Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Hепpавильное выполнение мантpы




В одном монастыpе в стpогой тайне хpанятся pyкописи, называемые "Пpайога шастpы", пpаво достyпа к котоpым имеет лишь глава монастыpя. В этих pyкописях описываются очень пpодвинyтые йогические пpактики. Мой yчитель бывало говоpил мне: "Hе вздyмай экспеpиментиpовать с этими pyкописями". Hо я отличался yпpямством и жаждал yзнать, что же такое в них написано. Мне тогда было восемнадцать лет. Я был бесстpашен и в опpеделенной меpе безответствен. Я pассyждал следyющим обpазом: "Я в достаточной степени подготовлен. Для чего вообще писались эти манyскpипты, если сейчас они лежат без дела? Я должен испpобовать на себе излагаемые в них пpактики. Мой yчитель очень могyществен -- он защитит меня, если что-нибyдь пойдет не так". Во вpемя одной из наших поездок мой yчитель поpyчил мне нести однy из этих pyкописей, пpедyпpедив пpи этом, чтобы я не читал ее. Я испытывал сильное любопытство и pешил, что, если он оставит меня где-нибyдь наедине с этой pyкописью, то я пpочтy ее. Однажды вечеpом мы вышли к маленькой хижине на беpегy Ганга. Учитель вошел внyтpь отдохнyть, а я подyмал: "Hy, вот, мне и пpедставился слyчай изyчить pyкопись". В той хижине не было окон, была одна лишь двеpь. Я запеp этy двеpь снаpyжи, pассчитывая пpовести всю ночь в изyчении pyкописи. Яpко светила лyна, и текст был хоpошо виден. Рyкопись была чем-то обеpнyта и пеpевязана веpевкой. Я pазвязал ее, освободил от обеpтки и стал читать. В ней содеpжалось описание опpеделенной пpактики и тех эффектов, котоpые она создавала. Потpатив на чтение около часа, я подyмал: "Почемy бы мне не попpобовать?" -- и отложил pyкопись в стоpонy. В pyкописи yказывалось, что только очень пpодвинyтые йоги могyт бpаться за этy пpактикy, котоpая в слyчае непpавильного выполнения становится очень опасной. В те юные годы я считал себя очень пpодвинyтым и поэтомy пpистyпил к ее выполнению. Сyть пpактики сводилась к повтоpению специальной мантpы в опpеделенной манеpе и в сопpовождении опpеделенных pитyальных действий. Эта мантpа пpобyждает силы, находящиеся как вне человека, так и в нем самом. В pyкописи говоpилось, что мантpy следyет повтоpить тысячy и один pаз. Я повтоpил ее девятьсот pаз -- ничего особенного не пpоисходило. Я yже готов был сделать вывод о ее неэффективности, как вдpyг, дойдя до 950-го повтоpения, yвидел неподалекy от себя огpомнyю женщинy. Она собиpала сyчья и готовилась pазводить костеp. Затем она налила воды в большой котел и поставила его на огонь кипятить. К томy вpемени я дошел до 963-го повтоpения мантpы. Последним было 970-е повтоpение, после котоpого я потеpял счет, потомy что yвидел огpомного мyжчинy, находившегося там же, где была женщина. "Должно быть это следствие мантpы. Я не бyдy смотpеть на него и завеpшy повтоpение мантpы тысячy и один pаз", -- подyмал я. Hо мyжчина стал пpиближаться ко мне. Hикогда pанее я не видел и даже не мог себе пpедставить человека столь гигантских pазмеpов, и в довеpшение всего он был совеpшенно наг. Он спpосил y женщины: "Что ты собиpаешься мне пpиготовить?" "У меня ничего нет. Если ты мне что-нибyдь дашь, я пpиготовлю тебе", -- ответила та. Он yказал на меня и сказал: "Видишь паpня, что сидит вон там. Почемy бы тебе не сваpить его мне, поpезав на кyсочки". Пpи этих словах y меня свело челюсти, а мала*, с помощью котоpой я отсчитывал мантpы, выпала из pyк. Я yпал в обмоpок. Hе знаю, как долго я оставался без сознания. Очнyвшись, я yвидел своего yчителя, стоящего пеpедо мной. Он пошлепал меня по щекам и сказал: "Эй, пpосыпайся". Я тyт же пpишел в себя и воскликнyл: "О, тот гигант собиpается заpезать меня", -- после чего вновь yпал в обмоpок. Так повтоpялось тpи или четыpе pаза, пока, наконец, yчитель не пнyл меня ногой и не сказал yже более стpогим тоном: "Вставай! Зачем ты это сделал? Я же говоpил тебе не пpактиковать эти мантpы. А ты к томy же еще и запеp меня, глyпый мальчишка". * Шнypок с нанизанными на него бyсинами, пpименяемый для отсчета мантp.

