Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Теория Великого Делания. — Материя Великого Делания. — Сера и Меркурий. — Их символы. — Драконы Фламеля. — Список герметических символов Серы и Меркурия




Великое Делание, или приготовление философского камня, было, как мы сказали, главной целью алхимиков. Их трактаты обыкновенно вращаются только около этого предмета. Поэтому в последующих главах мы будем говорить исключительно о Великом Делании.

Но прежде чем дать ключ герметических символов, мы в немногих словах представим путь, которым следовали алхимики для приготовления философского камня. Затем мы разберём каждую часть в отдельности.

Материя Великого Делания состояла из золота и серебра, соединённых с ртутью и обработанных особым образом. Золото брали как материал, богатый «серой», серебро — ввиду содержания чистого огня, «меркурия»; что же касается ртути, то она изображала «соль» — средство их соединения. Эти три тела, подвергнутые известной обработке, были заключены в колбу с длинным горлом, философское яйцо, тщательно закрытое. Смесь эта кипятится в химической печи, называемой атанор. Как только огонь разведён, Великое Делание, собственно говоря, начиналось и заключалось в различных фазах: кристаллизации, выпаривании, сгущении и т.д. Это составляло стадии операции, в течение которых материя принимала различные цвета, называвшиеся «Цветами Великого Делания». Последний, красный цвет, возвещал конец Делания. Трансмутацией, при помощи брожения, материи сообщали большее могущество, после чего получался философский камень. Рассмотрим теперь теоретический состав материи Великого Делания. По алхимической теории, было рационально, чтобы материя философского камня была составлена из абсолютно чистых «серы», «ртути» и «соли». Соединённые и сваренные по известным правилам, они должны были составить новое тело, которое, не будучи само по себе металлом, давало металлическое совершенство ртути, серебру, свинцу и олову.

Алхимики, говоря о материи камня, считали её то единой и неизменяемой, то тройственной, то четверной, заменяя её состав элементами. Таким образом, «Магистерий произошёл из одного и становится одним или составляется из четырёх, а три заключены в одном» (Arnauld de Villeneuve. «Le Chemin du chemins») Один — это материя камня, рассматриваемая в своём составе, это также единая всемирная материя. Число четыре — четыре элемента; три — «сера», «Меркурий» и «соль». Четыре элемента превращаются в три начала, что видно из другого текста того же сочинения Виллановы: «Существует камень, составленный из четырёх начал: огня, воздуха, воды и земли; «Меркурий» — это мокрый элемент камня; другой элемент — „Магнезия", в природе обыкновенно не встречается» («Lettre du roi de Naples» [«Письмо неаполитанскому королю» (фр.)]). «Меркурий», холодный и жидкий, изображает воздух и воду, «Магнезия», или «Сера», представляет огонь и землю, жар и сухость. Это объясняет, почему философы иносказательно говорили, что материя камня имеет: три угла, три начала, — в своей субстанции; четыре угла, элементы, — в своей добродетели; два угла, устойчивость и летучесть, — в своей материи; один угол, всемирную материю, — в своём корне. Каббалистически число материи будет 10, ибо, соединяя эти числа, мы получим: 1+2+3+4=10.

Они говорят также, что материя бывает растительная, животная и минеральная: растительная — потому что она имеет дух; минеральная — потому что она имеет тело; животная — потому, что она имеет душу; мы здесь опять находим троицу: «сера», «Меркурий» и «соль». Это те «соль», «сера» и «меркурий», которые составляют тело, дух и душу; они все три исходят из хаоса, или, скорее, из «моря философов», где были между собою смешаны (Psautier d'Hermophile). Это море философов, или хаос, указывает на единство материи.

Этот символический язык разорил многих суфлёров. Вместо того, чтобы работать над металлами, они, принимая слова философов в буквальном значении, проводили свою жизнь, дистиллируя растения, мочу, волосы, молоко, в надежде извлечь материю камня мудрецов.

