Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Эксперименты и данные наблюдения.




Различие между данными наблюдения и эмпирическими фактами как особыми типами эмпирического знания было зафиксировано еще в позитивистской философии науки 30-х годов. В это время шла довольно напряженная дискуссия относительно того, что может служить эмпирическим базисом науки. Вначале предполагалось, что ими являются непосредственные результаты опыта - данные наблюдения. В языке науки они выражаются в форме особых высказываний - записей в протоколах наблюдения, так называемые протокольные предложения.

В протоколе наблюдения указывается, кто наблюдал, время наблюдения, описываются приборы, если они применялись в наблюдении,

Анализ смысла протокольных предложений показал, что они содержат не только информацию об изучаемых явлениях, но и, как правило, включают ошибки наблюдателя, наслоения внешних возмущающих воздействий, систематические и случайные ошибки приборов и т.п. Но тогда стало очевидным, что данные наблюдения, в силу того, что они отягощены субъективными наслоениями, не могут служить основанием для теоретических построений.

В ходе дискуссий было установлено, что такими знаниями выступают эмпирические факты. Именно они образуют эмпирический базис, на который опираются научные теории.

Уже сам характер фактофиксирующих высказываний подчеркивает их особый объективный статус, по сравнению с протокольными предложениями. Но тогда возникает новая проблема: как осуществляется переход от данных наблюдения к эмпирическим фактам и что гарантирует объективный статус научного факта?

Постановка этой проблемы была важным шагом на пути к выяснению структуры эмпирического познания. Эта проблема активно разрабатывалась в методологии науки XX столетия. В конкуренции различных подходов и концепций она выявила многие важные характеристики научной эмпирии, хотя и на сегодняшний день проблема далека от окончательного решения.

Важно сразу же уяснить, что научное наблюдение носит деятельностный характер, предполагая не просто пассивное созерцание изучаемых процессов, а их особую предварительную организацию, обеспечивающую контроль над их протеканием.

Деятельностная природа эмпирического исследования на уровне наблюдений наиболее отчетливо проявляется в ситуациях, когда наблюдение осуществляется в ходе реального эксперимента. По традиции эксперимент противопоставляется наблюдению вне эксперимента.

 

В заключение необходимо отметить, что эмпирическая зависимость является результатом индуктивного обобщения опыта и представляет собой вероятностно-истинное знание. Теоретический же закон — это всегда знание достоверное.

Итак, выделив эмпирическое и теоретическое познание как два особых типа исследовательской деятельности, можно сказать, что предмет их разный, т.е. теория и эмпирическое исследование имеют дело с разными срезами одной и той же действительности. Эмпирическое исследование изучает явления и их корреляции; в этих корреляциях, в отношениях между явлениями оно может уловить действие закона. Но в чистом виде он выявляется только в результате теоретического исследования.

22. Теоретический уровень научного познания и его методы.