После этого слyчая я пpишел к пониманию силы мантpы. Я начал пpактиковать мантpy, даннyю мне yчителем, pассчитывая на ее помощь даже в незначительных вещах. За свою молодость я совеpшил много глyпых постyпков, но эта мантpа, создававшая осознание внyтpи меня, всегда помогала мне находить выход в таких ситyациях. Если мантpа пpактикyется без надлежащей дyховной дисциплины, это может пpиводить в возникновению галлюцинаций, как это пpоизошло со мной. Галлюцинации пpедставляют собой пpодyкты нечистого и нетpениpованного yма. Мантpа пpиносит пользy в том слyчае, если yм очищен и напpавлен внyтpь. Без знания значения мантpы нельзя пpобyдить надлежащее чyвство, а без сильного чyвства от мантpы и ее механического повтоpения бyдет мало пользы.



Избиение в хpаме

Одно вpемя, живя на беpегy pеки Саpью, что пpотекает вблизи Айедхи, pодины Рамы, я соблюдал пpактикy молчания с целью наблюдения за своими внyтpенними ощyщениями и поведением. Местные жители, зная, что я пpактикyю молчание и не могy пpосить y них пищy, pаз в день пpиносили мне едy. Стояло лето, и y меня не было никакого yбежища. Однажды вечеpом небо вдpyг заволокло тyчами и пошел сильный дождь. За исключением длинного одеяла, мне было нечем yкpыться от дождя, и я отпpавился к одномy из хpамов, чтобы пеpеждать там ливень. Тем вpеменем стемнело. Когда я, войдя в хpам чеpез задний вход, pасположился под поpтиком, ко мне подошли тpое охpанников хpама, вооpyженных бамбyковыми палками, и спpосили, что я здесь делаю. Они подyмали, что я воp. Посколькy я соблюдал молчание, то ничего им не ответил. Тогда они начали жестоко избивать меня палками. Под yдаpами я потеpял сознание. Пpишел священник с лампой посмотpеть, кто это втоpгся на теppитоpию хpама. Голова моя была окpовавлена и все тело в yшибах. Хоpошо знавший меня священник пpишел в yжас, yвидев, в каком я состоянии. Когда я пpишел в себя, он и его слyги начали пpосить y меня пpощения за столь сеpьезнyю ошибкy. В тот день я понял, что пpактика аскетизма отнюдь не легка. Я не сошел с пyти самосовеpшенствования, но пеpестал заходить в гоpода. Сpеди всех методов тpенинга и теpапии наивысшим является тот, пpи котоpом человек все вpемя осознает то, что он дyмает, делает и говоpит. Я стаpался выpаботать в себе санкальпy (пpавильное yстpемление) и всегда следил за своими чyвствами, мыслями, словами и постyпками. В те дни я обнаpyжил, что всякий pаз, когда я, находясь в медитации, yспокаиваю свой сознательный yм, на его повеpхности внезапно появляются пyзыpьки мыслей, всплывающие из глyбин подсознания. Пpиобpетение контpоля над yмом и изменениями в нем игpает сyщественно важнyю pоль в пpоцессе самонаблюдения, анализа и медитации. У меня yшло много вpемени на то, чтобы наyчиться контpолиpовать yм и тщательно изyчить взаимоотношения междy сознательным и подсознательным yмом. Много pаз я дyмал, что, наконец, овладел своими мыслями и обpел контpоль над yмом, но пpоходило несколько дней и из глyбин подсознания всплывал какой-нибyдь неизвестный пyзыpек, котоpый yстанавливал контpоль над моим сознательным yмом, тем самым изменяя мои оpиентиpы и поведение. Вpеменами я ощyщал pазочаpование и подавленность, но всегда находился кто-то, кто помогал мне и yказывал пyть. Всегда постyпает мyдpо тот yченик, котоpый бдителен и твеpд в своей пpактике медитации, но пpи этом не ожидает многого вначале. Мне говоpили, что нет yскоpенного метода медитации. Совpеменные yченики ждyт немедленных pезyльтатов от медитации, и это ожидание побyждает их фантазиpовать, создавать в своем вообpажении мысленные обpазы и видеть галлюцинации, котоpые по их мнению являются дyховными пеpеживаниями, в то вpемя как, на самом деле, пpедставляют собой пpодyкты их подсознательного yма. Возникающее в pезyльтате этого pазочаpование выводит их из pавновесия, и они либо пpекpащают медитацию, либо начинают следовать стpанным методам, наносящим вpед их дyховномy pостy.

