Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Беседа 17 июня 1984 года в монастыре Витовница. Аудиозапись. (Прим. изд.)




 

Бог есть Свет

Батюшка, могли бы Вы что‑нибудь рассказать нам о преподобном Симеоне Новом Богослове?

Господь так сильно хотел сделать нам, людям, добро, что ради этого сошел на землю и воплотился. Одной нашей доброй воли достаточно, чтобы Он возвел нас на Небесные высоты. А там, где есть добрая воля, нет никаких преград.

Бог есть Свет, Свет безграничный, непостижимый. Все в Нем Свет, в единстве Божественной природы и в Личностях, Отец есть Свет, Сын есть Свет, Дух Святой — Свет, три Лида - один Свет, простой, вневременный, совечный, равночестный и равнославный. Все, что от Бога, все — Свет, Любовь, Мир и Истина, Царство Небесное, рай, умиление, райская земля кротких. Господь Иисус Христос Спаситель и Царь всего и вся есть Свет.

Вот что говорит об этом Симеон Новый Богослов: «…Дух Святой зрится как Умный Свет и приходит с тихостью, принося радование, которое есть отсвет Первого Вечного Света и отблеск неперестающего блаженства. Для нашего спасения необходим Умный Свет Божество без Него нельзя вести Богоугодную жизнь. Благодатное просвещение сокровенно приходит к нам свыше, от Христа, действием Святого Духа. Мы не видим, как и когда оно приходит, и скрывается от впадающих в гордость. Бог невидим и просвещает невидимо. Просвещение подается от действий Его, как и Бог невидимый познается от дел Его. Господь каждому верному по его силе дает дар Святого Духа, который бы во всякое время и во всяком деле пребывал с ним…»

Как только воссияет в духе благодатный Свет, всякая телесная немощь получает исцеление, в уме исчезает всякий нечистый помысел. Тогда душа, как отражение в прозрачной воде, видит все, даже малейшие прегрешения. Ум, соединившись с Богом верой, познавший Его деланием добродетелей и сподобившийся зреть Его созерцанием, весь освещается и становится как свет, хотя не может описать словом видимое. Став светом, сознает Его внутри души, изумляется и не находит ни слов, ни мыслей, чтобы сказать и подумать о том видимом Свете. Кто не пожелает из нас узреть эти Божий чудеса, и кто не возлюбит Дарующего без цены такие преславные дары?

Сейчас посмотрим на русском, что он говорит дальше… Святой Симеон страдал и чувствовал, что Бог оставил его, но когда он вошел в церковь Пресвятой Богородицы, он вдруг узрел в своей душе неизреченный свет. Сердце расширилось! А он не уразумел. И Господь ему говорит: «Научись всегда видеть Меня так, как видишь солнце в прозрачной воде; и если не станешь стараться ради этого и трудиться, все тебе напрасно. И хуже того, в осуждение тебе будет, ибо если некто, пребывая в обществе царя земного, отпадет от любви, то останется жить на земле. А тот, кто отпадет от Моей любви, лишится всякого блага, и враги Мои сразу же пленят его. И за его прежнюю любовь ко Мне они так жестоко поступят с ним, что невозможно высказать. Поэтому потрудись, чтобы всегда зреть Меня».

И поэтому он непрестанно упражнялся в Иисусовой молитве.

Душа должна сознательно отвергать зло

В свое время и я думал, что святые отцы, обретя бесплатную благодать, хранили ее всю жизнь. Каждой ревностной душе Господь дарует бесплатную благодать, но ждет от этой души, что она сознательно и полностью отвергнет зло и обратится к добру, к Господу. Мы должны побеждать зло миром и сердечной тишиной, мирными и тихими мыслями. Иначе с нами так и будут приключаться беды и горести. Если мы сами не смиримся, Господь не перестанет нас смирять. Одна и та же беда, которая приносит нам много страданий и боли, будет повторяться постоянно, пока мы не научимся побеждать ее миром, тишиной и смирением и не придавать ей значения. Поэтому тот, кто стремится к Богу, проходит через многие испытания. Случается, что и самые близкие нам люди презирают, отвергают нас, и мы должны мирно, с пониманием принять это и не осуждать никого. Потому что мы все ведем борьбу, все наши родные, близкие и дальние, все в борьбе! Давайте представим, что мы на их месте могли бы поступить намного хуже, и смиримся.

Если тебя посещают скорби, значит, Господь тебя любит

По тяжким испытаниям и скорбям, которые нам посылает Господь, мы узнаем, что Он нас любит. Святые отцы говорили, что если не возмущается твой внутренний мир, значит, ты выбрал неверный путь. Значит, ты что‑то делаешь по воле врага, и он тебя не трогает, потому что ты в его власти. У тебя все хорошо, нет особых искушений, значит, он тебя держит, а ты не замечаешь, что ты в его власти.

