Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Виды эмоциональных состояний



В зависимости от глубины, интенсивности, длительности и степени дифференцированности можно выделить следующие виды эмоциональных состояний: чувственный тон, собственно эмоции, аффект, страсть, настроение.

1. Чувственный или эмоциональный тон — это простейшая форма эмоций, элементарное проявление органической чувствительности, сопровождающее отдельные жизненно важные воздействия и побуждащее субъекта к их устранению или сохранению. Может быть сравним с примитивными психическими тропизмами (приближение к приятному стимулу малой интенсивности и удаление от стимула большей интенсивности). Нередко подобные переживания в силу их слабой дифференцированности невозможно выразить вербально (например, «здесь чувствуешь себя как-то не так»). Осознаются как эмоциональная окраска, своеобразный качественный оттенок психического процесса, как свойство воспринимаемого предмета, явления, действия и т.п. (например, «приятный собеседник», «скучная книга»).

2. Собственно эмоции — психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта. Это предметные специфические психические процессы и состояния, возникающие в конкретной обстановке и имеющие узконаправленный характер. Эмоции возникают при избыточной мотивации по отношению к реальным приспособительным возможностям индивида. В зависимости от того, в каком из двух факторов в балансе мотивации и возможностей субъекта быстрее наступает несоответствие, можно выделить две категории причин, вызывающих возникновение эмоций: недостаточность приспособительных возможностей, избыточная мотивация. В первом случае эмоция возникает вследствие того, что субъект не может или не умеет дать адекватный ответ на стимуляцию (ситуации, отличающиеся новизной, необычностью или внезапностью). Во втором случае имеют место избыточная мотивация, не находящая применения (перед действием, после действия), и избыточная мотивация в социальном поведении (социально значимое, социально нежелательное, социально непонятное поведение).

Традиционным считается деление эмоций на положительные и отрицательные. Хотя эта, весьма общая, классификация эмоций в целом правильна и полезна, понятия положительности и отрицательности в приложении к эмоциям требуют некоторого уточнения. Например, такие эмоции, как гнев, страх, стыд, не могут быть безоговорочно отнесены к категории отрицательных, негативных. Гнев иногда прямо соотносим с приспособительным поведением и еще чаще — с защитой и утверждением личностной целостности. Страх также связан с выживанием и наряду со стыдом способствует регуляции разрешительной агрессивности и утверждению социального порядка. Вместо того чтобы говорить об отрицательных и положительных эмоциях, более точно было бы считать, что существуют такие эмоции, которые способствуют психологической энтропии, и такие, которые облегчают конструктивное поведение. В этом смысле будет ли данная эмоция положительной или отрицательной, зависит от интраиндивидуальных процессов взаимодействия субъекта и окружающей его среды, так же как от более общих этологических и экологических факторов.

Не менее популярной является классификация эмоций по отношению к деятельности и, соответственно, их деление на стенические (побуждающие к действию, вызывающие напряжение) и астенические (тормозящие действие, угнетающие).

Также известны классификации эмоций: по происхождению от групп потребностей — биологические, социальные и идеальные эмоции, по характеру действий, от которых зависит вероятность удовлетворения потребности, — контактные и дистантные.

3. Аффект — стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, который может дать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. Основное в аффекте — это неожиданно наступающее, резко испытываемое человеком потрясение, характеризующееся изменением сознания, нарушением волевого контроля за действиями. В аффекте резко изменяются параметры внимания: снижается его переключаемость, нарушаются концентрация, память вплоть до частичной или полной амнезии. Аффект оказывает дезорганизующее влияние на деятельность, последовательность и качество выполнения, при максимальной дезинтеграции — ступор или хаотичные нецеленаправленные двигательные реакции. Различают нормальные и патологические аффекты. Главные признаки патологического аффекта: измененность сознания (дезориентация во времени и пространстве); неадекватность интенсивности реагирования интенсивности раздражителя, вызвавшего реакцию; наличие постаффектационной амнезии.