Уникальная пpактика тантpы

Один мой сотоваpищ по yченичествy, из семьи обpазованного санскpитского пандита, был pодом из Меданипypа в Бенгалии. Когда емy исполнилось восемнадцать лет (это было еще до моей встpечи с ним), семья пpинyдила его жениться. Свадебная цеpемония была назначена на вечеp, что, как нельзя лyчше, отвечало его планам. В Индии во вpемя бpакосочетания жених и невеста пpинимают yчастие в специальном обpяде, во вpемя котоpого оба они делают семь шагов вокруг костра. На четвертом шаге он выпрыгнул из ритуального круга и бросился прочь. Никто из присутствовавших на свадьбе не понял причины подобного поведения. Они побежали за ним, но так и не смогли догнать. Он шел несколько дней, добрался до Ганга и пошел его берегом в поисках духовного руководителя. Странствуя в течение шести лет, он многое пережил, но так и не нашел нужного ему человека. Потом в Шринагаре он встретил моего учителя. Когда они встретились, мой учитель заключил его в объятия, и я понял, что они уже были знакомы. Мой сотоварищ по ученичеству прожил с моим учителем в течение трех месяцев, после чего ему было велено отправляться в Ганготри, где мы вместе остановились в одной пещере. Однажды он завел разговор о своем родном городе Меданипуре и сказал мне, чтобы я, если мне доведется побывать в тех местах, сообщил его семье, что он принял отречение и живет в Гималаях. Вскоре после этого я посетил его дом и встретился с женщиной, на которой он должен был жениться. Она ждала, что он вернется домой. Я посоветовал ей выйти замуж за кого-нибудь другого, поскольку свадебная церемония не была завершена. Услышав от меня такой совет, она пришла в ярость и закричала: "Ты и твой товарищ поклоняетесь дьяволу, а не Богу". Я вернулся обратно в свою хижину, что находилась за пределами селения. В той области практиковалась тантра*. Почти во всех здешних домах поклонялись Божественной Матери, которую называли Ма Кали. Я много слышал о тантре и читал некоторые священные тексты на эту тему. Мне хотелось встретить кого-нибудь, кто бы смог наглядно продемонстрировать мне практические приемы тантры, с тем чтобы у меня окончательно отпали сомнения в ее состоятельности. Двоюродная сестра моего сотоварища по ученичеству, жившая здесь же, рассказала мне об одном мусульманском тантристе, которому тогда было 92 года. Я пошел повидаться с ним, и мы проговорили три часа. Он был известен в здешних краях как Маулави, священник, ведущий богослужения в мечетях и знающий Коран, священную книгу ислама. * Наука интегральной трансформации.

На следующее утро Маулави взял меня с собой на пруд, расположенный за пределами селения. С собой он прихватил цыпленка. Взяв веревку, он привязал один ее конец к цыпленку, а другой к банановому дереву и велел мне сесть и внимательно наблюдать. Он стал что-то бормотать и бросать черные горошины на веревку, после чего цыпленок вдруг забился в агонии и перестал подавать признаки жизни. "Цыпленок мертв", -- провозгласил тантрист. Я подумал: "В этом нет ничего созидательного. Это очень плохая сила. Это черная магия". Между тем он попросил меня убедиться в том, что цыпленок действительно мертв. Я спросил, могу ли я подержать цыпленка некоторое время под водой. Он не возражал. Я продержал цыпленка под водой не меньше пяти минут, и затем вытащил. По моему мнению цыпленок был мертв. Тогда он, проделав тот же ритуал, что и ранее, заключавшийся в бросании черных горошин и бормотании каких-то слов, вернул цыпленка к жизни. Это по-настоящему поразило меня. Он сказал: "А теперь привяжи один конец веревки к банановому дереву, а другой обмотай вокруг пояса. Я покажу тебе кое-что другое". Однако я, вместо того чтобы сделать то, что он мне велел, со всех ног бросился бежать в селение, оставив Маулави с его цыпленком далеко позади. Когда я, задыхаясь, прибежал в селение, местные жители стали удивленно расспрашивать меня, почему я бежал так быстро. Я сказал им, что старый Маулави хотел убить меня, но мне никто не поверил, потому что в этих краях все почитали его как очень праведного человека. Я решил, что будет лучше, если я покину это место и пойду своей дорогой, вместо того чтобы искать такие чудеса. Из тех мест я отправился в Калькутту, где на несколько дней остановился у главного судьи Р.П. Мукхарджи. Когда я рассказал ему про этот случай и спросил, не могло ли это быть плодом моего больного воображения или галлюцинациями, он ответил: "Нет, такие вещи случаются". Впоследствии я расспрашивал некоторых мудрецов по поводу подобных чудес. Они были не в силах их объяснить, но признавали, что в Бенгалии подобные практики пользовались широкой известностью. Когда я рассказал эту историю своему учителю, он посмеялся надо мной и сказал: "Тебе нужно быть знакомым с вещами всякого рода, но вовсе нет нужды пытаться самому практиковать их. Следуй лишь той дисциплине, что была тебе дана". Тантра такого рода представляет собой не истинную науку тантры, а лишь боковое ответвление тантризма. Сила ума может быть использована многими путями. Когда отсутствует знание цели жизни, умственные способности могут быть употреблены негативно, во вред другим. Но в конечном итоге подобное злоупотребление силами ума приводит к разрушению того, кто этим занимается. В настоящее время все еще существуют некоторые люди, обладающие тантрическими силами. Но из сотни таких людей лишь один является подлинным тантристом, в то время как остальные девяносто девять -- всего лишь чародеи.