Вот так и спиритисты попали во власть демона и не понимают этого. Он совсем не дает им опомниться. Они никого не хотят слушать, не хотят оставить это зло, потому что полностью оказались во власти духов злобы.

Враг часто искушает благочестивых справа и пленяет их

Враг часто бьет не слева, по–вражески, а приступает к верующим справа, потому что знает, что удар слева будет отражен, и он прибегает к хитрости. Он является в виде ангелов, святых, Самого Господа и «открывает» разные тайны и события. Это всего лишь вражьи трюки. Знаете, люди нередко пользуются трюками, прибегают к духовным трюкам и бесы.

А как люди могут понять, что это зло?

С большим трудом. Настрадаются, пока поймут. На них должна действовать сугубая благодать Божия, и нужно усердно молиться за них. Но и это трудно, потому что, когда мы молимся за того, кто взят бесами, тогда и мы должны нести это бремя, потому что тогда бесы кидаются и на нас, ибо мы просим и хотим, чтобы Господь избавил их пленника из рабства.

Заслужил ли это человек своими прежними поступками?

У каждого человека есть свобода выбора. Каждому дано рассуждение о том, что хорошо, а что плохо, но поскольку мы несовершенны, Господь действует через Свою святую Церковь.

Есть и недостойные священники, но они не смеют проповедовать ничего, что бы расходилось с учением Церкви, которой руководит Дух Святой!

Оккультисты не хотят слышать того, что им говорит Церковь, они слушают то, что им говорят на сеансах. Они страстно заняты своим делом, а бесы прельщают их мыслями об их добрых (внешне) делах. Мы все призваны делать добро, но мы не делами спасаемся, ибо если бы спасались ими, то Богу не надо было бы приходить, чтобы нас спасти. Только милостью Божией мы спасаемся, благодать Божия нас спасает. Мы получаем награду за дела добродетели, но спасение от Бога.

Отец игумен, значит ли это то, что когда сердце человека спокойно, его духовное состояние не в порядке?

Когда человек находится во власти демона, в его сердце долго может царить ложный мир, демон не трогает его, и у него нет искушений. У нас мир и тишина сменяются битвой. Это попущение Божие, чтобы мы стали настоящими воинами Христовыми и знали, как победить зло. Нам нужно время, чтобы искоренить в себе плохие качества, которые с детства укрепились в нас и часто дают о себе знать; мы должны приобрести духовный опыт, чтобы освободиться от них. Нам нужна помощь опытных людей, которые сами прошли эти ступени духовного роста, чтобы они нам объяснили, как мы можем победить в себе плохое, как нам сохранить (или вернуть) душевный мир.

Святой Исаак Сирин нам говорит: «Всеми силами храни душевный мир. Не отдавай его ни за что на свете! Примирись с самим собой. И помирятся с тобой и земля и Небо!»

Какие мысли тогда приходят в сердце?

Тогда в сердце человека наступает тишина. Нет мыслей… Наша жизнь зависит от наших мыслей — если они полны мира и добра, то и наша жизнь такова, если мысли разрушительны, не будет нам ни мира, ни покоя. Стоит кому‑то сказать нам слово поперек, мы взрываемся. По этому мы можем определить, в каком мы состоянии. Видите, как мы слабы, как небрежно храним мир. Нам надо учиться хранить мир в сердце.

Что необходимо для обретения и сохранения мира?

Во всем необходимо внимание, внимание и рассуждение. Господь сказал Иисусу Нави- ну, чтобы он поступал благоразумно во всех предприятиях своих.

Прежде чем что‑то сказать, давайте рассудим, принесут ли наши слова пользу или вызовут обиду; если так, то лучше промолчать. Все надо делать с рассуждением. Когда есть рассуждение, есть и внимание. Внимание необходимо при молитве, оно должно предварять молитву, чтобы мы понимали, о чем мы молимся, что просим.

Как достигается внимание; предваряется ли молитва безмолвием перед Господом? Как нужно безмолвствовать пред Господом?

Святые отцы говорят: «Молитва требует трезвения, удаления от людей, всякого без- попечения и безмятежности…»

Мы молимся рассеянно, мы не предаемся воле Божией, нам все кажется, что мы должны обо всем думать, а у Бога много других забот с целым миром, со вселенной. Следовательно, мы маловерны, нет в нас доверия к Богу, все спрашиваем, вспомнит Он о нас или нет?

А Господь обо всем думает, мы только должны Ему внимать: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа». Это значит, что каждое событие, даже самое незначительное, которое происходит с нами или рядом с нами, указывает на промысел Божий или попущение Его. Ничего в космосе не происходит без действия промысла и попущения Божия. Все, что прекрасно и возвышенно — промысел Божий; все, что хаотично, Господь ведает, почему это так, ибо Он попустил, чтобы так было.