4. Страсть — интенсивное, обобщенное и продолжительное переживание, доминирующее над другими побуждениями человека и приводящее к сосредоточению на предмете страсти. Причины, вызывающие страсть, могут быть различны — начиная от телесных влечений и до осознанных идейных убеждений. Она может быть принята, санкционирована личностью, а может переживаться как нечто нежелательное, навязчивое. Характерными чертами страсти являются сила чувства, выражающаяся в соответствующей направленности всех помыслов личности, устойчивость, единство эмоциональных и волевых моментов, своеобразное сочетание активности и пассивности.

5. Настроение — сравнительно продолжительное, устойчивое психическое состояние умеренной или слабой интенсивности. Причины, взывающие настроение, многочисленны — от органического самочувствия (тонуса жизнедеятельности) до нюансов взаимоотношений с окружающими. Настроение имеет субъектную направленность, по сравнению с чувственным тоном оно осознается не как свойство объекта, но как свойство субъекта (например, по поводу музыкального произведения эмоциональное сопровождение в форме чувственного фона будет звучать как «прекрасная музыка», а в форме настроения — «у меня прекрасное настроение» (от музыки). Определенную роль играют индивидуально-личностные особенности (например, личностные акцентуации, гипертимия — склонность к повышенномунастроению, дистимия — склонность к пониженному настроению и депрессивному реагированию, эмотивностъ — высокая эмоциональная чувствительность и глубина эмоциональных реакций и др.).

Эмоции и чувства

Многообразие проявлений эмоциональной жизни человека ставит психологию перед необходимостью их более четкой дифференциации. Процесс решения этой сложной проблемы нельзя считать завершенным, что подтверждается наличием разногласий между специалистами в обозначении качественных различий эмоций и чувств. Некоторые психологи склонны отождествлять эмоции и чувства. Одни полагают, что чувства являютсянеразложимыми, конечными явлениями, изменяющимися лишь количественно. Другие же, напротив, утверждают, что чувство представляет собой сложную целостность и содержит в себе различные нюансы.

Поиск различий между эмоциями и чувствами имеет свою историю. По мнению швейцарского психолога Э. Клапареда, эмоции, развивающиеся в условиях, затрудняющих приспособление, следует отличать от чувств, выражающих приспособительные установки индивида: «Чувства в нашем поведении полезны, тогда как эмоции целесообразными не являются». Человек, лишенный чувств, не сможет определить ценность вещей, к которым он должен приспособиться, ему не удастся понять, что для него хорошо, а что вредно. Клапаред обращает внимание на то, насколько эмоциональные явления бывают неадаптивными: «Человек, имеющий возможность убежать, не испытывает эмоции страха». Оказавшись во власти эмоций, мы можем совершить нежелательные действия. Такое объяснение функционального значения эмоций может показаться утрированным, но автор вносит существенное уточнение в свою позицию, указывая на то, что при объективной неадаптивности эмоция может быть субъективно полезной.

Любая эмоция характеризуется изменяющейся пропорцией адаптивных и неадаптивных реакций. Чем ближе эмоция к форме шока, взрыва, тем меньше в ней доля адаптивности. Установки и реакции, способные полезно ориентировать поведение, а также осознание субъектом их наличия Клапаред называет чувствами. Следуя этой логике, необходимо вести речь не о «чувстве страха», а о «чувстве опасности» как переживании необходимости обеспечить самозащиту. Следует говорить об эмоциях радости (печали), но о чувствах удовольствия (страдания). В теории Клапареда отдельное место отводится интеллектуальным чувствам. В их круг предлагается включить элементы мышления, не репрезентирующие предметное содержание: сходство, импликацию, совпадение, уверенность, возможность.