Треугольник или четырёхугольник символизируют материю камня, смотря по тому, будут ли её рассматривать как сформированную из начал или из элементов. Иногда треугольник заключён в квадрат; такой символ был взят из трактата под заглавием «Le Grand-Euvre devoile en faveur des enfants de lumiere» [«Великое Делание, открытое в пользу детей света» (фр.)]. Свет представляет, следовательно, тот же состав, как и металлы: «Тщательно исследуй состав металлов. Поистине, в этом заключается всё Делание мудрецов» («Texte d'Alchimie»).

Но, как мы уже упоминали, большая часть философов обошла молчанием «соль» как третье начало металлов и занималась только «серой» и «Меркурием». Они давали смеси «серы» и «Меркурия», приготовленной для Делания, название «ребис». Филипп Руйяк даёт этому слову следующее происхождение: «Вот причина, почему философы называли словом "ребис" материю благословенного камня: оно составлено из латинских слов Res и Bis [Res с лат. переводится — вещь, a bis — дважды], это равносильно тому, что назвать одну вещь два раза; желая найти две вещи, представляющие одно целое, они назвали таким образом «серу» и «меркурий» («Abrege du Grand-Euvre» par Ph. Rouillac, cordelier [«Краткий курс Великого Делания» Ф.Руайяка, монаха ордена Францисканцев (фр.)]).

«Сера» и «меркурий», составляющие начала активное и пассивное, были символизированы мужчиной и женщиной, обыкновенно королём и королевой. Таким образом они изображены во II томе соч. «Ars Auriferae» [«Искусство добычи золота» (лат.)]. Под символом короля и королевы они представлены в «Двенадцати Ключах» Василия Валентина.

Соединение короля и королевы составляло философский брак. «Знай, сын мой, что наше делание есть философский брак, где должны участвовать начала мужское и женское» (Ph. Rouillac. «Abrege du Grand-Euvre»). Собственно говоря, после этого брака, или союза, материя принимает название «ребис», символизирующее двуполое тело. Этот химический гермафродит весьма часто встречается в герметических трактатах: в начале «De Alchimia opuscula complura» [Имеется в виду антология «De Alchimia opuscula com plura veterum philosophoram» — «Собрание небольших сочинений старых философов об Алхимии» (лат.)], в «Viatorium spagyricum», в немецком переводе сочинение «Crede Mihi de Northon» [«Верь мне» Нортона (лат.)] и т.д.

В рукописных герметических трактатах король одет в красное, а королева в белое, так как «сера» — красная, а «меркурий» — белый. «Это наш двойной "меркурий", эта материя снаружи бела, а внутри красна» («Texte d'Alchimie»).

«Серу» и «меркурий» изображали также знаками золота и серебра; это обозначало, что «сера» должна быть извлечена из золота, а «меркурий» — из серебра. Знаки золота и серебра соответствуют в пантаклях сочинения Barchusen'a «Liber singularis de Alchimia» [«Особенная книга об алхимии» (лат.)] «сере» и «меркурию». Этот пункт будет развит в следующей главе.

Так как «сера» устойчива, а «Меркурий» летуч, то алхимики изображали первую львом, царём зверей, а «меркурий» — орлом, царём птиц. «Меркурий» философов есть летучая часть материи; лев — часть устойчивая, орёл — часть летучая. Философы говорят только о борьбе этих двух животных (Pernety. «Fables egyptiennes» [Пернети. «Мифы египтян» (фр.)]). Следовательно, орёл, пожирающий льва, будет означать улетучивание твёрдых частей; наоборот, лев, пригвождающий орла, будет означать осаждение летучего («меркурия») с помощью «серы». Скажем мимоходом, что слово «орёл» в соч. Филалета имеет иное значение: для него это символ совершенства в операции. Таким образом, семь орлов означают семь совершенств (см. «Entree ouverte au Palais ferme du roi» [«Открытый вход в закрытый Дворец короля» (фр.)]).

В том же символическом смысле употребляли изображения двух змей, из коих одна крылатая, а другая без крыльев. Крылатая змея — начало летучее, «меркурий»; начало устойчивое, «сера», изображалось змеёй без крыльев.

Тайна жизни изображена кругом, составленным из Двух змей, одной крылатой, а другой без крыльев, что изображает две природы тел — устойчивую и летучую, соединённые вместе (Lebreton. «Clefs de la philosophie spagyrique» [Лебретон. «Ключи спагирической философии» (фр.)]). Две змеи то соединены, как в кадуцее Меркурия, то разделены.

В сочинении Авраама Еврея находится изображение змея, пригвождённого к кресту; алхимически это означает, что летучее должно быть сделано устойчивым.

Драконы имеют одинаковое значение со змеями. Дракон без крыльев, изображение которого мы находим в книгах Авраама Еврея и Николя Фламеля, — это «сера», мужское и устойчивое; крылатый дракон — это «Меркурий», летучее, женское. Эти два дракона суть истинные начала философии мудрых.

«Находящееся внизу без крыльев представляет устойчивое, или мужское, тогда как вверху — летучее, или женское, чёрное и тёмное, которое возьмёт верх в продолжение нескольких месяцев. Первое называется «серой», или холодом и сухостью, а второе «Меркурием», или сыростью и теплотой. Это солнце и луна, извлечённые из меркуриального и серного источника» (Nicolas Flamel).

Один дракон может также изображать три начала, но тогда у него бывает три головы: «Золотое руно сторожит дракон о трёх головах; одна есть вода, вторая — земля, третья — воздух. Эти три головы должны соединиться в одну, которая будет достаточно сильна и достаточно могущественна, чтобы пожрать всех других драконов» (D'Espagnet. «Arcanes de la philosophie d'Hermes» [Д'Эспанье. «Арканы герметической философии» (фр.)]).

Три змеи в чаше обозначают три тела, составляющие материю камня, помещённую в философское яйцо, — символ, обыкновенно сопровождающий химический гермафродитизм.

Фламель нам говорит, почему алхимики изображали «серу» и «Меркурий» драконами: «Причина, что я тебе нарисовал эти две спермы под формой драконов, та, что их зловоние так же велико, как и зловоние драконов» («Le livre de Nicolas Flamel» [«Книга Николя Фламеля» (фр.)]).

Мы говорили о главных символах «серы» и «меркурия». Существует бесконечное множество других символов, что весьма понятно, если вспомнить изречение: «Сера», будучи мужским и устойчивым, а «Меркурий» — летучим и женским, представляются веществами противоположными (устойчивость, летучесть) или животными различных полов (самцом и самкой). В фигурах de Lambsprinck'a [Lambsprinck (ср. англ, lamb — ягнёнок и spring — прыжок; ср. также нем. lamm — ягнёнок и springen — прыгать) — легендарный немецкий алхимик XVI в.] они изображены в виде двух рыб, льва и львицы, оленя и лани и, наконец, двумя орлами. Наиболее употребительный — это символ двух собак. «Сера» называется кобелём, а «меркурий» — сукой. «Сын мой, возьми чёрных собак, соедини их, и они родят» (Calid. «Secrets d'Alchimie» [Калид. «Секреты Алхимии» (фр.)]).

«Сера» и «меркурий» имели громадное количество символических имён, из которых необходимо знать главные.

Синонимы «серы»: резина, масло, солнце, точность или устойчивость, красный камень, кислое молоко, шафран, мак, жёлтая медь или латунь, сухое, краска, огонь, спирт, агент, кровь, дух, красный человек, земля, царь, супруг, бескрылый дракон, змей, лев, кобель, бронза, философское золото и т.д.

Синонимы «Меркурия»: женское начало, белое, луна, белое золото, сырое золото, недоваренное, азот, вода, молоко, белое покрывало, белая манна, белая моча, холод, сырость, летучесть, белая женщина, терпение, белый свинец, стекло, белый цветок. «Соли»: кора, покрывало, яд, купорос, воздух и т.д.

Глава IV





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-05-17; Просмотров: 13; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.007 с.) Главная | Обратная связь