Если мы будем жить с такой верой всюду, всегда в присутствии Божием, то всякое наше дело будем делать от всего сердца. Не человеку работаем, а Богу! Каждое дело — от Господа. Тогда мы будем жертвовать собой ради дела. А пока в нас нет самопожертвования, мы неспособны для Царства Небесного.

Мы во всем хладнокровны, в любом деле, не отдаемся без остатка. А Господь постоянно отдает Себя Самого без остатка и хочет от нас того же, но наша сдержанность отделяет нас от Бога и Царства Его. Поэтому мы здесь должны научиться Небесной жизни, быть послушными и полностью преданными воле Божией; что бы с нами ни происходило, принимать все как из руки Божией, не сомневаясь. А обстоятельства? Он знает, что мы можем вынести, а что нет. Он знает, какие искушения нам по силам, что мы можем победить мирно, так что если позже подобное повторится, то уже не коснется нашего сердца, потому что душа не будет в этом участвовать.

События идут своим чередом, а мы вмешиваемся в них, разрушаем свой душевный мир, вмешиваемся туда, куда не надо. События, которые попустил Господь, идут своим ходом, и, если мы стяжали сердечный мир, они пройдут мимо нас и не повредят нам, а если мы включаемся в них, то страдаем.

Святому Симеону Бог явился как Личность, а является ли Он так сейчас?

Святой Симеон Новый Богослов и те времена описывал, как времена, оскудевшие чудесами и явлениями Божиими. Некоторые восставали против святого Симеона. А он описал действительные события своей жизни.

Видите, и он писал, что, хотя он и получил утешение, но потом снова пришла горечь и равнодушие ко всему, даже к спасению. Он думал: «Господь забыл, и оставил меня, отвернулся от меня. Что я сделал такое, что Он меня отверг?» Печаль святого была смиренной, а Господь дал ему испытать, истинно ли он взыскует Его, хочет ли неразлучно быть с Ним.

Так Господь попускает нам «заплыть на глубину», а когда мы видим, что не можем плыть сами, взываем: «Спаси, Господи!»; но нет, мы должны и сами помахать руками туда- сюда. Но когда наступает критический момент, тогда Господь приходит и спасает, как апостола Петра.

И это происходит тогда, когда человек признает свою немощь, неспособность бороться, когда почувствует себя отвергнутым?

Да, потому что душа смиряется. Святого Симеона Нового Богослова и других святых отцов спрашивали: «Как человек может чувствовать, что он самый грешный на земле?» А он (Симеон) искренне отвечал: «Я так чувствую». На самом деле это благодать Божия хранит душу в смирении. И правда, человек чувствует, что он ниже всех, ниже всякого творения.

Благодать Божия хранит душу в смирении

Чувство своего ничтожества свидетельствует о том, что благодать Божия хранит душу в смирении. А будь иначе мы, немощные, сразу бы вообразили, что мы — «нечто»; а что у нас есть своего? Ничего нет. Мы — оружие в руках Божиих и должны быть полностью Ему преданы. А Он будет руководить нами по святой Своей воле.

Послушание нужно исполнять

Вот видите, и мне тяжело далось мое послушание.

В 1943 году, когда я второй раз был арестован немцами, мне было открыто, чтобы я не боялся смерти, а я уж думал, что не выйду живым из фашистских застенков. Первый раз меня обвинили, что я еду в Банат создавать коммунистические ячейки, и тогда немцы взяли меня на заметку, а когда меня схватили второй раз, я духовно пал, думал, все, жизни конец, все кончено. Но мне явился ангел и сказал: «Не бойся, многих тебе еще придется утешать и ободрять!» Так и сказал. Ноя тогда это не понял. Только спустя какое‑то время понял, когда отец Арсений мне писал, чтобы я без колебаний отправлялся на Афон, потому что «владыка благословит». Но владыка не благословил, и, когда я первый раз оказался на Святой Горе в 1959—1960 гг., мне пришлось вернуться, потому что это было не по воле владыки. И когда я размышлял, почему мне не открывается путь, то вспомнил то событие в тюрьме, в 1943 году. Послушание нужно исполнять. Но, опять же скажу, очень мне было тяжело. И если бы Господь не снял с меня это бремя, я бы сам не смог, не смог бы выбросить из головы свои тяжкие размышления. Итак, видите, надо нести послушание, пока Господь дает здоровье и жизнь. Но, слава Богу, что Он освободил меня от этого гнета.

Как человеку уберечься от славолюбия?

Благодатное действие, которое даруется вначале, продолжается до тех пор, пока внутреннее внимание человека обращено к Богу. Человек старается, трудится, все ради Господа делает и всюду Его видит, в каждом творении. И пока внимание человека устремлено на Бога и Царство Небесное, он видит мир Божиим и не превозносится.

