Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Демографическая ситуация в Москве



 

Проблемы демографического развития Москвы формируются в двух плоскостях. Фундамент этих проблем – общероссийский – обусловлен низкой рождаемостью, недостаточной хотя бы для простого воспроизводства населе­ния, и высокой смертностью, способствующей росту издержек воспроизвод­ства, что в совокупности неизбежно ведет к углубляющейся естественной убыли населения. Специфика этих проблем определяется Москвой, как адми­нистративным, социально-экономическим, культурно-историческим центром многонационального государства, что, позволяет за счет формирования более высокого качества жизни в столице, с одной стороны, улучшить условия и по­высить результативность воспроизводства населения, с другой, - способствует притяжению активного населения их других регионов страны и из-за ее преде­лов в масштабах, существенно перекрывающих естественную убыль.

Решающей характеристикой современной демографической ситуации в Москве, сформировавшейся в последнее десятилетие, является то, что мигра­ционный прирост, во-первых, стал единственным источником роста населения столицы, тогда как вплоть до конца 1980-х годов в качестве положительного компонента демографической динамики выступал и естественный прирост; во-вторых, рост населения ускорился за счет того, что в последнее десятилетие миграционный прирост в среднем за год составлял не менее 250-260 тыс. чело­век, тогда как в предшествующее десятилетие он был в 3, 5 раза меньше; в-третьих, прирост носил, преимущественно скрытый, нелегальный характер, так как официально учитывалось лишь 20-25%.

Важнейшими последствиями отмеченных тенденций является то, что в Москве десять и более лет происходит достаточно интенсивное сокращение численности и доли коренных жителей и рост удельного веса бывших мигран­тов, т.е. нынешних новоселов. В свою очередь, существенно возросла вариа­бельность демографического поведения, как витального (в вопросах здоровья и продолжительности жизни), так и репродуктивного. Третьим важнейшим по­следствием является интенсивное омоложение возрастной структуры населе­ния, которое позитивно сказывается не только на текущей демографической ситуации, оказывая влияние на сокращение естественной убыли населения, но будет способствовать сохранению этого эффекта в более отдаленной перспективе в течение 10-15 лет.

Рождаемость, формируя основу воспроизводства населения, характеризу­ется следующими основными чертами. Во-первых, современный уровень рож­даемости в Москве (1, 09 ребенка в среднем на 1 женщину за весь репродуктив­ный период) практически вдвое ниже необходимого хотя бы для простого вос­производства населения, при этом столица входит в число российских террито­рий с минимальными показателями суммарной рождаемости. Во-вторых, Мо­сква является лидером среди российских территорий формирования «более взрослой» - западной возрастной модели рождаемости с перемещением ее пика в возрастной интервал 25-29 лет. Если в 1991 г. в возрастах до 25 лет формиро­валось более половины суммарной рождаемости, то в 2003 г. – 36%. Эти сдвиги, преимущественно отражают откладывание по социально-экономическим мотивам рождений, связанное от­части с откладыванием вступления в брак или, по крайней мере, его регистра­ции у тех, кто уже фактически начал супружеские отношения. В-третьих, свыше четверти всех новорожденных в Москве рождается у женщин, не со­стоящих в зарегистрированном браке, причем чаще всего такие рождения про­исходят у женщин моложе 20 лет (более 40%) и старше 40 лет. В возрастах старше 30 лет эти факты свидетельствуют, скорее всего, о распространении юридически неоформленных браков, поскольку до 70% родившихся у женщин этих возрастов регистри­руются по совместному заявлению родителей; в младших возрастах, где до 50% родившихся регистрируются по заявлению матери, рост внебрачных рождений ведет к увеличению социально неблагополучных неполных семей.