Англо-американский психолог У. Макдауголл предлагал другую схему различения эмоций и чувств. Эмоция соответствует специализированному побуждению (устремлению) и возникает вместе с его актуализацией. Каждое специфическое побуждение проявляется в виде комплекса телесных приспособлений, что отражается в переживаниях индивида, которые У. Макдауголл называет первичными эмоциями. Вторичные (смешанные) эмоции — это качества нескольких побуждений, сотрудничающих или конкурирующих друг с другом. Такими сложными качествами являются смущение, стыд, почтение и др. Что касается чувств, то они соответствуют скорее условиям деятельности и возникают в зависимости от успешности (неуспешности) реализации побуждений. Чувства не смешиваются, а сменяют друг друга. Например, при возникновении затруднений надежда на успех уступает место тревоге или отчаянию. Чувства возникают на более поздних этапах эволюции и присущи в основном человеку.

В своей фундаментальной работе «Основы общей психологии» (1946) С.Л. Рубинштейн рассматривает три основных уровня эмоциональных переживаний.

Первый — это уровень органической аффективно-эмоциональной чувствительности. Эти состояния могут выступать в качестве эмоциональной окраски отдельного процесса ощущения или выражать разлитое органическое самочувствие индивида.

Второй уровень составляют предметные чувства, соответствующие предметному восприятию и предметному действию. Опредмеченность чувства означает более высокий уровень его осознания. На этом уровне чувство является выражением в осознанном переживании отношения человека к миру. Дифференциация чувств происходит в зависимости от предметной сферы, к которой они относятся. Их можно подразделить на интеллектуальные, эстетические и моральные чувства.

На третьем уровне находятся обобщенные чувства, выражающие более или менее устойчивые мировоззренческие установки личности. Сюда можно отнести чувство юмора, чувство возвышенного и т.п.

Согласно традициям отечественной психологии, принято выделять чувства как особый подкласс эмоциональных процессов. Основанием для выделения служит их предметный характер, который возникает в результате специфического обобщения эмоций, связывающегося с представлением (идеей) о некотором объекте. А.Н. Леонтьев также указывает, что чувства образуют ряд уровней: от непосредственных чувств к определенному объекту и до высших социальных чувств, относящихся к общественным ценностям и идеалам.

Чувство переживается и обнаруживается в конкретных эмоциях. Так, выражая чувство любви по отношению к нашим детям, мы можем радоваться их успехам, беспокоиться об их здоровье, досадовать, если они не оправдывают наших надежд и т.д. Однако в отличие от собственно эмоций и аффектов, связанных с конкретными ситуациями, чувства выделяют в окружающей действительности явления, имеющие стабильную потребностно-мотивационную значимость. В иерархической системе чувств ведущее положение занимают те из них, которые соответствуют актуально действующим мотивам. Другие же остаются потенциальными, нереализованными. В содержании доминирующих чувств человека выражаются его установки, идеалы, интересы и т.д. Возникающие чувства могут предопределяться преобладающими фантазиями, сонмом воображаемых образов.

Чувства — это устойчивые эмоциональные отношения, выступающие как своеобразная «привязанность» к определенному кругу явлений действительности, как стойкая направленность на них, как известная «захваченность» ими. В процессе регуляции поведения чувствам отведена роль ведущих эмоционально-смысловых образований личности.

Существуют чувства исключительной стойкости, длительности, характеризующиеся более высоким уровнем возбудимости, что обусловливает смещение всех иных чувств на второй план. Такие эмоциональные состояния называют страстями. С качественной точки зрения страсть полностью захватывает человека, она полна энергии и сконцентрирована на своей цели. Страсти не обязательно ведут к непосредственной разрядке; страстный человек постоянно находится в напряжении. Позитивное значение страсти состоит прежде всего в том, что она выступает в качестве мощного двигателя человеческого поведения, а ее реализация приводит, по образному выражению Ж.П. Сартра, к «спонтанному преобразованию мира».

Эмоции и мотивы

Эмоции сопровождают практически любые проявления активности субъекта и определяют ее характер. Положительные эмоции, вызываемые полезными воздействиями, побуждают субъекта к их достижению и сохранению. Отрицательные эмоции инициируют активность, направленную на избегание вредных воздействий. Эмоции — особый класс психических процессов и состояний, отражающих в форме непосредственного переживания значимость действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности. Возникая в ответ на воздействие жизненно значимых событий, эмоции способствуют направлению на них поведения.

Эмоции не только указывают на важность и модальность явлений действительности. Они поддерживают установку на тот или иной функционально-энергетический уровень жизнедеятельности: активный или пассивный, спокойный или тревожный и т.п. Выполняя любимую работу, мы склонны трудиться с полной отдачей. При отрицательном эмоциональном отношении работоспособность человека ухудшается.

Качественная специфичность эмоций во многом зависит от той потребности, на базе которой они формируются. Эта закономерность убедительно продемонстрирована в потребностно-информационной теории эмоций П.В. Симонова. В соответствии с этой теорией эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта. Симонов предложил свою информационную теорию эмоций, в которой доказывал, что ситуация, о которой у субъекта достаточно информации, помогающей реализации потребности, вызывает положительные эмоции. Ситуация, о которой информации недостаточно, вызывает отрицательные эмоции, так как субъект не знает, не уверен в возможности удовлетворения потребности.

А.Н. Леонтьев считал, что сами эмоции не являются мотивами, и в качестве иллюстрации этого вывода использовал высказывание Дж.Ст. Милля о «хитрой стратегии счастья»: чтобы испытать эмоции удовольствия, счастья, нужно стремиться не к переживанию их, а к достижению таких целей, которые порождают эти переживания. Мотивационные теории эмоций признают побуждающую функцию субъективных переживаний. Согласно Р.У. Липеру, эмоции представляют собой одну из форм мотивации наряду с такими «физиологически обусловленными» мотивами, как голод или физическая боль.

Полагая эмоцию в качестве компонента мотивации, Б.И. Додонов подчеркивает двойственность ее психологической сущности: эмоции есть одновременно и оценка других ценностей, и ценности сами по себе. Как оценки эмоции направляют деятельность человека на те или иные объекты или отвращают от них. Как ценности они определяют склонность индивида к каким-то одним деятельностям и безразличие к другим. Эмоции играют роль своеобразного объекта потребностей: человек хочет испытывать какие-либо переживания, наслаждаться ими.

В работах В.К. Вилюнаса акцент ставится на неразрывной связи эмоций и мотивов как двух сторон мотивационной системы личности. Чувства личности также многочисленны, противоречивы и иерархически организованы, как и мотивы. Среди них также могут выделиться одно или несколько ведущих чувств, подчиняющих себе все остальные. Ведущие эмоции и чувства открывают субъекту значимость или смысл самого предмета потребности. Автор разделяет мнение Рубинштейна о том, что эмоции являются субъективной формой существования потребностей (мотивации).

Мотивация открывается субъекту в виде эмоциональных явлений, которые сигнализируют ему о потребностной значимости объектов и побуждают направить на них деятельность. В таком случае справедливо предположить, что эмоциональные переживания могут быть итоговой, результативной формой существования мотивации.

Те процессы, которые подготавливают и определяют появление эмоциональных оценок и побуждений, заслуживают отдельного внимания психологов — исследователей проблемы соотношения эмоций и мотивов.

Эмоциональность

В обыденном, житейском смысле эмоциональность понимается в двух значениях.

Во-первых, эмоциональным называют человека, бурно реагирующего на обстоятельства: вспыльчивого, необузданного или восторженного, жизнерадостного.

Во-вторых, так говорят о человеке впечатлительном, тонко чувствующем, легко ранимом.

В научной психологии понятие «эмоциональность» весьма продуктивно используется при рассмотрении индивидуальных различий эмоциональной жизни.