Как только наше внимание отвлекается от Бога, мы теряем душевный мир

Понимаете, в каждом человеке таинственно живет Господь, независимо от того, почитает ли Его человек или нет. Но Он здесь, в центре жизни. Он движет жизнью.

Пока внимание человека сосредоточено в сердце, до тех пор сохраняется внутренний мир и Божественная радость, которые даются новоначальным бесплатно. А позже, как только наше внимание рассеивается и обращается к каким‑либо земным предметам, к мертвым вещам или живому существу, мы сразу же теряем душевный мир, потому что не может человек служить Богу и мамоне. Тот предмет, которому мы посвятили свое внимание, входит в наше сердце и занимает Божий Престол, занимает сердце. Это может быть слава, честь, богатство или красота… И если что‑то земное восходит на трон, то поселяется и живет в нас. В зависимости от того, к чему обращено наше внимание. Поэтому, от того, к чему обращено наше внимание, мы зависим, оно владеет нами.

Сколько людей спасется?

Ну, это только Господу ведомо. Господь всем желает спасения, каждого зовет. Но много званых, мало избранных. Будем молиться о том, чтобы нам оказаться в рядах Его избранных, чтобы Он нас не оставил, потому что мы слабы. Мы не ангелы, ангелы не пристрастны к тварному. А мы как увидим что‑то привлекательное, то, что нам по вкусу, сразу хотим это получить; но стоит получить, быстро пресыщаемся и спешим за следующим предметом. Нам уже хочется другого, наши чувства ненасытны. И если мы таковы, тогда что мы ожидаем от ближних? Значит, надо твердо стоять в том, что неизменно и непоколебимо. Мы ищем опоры здесь, на земле, но любая наша опора ненадежна и недолговечна, нет у нас постоянной прочной опоры, единственная опора — Господь. Он неизменен и всегда один и тот же вовеки веков, и уповающий на Него не постыдится.

Почему мы так упорно ищем земной опоры, если знаем, что она непостоянна?

По нашей слабости. Мы дети. Но мы дети Отца Небесного и должны искать опоры в Родителе. Но физически мы рождены от земных родителей и ищем опоры в плотских родителях. Но и они не свободны от печалей, и на них наваливаются беды и трудности, мы зовем их, но им не до нас, они говорят: «Ты уже взрослый, у тебя своя голова на плечах, решай сам». А Отец Небесный никогда нас не сторонится, Он всегда нас видит, постоянно ведет нас, если наше сердце открыто для Него. А мы ждем опоры в этом мире. Трудно ее найти, очень трудно найти в жизни единомышленника. Святые отцы говорят, что если ты нашел единомышленника — нашел спасение, а это большая редкость.

Только дважды в жизни я встретил людей, которые жили в браке душа в душу.

Я рассказывал вам об И., недавно он умер. Удивительно, как Господь объединил его и его супругу — они жили в браке больше пятидесяти лет, а он говорил: «Я и моя Мира ни разу плохого слова друг другу не сказали; что хочу я, и Мира хочет, что хочет Мира, и я хочу». А он был милиционером, сталкивался с разными людьми, с преступниками. Приходит домой в плохом настроении, тяжело на душе, а Мира встречает его всегда тепло, с любовью. И он приходил в себя, в их доме был рай.

Когда мы кого‑то любим, мы часто думаем о том человеке. Понимаете? Чем больше мы кого‑то любим, тем больше внимания мы ему посвящаем. Будем думать и о Господе постоянно, зная, что все в Его власти, только Он может все. Тогда зачем и к кому еще обращаться? Кто сильнее Его? И Он здесь, рядом, в сердце, в центре жизни.

А когда мы обращаемся к Богу, тогда наше сердце начинает разгораться. Наше сердце разгорается настолько, и пламя в нем тем сильнее, насколько больше сосредоточение наших мысленных сил в Боге. И потом увидите, как постепенно начинают меняться обстоятельства, все вокруг нас начинает меняться, потому что мы начинаем излучать любовь и покой. Меняются мысли и тех, кто нас окружает! Если кто‑то восставал на нас, то мы отвечали ему тем же, а сейчас прекратили войну. Хотим мира. И другой стороне не с кем воевать. Одна из воюющих сторон должна уступить, а это мы! Господь заповедал нам любить врагов и молиться за них. Вот, видите.

«Нет большего греха, чем молитва без страха Божьего», а что такое страх Божий? Мне трудно это понять; если мы говорим, что Бог есть Любовь, то чего тогда мне бояться?