Последствия формирования в Москве преимущественно однодетной, все чаще – неполной семьи, создание которой откладывается за пределы активного репродуктивного периода, в целом прогностически неблагоприятны с точки зрения возможности увеличения рождаемости. Фактическое доминирование однодетной семьи уже сказалось на понижении желаемого числа детей у молодых поколений женщин (до 20 лет и 20-24 года) в сравнении с теми, кто выходит за границы активного репродуктивного возраста (30 лет и старше), что свидетельствует о пересмотре репродуктивных установок вступающими в этот период в пользу однодетности или бездетности. Что касается взросления модели рождаемости, то с учетом состояния репродуктивного здоровья; методов регулирования деторождения, среди которых, по-прежнему, преобладает аборт; и высокой вероятности распада семьи не только по причине развода, но и овдовения из-за высокой смертности мужчин трудоспособных возрастов, - уменьшается вероятность реа­лизации даже имеющихся репродуктивных намерений. Это не означает, что следует поощрять возврат к росту рождаемости в самых молодых, практически подростковых возрастах (15-19 лет), но и чрезмерное взросление рождаемости в соответствии с западной моделью пока не имеет в наших условиях соответствующих медико-демографических предпосылок. Наконец, рост числа неполных семей и незарегистрированных брачных союзов сам по себе является фактором сокращения рождаемости, поскольку уровень рождаемости женщин, не состоящих в зарегистрированном браке существенно меньше, в том числе в наиболее активных репродуктивных воз­растах: у 20-24-летних – в 8 раз, у 25-29-летних – в 3, 4 раза.

Состояние здоровья и уровень смертности населения определяют мас­штабы издержек воспроизводства населения, сокращение которых позволит уменьшить его естественную убыль. Москва, относясь к лидерам среди российских территорий по продолжительности жизни населения, обладает социально-экономическим потенциалом, который открывает возможность для дальнейшего значительного снижения смертности населения столицы. Существующие резервы и проблемы их реализации носят двоякий характер.

Во-первых, сложившийся уровень смертности несет на себе последствия, так или иначе связанные с осуществляемыми социально-экономическими реформами, которые можно охарактеризовать как маргинализацию смертности. Она проявилась в опережающем росте социально обусловленных, предотвратимых мерами профилактики и адекватной медицинской помощи причин: травм и отравлений (за счет отравлений алкоголем, убийств и повреждений с неопределенными намерениями), болезней органов дыхания (за счет пневмоний и бронхита), болезней органов пищеварения (за счет циррозов различной природы и болезней поджелудочной железы), инфекций (за счет туберкулеза). Этот рост стал возможен, главным образом, в результате существенного расширения понятия «маргинальные слои» и их значительного количественного пополнения. За пределами традиционных систем здравоохранения и социальной защиты оказались многочисленные группы населения, чье поведение и образ жизни существенно повышают риск заболеваний и смерти. Это не только бездомные, лица утративших источники доходов, социальные связи или живущих в крайней бедности в силу других причин, но, возможно, также занятые мелким предпринимательством, мигранты, живущие на полегальном положении и пр. Группами, требующими особого внимания, являются трудоспособные возраста и, прежде всего, молодые – 20-39-летние. В Москве акцент в этой возрастной группе должен быть сделан на женщин. В меньшей степени этот эффект выражен у пожилых, и, особенно, у детей, хотя резервы предотвратимой маргинальной смертности выросли и у них.

Во-вторых, необходимо учитывать, что негативные тенденции смертности начались задолго до периода реформ, которые лишь усилили долгосрочные тренды и привели к качественным деформациям структуры причин смерти. Поэтому по мере сокращения «кризисной смертности» все в большей степени будут проявляться накопленные проблемы. Москва практически вплотную стоит перед этими проблемами, поскольку эффект маргинализации смертности здесь выражен в меньшей степени, чем в целом по стране, что и обусловливает лидерство столицы по продолжительности жизни. Это проявляется более низкими уровнями смертности от социально обусловленных, предотвратимых мерами профилактики и адекватной медицинской помощи причин. Но более низкие риски смерти от данных причин открывают пространство для реализации рисков смерти от преимущественно эндогенных видов патологии, если они не находятся под надежным контролем. Речь идет: в детских возрастах – о врожденных аномалиях, в более старших – в основном, о новообразованиях и болезнях системы кровообращения. Тот факт, что от данных видов патологии в Москве смертность во всех возрастах выше, чем в целом по стране, означает, что, помимо наращивания усилий по контролю за социально обусловленной смертностью (тактическая задача), необходимо разрабатывать долгосрочные программы (стратегическая задача) по сокращению потерь, характерных для стареющих обществ с низкой смертностью