Впервые методы возникли в древности. Различие между доксом и эпистемойНа этой почве Аристотелем была создана логика как доказательная наука. Первыелогические методы познания были созданы в Древней Греции. Логика ирациональные методы познания на протяжении тысячилетий - были признакисхоластического мышления. Подлинная суть стала формироваться в новое время,когда метод был объявлен орудием познавания природы. Однако методология какучение о методе возникло только в 20 веке. Во многом это было обусловленостремительным развитием науки и техники. Метод - связующее звено между теориейи практикой. В настоящее время между теорией и практикой нет непреодолимойпропостью. Если теория не находит выхода на практику, она утрачивает научнуюценность. Если практика не опирается на развитую научную теорию не имеетничего общего с наукой и является продуктом обыденного знания. В наукепознания осуществляется с помощью методов. Метод- система упорядоченных приемов и операций, направленных наизучение и познание какого либо объекта и предмета. Методы различаются пометоду охвата: общенаучныые , универсальные, теоретические и прикладные.Общенаучные - методы которые используются для изучения общих объектов.Теоретические методы используются в фундаментальных и смежных науках.Прикладные используются на практике и имеют большую точность, так какприменяеются к конкретному предмету. Общенаучные методы познания. Анализ - эторазложение целого на составные части, с целью изучения каждой части вотдельности. Анализ может осуществляться как мысленно, так и практически. Естьвещи, которые невозможно разделить на части, их делят на части мысленно.Синтез - это противоположная анализу процедура - разразненные части объединяютв единое целое. Синтез может быть как реальным так и мысленным.Абстрагирование - мыслительная операция, в ходе которые в предмете выделяютодни свойства и признаки и абстрагируют от других. Абстрагированиеподготавливает почву для обобщения. Обобщение - процедура в которой полученныефакты обобщаются и систематизируются.Главные недостаток обобщения в том, чтооно может строится на произвольно выбранном признаке. индукция - логическаяоперация в ходе которой мысль движется от частных фактов, к общему выводу. 2вида индукции: полная и неполная. Все металлы - электропроводны - вывод полнойиндукции. При неполной индукции обобщающий вывод строится на основе изучениячасти предметов определенного класса. Ф.Бекеном - он придумал и разработал.индукция более строгий метод познания, чем обобщение. Электропроводность -существенный признак металла, а цвет - несущественный признак. Только полнаяиндукция имеет характер истинного знания, а неполной -вероятностного знания.Дедукция - это противоположная индукции операция, в ходе которой мысльдвижется от общего к частному. Он разработан французом Р.Декартом. Выводыдедукции достоверны - так как они обусловлены истинностью законов и общихположений от которых происходит дедуктирование. Недостаток дедукции то, чтоона не приводит к рождению нового знания, а происходит из известных положений.

Теоретические методы

Идеализация - это мыслительная процедура, в ходе которой в изучаемомпредмете определенные свойства и признаки возводятся до максимума или сводятся к минимому. Мысленный эксперимент - метод познания, в ходе которого создаетсясмысловая ситуация, помогающая познать реальный объект. Гипотеза - научное предположение, опирающееся на предшествующиезнание, опирающаяся на известные явления, и предсказывающая появление новыхфактов. Гипотеза - передовой край науки. Гипотеза - вероятностное знание инуждается в дополнительной проверке. Гипотетико - дедуктивный метод - метод в ходе которого из общейпосылок верхнего ряда логически выводят следствие второго ряда. Затем изследствий второго ряда - выдвигают части для проверки. Для проверки сложныхнаучных теорий. Метод системмного анализа - изучение сложноорганизованных объектов.Рассмотрение системы как комплекса взаимодействующих элементов с иерархической структурой. Учитываются не столько сами элементы, сколько их связи, роли и функции.

23.Религиозные ценности и свобода совести.

Во многих религиях конечное предназначение человека усматривается в приобщении к Богу -через обожении, через личное совершенствование и спасение. Бог здесь выступает как абсолют, а мораль - как одно из средств обретения человеком этого абсолюта. Богом заповедованы и санкционированы основные нравственные ценности и требования. Соответственно все, что приближает к Богу, возвышает человека. Высшие ценности - это ценности, посредством которых человек приобщается к Богу, низшие - такие, которые отвращают человека от Бога. Иначе: посредством высших ценностей личность получает возможность трансценденции, выхода за пределы своего частного существования, возвышения над ними, а ориентируясь на низшие, индивид погрязает в обыденности и суете, обрекает себя на духовное прозябание в потаканиях плоти.

К важнейшим религиозным ценностям следует отнести свободу. В христианстве богоподобие человека проявляется, в частности, в даре свободы. Бог подарил человеку свободу, и только подлинно свободные приходят к подлинному Богу. Заставить человека верить - значит заставить поклоняться лже-богам. "Всевышний обращает к вере умы доводами, а сердце благодатью, ибо оружие Его - кротость. Но обращать умы и сердца силой и угрозами - значит наполнять их не верой, а ужасом" (Б. Паскаль). Бесчеловечные эксцессы христианского прошлого и настоящего являются яркими примерами измены религиозным заповедям.