Страх Божий — это не тот животный страх мира сего. Мы постоянно боимся животным страхом, а нам надо его в себе победить, это адское свойство. Нас постоянно преследует страх, вся жизнь в страхе — боимся завтрашнего дня, боимся будущего, не зная, что с нами будет дальше. Это животный страх. Страх Божий в том, чтобы, всем сердцем любя Его, бояться оскорбить или опечалить Его своими делами, словами или мыслями. Следовательно, желание делать все по воле Его, Ему на радость. Вот в чем заключается страх Божий — ничем не огорчать своего Родителя. А наш ум везде хочет успеть, всюду сует свой нос, где надо и где не надо, а потом обвиняем других. Сами виноваты — расслабились, думали о вещах, в которые нам не следует вмешиваться.

Или, например, когда мы среди людей, в коллективе, и там ссорятся, препираются — особенно на собраниях. Святые отцы говорили, что на собраниях лучше хранить молчание; пусть другие предлагают, ты слушай и молчи. А если должен что‑то сказать, то скажи так, чтобы никого не обидеть, не задеть достоинство. Но лучше не впутываться — делай свое дело и храни свой мир.

Со мной был такой случай: хотел отстоять правду, но неправда победила меня. Апостол Павел научил нас лучше терпеть неправду, так как для терпящих неправду суд Божий является благодеянием.

Хорошо терпеть, неправду по отношению к себе, а не по отношению к другому?

Нам это больно, мы можем отстаивать правду, но будет ли она принята? Господь, попустивший неправду, знает, для чего ее попустил. А словами мы не сможем ее остановить, словами мы можем лишь задеть чье‑то достоинство, наши слова могут стать причиной того, что с тем, кого мы хотим защитить, обойдутся еще более сурово. Мы защищаем, а на самом деле только осложняем положение. Если тем человеком управляют духи злобы и зло кипит в нем, разве мы повлияем на него словами? Нет, наоборот. Скажем что‑то в защиту того, кто терпит неправду, и только навредим ему. Единственный способ защиты — воззвать всем сердцем Тому, Кто дарует правду, чтобы Он все устроил.

Я прошу Вас рассказать о духовной жизни. Вы сказали, что нас не должны занимать мысли о мирских вещах, но можем ли мы как‑то думать о будущем?

Мы не знаем, что с нами будет и через две–три минуты. Будущее не в нашей власти, следовательно, мы должны быть свободны от этих мыслей. Все нужно предать в руки Божий, Он — единственный, Кто планирует, единственный, Кто знает, что будет с этим миром, а нам надо освободиться от натиска этих мыслей — что будет, как будет?

Люди ищут мира и свободы, но они, бедные, и не знают, что такое свобода, они думают, что свобода — это когда можно все. Но это «все» не свобода, а плен. Мы всегда в плену. Если у нас есть все на свете, то мы в плену у своего богатства, и нет нам ни мира, ни покоя. Можем ехать, куда хотим, делать, что хотим, но это опять не свобода. Свобода — это Божия свобода от тирании мысли; только тогда мы обретаем мир, только тогда человек живет в молитве, работает по совести, трудится, всякому делу предается сердцем. Ни с кем не воюет — мысленно не воюет, — со всеми живет в мире, не принимает обиды близко к сердцу. Его спрашивают: «Как ты приобрел мир, тебя как будто не волнует эта жизнь? Мы нервничаем, страдаем, а тебе ничего — не обижаешься, не переживаешь? Как ты добился этого? Разве это возможно? У нас нет таких сил!»

А это Господь хранит нас.

Могу ли я жить без мыслей?

Для духовной жизни нужно бдительное сердце; а сердце бдительно, только когда человек трудится от сердца — тогда оно горит, всегда горит, и человек всякое дело делает всем сердцем, ради Господа.

А когда нахлынут волны мыслей, захлестывают думы о разных заботах и проблемах, обратимся к Богу немедля и сделаем, так как велит Господь. И пребудем в молчании, поскольку мы не можем сразу совладать с помыслами, надо помолчать. Господь знает Свой план о нас, что мы можем, а что нам не по силам. Смиримся в молчании, успокоимся и дадим дело нашему уму, потому что он привык скитаться. Дадим ему дело — пусть молится. Пусть молится с участием сердца и постепенно привыкнет к молитве, и молитва станет привычной, как всякое дело; приучим его к молитве, и потом — руки делают, работа идет, а ум молится. Молится внутри, без слов; а когда Господь увидит наш труд, что мы ищем Его и хотим быть с Ним вовеки неразлучно, тогда Он дарует нам благодатную силу, и сердце непрестанно молится.

Когда я молюсь, нужно ли молиться своему представлению о Боге? Я не могу представить Бога как Личность.

На молитве нельзя ничего представлять, не должно быть никаких образов и представлений.

Я не представляю конкретного образа, скорее, некое неясное ощущение, а когда пытаюсь представить образ, сразу все исчезает.