В интересах демографического развития города миграция должна рассматриваться как важнейший и реальный источник компенсации потерь численности населения в результате естественной убыли, по крайней мере, на среднесрочную перспективу. На фоне реализации мероприятий в сфере повышения рождаемости и сокращения смертности, которые способны дать эффект спустя некоторое время, миграция может стать реальным источником пополнения численности населения. Вместе с тем, с позиций воздействия на демографическое развитие города разные потоки миграции выполняют существенно отличные роли.

Миграция на постоянное место жительства в Москву является достаточно основательной, имеет мощный социально-экономический базис – покупку собственного жилья, получение временного жилья, заключение брака, получение образования, поэтому может рассматриваться позитивно с точки зрения пополнения постоянного населения столицы. С точки зрения структур населения роль постоянной миграции также в целом позитивная. На возрастную структуру населения она оказывает омоложивающее воздействие, поскольку повышает долю населения трудоспособного возраста и молодежи, при этом надо иметь в виду, что позитивную роль несет в основном внутрироссийская миграция, тогда как в результате международного миграционного обмена Москва получает наряду с высокой доли молодежи еще и повышенную долю людей старше трудоспособного возраста. С точки зрения этнического состава населения Москвы, миграция играет заметную роль, влияя на сокращение доли русских (с 90, 5% в 1994 г. до 84, 8% в 2002 г.), стабилизацию доли украинцев и белорусов и рост доли кавказских народов: азербайджанцев, армян, грузин. Оценивая этот процесс важно иметь в виду не только численный рост отдельных этнических групп, но и характер их расселения, свидетельствующий о степени интеграции в городскую среду. Определяя в целом демографический вклад постоянной миграции, следует учитывать, что в количественном отношении ее роль далеко не ведущая: естественную убыль постоянного населения Москвы за 1992-2003 г. в 725 тыс. человек этот источник миграции компенсировал примерно на 60%.

Наиболее значительно и наименее однозначна демографическая роль временной миграции, которая определяется ее значительными масштабами (по итогам 2002 г. - более 1, 2 млн. человек, или около 12% постоянного населения города) и разнородным составом. Трудовая миграция, как легальная, так и нелегальная (масштабы которой по оценкам от 2 до 6 раз выше легальной составляющей), в основном, соответствует структуре потребностей в рабочей силе предприятий и организаций, ориентированной преимущественно на рабочих, занятых физическим трудом, а потому ее определяют мужчины (85-90%) активных трудоспособных возрастов (30-49 лет – 50-65%). Второй по значению поток временной миграции – это учебная миграция, представители которой составляют около 9% его зарегистрированной части. Эту категорию можно назвать идеальной с точки зрения демографических (возраст) и социальных (высокий уровень образования, адаптационного ресурса) параметров для пополнения численности населения города. Источник вынужденной миграции, из-за административных ограничений, которые были введены в начале 1990-х гг., является достаточно ограниченным, и с демографической точки зрения его значимость определяется не количественными а качественными параметрами: более старой возрастной структурой в сравнении с другими потоками из-за семейного характера вынужденной миграции; более высоким уровнем образования в сравнении с населением города; преобладанием русских (45%), покинувших районы межнациональных конфликтов как на территории России (Чеченская республика), так и бывших республик СССР (Казахстан, Грузия, Узбекистан, Таджикистан).

Как реальный потенциал пополнения населения Москвы в среднесрочной перспективе можно рассматривать маятниковую миграцию, значимость которой определяется колоссальными масштабами (численность «дневного» населения города составляет примерно 11, 0-11, 5 млн. человек, превышая численность постоянных жителей на 2, 5-3, 0 млн. человек) и значительным удельным весом в ее составе высококвалифицированных специалистов вследствие потери ими работы в подмосковных научных и промышленных центрах.

 


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-11; Просмотров: 571; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.019 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь