Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


XIV. РЕПРОДУКТИВНАЯ И ОПЕРАТИВНАЯ ПАМЯТЬ



Память школьника выполняет многие функции в процессе его учения. В одном случае ученик должен заучить текст, чтобы его воспроизвести на уроке. В другом случае школьнику необходимо запомнить материал, чтобы, опираясь на него, выполнить определенное задание, не сводящееся к воспроизведению удержанного в памяти. В обоих указанных случаях работа памяти обладает своими особенностями. Это дает основание различать память репродуктивную и память оперативную. Основанием разделения здесь служит не большая или меньшая длительность промежутка времени между запоминанием и воспроизведением, а характер реализации удерживаемого материала.

Репродуктивную память не следует понимать слишком узко и относить к ней только дословно воспроизводимое (например, произнесение наизусть физического закона, математической аксиомы или формулы, стихотворения и т. д.). Этот вид памяти проявляется в устном или письменном изложении прочитанного текста, в воспроизведении сообщенного учителем материала, а также и тогда, когда для ответа на заданный вопрос ученику достаточно всего лишь припомнить что-либо из выученного им.

Исследования, проведенные на глухих и слышащих школьниках, показывают, что оперативная память глухих, как образная, так и словесная, в большей мере отличается от обоих видов репродуктивной памяти в количественном и качественном отношениях. Различия отчетливо выступают в развитии на ступени образования мнемических намерений, при этом в начальных классах школы для глухих их отличия столь значительны, что материал, хорошо удерживаемый под действием специфически репродуктивного намерения, оказывается совершенно неиспользуемым в оперативных целях. И напротив, материал, к которому подходят с оперативным намерением, запоминается неудовлетворительно. Значение оперативной памяти не всегда оценивается школой в должной мере, и все еще высказывается мнение, отрицающее сколько-нибудь значительную роль памяти при решении, например, арифметических и вообще математических задач.

Только в тех случаях, когда задача настолько проста, что решение сразу «считывается» при первом же ознакомлении с условиями, она не нуждается в запоминании. Но если дается задача, требующая обдумывания (а только такие и представляют ценность для обучения), ее необходимо «держать в голове», т. е. помнить всю в целом. Опыты выяснили, что ученики старших классов школы для глухих, приступая к решению задачи, требующей размышления, запоминают ее и могут воспроизвести. Любопытно, что это не всегда замечается решающим, потому что стремление запомнить задачу в этих случаях органически входит в самое намерение решить задачу.

Другое наблюдается у учащихся начальных классов. При решении задачи у них не возникает такого сложного намерения, которого требует оперативная память. Прочитав условие, глухой ребенок немедленно принимается за ее решение, однако уже скоро появляются осложнения и недоразумения, которые в значительной, а часто в полной мере объясняются тем, что задачи в целом в его голове, в его памяти нет, а есть только отдельные кусочки, фрагменты.

Если в другой раз попросить такого школьника запомнить задачу, а для этого прочитать ее несколько раз, он это выполнит. Когда же затем ему надлежит приступить к ее решению, замечается недоумение и растерянность. Следовательно, запоминание задачи нуждалось в особом намерении, не совмещающемся с намерением решать ее, которое, в свою очередь, лишено стремления запомнить условие задачи. Таким образом, «репродуктивное» намерение (запомнить, чтобы воспроизвести) возникает раньше более сложного «оперативного» намерения.

Работа по воспитанию оперативной памяти на первое место выдвигает вопрос о формировании оперативных намерений, являющихся относительно более сложными образованиями, чем намерения репродуктивные. Такая работа весьма благоприятно сказывается в обучении основам наук.

Развитие оперативной памяти не исчерпывается воспитанием оперативного запоминания при всей его значимости, ибо предполагает владение оперативным припоминанием удержанного иными путями, в частности и особенно — запоминавшегося под действием репродуктивных намерений.

Рассмотрим, как в этом отношении обстоит дело у глухих школьников. Сначала остановимся (более подробно) на запоминании и воспроизведении глухими детьми материала, который содержал в себе определенную проблему, подлежащую решению (исследование И.М. Соловьева). Подчеркнем, что при этом школьники работали, имея репродуктивное намерение.

Детям для запоминания предлагался небольшой рассказ про деревце, которое погибло из-за плохого с ним обращения. Повествование было построено так, что оно могло побудить читателя к разрешению проблемы, почему погибло деревце.

В эксперименте текст предъявлялся напечатанным на отдельном листе бумаги. Испытуемого просили читать вслух и запоминать рассказ. Сообщалось, что после двукратного прочтения нужно будет написать рассказ по памяти.

Результаты экспериментов с нормально слышащими школьниками и взрослыми содержатся в табл. 3.

Левая часть таблицы показывает, что абсолютное количество воспроизводимого материала заметно возрастает в первых четырех классах и слабее в следующих — с IV и VIII. Следовательно, нами получена типичная картина нарастания объема запоминания словесного материала на протяжении первых 8 лет обучения.


Отметим тенденцию к уменьшению объема воспроизводимого материала в XI классе и дальнейшее снижение у взрослых испытуемых. После того как в VIII классе школьники достигают полного и качественно высокого усвоения существа всего рассказа, более старшие и развитые испытуемые считают возможным сокращать воспроизведение, опуская развертывающие и поясняющие элементы. А между тем буквальность запоминания относительно объема подлинника не уменьшается, а продолжает несколько возрастать и после VIII класса (табл. 3 столбцы 4 и 5).