Эмоциональность трактуется как совокупность свойств человека, характеризующих содержание, качество и динамику его эмоций и чувств. Содержательные аспекты эмоциональности определяются теми явлениями, ситуациями и событиями, которые имеют особую значимость для субъекта. Они связаны со стержневыми параметрами личности: ее мотивационной направленностью, мировоззрением, системой ценностей и базовых представлений и т.п. Качественные характеристики эмоциональности описывают отношение.индивида к явлениям действительности. Они выражаются в знаке и модальности доминирующих эмоций. К динамическим свойствам эмоциональности относятся особенности возникновения, протекания и прекращения эмоциональных процессов и их внешнего выражения.

На вопрос о том, является ли эмоциональность врожденным или приобретенным свойством, нельзя ответить однозначно. Еще И.П. Павлов считал, что различия в эмоциональности животных или людей зависят от самого типа нервной системы и от тех влияний, которым подвергался индивид с момента рождения.

Замечено, что лица, перенесшие тяжелые заболевания, сильнее реагируют на ситуации, вызывающие гнев и страх, причем люди, имеющие несколько заболеваний, реагируют еще острее. В то же время эмоциональные потрясения имеют более или менее генерализованный эффект, а эмоциональность обычно носит избирательный характер. У эмоциональных субъектов независимо от того, чем обусловлена их эмоциональность, отмечается высокая энергетическая мобилизация, с трудом поддающаяся контролю и порождающая эмоциональные реакции. В аналогичных ситуациях у неэмоциональных субъектов наблюдаются лишь приспособительные реакции. Данная закономерность позволяет двояко рассматривать эмоциональность: как разную степень чувствительности и как разную степень нарушения механизмов регуляции. В таком случае минимальная эмоциональность будет обнаружена при низкой чувствительности и высоком уровне развития навыков регуляции поведения.

Большинство психологов выражают согласие с тем, что эмоциональность следует рассматривать в качестве одной из центральных составляющих темперамента. Сама эмоциональность имеет сложную структуру, включающую в себя ряд основных компонентов.

Остановимся на них.

Эмоциональная возбудимость. При повышенной эмоциональной возбудимости функциональный уровень деятельности изменяется в ответ на более слабые внешние и внутренние воздействия.

Сила эмоций. Функция этого свойства — энергизация деятельности в зависимости от удовлетворения или неудовлетворения мотивов.

Тревожность — это эмоциональная возбудимость в угрожающей ситуации, склонность к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги.

Эмоциональная устойчивость. Функция данного свойства — сопротивление действию эмоциогенных факторов, контроль импульсов и влечений.

Попытка расширить перечень компонентов эмоциональности приводит к выходу за рамки ее понимания как составляющей темперамента. В то же время такие параметры личности, как сензитивность (повышенная чувствительность к происходящим с человеком событиям) и эмотивностъ (богатство нюансов и утонченность эмоциональных переживаний) признаются характерно-логическими особенностями. Предполагается, что существует общая эмоциональная направленность личности, проявляющаяся в том, какие эмоции оказываются наиболее близкими человеку, наиболее желательными и устойчивыми. Она обусловливает избирательность отношения субъекта к явлениям природы и искусства, жизненным ситуациям и окружающим его людям.

 

Воля

 

При изучении воли как способности человека к самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности и психических процессов в зависимости от того, какой из функций придается приоритетное значение, проблема воли рассматривается как проблема самодетерминации (мотивационный подход) либо как проблема саморегуляции (регуляционный подход)*.

* См.: Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М.: УРАО, 1998.

 

В рамках мотивационного подхода воля анализируется как способность к инициации действия или усилению побуждения к действию при его дефиците вследствие внешних и (или) внутренних препятствий, отсутствия актуально переживаемого желания к действию либо при наличии конкурирующих с выполняемым действием мотивов.

С этой точки зрения волю можно определить как «равнодействующую желаний». «Воля как определенным образом организованная совокупность желаний, выражающихся в поведении, в регуляции действий, относится к побудительной, а не к исполнительной регуляции»*.

* Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 280.

 

Понятие «воля» является одним из наиболее сложных в психологии. Оно рассматривается и как психический процесс, и как аспект большинства иных важнейших психических процессов и явлений, и как уникальная способность личности произвольно контролировать свое поведение. В конечном итоге сложность понятия «воля» объясняется тем, что оно очень тесно связано с понятием «сознание», предельно сложным психологическим явлением, и выступает одним из его важнейших атрибутов. Будучи тесно связанным также и с мотивационной сферой личности, воля представляет собой особую произвольную форму активности человека. Она предполагает инициацию, стабилизацию и ингибицию (торможение) ряда стремлений, побуждений, желаний, мотивов; организует системы действий в направлении достижения осознаваемых целей.

В целом волевые процессы выполняют три основныефункции. Первая — инициирующая (непосредственно связанная с мотивационными факторами) заключается в том, чтобы заставить начать то или иное действие, поведение, деятельность, преодолевая объективные и субъективные препятствия. Вторая — стабилизирующая, связанная с волевыми усилиями по поддержанию активности на должном уровне при возникновении внешних и внутренних помех разного рода. Третья — ингибирующая состоит в оттормаживании других, часто сильных мотивов и желании, других вариантов поведения, несогласующихся с главными целями деятельности (и поведения) в тот или иной момент времени.

Наряду с этим у волевых действий также существуют три основных признака. Первый — осознание свободы осуществления действий, чувство принципиальной непредопределенности собственного поведения. Второй — обязательная объективная детерминированность любого, даже кажущегося предельно «свободным», действия. Детерминация поведения может, однако, реально существуя, не осознаваться личностью или осознаваться в недостаточной степени, что и порождает «чувство свободы», которое очень часто оказывается лишь субъективным, а нередко — иллюзорным. Третий — в волевом действии (поведении) личность проявляется в целом — максимально полно и явно, поскольку волевая регуляция выступает как высший уровень психической регуляции как таковой.

Важнейшее место в проблеме воли занимает понятие волевого акта, имеющего определенную структуру и содержание. Его составляющими являются следующие основные этапы:

наличие цели действия и ее осознание;

наличие нескольких мотивов и также их осознание с выстраиванием определенных приоритетов между мотивами по их интенсивности, значимости;

«борьба мотивов» как столкновение в процессе выбора того или иного действия противоречивых тенденций, желаний, побуждений. Она становится тем сильнее, чем более весомы противоборствующие мотивы, чем более равны они между собой по своей силе и значимости. Принимая «хроническую форму», борьба мотивов может порождать личностное качество нерешительности; в ситуативном выражении она провоцирует переживание внутреннего конфликта;

принятие решения относительно выбора того или иного варианта поведения — это своего рода фаза «разрешения» борьбы мотивов. На данном этапе возникает либо чувство облегчения, связанное с разрешением ситуации и снятием напряжения, либо состояние беспокойства, связанного с неуверенностью в правильности принятого решения;

реализация принятого решения, воплощение того или иного варианта действий в своем поведении (деятельности).

 

В большинстве случаев принятие решения и волевое поведение в целом связаны с большим внутренним напряжением, приобретающим иногда и стрессовый характер. Наличие волевого усилия, переживаемого субъектом как его психическая реальность, является очень характерной особенностью волевого акта.

Следует отметить также, что в психологии понятие «волевая регуляция деятельности и поведения» используется в двух основных значениях. Первое (широкое) состоит в том, что им обозначается, по существу, произвольная регуляция в целом. В этом случае оно рассматривается как высший, т.е. произвольно контролируемый, осознаваемый уровень регуляции поведения и деятельности. Второе (более узкое) обозначает специфические формы организации и регуляции поведения (и деятельности) в сложных, а часто критических (как с объективной, так и с субъективной точек зрения) условиях.