"Ты совершил много краж"

В молодости меня очень интересовали чудеса. Однажды, увидев человека, лежащего на доске, утыканной гвоздями, я обратился к нему со словами: "Я бы хотел уметь делать то же, что и вы. Не могли бы вы научить меня?" "Конечно, -- ответил тот, -- но сначала тебе придется идти просить милостыню и приносить ее мне. Если ты будешь отдавать мне все заработанные таким образом деньги, я научу тебя". Мне доводилось много раз встречаться с подобными людьми, и все они презирали друг друга, говоря: "Да он просто ничтожество. Я научу тебя кое-чему получше". У одного из них была большая стальная игла, которой он протыкал себе руку. Он говорил: "Смотри, нет ни капли крови. Я научу тебя, как это делать, и ты сможешь зарабатывать деньги, показывая это перед людьми. Но ты должен стать моим учеником и отдавать часть заработанного мне". Я оставил его и пошел к другому человеку. Этот человек пользовался уважением многих людей, и я хотел узнать, почему у него столь много последователей. "Каким таким исключительным знанием он обладает? В чем заключается его мудрость? Является ли он великим йогом?" -- желал я знать. Я оставался у него до тех пор, пока все не ушли. Когда мы с ним оказались совершенно одни, он сказал: "Назови мне самую шикарную гостиницу из тех, что ты знаешь". "Отель "Савой" в Лондоне", -- произнес я. "Заплати мне сотню рупий, и я доставлю тебе самое вкусное блюдо из этого отеля". Я заплатил ему сотню рупий, и сразу же какое-то блюдо точно в таком виде, как его готовят в отеле, появилось передо мной. После этого я попросил доставить немного еды из Гамбурга в Германии. Я заплатил ему еще семьдесят рупий и получил то самое блюдо, которое заказывал. Оно появилось вместе со счетом. Я подумал: "Зачем мне возвращаться к своему учителю? Я останусь с этим человеком, и все мои нужды будут удовлетворены. Тогда я смогу спокойно медитировать и учиться, не имея никаких забот". "Какой тип часов ты предпочитаешь?" -- задал он мне вопрос. "У меня уже есть хорошие часы". "Я дам тебе часы еще лучше", -- сказал он и, действительно, сделал это. Осмотрев часы, я подумал: "Эти часы сделаны в Швейцарии. Он не создает все эти вещи, а просто транспортирует их из одного места в другое". Спустя две недели я вновь пришел к нему. Вежливо поклонившись, я сделал ему растирание маслом и помог приготовить пищу. Это порадовало его, и он научил меня тогда, как делать вещи, подобные тем, что он совершал. Я занимался практикой такого рода до тех пор, пока не явился один свами из нашего монастыря и со словами "Что ты делаешь?" не влепил мне пощечину. Он отвел меня к моему учителю, и тот сказал: "Ты совершил много краж". "Каких краж?" -- спросил я. "Ты просишь конфет, и они приходят к тебе из какого-нибудь магазина. Они исчезают из этого магазина, и владелец не знает, куда они пропали. После этого я обещал своему учителю, что больше никогда не буду заниматься такими вещами. Впоследствии я встретил одного человека, который работал продавцом на складе швейных машин в Дели. Я рассказал ему о Хаджи и его силах, и продавец сказал: "Если он сможет доставить сюда швейную машину Зингера со склада в Дели, то я признаю его величайшими из всех живущих на земле людей и на всю оставшуюся жизнь стану его последователем". Тогда мы оба отправились к нему и попросили его совершить чудо. Он сказал: "Я сделаю это немедленно", -- и машина действительно появилась! Но тут продавца охватило беспокойство по поводу того, что эта машина пропала со склада, и его могут обвинить в краже. Хаджи попытался отправить ее обратно, но не смог этого сделать. Тогда он пришел в отчаяние и сказал: "Я потерял свои силы". Возвращаясь в Дели продавец взял машину с собой. Тем временем на складе обнаружили пропажу машины и заявили об этом в полицию. Полиция нашла машину у продавца и арестовала его. На суде никто не поверил в рассказанную им историю, и он понес наказание. Я был свидетелем многих случаев подобного рода и не раз наносил обиду своему учителю, говоря ему: "Есть люди, обладающие большими силами, чем ты. Поэтому я последую за ними". Он отвечал: "Конечно, иди! Я хочу, чтобы ты вырос и стал великим. Не стоит следовать за мной!" Позднее я понял, что большинство феноменов такого рода являются фокусами. А в тех случаях, когда они подлинны, -- это не что иное, как черная магия. Духовность не имеет ничего общего с подобными чудесами. В третьей главе Йога Сутр разъясняются многие методы достижения сиддх*, но эти сиддхи являются камнем преткновения на пути к просветлению. Лишь один человек из миллионов действительно обладает сиддхами, но, как свидетельствует мой опыт, зачастую такие люди отличаются жадностью, эгоизмом и невежеством. Путь просветления не связан с намеренным развитием сверхъестественных сил. Чудеса, которые творили Будда, Христос и другие великие мудрецы, происходили спонтанно и преследовали добрую цель. Они не совершались из эгоистических побуждений или ради сенсации. * Сверхъестественные силы.