 

Увеличивающаяся склонность к дословному воспроизведению, которая часто и справедливо отвергается по отношению к высоким ступеням развития, вызвана характером запоминаемого материала. Там, где надлежит тонко дифференцировать изложение сходных частей целого, высшим требованием испытуемых к себе является точность воспроизведения, а не изложение своими слонами.

Если на количество буквально воспроизведенных элементов взглянуть с другой стороны, взять их не в процентах к подлиннику, а в отношении к объему воспроизведенного материала, увидим иную картину. Выявляется относительная устойчивость доли дословного воспроизведения (см. табл. 3). В ходе развития учащихся довольно ясно выступает своеобразная зависимость от объема воспроизводимого материала. Дословное запоминание сравнительно велико при малом объеме (в начальных классах), доля его уменьшается с возрастанием объема воспроизводимого материала (IV класс) и вновь растет в ходе последующего увеличения объема воспроизведения (V—X классы) вместе с улучшением качества репродукции в целом.


Обратимся к глухим школьникам. Основные сдвиги выступают с достаточной ясностью. По табл. 4 виден быстрый рост запоминания в первых трех классах сравнительно с теми же классами массовой школы. В I классе глухие не могли, как правило, выполнить предлагавшееся им задание. Второклассники уже всегда воспроизводили текст, но в очень малом объеме (16,2% подлинника). В III классе воспроизведено в 2,5 раза больше. Дальнейшее движение характеризуется довольно длительными остановками, которые предшествуют последующим подъемам (см. столбцы 2 и 3). На одном уровне держатся III и IV классы; после подъема в V классе снова остановка («плато»), подъем наступает только после VIII класса. Видимо, глухие школьники после III класса вынуждены длительно готовиться для осуществления каждого значительного сдвига. Аналогичная картина наблюдается и в движении буквального воспроизведения. Это хорошо видно в 5-м столбце табл. 4, где результаты подсчетов выражены в процентах к величине подлинника.

Привлекают внимание сведения о доле буквального воспроизведения в отношении к объему репродуцированного материала (столбец 6). Вплоть до IV класса включительно точность воспроизведения падает, в последующих классах повышается. Сходство с результатами слышащих школьников совершенно очевидно (ср. табл. 3, столбец 6).

Итак, мы усматриваем в данных обоих типов испытуемых вполне ясные параллели. Заметное возрастание количества запоминаемых элементов рассказа происходит в начальных классах. Затем оно сменяется уменьшением приростов. Этот период более плавного нарастания удерживаемого в памяти материала отличается у глухих учащихся удлиняющимися с возрастом остановками приростов («плато»), подготовляющими последующие подъемы. Последний период, характеризующийся у слышащих сокращением количества воспроизводимого материала, отсутствует у глухих. Школьники XII класса в количественном отношении достигают ступени, на которую слышащие поднимаются в III классе.

Обратившись к точности запоминания, должны констатировать наличие вполне ясного параллелизма в движении величин по возрастам у обоих типов испытуемых. Систематическое нарастание дословности запоминания наблюдается как у слышащих, так и у глухих. Но глухие уступают слышащим по абсолютному количеству на всех годах обучения. И все же надо подчеркнуть, что в процессе школьного обучения развитие словесной памяти глухих сближается в количественном и качественном отношениях с наблюдаемым у слышащих.

Заканчивая рассмотрение запоминания и воспроизведения, выполнявшихся при репродуктивном намерении, подчеркнем значение одной особенности глухих школьников. Мы имеем в виду ступенчатый характер возрастания запоминаемого материала. Глухой ребенок вынужден довольно длительное время оставаться на одной ступени, чтобы получить возможность подняться на следующую (см. рис. 17). Эта особенность важна потому, что более тщательные исследования хода развития обнаруживают подобное же движение в других областях познавательной деятельности. Таким образом, возникает предположение, не является ли очерченный выше тип продвижения в какой-то мере общей особенностью развития познавательной деятельности глухих детей вообще или некоторой, немалой их части.

А теперь обратимся к рассмотрению того припоминания, которое требовалось, когда школьников просили решить маленькую «проблему», которая заключалась в рассказе. Простое решение «проблемы» предполагало точно направленное и строго избирательное припоминание отдельных моментов внутри эпизодов, составлявших рассказ. Не без оснований можно полагать, что такое припоминание можно отнести к разряду оперативных.

 

Классы 12 34567 89 10 11 12 взрослые

Рис. 17.Результаты исследования И. М. Соловьевым запоминания рассказа глухими и слышащими

Анализ показал, что в опытах со слышащими указанное припоминание сильно отставало от простой репродукции, которая уже содержала все требуемые моменты. Особые, совершенно специфические трудности отмечены у глухих школьников.

Важнейшим выводом, относящимся к оперативному припоминанию того материала, который заучивался с намерением его просто репродуцировать, надо считать следующее положение. Репродуктивной памятью должно быть достигнуто запоминание определенного и достаточно высокого уровня, чтобы оно могло быть использовано оперативно. Полнота запоминания материала и его точность сами по себе не обеспечивают его оперативного применения, оно создается качеством запоминания.

 

 

ВООБРАЖЕНИЕ







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 146; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.009 с.) Главная | Обратная связь