В условиях отсутствия прямого давления, непререкаемого авторитета, человек может сам, по достижению способности и желания мыслить, самостоятельно, из множества ценностей выбирать себе те, которые ему представляются верными или приходятся по вкусу. Эти ценности ведут между собой, в ментальности индивида, или диалог, или войну. Можно сказать, что они являются нашими богами, если мы отводим им в своей жизни самое почетное место. Апостол Павел пишет, что "есть так называемые боги, или на небе, или на земле, - так как есть много богов и господ много", но "мы знаем, что идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого". В "Послании к Колоссянам" он дает расширительное понимание идолопоклонства, называя таковыми распутство, безнравственность, страсти, дурные желания, жадность. Таким образом, богом для нас является все то, к чему "липнет" наше сердце (М. Лютер). Это может быть не только Творец, которого человек легко заменяет идолом, оправдывая верой в него стремление насильственно оградить других людей от заблуждений, фанатизм, нетерпимость, злодеяния. Богами становятся для нас и мы сами, и наши желания или нация, государство, человечество, культура и ее ценности и т.д.

Человеку невозможно уйти от акта ценностного предпочтения. В этом смысле свобода выбора, писал М. Шелер, у него заключается лишь в избрании из множества ценностей хорошую и разумную или плохую, противную разуму идею абсолютного. Отметим, что от выбора ценности зависит весь строй человеческой жизни, его культуры и цивилизации. В этих условиях свобода мысли, совести, религии и убеждений являются противоядием от насильственного внедрения какой-либо идеологии.

Понимание (и требование) свободы в аспекте религиозных отношений в разных исторических ситуациях наполнялось разным содержанием. В условиях соединения государственной и церковной власти, подчинения церкви государству или государства церкви возникали идеи независимости церкви от государства, взаимного невмешательства церкви и государства в дела друг друга. Господство какого-то религиозного направления и стеснение инаковерия обуславливало оформление принципов веротерпимости, религиозной свободы, свободы религиозной совести. Складывающийся религиозный плюрализм приводил к мысли о необходимости признания свободы и равенства религий и вероисповеданий. По мере становления и развития правовых государств формулировалось равенство политических и гражданских прав независимо от вероисповедания. Расширение процесса секуляризации способствовало появлению представлений о свободе совести, осознанию права не только на исповедание религии, но и на неисповедание религии, на атеистические убеждения, утверждению светского государственного образования и воспитания.

Исторический опыт нашей страны показывает, к каким негативным последствиям приводит идея государственной религии и связанное с ней попрание свободы совести. В условиях несвободы происходит вырождение самой религии и ее ценностей. Так, многие русские мыслители социальные катастрофы, случившиеся в России в ХХ в., связывали с тем, что Русская Православная Церковь, находившаяся на положении служанки царизма, утратила доверие народа. Ее значительная часть, избавленная от необходимости перепроверять свое повседневное бытие, переродилась в закостенелую организацию, не отвечающую запросам жизни, духовным нуждам людей. А культ личности Сталина, в котором государственная власть пришла к собственному самообожествлению и утвердила себя как высшую ценность, привел к существенной деморализации общества, когда классовые ценности ставились выше родственных и общечеловеческих.

Секулярное государство, защищающее свободу совести своих граждан, содействует единству общества, построенному на терпимости, уважении к правам и достоинству личности.

    1. Проблема роста научного знания: Лакатос, Фейерабенд

предыдущих лекциях мы рассмотрели структуру научного знания, методы познавательной деятельности. Однако этим не исчерпывается проблематика исследования научного познания. В последние несколько десятилетий под влиянием научно-технического прогресса в фокусе внимания философов науки оказались вопросы, ответы на которые потребовали обращения к истории науки. Вплоть до первой половины ХХ столетия в западноевропейской философии науки (в частности, в рамках логического позитивизма) характерной особенностью анализа научного знания являлось отношение к нему как к «готовому» знанию, вне учета его генезиса и эволюции, социокультурного контекста.