Наконец, следует подчеркнуть, что воля как процесс — это не только одна из высших форм организации всех других психических процессов. В волевых процессах личность и ее психические процессы не только проявляются, но и формируются, развиваются. В связи с этим выделяют еще одну функцию воли — генетическую, генеративную, продуктивную. В результате ее действия повышается уровень осознаваемости и организованности иных психических процессов, а также формируются так называемые волевые свойства личности — самостоятельность, решительность, настойчивость, самообладание, целеустремленность и др.

Формирование побуждения к волевому действию достигается через изменение или создание дополнительного смысла действия, когда действие выполняется уже не только ради мотива, по которому было принято к осуществлению, нои ради личностных ценностей человека или других мотивов, привлеченных к заданному действию. Изменения смысла действия, которое необходимо осуществить, можно достичь, во-первых, через переоценку значимости мотива или предмета потребности (например, в экспериментах А.В. Запорожца испытуемые показывали наивысший результат, поднимая груз весом 3, 4 кг, в пробах, когда воображали, что вырабатывают электроэнергию для города, по сравнению с пробами, когда просто поднимали груз). Во-вторых, через изменение роли, позиции человека (в экспериментах Выготского ребенок рисовал черточки, через некоторое время уставал и отказывался, а после придания нового смысла выполняемому действию — научить других детей это делать — продолжал рисовать с еще большим энтузиазмом). В-третьих, через предвидение и переживание последствий действий или, напротив, отказ от них (в современных психотехниках такой прием — представления полимодального образа желаемого результата, дополненного яркими эмоциональными переживаниями, предпочтительно позитивного характера — носит название «визуализации», позволяющей удерживать достаточно стойкое и интенсивное побуждение к достижению результата).

Представители регуляционного подхода либо отказывают воле в способности порождать действия и мысли (М.Я. Басов), либо, признавая за ней функции побуждения и выбора действий, главным в проблеме воли считают произвольную регуляцию поведения и психических процессов (Л.С. Выготский). «Воля есть регулирующая функция мозга, выраженная в способности человека сознательно управлять собой и своей деятельностью, руководствуясь определенными побуждениями и целями»*. Сущность воли состоит в преобразовании исходной организации психических процессов в необходимую для достижения поставленной цели, в изменении состояния и направленности мобилизации.

* Селиванов В.И. Воля и ее воспитание. М.: Наука, 1976. С. 17.

 

Ряд авторов (A.M. Веккер, Р. Ассаджиоли и др.), рассматривая волевую регуляцию как высшую форму регуляции поведения, отводят воле центральное место среди других психических процессов.

Таким образом, воля, представляя собой самостоятельный психический процесс, тесно связанный, но не тождественный мотивации, вместе с тем выполняет регулирующую функцию относительно других психических процессов, занимая среди них место «первого среди равных».

Болевое поведение имеет место в тех случаях, когда необходимо выполнение какого-либо действия по социальной необходимости или согласно собственным ценностным установкам, непосредственно не связанного с актуально переживаемой потребностью (например, в товремя, когда хочется поиграть на компьютере, выполнять домашнее задание). Рассмотрим на приведенном примере особенности осуществления волевого поведения. Можно выделить два компонента, две стороны волевого акта:

феноменологическую, как состояние сознания, включающее представление о цели и средствах, переживание трудности волевого усилия, момент внутреннего действования («непосредственную кинестетическую идею» (А.В. Запорожец);

динамическую, как психофизиологический механизм, который обладает способностью производить действия и прекращать их, выполняющий три основные функции: инициирование действия, поддержание первоначального намерения и преодоление препятствий на пути к его осуществлению.