На пути йоги человек иногда раскрывает в себе потенциальные возможности овладения сиддхами. Йог, не имеющий желания сиддх, может воспользоваться этими возможностями, но при этом, осознавая цель своей жизни, он никогда не будет злоупотреблять такого рода силами. Воровство является преступлением как с социальной, так и с моральной точки зрения. Обман не имеет ничего общего с йогой. Сиддхи действительно существуют, но обладают ими лишь адепты.

Огнедышащий свами

Однажды я встретил свами, который мог испускать огонь изо рта. Пламя достигало в длину нескольких футов. Желая убедиться в подлинности этого феномена и удостовериться в том, что он не прячет во рту какого-нибудь секрета, наподобие фосфора, я попросил его прополоскать рот перед демонстрацией. Некоторые из моих друзей также проверяли его. Поскольку все выглядело неподдельным, я пришел к заключению, что этот человек, определенно, более продвинут, чем мой учитель. Этот свами говорил мне: "Ты понапрасну растрачиваешь свое время и энергию, оставаясь со своим учителем. Следуй за мной, и я дам тебе настоящую мудрость, я покажу тебе, как создавать огонь". Я настолько подпал под влияние этого свами, что решил оставить своего учителя. Придя к нему, я сказал: "Я нашел человека, более продвинутого, чем ты, и решил стать его учеником". "Я рад, -- ответил учитель. -- Иди, я хочу, чтобы ты был счастлив. А чем он занимается?" "Он извергает пламя изо рта. Это очень могущественный свами". "Пожалуйста, возьми меня к нему", -- попросил меня учитель. На следующее утро мы вдвоем отправились к этому свами. Он жил в двадцати трех милях от нас в горах, и нам пришлось добираться до него два дня. Когда мы прибыли, свами склонился перед моим учителем! Я был удивлен и спросил учителя: "Ты что же, знаешь его?" "Конечно, -- ответил тот. -- Он покинул наш монастырь некоторое время тому назад. Теперь я знаю, где он скрывался". Учитель спросил его: "Чем ты тут занимался?" Тот ответил: "Сэр, я научился испускать огонь изо рта". Когда мой учитель увидел пламя, вылетающее из его рта, он тихо рассмеялся и сказал мне: "Спроси у него, сколько лет ему потребовалось на то, чтобы научиться этому". Свами, который очень гордился своим достижением, похвастался: "Я трудился двадцать лет". Тогда мой учитель сказал мне: "При помощи спичек можно за секунду добыть огонь, и, если ты желаешь потратить двадцать лет на то, чтобы научиться испускать огонь изо рта, то ты просто глупец. Это отнюдь не мудрость, мой мальчик. Если ты по-настоящему жаждешь встречи с учителями, я скажу тебе, где их найти. Иди и получай опыт. Впоследствии я понял, что все подобные сиддхи -- не более чем вехи на пути. Они не имеют ничего общего с духовностью. Позже посредством личного опыта и проверки я убедился в том, что эти психические силы имеют малую ценность. Напротив, они способны создать серьезные трудности на пути. Иногда происходит раскрытие психических сил: вы начинаете предсказывать будущее другим, узнавать недоступные для обычных людей вещи. Все это отвлекает. Не позволяйте, чтобы это становилось препятствием на вашем пути. Слишком много людей, в том числе и свами, понапрасну растратили время и энергию на подобные отвлечения. Всякий, кто хочет развить сиддхи, может этого добиться и может демонстрировать определенные сверхъестественные феномены, но просветление -- дело совершенно иного рода.