Обращение к истории науки показало, что развитие знания – длительный и сложный процесс, включающий в себя различные этапы – от мифа к логосу, от логоса к преднауке, от преднауки – к науке, от классической – к неклассической и постнеклассической. В результате возникла цепочка вопросов: как развивается наука, каковы механизмы этого процесса, в чем его сущность? Развивается ли научное знание путем простого расширения объема и содержания научных истин или путем скачков, революций, качественных отличий во взглядах на один и тот же объект? Можно ли динамику науки свести к накоплению научных истин или это есть антинакопительный процесс, предполагающий отказ от прежних взглядов? Можно ли динамику научного знания представить как результат самоизменения, саморазвития или же на нее оказывают влияние социокультурные факторы?

Проблема роста научного знания неосознанно сформировалась и осмысливалась философами еще нового времени (ХIII в.). Так, Ф.Бэкон, основоположник индуктивного метода в науке, рассматривал процесс роста научного знания как процесс постоянного его расширения с помощью последовательных индуктивных обобщений.

Среди ученых-философов того времени было широко распространенным мнение о том, что познание начинается непосредственно с чувственного восприятия отдельных вещей и явлений в процессе наблюдения и эксперимента, в ходе которых происходит накопление научных фактов. Впоследствии эти факты подвергаются систематизации, обобщению и выдвижению гипотез, построению теории.

Такое представление являлось верным по отношению к ряду эмпирических наук (к примеру, к физике), имеющих дело с изучением отдельных вещей, явлений и событий. К примеру, теории Галилея и Кеплера обладали меньшей степенью обобщенности, чем теория Ньютона, а последняя является частным случаем теории относительности Эйнштейна. На основании этого можно сделать вывод о механизме роста знания как движения от частного к общему (индукция).

В том же ХVII веке был известен и обратный этому процесс – когда из теории методом дедукции выводились следствия, подвергающиеся проверке с помощью эмпирических фактов. Такая тенденция сложилась в классической механике, которая опирается на три закона движения и закон тяготения. Из них предполагалось делать выводы, следствия и подвергать их проверке с помощью наблюдения и эксперимента (гипотетико-индуктивный метод).

Так, в науке сложились индуктивная и гипотетико-индуктивная модели роста и развития научного знания, которые классифицируются как эмпирические (о чем шла речь в предыдущей лекции).

Однако эмпирическая модель все-таки не давали ответа на главные вопросы: каковы механизмы роста научного знания, что является его движущей силой, какие факторы оказывают влияние на этот процесс?

Приблизительно в этот же период становления классического естествознания завоевывают признание среди философов науки экстерналистский (от лат. externus – внешний) и интерналистский (от лат. internus – внутренний) подходы к решению вопроса о механизмах роста научного знания. Обе эти позиции решали вопрос о том, что в большей степени оказывает влияние на развитие науки – внешние факторы или внутренние потребности самой науки, ее цели, проблемы и программы исследования.

Экстерналисты, указывая на тот факт, что не только возникновение науки, но и дальнейшее ее развитие всецело определяются потребностями и запросами общества, разошлись во мнениях – какие из внешних факторов оказывают наибольшее, определяющее влияние на развитие науки – экономические, социальные, технологические, психологические, культурные. Можно говорить о таких сложившихся в рамках экстернализма направлениях, как экономический детерминизм (наиболее отчетливо выраженный в идеях английского экономиста Ричарда Джонса (1790-1855), изложенных в работе «Экономические сочинения». – Л., 1937), технологический детерминизм, представителем которого является современный философ Д.Белл (работа «Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. – М., 1986), а также социологический детерминизм, в котором фокусируется внимание на влиянии различных форм общественного сознания (философии, искусства, морали), ментальности общества, специфики национального характера на развитие науки.

Несмотря на то, что экстернализм в целом отражает момент истины, действительно, запросы и потребности общества являются стимулом развития науки, он оставляет в тени саму науку, внутренние стимулы ее развития. Наука как любая другая форма общественного сознания возникнув, начинает жить самостоятельной жизнью, имеет свои внутренние стимулы развития. Одним из проявлений такой самостоятельности является факт преемственности, когда идеи сохраняются и передаются от поколения к поколению в форме твердо обоснованного научного знания. Особенно явно это прослеживается в абстрактных, теоретических науках, удаленных от эмпирического материала.

Это идеи и составляют суть интернализма. В рамках данного направления также можно выделить разные течения: рационализм, сторонники которого утверждают, что наука существует и развивается благодаря рождению новых идей, гипотез, теорий. Они придают большое значение роли творческого воображения, интуиции, предположений и догадок в науке, в то время как эмпирическим фактам отводят подчиненную роль – они необходимы лишь для проверки смелых идей и гипотез. В противовес рационалистской установке сторонники эмпирического течения подчеркивали роль поиска, установления и обобщения новых фактов, базиса науки, на котором и благодаря которому происходит развитие науки.

Как видно, и экстернализм, и интернализм представляют две крайние точки зрения: в одной из них (экстернализме) не придается значения внутренним стимулам развития науки, в другой – недооценивается значение внешних факторов. Однако их объединяет одно: как та, так и другая позиции рассматривают процесс развития знания как простое накопление, приращение научных знаний, теорий, гипотез, объясняющих законов. Такой подход определяется в философии науки понятием «кумулятивизм» (от лат. cumulatio – накопление).

Основная идея кумулятивизма сводится к представлению о том, что знания количественно расширяются, накапливаются, и таким образом обеспечивается его рост. Такое представление все накопленные наукой знания объединяет без учета их специфики, степени глубины и полноты отражения. С одной стороны, кумулятивисты обратили внимание на момент преемственности и взаимосвязи между новыми и старыми знаниями, с другой – оставили «за бортом» внимания качественный момент – новые знания не только дополнят имеющиеся, но и порой способствуют их смене: вспомним классический пример, когда система Коперника полностью опровергла классическую астрономическую систему Птолемея, в которой центром нашей системы являлась Земля. Кумулятивизм не признает качественных отличий между знаниями, накопленными в прежние эпохи (Возрождения, Средневековья), и новыми – признается лишь их количественный рост. А между тем, знания отличаются не только в масштабах эпох, но и внутри отдельных отраслей. К примеру, в физике классическая механика рассматривала законы движения макротел, в то время как квантовая исследует закономерности движения мельчайших частиц материи. Попытки редуцировать, т.е. свести законы механики к явлениям и процессам микромира, потерпели крах.

В конце ХVIII – начале ХIХ вв. в естествознании появляются идеи эволюционного развития вещей и процессов. Первоначально эта идея была представлена в гипотезе происхождения Солнечной системы Канта – Лапласа, рассматривающей процесс ее образования из первоначальной туманности в устойчивую динамическую систему. В ХХ веке целая группа ученых высказала эту идею в объяснении разных процессов образования Земли (Ч.Лайель), развития живых организмов (Ж.Б. Ламарк) и происхождении видов (Ч.Дарвин).

Эволюционная концепция очень скоро получила широкое распространение в различных отраслях естествознания, а также в изучении общества.

Философы, занимающиеся проблемами теории познания и вопросами роста научного знания, также не обошли вниманием эту идею, применив ее к своей области исследования.

В ХIХ веке в Англии вышла в свет работа ученого-философа Герберта Спенсера «Синтетическая философия». Отталкиваясь от эволюционизма Ж.Б. Ламарка (в частности его идеи об усложнении органов животных под воздействием внешней среды), он пошел дальше, придав эволюции универсальный характер. Все процессы происходящие во Вселенной, он рассматривал как движение от однородной материи к разнообразной благодаря заложенной в ней тенденции к дифференциации. Эта тенденция проявляет себя не только в природе, но и в обществе. Что касается развития науки и культуры, то и здесь мы находим ее проявления. В частности, известно, что первоначально (в Древней Греции) все знание о мире носило нерасчлененный характер и существовало в рамках философии. Постепенно это нерасчлененное знание стало дифференцироваться на математику, астрономию, механику, биологию.