Мы знаем, что Господь воплотился в Человека, и мы Его знаем как Человека, Спасителя. Видите, как Он приблизился к нам? Он близок нам не только по духу, но и по плоти, мы Его родные. Мы — Его. И если мы Его, то и мы должны приблизиться к Нему сердцем.

Когда молишься, будь внимателен к словам, которые произносишь, здесь должно быть твое внимание, потому что ум способен ко всяческим мечтаниям. В мыслях мы можем представить любой образ, и тогда нам как будто является нечто, мы полностью убеждены, что это нам является. Нет, так нельзя! Дело в том, что мы рассеянны и разбиты. Святые отцы учат, что во время молитвы нельзя размышлять о предметах, то есть пытаться их представить, ни о смерти, ни о Суде, ни о рае, ни и об аде… Нужно быть очень внимательным к словам, к тому, о чем просим, о чем молимся. Здесь должно быть внимание!

Господь является нам лишь в исключительных обстоятельствах. Мы слабы и не сможем распознать духовные видения, кто нам явился — ангел или падший дух, мы горячие головы, и вот, пропала душа! Святые отцы молились о том, чтобы не иметь никаких видений, чтобы им ничего не представлялось.

Значит, поскольку ум любит блуждать, займи его вниманием к тому, о чем молишься, что просишь в молитве.

На молитве человек должен чувствовать, что он один на один с Богом, что больше никого нет на свете, только он и Бог, и тогда он обращается к Нему. Понимаете? Не следует думать о себе, потому что если мы подумаем о себе, о своих потребностях, сами себе помешаем. Нам мешают не другие, мы сами себе мешаем. Мы сами себе — наибольшее препятствие. Думаем о зле, которое вокруг нас и кружит повсюду; но если бы зла не было в нас самих, оно бы нас не задевало. Зло — в нашей душе, и мы виноваты, что приняли его и не сохранили, разрушили мир. Кто‑то там нам угрожает, наговаривает — пусть, у него свободная воля. Пусть делает, что хочет, а у нас свое дело — хранить свой душевный мир.

Я хотел Вас спросить, имел ли Ваш духовник отец Амвросий Иисусову молитву?

Да, он постоянно молился и имел память смертную. В разговоре, что бы он ни сказал, он вызывал в сердцах любовь. Знаете, он нес великое утешение, он свидетельствовал, КАК человек должен вести духовную борьбу, КАК молиться, КАК трудиться, чтобы стать истинным чадом Божиим.

Расскажите нам о целомудренной жизни в браке и о власти мужа над женой. Что об этом говорят святые отцы?

Не только монахи призваны к воздержанию. Монахи дают обеты, три обета: послушание, безбрачие и нестяжание.

Но воздерживаться должны все, не только монахи. Брак установлен не ради удовлетворения страстей. После грехопадения все повредилось. Смотрите, в природе все имеет свой ход и порядок, а у человека нет этого. Все у нас искривилось, исказилось, а все оттого, что мы непослушны, что попрали заповедь Отца Небесного. Нужно вернуть человека в первозданное состояние, а для этого необходимо воздержание. Не оправдаются муж и жена, если они шли только на поводу страстей, и ответят пред Богом за невоздержание. Но святой апостол учит, что воздержание не должно быть слишком долгим, и по договору, чтобы враг не искушал супругов. Когда нужно воздерживаться от брачного ложа? Известно: во время постов и по великим праздникам.

А послушание жены мужу установлено после грехопадения. Когда Ева преступила заповедь и Адам послушался ее, Господь сказал ей, что отныне ее воля будет в подчинении воле мужа. Господь подчинил волю женщины власти мужа — неважно, каков он, хорош или плох. Для наших матерей слово мужа должно быть свято, а это очень трудно, они не могут с этим согласиться, нарушают заповедь и, нарушая ее, причиняют зло и себе, и мужу, и детям. По этой причине нет мира в семье, из‑за непослушных жен.

Я уже говорил об одном еврее. Я был очень удивлен, знаете. Во время фашистской оккупации в 1943 году приехала одна верующая из Белграда, привезла какие‑то вещи, зимнее пальто и еще что‑то и говорит, что у одной ее подруги есть тяжелобольная дочь, девочка девяти лет, парализованная, умственно отсталая. Мать хотела бы причастить ребенка и просит меня усердно молиться об исцелении ее дочери. Я согласился. Молился, усердно молился, и на меня напал дух блуда! О, люди, не могу больше молиться! Побежал к духовнику, говорю ему: «Как только перестану молиться, приходит мир, а молюсь — теряю мир!»

А Вы дали обещание молиться?