Удивительный мистик

Бескорыстие -- один из характерных признаков духовного человека. Если в характере человека, претендующего на духовность, отсутствует это качество, он не тот, за кого себя выдает. Был такой известный учитель, Ним Кароли Баба, который по-дружески относился ко мне в те годы, когда я был совсем юн. Он жил в Нанитале, одном из курортных мест в Гималаях, и принадлежал к тому типу людей, что живут то здесь, то там. Когда к нему кто-нибудь приходил, он обычно говорил: "Ну вот, я повидал тебя, ты повидал меня -- я, я, я, я...", -- что означало "уходи, уходи, уходи, уходи...". Такая у него была привычка. Однажды, когда мы сидели с ним вместе и разговаривали, один из богатейших людей Индии пришел повидать его, прихватив с собой довольно толстую пачку индийских ассигнаций. "Сэр, -- обратился к Ним Кароли Бабе этот человек, -- я принес эти деньги для вас". Баба подстелил под себя банкноты, уселся на них и затем сказал: "Сидеть на них довольно неудобно, а очага, чтобы использовать их для обогрева, у меня нет. От них нет никакого проку; что я с ними буду делать?" "Сэр, это деньги!" -- воскликнул тот человек. Баба вернул ему деньги и попросил принести каких-нибудь фруктов. Богач сказал: "Но здесь нет рынка". "Тогда, как же ты смеешь утверждать, что это деньги? -- спросил Баба. -- Если на них нельзя купить фруктов, то это не деньги для меня". Затем Баба обратился к нему с вопросом: "Чего ты хочешь от меня?" "Меня мучает головная боль". "Да, но ты сам ее и создал для себя. Что же я могу для тебя сделать?" "Сэр, я пришел к вам за помощью", -- протестующе возразил богач. "Ну, хорошо, -- смягчился Баба, -- у тебя больше не будет болеть голова, но зато сам ты отныне превратишься в головную боль для других. Ты будешь столь злосчастно богатым, что превратишься в головную боль для всех, кто тебя знает". -- И, действительно, этот богач и сегодня является головной болью для всех, кто с ним связан. Человек, действительно, нуждается в определенной сумме денег, для того чтобы нормально жить в этом мире. Но справедливо и то, что обладание большим количеством денег, чем необходимо, может стать источником страдания. Большое накопление денег -- это порок, так как мы обираем других и создаем неравенство в обществе. Ним Кароли Баба любил Владыку Раму, воплощение Бога, и всегда бормотал себе под нос мантру, которую никто не понимал. Многие люди в Западной Индии обожали Бабу, и он никогда не знал от них покоя. Были такие, что путешествовали вместе с ним из одного горного селения в другое. Баба был совершенно непредсказуем в выборе маршрутов своих путешествий. Находясь в его обществе, мне довелось быть свидетелем многих удивительных и забавных случаев, в которые трудно поверить, но некоторые американцы, встречавшиеся с ним, могут их подтвердить. Эти случаи связаны с тем, что, когда кто-нибудь приходил к Бабе, он обычно говорил: "Ты разговаривал обо мне с таким-то человеком, в таком-то месте". В дополнение к этому он указывал точную дату и время суток. Затем он говорил: "Ну, вот, ты меня повидал, -- уходи, уходи, уходи", -- после чего накрывался с головой одеялом. Однажды один фармацевт выполнял заказ по доставке порошка мышьяка из Талитала в Малитал. Он был последователем Ним Кароли Бабы, и поэтому сделал остановку по дороге, чтобы повидаться с ним. Я присутствовал при их встрече. Баба оказал: "Я голоден. Что это ты принес?" "Это мышьяк, -- ответил фармацевт. -- Подождите, я сейчас принесу вам что-нибудь поесть". Однако Баба выхватил порошок у него из рук к проглотил целую пригоршню. Затем он попросил дать ему стакан воды, запить. Фармацевт думал, что Баба умрет от яда, но на следующий день тот выглядел совершенно здоровым. Баба не осознавал внешних вещей. Если его спрашивали: "Вы уже поели?" -- то он отвечал: "Да" или "Нет", -- но это могло не соответствовать действительности. Если ум находится где-то в другом месте, вы можете принимать пищу много раз в течение дня и тем не менее оставаться голодным. Я был свидетелем таких случаев, когда через пять минут после еды Баба заявлял: "Я голоден", -- так как не знал, что уже поел. "Но вы уже съели свою еду", -- говорил я в таких случаях. "Тогда все в порядке, -- отвечал он, -- я не голоден". Не скажи я ему, что он уже поел, он бы так и не остановился. Однажды мне пришло в голову посмотреть, сколько раз в течение дня он сможет поесть. В тот день он сорок раз принимал пищу в различных домах. Он ел целый день. Мы хотели узнать его силы, и он знал, что мы этого хотим. Поэтому, если кто-нибудь выставлял ему угощение, он его поедал. Всякий раз, когда его спрашивали, будет ли он есть, он отвечал утвердительно. Так он ходил и ел весь день. Наконец, я сказал: "Вы уже достаточно съели". "Неужели?" -- произнес он. "Да!" -- сказал я. Находясь в таком высоком состоянии, человек становится подобным ребенку. Он не осознает земные вещи, но постоянно осознает Истину.