С возникновением экспериментального изучение природы процесс дифференциации научного знания усиливается. Одновременно происходит и процесс интеграции наук, повлекший за собой вопрос: почему это происходит? Эволюционизм не давал ответа на данный вопрос и оказался на некоторое время в забвении.

Проявил он себя вновь в 60-е годы ХХ века, и не только в биологии, но на этот раз в применении к научному знанию и познанию. В частности, английский философ и социолог Карл Поппер в статье «Эволюционная этимология» сформулировал пять тезисов, отражающих, по его мнению, процесс развития науки и его механизмов. Приведем их содержание, взятое из статьи «Эволюционная этимология».

«Первый тезис. Специфическая человеческая способность познавать, как и способность производить научное знание, являются результатом естественного отбора. Они тесно связаны с эволюцией специфически человеческого языка.

Второй тезис. Эволюция научного знания представляет собой в основном эволюцию в построении все лучших и лучших теорий. Это дарвинистский процесс. Теории становятся лучше приспособленными благодаря естественному отбору».

К.Поппер приводит схему, отражающую рост научного знания: Р1-ТТ-ЕЕ-Р2, где Р1 – некая исходная проблема, ТТ – предположительная пробная теория, с помощью которой эта проблема решается, ЕЕ – процесс устранения ошибок в теории путем критики и экспериментальных проверок и Р2 – новая более глубокая теория, для решения которой необходимо построить новую более глубокую и информативную теорию.

Таким образом, так же, как развитие живых организмов в природе, их усложнение происходят путем естественного отбора и устранения неприспособленных организмов, так и в науке прогресс осуществляется благодаря естественному отбору – устранению ошибок путем критики и экспериментальной проверки.

Согласно третьему тезису, между живыми организмами и мыслящим человеком существует сходство: как те, так и другие – «решатели проблем; проблемы возникают вместе с возникновением жизни. Разница же в том, что живой организм (к примеру, амеба не сознает процесса устранения ошибок, а потому погибает вместе с их устранением. В противоположность амебе мыслящий человек (Поппер приводит имя – Эйнштейн. - Прим. автора) устраняет прежние теории путем их критики и с помощью языка. «Ученому человеку, такому как Эйнштейн, позволяет идти дальше амебы владение тем, что я называю специфически человеческим языком»[50].

В четвертом тезисе К.Поппер подвергает критике традиционную теорию познания, в основе которой лежит идея: знание есть обобщение данных органов чувств. На самом деле, как отмечает философ, информация не «вливается» извне в познающего субъекта, а субъект сам активно «высасывает ее из окружающей среды».

И, наконец, пятый тезис указывает на специфику человеческого языка, без которого невозможны мышление и познание. Если у животных функция языка сводится к выражению внутреннего состояния организма и сообщению сигналов, способствующих коммуникации, то человеческий язык, кроме этих функций, выполняет дескриптивную (описательную) и аргументативную функцию. С помощью описательной функции возможна передача полной информации об определенной ситуации положении дел, а также о возможных ситуациях будущего, что позволяет человеку лучшим образом адаптироваться в окружающей среде. Адаптивная функция языка позволяет выдвигать гипотезы, теории и аргументировано доказывать их истинность или ложность.

Отметим плюсы и минусы роста научного знания К.Поппера. К плюсам следует отнести, прежде всего, новаторское представление о знании не только как о готовой, установившейся раз и навсегда системе (что противоречило распространенному идеалу нации), а как о системе меняющейся, развивающейся: «…рост знаний идет от старых проблем к новым проблемам посредством предположений и опровержений»[51].