Да, и принял от нее пожертвование. И должен был трудиться. И когда я пришел к духовнику, он говорит мне: «Молись! Молись!» А потом я увидел, что и у преподобного Серафима Саровского были подобные искушения. Так вот, как только оставлю молитву за нее — мир, а начну — опять то же самое.

Когда она пришла в следующий раз, я ее спросил: «Она твоя подруга, вы откровенны друг с другом, можешь что‑нибудь о ней рассказать? У меня большие искушения, когда я молюсь за нее». Она рассказала, что та женщина оставила мужа и муж в сердцах предрек ей болезнь ребенка. Тогда я понял, какова власть мужа над женой. Также как и родителей над ребенком и духовных родителей — епископа в епархии и священника в приходе.

Что можно сказать о том, что сегодняшнее общество тяготеет к эмансипации женщин, в том смысле, что женщина все более отделяется от мужа?

Общество считает, что современная женщина находится в подчинении. Это не так; если бы наши матери не нарушали заповедь послушания, знаете, все было бы по–другому, и в семье, и даже в государстве. Потому что нарушение заповеди влечет за собой очень серьезные последствия. Тяжелые последствия!

И когда мы не слушаемся родителей и огорчаем их, последствия нашего непослушания мы ощущаем всю жизнь.

А когда, скажем, речь идет о решении принять монашество? И если родители бы расстроились и не смогли понять сына, насколько тяжелы были бы последствия родительского неблагословения в нашей жизни?

Эти последствия будут сказываться всю жизнь.

Видите ли, если наши родители безбожники и явные враги Христа, то благодать Божия не покрывает их; а поскольку наши родители не враги Богу, тогда наше непослушание будет иметь последствия. Какими бы желаниями мы не руководствовались, но если нет благословения родителей, все идет не так, как следует.

Хорошо слушаться родителей, но как быть с родителями, которые совершают грех детоубийства? Нужно ли слушаться родителей, которые убивают своих детей?

Родитель есть родитель, он для детей святыня, каким бы грешником он ни был. Если сын расстроит его и отец скажет: «Сынок, знай, тебе это в жизни вернется!» — и так будет. Потому что родителям дана власть от Бога, и она не отнимается. А в день Страшного Суда все мы дадим ответ, и родители дадут ответ, за все ответят, но на земле они властны над своими детьми. То, что они скажут, — аминь! Решено!

 

О СМИРЕНИИ

 

 

Беседа с двумя белградскими студентами летом 1991 года. Аудиозапись. (Прим. изд.)

 

Святые отцы говорят, что вершина христианской жизни не в совершении чудес, исцелении больных или воскрешении мертвых, а в полном смирении.

Человек — венец Божественного творения

Люди думают о себе, что они — «нечто», но человек сам по себе— ничто. Владыка Николай[16]говорит: «Что есть человек? Мешок смрадного мяса и больше ничего». Ничего. Горячая голова, он и не догадывается, что он «рупор», оружие в руках падших духов.

Господь делает с нами, что хочет, но Он дал нам поле деятельности, где мы должны думать и выбирать, чего мы хотим — добра или зла? Некоторые ангелы пали еще до сотворения человека, намного раньше сотворения, не все ангелы сохранили свое достоинство.

Человек создан в конце творения, он создан последним, создан быть господином материального мира, чтобы все было ему подвластно.

Материальный мир — космос — не был прежде в таком состоянии, он позже стал грубым и тленным, но, несмотря на это, мир обладает своей красотой.

Наши прародители были бессмертными, независимыми от пространства и времени так, как мы зависимы от них. После грехопадения все расстроилось. Господь, Который весь — Любовь, знал, что разумные существа не смогут сохранить своего первозданного состояния, и дал время от Сотворения до Страшного Суда, дал им время, чтобы опомнились, вернулись в объятия к своему Родителю, соединились с Абсолютным Добром, Абсолютной Любовью.

Но вот, людям зло полюбилось больше добра. Падшая природа! Им легче думать о зле, чем о добре, но нет человеку от злых помыслов ни мира, ни покоя. Как велико наше падение! Удивительно! Страшно! Мы не можем опомниться, не можем ничего для себя сделать, мы даже не отдаем себе отчета, насколько нас терроризируют умные силы[17]. Нам кажется, что это наши мысли. Нас мучит зависть, злоба, ненависть. Это тирания из тираний! Душа не хочет этого, а освободиться не может. От малых ногтей она к этому привыкла. Зло пускает глубокие корни в душе, и необходимо их выдернуть из нее. Необходимо превратиться в любовь, быть мирным и спокойным, но нелегко это; видите, как страшно падение человека!

Человек не может без помощи Божией

Человек не может без помощи Божией. Самонадеянный человек думает, что он что‑то знает, а на самом деле, все вокруг — тайна Божия. Повсюду мы окружены тайнами, мы сами для себя — великая тайна. Мы не знаем себя, откуда мы пришли, куда идем. Что это за существо, которое мыслит, движется и говорит о том, что знает, создает что‑то, а как знает, как создает, не знает? Что за тайна живет в нем? Как его внутренние органы так совершенно работают без его воли? А он своими помыслами только все разрушает.

Являются ли болезни причиной греха?

Причина болезней в мысленном падении. Болезнь — от мысли. Обычно всем нам приходят и хорошие, и плохие мысли. Каковы мысли, такова и жизнь. Дух питается мыслями, как тело телесной пищей.

Существуют наши собственные мысли и мысли, которые внушаются нам извне?

Помыслы нам внушаются со всех сторон. Мы живем как бы среди мысленных радиоволн. Если бы мы могли их физически видеть, мы бы поняли, какая это опасная сеть. Каждый из нас носит в себе «радиоприемник», но человек — «приемник» намного точнее любой радиостанции и телевизора, только его функции (умственные) повреждены. Как совершенен человек, как возвышен! Но не умеет этого ценить, не умеет подключиться к Источнику жизни, чтобы чувствовать радость жизни, а враг постоянно внушает ему разные помыслы. Преподобному Антонию Господь дал видеть мысленные сети, которые нас окружают, и, увидев их, святой вздохнул: «Господи, кто может спастись от этого?» И услышал голос: «Только смиренные и кроткие». Эти сети не достигают их, смиренные и кроткие причастны только миру и тишине…

Как влияет на нас современная загрязненная окружающая среда?

Вот, сейчас говорят, что наша Сербия особенно страдает, очень страдает. Говорят, что в ней радиационное загрязнение наиболее сильно, в Сербии самая сильная радиация.

Мы не больны, но нет в нас бодрости. Все нам не так. Люди здоровы, но что‑то с ними не так, а что — не понимают. Пьют лекарства, а им еще хуже. И пока у нас есть еще немного чистого воздуха, необходимо этим пользоваться. Но и воздух уже значительно загрязнен, все вокруг загрязнено.

Особенно это важно для нас, когда мы занимаемся умственным трудом. Тогда нам необходимо глубокое дыхание, потому что на умственный труд мозг тратит огромное количество кислорода. Когда мозгу не хватает кислорода, мы не можем вникнуть в работу, что‑то не получается, а мы не понимаем что. Нет кислорода — недостаточно питания для мозга.

Чем нам питаться?

Вот видите, сейчас мы и пишу едим отравленную, все отравлено. На рынке нельзя купить здоровой пищи. Выглядит красиво, а покупать нельзя. В конце прошлого века один старец сказал: «Придет время, когда люди будут производить много сельскохозяйственных продуктов, но не смогут их есть ». Вот и наступило это время. Пища отравлена, пища телесная и духовная. Отравлены дети, отравлены старики. Люди думают жить здесь вечно, а вот ведь, коротка жизнь!

Люди, что есть жизнь? Ничто. Она так коротка, что и представить трудно. В юности человек этого не замечает.

Я часто думаю: как мы убоги на земле, если не можем прожить и четырех миллиардов секунд, а они составляют жизнь длиной 120 лет. Сто лет — три миллиарда секунд. Что такое сто лет? Ничего… Миг… Краткий миг… Мы живем в вечности.

Мы измеряем время благодаря вращению земли вокруг своей оси и вокруг солнца. Если бы солнце остановилось в зените, мы бы не смогли мерить время, мы бы жили в вечности, царил бы нескончаемый день, и мы бы не знали, с чего начать. Когда мы не измеряем время, видим, что времени как бы не существует. Оно существует только у нас, ограниченных земным пространством.

Мы отравили землю





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. II семестр – срок сдачи контрольных работ до 1 апреля текущего учебного года.
  2. IV. Великая хартия вольности 1215 года
  3. IX выездная учеба актива в Залучье с 16-19 февраля 2017 года
  4. SPA-программы «Времена года».
  5. VIII. Заявки на участие принимаются с 10 января по 10 марта 2017 года.
  6. Августовский политический кризис 1991 года
  7. Австралийская ягода вылечила раковые опухоли за две недели
  8. Александр Васильевич Щербаков родился 28 июля 1949 года в Махачкале.
  9. Американское ателье из штата Теннесси. Компания специализировалась на изготовлении Корветов. Компания в 1994 году собрала копию автомобиля Dodge M4S, который снимался в фильме The Wraith 1985 года.
  10. Анализ травматизма за последние 3 года.
  11. Апреля 1961 года в 9.07 по московскому времени состоялся старт первого в мире пилотируемого космического корабля, возвестившего всему миру о начале новой космической эры человечества.


Последнее изменение этой страницы: 2017-03-09; Просмотров: 324; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.027 с.) Главная | Обратная связь