Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Процессы производства. — Причины разногласия между алхимиками по поводу Делания. — Гниение. — Правила Филалета. — Брожение. — Подсыпание и подливание. — Символы Делания




Когда материя заключена в философское яйцо и огонь разведён, то химические тела тотчас же начинают действовать одно на другое. Происходят различные химические процессы: осаждение, очищение, отделение газов или паров, кристаллизация и т.д. В это время материя несколько раз меняет цвет. В этой главе мы займёмся химическими феноменами, которые названы алхимиками «Деланием», или «Процессом», а в следующей главе мы будем говорить об окраске, или цветах.

Алхимики в своих описаниях особенно различались в обозначениях количества и наименованиях процессов. Это и понятно; возьмём для примера период, когда материя выделяет пары и становится чёрной, затем пары сгущаются и осаждаются в виде жидкости. Один алхимик, рассматривая общий процесс, даёт ему название дистилляции, потому что, действительно, в нём мы видим два процесса: испарение и сгущение. Другой, различая фазы процесса, найдёт сублимацию, испарение, осаждение и сгущение; третий, взяв в соображение чёрный цвет, прибавит третью фазу — гниение. А между тем, всё это составляет только один период Делания.

То же самое можно сказать и о всяком другом процессе.

Таким образом, является как бы разница между описаниями одного философа и другого. В то время как Пернети устанавливает двенадцать процессов: пережигание, или кальцинацию, затвердение, или накипь, сгущение, растворение, переваривание, дистилляцию, сублимацию, выделение, разложение, брожение, размножение, подсыхание, — Бернар Тревизан допускает только один:

«Хотя философы и делят Магистерий, принимая во внимание разнообразие процессов, на несколько частей, но в действительности существует только один — образование яйца» (Bernard de Trevisan. «De la nature œuf» [Бернар Тревизанский. «О природе яйца» (фр.)]). Но это толкование неясно, и другие алхимики делают иные деления. Гелиас считает семь процессов: сублимацию, кальцинацию, растворение, омовение, насыщение, сгущение, затвердение. Альберт Великий признает четыре: очищение, омовение, растворение и затвердение [19].

Немало способствует затемнению вопроса то обстоятельство, что одни считают процессы, начиная с приготовления материи, между тем как другие — с момента заключения её в яйцо. Но, в сущности, Великое Делание можно разделить на четыре фазы: 1-я — приготовление материи; 2-я — варение её в философском яйце и достижение известных цветов в желаемом порядке; 3-я — процессы, имеющие целью дать философскому камню большую силу: это фиксация и брожение. И, наконец, 4-я — трансмутация, с помощью камня, неблагородных металлов в золото и серебро: это — подсыпание.

Все процессы, которые совершались во время Великого Делания, могут быть приведены к одному — к варке, ибо всё делается с помощью огня. Ален де Лилль говорит так: «Названия — переварка, соединение, смешение, сублимация, сгущение, сушение, накаливание и другие видоизменения, которые можно наблюдать в этом процессе, представляют только фазы, которые называют просто растиранием и перевариванием. Василий Валентин признает только два процесса: растворение и сгущение [20], то есть последовательные переходы от инертного состояния материи к состоянию деятельному» («Дух: Тебе помогают огонь и азот. Альберт: О небесное слово, как я должен совершить это? Дух: Раздражай и сгущай, растворяй и соединяй». «Colloque de l'Esprit de Mercure avec frere Albert» [«Беседа Духа Меркурия с братом Альбертом» (фр.·)]).

Несмотря на это различие мнений, мы попробуем осветить этот хаос. Первый процесс (приготовление материи) есть соединение. Это — союз серы и Меркурия, мужского и женского начал. После нагревания появляется чёрный цвет: происходит гниение. Дальше мы увидим, почему название гниения дано феноменам, которые происходят в то время, когда материя чернеет. Вот её главные моменты: смерть, разрушение, погибель, пережигание, обнажение, отделение, размельчение, расширение, извлечение, разжижение, дистилляция, порча, разделение, насыщение.