Поппер указал на важный момент процесса познания – роль и значение в нем познающего субъекта, его активность в приобретении знания. Выдвигая единую концепцию роста научного знания, Поппер обратил тем самым внимание на тот факт, что как естественные, так и социальные науки в принципе опираются на сходные методы (хотя последние и обладают спецификой).

Можно было бы привести и еще ряд позиций, выражающих преимущества концепции роста научного знания Поппера. Однако при всех плюсах следует указать на тот факт, что научное познание не сводимо к идеалу эволюции, изменения, что не всякая эволюция означает рост научного знания. История науки показывает, что хотя одни теории сменяются другими, более «приспособленными» (адекватными), между ними сохраняется преемственность, взаимосвязь, что прежние теории не устраняются и заменяются новыми, а дополняются ими. Кроме того, в науке часто количественные накопления переходят в качественные не обязательно эволюционным, но и революционным скачком, приводящим к качественным изменениям ее содержания.

2. На этом, последнем, моменте развития научного знания сфокусировал свое внимание американский историк и философ науки Томас Кун (1922 г.р.). В работе «Структура научных эволюций» (1963 г.) изложена его концепция развития науки, которая в кратком изложении может быть представлена следующим образом. Развитие науки есть процесс, в котором факты, теории и методы складываются во всевозрастающий запас достижений, которые представляют научное знание и методологию. Следовательно, научный прогресс - кумулятивный процесс накопления научных истин. Прогресс науки всегда сопровождается коренными революционными изменениями концептуальных установок, возникновением новых фундаментальных теорий и понятий.

Кун предлагает модель таких революций, представляющую механизм роста научного знания. В ней он выделяет два этапа – этап нормальной науки, когда ученые придерживаются в своей деятельности определенных теоретических, методологических норм, ценностных критериев, мировоззренческих установок. Господство этой модели он определяет понятиями «парадигма», «дисциплинарная матрица», которую принимает, разделяет сообщество ученых; в рамках этой модели происходит постепенное накопление, кумуляция решений «задач, головоломок». Данный период завершается взрывом изнутри под давлением накопившихся проблем, не разрешаемых в рамках определенной парадигмы. Наступает второй этап «революционный» период, когда создаются новые парадигмы, оспаривающие первенство друг у друга. Кризис завершается победой одной из них, что приводит к установлению «нормального периода», а затем весь процесс повторяется заново.

Модель развития науки Т.Куна указывает на тот факт, что в науке происходят не только количественные изменения, но и качественные, приводящие к фундаментальным, революционным изменениям. Смена устоявшихся парадигм происходит путем взрыва, научная революция представляет переход от старой парадигмы к новой.

Другой заслугой Т.Куна является то, что он акцентировал внимание на тот немаловажный факт, что на развитие науки оказывают влияние те профессиональные группы, которые создают науку, – научное сообщество. По сути дела, история науки в интерпретации Т.Куна представляет чередование эпизодов конкурентной борьбы между различными научными сообществами. Правда, само понятие «научное сообщество» он представлял довольно узко – как коллектив ученых, разделяющих ту или иную парадигму, а парадигму – как то, что объединяет эту группу ученых. Позже он расширил данное понятие, придав ему статус социологического, конкретно-исторического явления, представленного в существовании научных школ и коллективов. Это позволило в дальнейшем рассматривать развитие и функционирование науки во взаимодействии с обществом, культурой, техникой, экономикой.

Несмотря на указанные достоинства модели Т.Куна, она не лишена недостатков и потому открыта для критики. К примеру, неоднозначно положительно было встречено философами науки понятие «нормальная» наука. Что означает «нормальная»? Застой, стагнацию, период отсутствия всяких «свежих» критических идей?

Далее понятие «парадигма» также можно толковать в отрицательном смысле, как некие жесткие рамки, сковывающие свободу действий ученого, когда он не может предложить новые идеи, использовать плодотворные методы.