В нашем примере феноменологическая сторона волевого поведения может включать: во-первых, представление о том, каково будет поощрение (в случае позитивной мотивации) или наказание (в случае негативной мотивации) в виде той или иной оценки за домашнее задание, которое необходимо выполнить. Однако более важной является при постановке цели ориентация не на внешние воздействия, а собственные взгляды и ценностные установки; т.е. цель получить новые или упрочить уже имеющиеся знания в результате выполнения домашнего задания по сравнению с целью получить положительную оценку будет иметь большую значимость и будет носить более созидательный характер в ходе осуществления волевого поведения. Во-вторых, эмоциональный момент, или отношение к выполнению домашнего задания. Можно готовиться к выполнению его, предвкушая положительные переживания (например, радость победы над собственной ленью) или, напротив, опасаясь отрицательных эмоций (печали по поводу недостаточно высокого уровня личных способностей). В-третьих, момент внутреннего действования, «сенсомоторную картинку» выполнения задания, т.е. проигрывание в мысленном плане конкретных действий: как сесть за стол, достать учебник и т.д.

Динамическая сторона волевого поведения в приведенном примере будет представлять собой собственно выполнение домашнего задания уже не в мысленном плане, а в действенном. Реализацией первой функции — инициирования действия будет являться факт начала выполнения задания. Что само по себе еще не гарантирует достижения запланированного результата. Так, можно приступить к выполнению домашнего задания, но затем отвлечься на телефонный звонок, а после разговора по телефону забыть о том, что задание осталось недовыполненным. Поэтому наряду с первым механизмом — инициированием действия также важен второй механизм — поддержание первоначального намерения. Не менее значимую роль играет и третий механизм — преодоление препятствий. Возвращаясь к приведенному примеру, предположим, что после телефонного разговора намерение выполнить домашнее задание не потеряло силы побуждения к действию, но в ходе дальнейшего выполнения задания возникли трудности. Только преодоление этих трудностей и доведение начатого дела до конца, иными словами, достижение запланированного результата будет означать полноценное осуществление волевого поведения.

Следует отметить, что волевое поведение может представлять собой не только действие, но и воздержание от действия. В нашем примере, как это нередко бывает, волевое поведение реализуется в двух ипостасях. С одной стороны, как действие — выполнение домашнего задания, с другой — как торможение действия — не играть на компьютере.

Таким образом, волевое поведение осуществляется всегда как двухкомпонентный акт: первый его компонент — феноменологический, второй — динамический.

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В чем разница между функциональными и психическими состояниями?

2. Каковы основные признаки стресса?

3. Расскажите об основных теориях эмоций.

4. Каковы достоинства и недостатки теории эмоций Джемса — Ланге?

5. В чем заключается регуляторная функция эмоций?

6. Какова связь между эмоциями и мотивацией?

7. Что такое эмоциональность?

8. Что такое волевые процессы и каковы их основные функции?

 

Глава 6. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

 


Поделиться:



Популярное:

  1. I. Ультразвук. Его виды. Источники ультразвука.
  2. III. Типы и виды лингвистических словарей.
  3. VIII.3. Виды внимания и их характеристика.
  4. Административно – правовые режимы: понятие, признаки, назначения, правовое регулирование, виды
  5. Административное наказание как мера административной ответственности, его виды и цели
  6. Административное наказание. Виды административных взысканий.
  7. Амортизация как способ полного воспроизводства основных фондов. Виды амортизации. Норма амортизации. Амортизационный фонд. Методы начисления и учета амортизации.
  8. Артериальные гипертензии, ее виды, основные патогенетические механизмы нейрогенной гипертензии.
  9. Аспекты (виды) лексического значения: сигнификативное, структурное, эмотивное, денотативное.
  10. Атомно-кристаллическое строение металлов. Виды кристаллических решеток.
  11. Базы данных. Виды БД по характеру хранимой информации, по способу хранения, по структуре организации. Основные типы данных.
  12. Банки: сущность, виды, банковские операции


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 2401; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.05 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь