующим органом? А вот ответ на этот вопрос в законодательстве о третейском разбирательстве уже не содержится в полном объеме. Из ст. 22 закона "О третейских судах в РФ" следует, что есть ограничения получения данных от третейского судьи о третейском разбирательстве, вытекающий из принципа конфиденциальности третейского разбирательства. Поэтому третейские судьи не могут быть допрошены в качестве свидетеля в отношении обстоятельств рассмотренного ими дела. На этом регулирование исчерпывается. Если иное не установлено в законодательстве о третейском разбирательстве, действуют общие правила о возможности контроля рамках полномочий проверяющих органов. В определенной сфере такими контрольными полномочиями обладает налоговая инспекция в отношении проверки уплаченного третейского сбора, иные органы в административной сфере. Хотя естественно, что этот контроль не является контролем третейского разбирательства. Но наибольший вопрос вызывают полномочия правоохранительных органов, в частности следственных органов и прокуратуры. Речь идет о возможности последних запрашивать для изучения дела, рассмотренные третейским судом и выносить различные процессуальные акты относительно вынесенных им решений. Думается, что на этот вопрос следует ответить, что на третейский суд здесь распространяются общие правила о возможности истребования документов от любых лиц, а вот в части возможности их участия в судебном процессе, принесения протестов, стоит ответить отрицательно. Законодательство, исходя из принципа конфиденциальности третейского разбирательства, не предусматривает возможности вмешательства государственных органов в третейское судопроизводство, поэтому оно признается недопустимым. И это относится к невозможности участия прокурора в процессе и невозможности принесения протеста прокурора на вынесенное решение. В ст. 40 закона "О третейских судах в РФ" прямо закреплено, что оспаривать решение могут только стороны третейского разбирательства. Любые третьи лица лишены возможности участия в процессе и влияния на решение третейского суда, за исключением случаев, когда стороны пришли к соглашению о возможности участия в процессе третьего лица и заключено соответствующее третейское соглашение. Можно прийти к выводу, что государственный контроль за деятельностью третейского суда сводится к судебному контролю. Причем это контроль не за деятельностью, а за выносимыми третейским судом судебными актами.

Однако это дает оснований для вывода, что государственные суды являются вышестоящей инстанцией по отношению к третейским судам. Арбитражный суд осуществляет государственный контроль, но только в тех пределах и в тех рамках, которые определены законом", при этом, отмечая, что у арбитражных судов нет права проверять решение третейских судов на законность и обоснованность.

Если посмотреть на каких этапах и что именно контролируют государственные суды в отношении судов третейских, то ясно, что предмет их контроля и объем этого контроля значительно различается в зависимости от того, что именно ими контролируется.

Определенные элементы судебного контроля встречаются на следующих стадиях: создание третейского суда, контроль за вынесенными промежуточными актами третейского суда (определениями), контроль за решениями третейских судов. Рассмотрим подробнее, в каких формах, и каким способом осуществляется этот контроль.

При создании третейского суда судебный контроль происходит исключительно в рамках уведомительной процедуры о создании третейского суда, путем представления в суд указанных в законе документов. Государственный суд наделен минимумом контрольных полномочий относительно третейского суда. Фактически все сводится только к принятию представленных документов. Их анализ и оценка государственным судом не предусмотрена. Ввиду того, что контрольные полномочия государственного суда на этой стадии минимальны, все негативные последствия относительно нарушений на этой стадии могут наступить на других, более поздних стадиях судебного контроля, поскольку, сам процесс уведомления о создании третейского суда, регламентирован, но не указаны последствия нарушения этого порядка. Будет ли третейский суд считаться созданным и имеет ли он право выносить решения, при нарушении процедуры уведомления о его создании.

Следующая возможная стадия контроля за третейским разбирательством, может наступить при вынесении этим судом определений о компетенции и об обеспечении иска. Судебный контроль на этой стадии отличается тем, что происходит в строгой процессуальной форме путем рассмотрения заявления заинтересованной стороны и вынесения соответствующего судебного акта. При этом оба вышеуказанных определения третейского суда имеют между собой мало общего с точки зрения объекта контроля. Определение о компетенции третейского суда проверяется государственным судом по существу, и оцениваются сами обстоятельства, послужившие третейскому суду основанием для выводов о его компетенции или ее отсутствии на рассмотрение спора. Таким образом, государственный суд, контролируя правильность принятия определения о наличии у третейского суда компетенции, рассматривает правильность принятия решения по этому вопросу третейским судом и как последствие определяет возможность вынесения решения по этому спору третейским судом, то есть устанавливает наличие или отсутствие компетенции рассматривать спор. Стоит отметить, что этот вид контроля на сегодня является чисто теоретическим, ввиду того, что ст. 235 АПК РФ предусматривает возможность обжалования определения о компетенции, если это предусмотрено законом, ГПК РФ вообще не содержит подобной нормы. Поэтому можно прийти к выводу, что для внутренних третейских судов, такой возможности обжалования определений о компетенции не установлено. Когда государственный суд исполняет контрольные функции в отношении определения третейского суда о принятии обеспечительных мер, предметом его контроля являются оценочные обстоятельства о необходимости принятия соответствующих обеспечительных мер. При решении этого вопроса очень велико судебное усмотрение и государственный суд выносит определение о принятии им обеспечительных мер, исходя из собственной позиции о необходимости обеспечения. Определение третейского суда является скорее набором доказательств для принятия государственным судом решения о принятии обеспечительных мер. При этом, закон не обязывает государственный суд давать оценку вынесенному третейским судом определению или установленных в нем обстоятельств. В этом смысле, происходит не контроль правильности самого определения, а контроль наличия или отсутствия определенных обстоятельств, на основании которых суд принимает определение. Более того, АПК РФ, в отличие от закона "О третейских судах в РФ", вообще не предусматривает какого-либо анализа арбитражным судом определения третейского суда о принятии им обеспечительных мер, ввиду того, что определения третейского суда нет в списке документов направляемых в арбитражный суд вместе с заявлением об обеспечении иска.

Последняя стадия судебного контроля за деятельностью третейского суда это контроль за вынесенным третейским судом решением. Эта стадия имеет свою особенность, заключающуюся в том, что закон детально регулирует саму процедуру контроля, его предмет и пределы такого контроля. Как и в предыдущей стадии, этот контроль производится в судебном заседании в соответствии процессуальными требованиями. Эта позиция закреплена в ст. 46 закона "О третейских судах в РФ" о запрете для государственного суда производить исследование обстоятельств, которые были установлены третейским судом или пересматривать решение третейского суда по существу. Ст. 233, 239 АПК РФ и ст. 421, 426 ГПК РФ предполагают, что решения проверяются не на соответствие нормам материального или процессуального права, а только на соответствие основополагающим принципам российского права и соблюдения процедурных требований, относящихся к третейскому разбирательству. Возможно, что решение третейского суда нарушит какие-либо нормы права или будет недостаточно обоснованным, но это не дает государственному суду права отменить такое решение или отказать в выдаче исполнительного листа на это решение. Сама процедура судебного контроля существенно ограничивает его как по способу, так и по предмету контроля. Так государственный суд исследует только само решение третейского суда, а вот запросить материалы третейского суда в соответствии со ст. 232, 238 АПК РФ и 420, 425 ГПК РФ он может только по ходатайству сторон. Предмет контроля в ст. 421, 426 ГПК РФ и ст. 233, 239 АПК РФ, так же определен предельно четко и он в значительной мере зависит от процессуального поведения самих сторон третейского разбирательства. Судебный контроль разделяется на обязательный, который должен быть произведен независимо от воли сторон и дополнительный, то есть тот который проводится только по заявлению одной из спорящих сторон. При этом суд ограничен заявлением сторон о проведении дополнительного контроля. В конструкциях указанных статей есть указание на возможность судебного усмотрения при исполнении контрольных функций. Это заключается в том, что при выявлении нарушений при проведении обязательного контроля государственный суд обязан отменить решение третейского суда или отказать в выдаче исполнительного листа, в то же время при выявлении нарушений при проведении дополнительного контроля он имеет право это сделать.

Исследовав контрольные функции государства в отношении деятельности третейских судов, можно сделать следующие выводы. Введение государственного контроля за деятельностью третейского суда это необходимый элемент правового регулирования его деятельности по защите гражданских прав, которую осуществляет третейский суд. Его необходимость вызвана тем, что деятельность третейского суда является социально значимой и влекущей серьезные правовые последствия. В то же время деятельность третейских судов в значительной мере является саморегулируемой и зависящей от воли сторон. Поэтому, государственный контроль здесь выступает необходимой гарантией на пути к возможному ущемлению базовых прав субъектов гражданского оборота. Такое пересечение интересов охраны гражданских прав и недопустимости вмешательства государства в частные дела предопределило, что общим подходом к судебному контролю следует признать его жесткую ограниченность рамками процессуальных норм и недопустимость расширительного толкования компетенции государственного суда по контролю за решением суда третейского. Следовательно, государственный суд может осуществлять контрольные функции только в порядке и формах предусмотренных процессуальными нормами или специальными федеральными законами.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 485; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.008 с.) Главная | Обратная связь