Моя мать -- учитель

Однажды я отправился в Ассам повидать Матаджи*, великую женщину-йога, которой было тогда девяносто шесть лет. Она проживала вблизи знаменитого храма Шакти, называемого Камакхья. Многие стремились попасть в это место, но мало кому это удавалось, так как оно находилось в отдаленном уголке Индии. Из Калькутты я добрался до Гохати, откуда пешком отправился в Камакхью. До храма я добрался поздно вечером, постоянно обо что-то спотыкаясь в темноте. В те времена поблизости от храма стояли три или четыре небольших дома. Священник храма попросил меня остановиться на втором этаже того самого дома, в котором жила знаменитая женщина. В моей комнате было много трещин и дыр, через которые проникали мыши и змеи. Это довольно сильно пугало меня, но я был беспомощен. Я пытался затыкать дыры кусками тряпья, которые находил то здесь, то там, и ухитрился прожить в этой комнате два месяца. Мне довелось испытать переживания, которые вначале повергли меня в состояние шока и изумления, но к концу моего пребывания здесь оказались приятными. * Почтительная форма обращения к женщинам преклонного возраста.

В то время пошел уже двадцатый год с тех пор, как эта старая женщина перестала выходить из дома в дневное время. Однако она регулярно посещала храм в полночь и в три часа утра. Первые четыре ночи своего пребывания я оставался у себя в комнате, но на пятую ночь вышел наружу и пошел в храм. Стояла лунная ночь. Подойдя к воротам храма, я услыхал, что внутри кто-то читает мантры. Это была та самая старая женщина, она сидела в храме совершенно одна рядом с зажженной керосиновой лампой. Почувствовав, что я нахожусь у северного входа в храм, она закричала не допускающим возражения голосом: "Не смей входить внутрь! Ты убьешь себя! Я божественная Мать, уходи из этого места!" Я Был напуган, но в то же время заинтригован тем, что происходит внутри этого маленького храма. Я заглянул внутрь, и она бросилась ко мне. Она была совершенно нагой -- мешок костей, обтянутых блестящей кожей. Глаза ее ярко горели. "Убирайся прочь! -- выкрикнула она. -- Зачем ты высматриваешь, что я здесь делаю?" Я поклонился ей из чувства почтения, а также из страха, думая, что это ее успокоит, но она ударила меня своей палкой и выгнала вон. На следующее утро эта женщина позвала меня к себе в комнату и стала беседовать со мной. "Мне нужно ваше благословение", -- сказал я. Она помолчала несколько секунд, а затем произнесла мое прозвище, которое не было известно никому, кроме моего гурудевы. Она обняла меня и усадила к себе на колени. Я не знаю, что случилось со мной потом, но могу сказать вам, что, если существует где-нибудь седьмое небо, то я побывал там. Погладив меня по голове, она благословила меня и сказала: "Хотя ты встретишь много препятствий на своем пути, ты все их преодолеешь. А теперь ступай с моим благословением". Однако я сказал ей, что хочу остаться здесь еще на некоторое время, и она дала свое согласие. Когда я спросил, что она делала совершенно одна в храме в три часа ночи, она ответила: "Я совершаю богослужение Шакти и не хочу, чтобы в полночь и в три часа утра кто-нибудь находился возле меня".С полночи до двух часов и с трех до половины пятого этот храм никто не посещает". Каждый вечер она позволяла мне около получасу просиживать возле нее. Когда я садился перед ней, то все мое сознание поднималось точно также, как когда я сидел перед своим учителем. В глубине души я воспринимал ее, как свою мать-учителя. Мне хотелось задать ей много вопросов, но она не позволяла мне говорить. Я следовал ее указаниям и получал ответы на свои вопросы без словесного общения. В этом молчании было больше общения, чем в любой другой форме обучения. Наиболее продвинутые учителя передают свои знания в молчании. Она была очень сильной и в то же время доброй женщиной с огромной силой воли. Я обнаружил, что все сказанное ею сбывалось. Когда кто-нибудь приходил к ней за помощью, она говорила очень мало и коротко бросала: "уходи", "это случится", "благословляю тебя", "помолись Божественной Матери", -- после чего удалялась в свою комнату. Когда я услышал, что эта женщина, которую я прозвал матерью-учителем, не ложится спать, а проводит всю ночь, сидя в медитации, я решил проверить это, заглядывая через щель в ее двери. Я наблюдал за ней три дня и три ночи и пришел к выводу, что она, действительно, никогда не спит. Однажды я сказал ей: "Матушка, если вы ляжете, я сделаю вам успокаивающий массаж, который поможет вам заснуть". "Заснуть! -- рассмеялась она. -- Это не для меня. Я пребываю вне лени и инертности. Я наслаждаюсь бессонным сном, для которого не нужно ложиться в постель. Разве человек, наслаждающийся йогическим сном, нуждается в поросячьем сне?" "Поросячьем сне?" -- переспросил я. "Да. Поросята объедаются сверх всякой меры, а потом дрыхнут, храпя. Я удивляюсь, как они могут спать так долго". Она объяснила мне всю анатомию сна и спросила, известен ли мне тот механизм, с помощью которого человек переходит из состояния бодрствования в состояние сна со сновидениями, а затем в состояние глубокого сна. Узнав, что этот механизм мне неизвестен, она начала аккуратно и систематически давать мне уроки. После этого мне стала понятна "Мандукья Упанишад", в которой разъясняются три состояния ума: бодрствование, сон со сновидениями и сон без сновидений, а также четвертое состояние, турийяд -- термин, обозначающий состояние, выходящее за пределы первых трех. Мандукья считается наиболее важной и трудной из всех упанишад. Я исписал семьдесят страниц своего дневника, конспектируя то, что она мне говорила. В ее спокойной и неторопливой речи отсутствовали повторы и ошибки. Она дала мне систематизированный комментарий к этой Упанишаде, которую я интеллектуально понял, но по-настоящему так и не смог понять до тех пор, пока не начал практиковать сохранение сознания во время всех четырех состояний. По прошествии двух с половиной месяцев пришел день моего отьезда. Я был очень печален, но она сказала: "Не привязывайся к образу матери, связанному с моим физическим телом и личностью. Я -- мать Вселенной, что находится всюду. Научись поднимать свое сознание выше моего смертного "я" ". Я взглянул на нее со слезами на глазах, и она добавила: "Будь бесстрашен. Я с тобой". Я попрощался с ней и отправился в обратный путь к себе в Гималайское убежище. Мой учитель очень высоко отзывался об этой старой женщине. Она жила в этом храме с двенадцати лет и оставалась в нем, пока ей не исполнился сто один год, когда она покинула свое смертное тело.

Нестареющий йог

Практически каждое лето Дерваха Баба, который живет в восточном Уттар Прадеше, прибывает в одну церковь, находящуюся в Гималайских горах, чтобы пожить там несколько месяцев. Говорят, что ему очень много лет. Я не знаю точно, но слышал, что д-р Раджендра Прасад, первый индийский президент, брался лично засвидетельствовать тот факт, что возраст Дерваха Бабы превышает полтораста лет. По его словам в детстве отец брал его с собой к этому человеку, который уже тогда был очень стар. Это заявление д-р Прасад сделал в возрасте семидесяти лет. Оно возбудило мое любопытство, и я взял себе за правило встречаться с Дервахой Бабой, когда он по пути в горную церковь делал остановку в Ришикеше. Мы часто беседовали там. Он жил во временной хижине из сосновых досок, которая сооружалась дня него всюду, куда бы он ни направлялся. Иногда он также жил в бревенчатых домах. На вид ему было лет семьдесят, и выглядел он абсолютно здоровым. Несмотря на то, что он очень строг и не позволяет никому из учеников прикасаться в себе, порой он пускается в рассуждения о божественной любви. Девраха Баба очень знаменит в Северной Индии. Огромные толпы людей собираются в надежде удостоиться его даршана*. У него огромное число последователей; его часто посещают служащие полиции и другие государственные чиновники, желая получить благословение. Во время Кумбха Мела** в 1974 году его посетили несколько моих американских учеников. * Взгляд. ** Грандиозная ярмарка, проводимая в Индии каждые двенадцать лет.

Я пытался раскрыть, в чем секрет его долголетия, и обнаружил, что он регулярно практикует определенные аспекты йоги, ест лишь фрукты и овощи. Существует много специфичных практик йоги. Йоги выбирают себе среди них те, которые для них подходят. Во время одной из моих бесед с ним Баба сказал: "Счастье -- величайшее из всех богатств. Пунктуальность имеет принципиально важное значение. Практика продвинутых методов дыхания в равной степени важна. Техника не старения -- это техника пранаямы*. * Контролирование дыхания

 

 

IV ВОСПИТАНИЕ СМИРЕНИЯ

Культивирование такого внутреннего качества, как смирение, является одним из шагов на пути к просветлению. Становясь смиренными, мы многое приобретаем и ничего не теряем. Молитва и созерцание укрепляют в нас волю к развитию этого внутреннего качества.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 396; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.018 с.) Главная | Обратная связь