Недостаточно четко представлен Куном и сам переход от нормального периода в науке к революционному. Чем объяснить этот переход? Субъективными, волевыми факторами сообщества ученых, логикой развития самой науки, социальными, культурными предпосылками?

Несмотря на отмеченные недостатки, концепция Т.Куна придала толчок дальнейшему исследованию проблемы развития научного знания, что привело к появлению иных моделей. Среди многих заслуживает внимания методология исследовательских программ Имре Лакатоса (1922-1974), которую первоначально он изложил в работе «Доказательства и опровержения». Так же, как Т.Кун, Лакатос вводит в оборот ряд оригинальных понятий: «научно-исследовательские программы», «жесткое ядро», «защитный пояс», «положительная эвристика», «негативная эвристика», «пункт насыщения» и др.

Модель роста научного знания И.Лакатоса, представлена следующим образом.

Научное знание в совокупности научных теорий можно определить понятием «научно-исследовательская программа», которая имеет структуру. Ее элементами являются: а) «жесткое ядро» - система частнонаучных и общих допущений; б) защитный пояс, состоящий из вспомогательных гипотез, обеспечивающих сохранность жесткого ядра от опровержений; он может быть подвергнут модификациям, частично или полностью заменен в случае столкновения с контрпримерами; в) «негативная» и «позитивная» энергетика – методологические правила, предписывающие, каких путей исследования следует придерживаться, а каких избегать.

Уточняя понятие Т.Куна «научная революция» Лакатос указывает на то, что она представляет собой переход от одной исследовательской программы к другой, это и обеспечивает рост науки. При этом научно-исследовательская программа – это не одна отдельно взятая теория, а серия сменяющих друг друга теорий, объединенных совокупностью фундаментальных идей и методологических принципов. Основные этапы этого процесса – прогресс и регресс, граница этих стадий – «пункт насыщения». Главная цель – новая программа объяснить то, что не могла старая. Смена программ и есть научная революция. «Программа считается прогрессирующей …, когда ее теоретический рост предвосхищает эмпирический, т.е. когда она с некоторым успехом может предсказывать новые факты… Программа регрессирует, если ее теоретический рост отстает от эмпирического, т.е. когда она дает только запоздалые объяснения либо случайных открытий, либо фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей программой»[52]. Свою модель роста научного знания Лакатос называет историческим методом оценки конкурирующих методологических концепций.

Следует отметить факты, что хотя программа Лакатоса вносила ясность и преодолевала некоторые недостатки моделей К.Поппера и Т.Куна, все же она не может претендовать на универсальность: как продуктивное средство историко-научного исследования она применима лишь к строго определенным периодам развития науки.

Невозможно обойти и модель роста научного знания, предложенную американским историком и философом науки П.Фейерабендом (1924 г.р.), которую он назвал «эпистемологический анархизм». Отталкиваясь от идей К.Поппера и И.Лакатоса о том, что при столкновении научной теории с некоторым фактом, для ее опровержения нужна еще одна теория, Фейерабенд выдвинул принцип полиферации (размножения) теорий: ученые должны создавать теории, несовместимые с существующими и признанными, что способствует их взаимной критике и, тем самым, ускорению развития науки. Принцип полиферации у Фейерабенда призван обеспечить плюрации у Фейербенда призван обеспечить плюрализм в методологии научного познания.

Новаторской можно считать идею П.Фейерабенда о языке науки: отвергая установившуюся точку зрения, согласно которой эмпирический язык науки нейтрален по отношению к теоретическому, он заявляет, что все научные термины теоретически перегружены. Значение теоретических терминов меняется при переходе из одной теории в другую. Таким образом, каждая теория создает свой собственный язык для описания фактов, кроме того, каждая теория устанавливает свои собственные нормы, а потому наука есть динамичный процесс сменяющих друг друга, конкурирующих альтернативных теорий.





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2017-03-14; Просмотров: 172; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.022 с.) Главная | Обратная связь