Вследствие гниения происходит обмывание. Этот процесс состоит в том, что чёрный цвет как бы смывают, и камень окрашивается в белый цвет. Философы символизировали это омовение под видом саламандры, очищающейся в огне; асбеста или горного льна, который пламя белит, не уничтожая. «Омовение — это не что иное, как уничтожение чёрноты, пятен, загрязнения, и представляет продолжение второй степени "огня Египта" (Rouillac. «Abrege du Grand-Euvre»). Омовение называется также белением, удалением, воскрешением.

Наконец, наступает рубификация, характеризуемая появлением красного цвета, указывающего, что Делание совершено. К этой классификации, основанной на последовательности цветов, или окраски, можно привести все процессы, поименованные алхимиками.

Сам Филалет связывает процессы с цветами, или окраской; он не даёт им особых наименований, но довольствуется указанием металлов, служивших символами окраске, или цветам (см. гл. VII). Вот что он говорит об этом в «Entree ouverte au Palais ferme du roi»:

1-еВоздействие Меркурия. — Материя проходит через различные цвета; процесс немного замедляется на зелёном цвете, и наконец субстанция чернеет. Это продолжается пятьдесят дней. Окрашенные пары сгущаются и осаждаются снова назад на твёрдую материю. 2-еВлияние Сатурна обнаруживается чёрным цветом. Чёрная растворённая материя кипит иногда твердеет. Это продолжается сорок дней. 3-еВоздействие Юпитера продолжается от чёрного до начала белого цвета. Испарение и сгущение. В это время появляются всевозможные цвета, которые трудно себе вообразить. Дожди пойдут всё обильнее с каждым днём, и наконец произойдут вещи весьма приятные на взгляд: на стенках сосуда появятся маленькие белые волокна или волоски. Это влияние продолжается 20 или 21 день. 4-еВоздействие Луны выразится в совершенной белизне и продолжится в течение трёх недель. Материя твердеет и растопляется поочерёдно несколько раз в день. Наконец она получает форму маленьких белых зёрнышек. 5-еВлияние Венеры. — Субстанция принимает взамен белого зелёный цвет, затем светло-голубой и тёмно-красный. Она распускается и пучится. Это продолжается 40 дней. 6-еВоздействие Марса. — Материя сохнет, последовательно делается оранжевой и тёмно-жёлтой, затем принимает окраску цветов ириса. Это продолжается 45 дней. 7-еВлияние Солнца характеризуется переходом из оранжевого цвета в красный; она испускает красные пары, затем опускается, делается мокрой, сохнет, течёт и крепнет по несколько раз в день. Наконец она распадается на маленькие красные зёрна.

Филалет не говорит здесь ни о брожении, ни о подсыпании. Он говорит об этих двух процессах отдельно. Описание представляет только процессы, происходящие в философском яйце.

Умножение — процесс, который следует за достижением красного цвета. Он имеет целью увеличить могущество камня и позволяет быстрее производить превращение металлов. Обыкновенно разбивали философское яйцо, собирали красную материю, смешивали её с распущенным золотом и получали рассыпчатую красную массу, которую охлаждали разными способами, смотря по желанию философа. По мнению алхимиков, камень таким образом увеличивается не только в количестве, но и в качестве; этот процесс можно продолжать до бесконечности. Теперь будет понятно восторженное восклицание Раймонда Луллия: «Маге tingerem, si mercurius esset!» [21] Большая часть философов оперировала так, как мы только что сказали. «Если ты захочешь воспользоваться физической краской для трансмутации, то сначала потеряешь по фунту на каждую тысячу растворённого золота. Только тогда лекарство будет готово и способно заставить исчезнуть язву металлов» (Paracelse. «Tinctura physicorum» [Более точное название этого трактата Парацельса — «De Tinctura Physica» — «О целебной тинктуре» (лат.)]). Эк де Зульцбах ясно описывает весь процесс. «Возьми две марки чистого золота, растопи его в тигле и всыпь туда 1/4 фунта вышеупомянутого лекарства; оно будет моментально поглощено золотом и составит с ним одно целое; тогда брось туда ещё 1/4 фунта лекарства, чтобы обратить всё золото; истолки, затем поставь на сильный огонь, и тогда всё превратится в красный порошок, похожий на киноварь или сурик. Брось одну часть его на сто частей чистой Луны, или серебра, и ты получишь великолепное золото» (Eck de Sulzbach. «Clavis philosophorum» [Ек де Зульцбах. «Философский ключ» (лат.)]).

Некоторые алхимики следовали другому методу они брали красную материю и, смешав её с сублимированным Меркурием (bichlorure de mercure, или двухлористый меркурий), переваривали в реторте на лёгком огне, и результат, полученный ими, был тот же самый.

После брожения материя была уже способна превращать металлы. Процесс, которым простые металлы превращались в золото и серебро, назывался подсыпанием. Для этого брали металлы: меркурий, свинец и олово. Первый сильно нагревали, но так, чтобы не достигал точки кипения; два же других просто расплавляли, соединяли все три и затем в тигель бросали кусок философского камня, покрытого воском. Когда сплав остывал, находили слиток золота, по весу равный употреблённому металлу, по мнению же других — меньшего веса, что зависело от качества употреблённого сплава или философского камня. Восковая обёртка была, как кажется, необходима, ибо, по Гельвецию, только потому не удалась его первая присыпка, что он пренебрёг этой предосторожностью, как он рассказывает в своём «Veau d'or». Вторая ему удалась только потому, что он завернул камень в воск.

Теперь мы будем рассматривать символы главных процессов. Первый процесс, или «соединение», был символизирован браком царя и царицы, серы и меркурия. Пантакль шестого ключа Василия Валентина изображает царя, дающего обручальное кольцо царице, в то время как епископ их благословляет, символизируя союз. Не надо забывать, что союз этот был назван также и философским браком. В фигурах, сопровождающих «Grand Rosaire» [«Большой Розарий» (фр.)], напечатанный в «Ars Auriferае», союз этот изображён грубее — чувственным союзом короля и королевы.

«Гниение» символизировалось обыкновенно всем, что могло напомнить идею смерти или чёрноты, трупа, скелета, ворона и т.д. Таким образом, в «Viatorum spagyricum» гниение символизировано скелетом, стоящим в чёрном шаре и держащим в правой руке ворона. Пантакль четвёртого ключа Василия Валентина имеет тот же смысл: он изображает скелет, стоящий на катафалке.

«Омовение» — процесс, который следует за «гниением», ассимилирован с воскресением, следующим за смертью, как белый цвет (символ жизни) следует в делании за чёрным цветом (символом смерти).

Восьмой пантакль Василия Валентина относится к этому процессу. Можно его комментировать, таким образом, в его двойном смысле, мистическом и алхимическом. Всякая жизнь является через процесс порчи и гниения. Зерно, положенное в землю, там гниёт (по средневековой аллегории), и затем из него возрождается колос. Наше тело, опущенное в землю, в ней разрушается, но в день Страшного суда оно воскреснет. Материя, положенная в яйцо, гниёт, затем возрождается, теряет свою чёрноту, белеет и воскресает. Два человека целятся в мишень: один достигает цели — он уяснил себе смысл символов, другой её никогда не достигнет; это — сумасшедший и мудрец Таро.

«Омовение» называлось также «белением», потому что тогда происходит в яйце внутренняя дистилляция, вследствие которой материя, омываемая постоянной циркуляцией жидкости, белеет. Это изображено в «Viatorium spagyricum». Скелеты выходят из гробов — они воскресают; масса птиц летает над ними, одни — поднимаясь, другие — опускаясь, что означает дистилляцию.

Дистилляция иногда разделялась на два процесса: 1-й — выделение паров, или сублимация; символизировалось птицей, поднимающейся с поднятой кверху головой; 2-й — сгущение паров в жидкость, осаждение, или опускание; символизировалось птицей, которая опускается, с головой, опущенной книзу. В «Grand Rosaire» ребёнок, прыгающий кверху, выйдя из гроба, где заключён химический гермафродит, изображает сублимацию.

«Фиксация» — конечный процесс делания, во время которого появляется красный цвет; представлен в «Viatorium» новорожденным ребёнком, а у Бархузена в «Liber singularis de Alchimia» — молодым царём с короной на голове, заключённым в философское яйцо. В фигурах Ламбспика Отец, Сын и Дух, царствующие в славе, имеют то же самое значение.

Глава VII

Цвета Делания. — Единогласие философов. — Главные и промежуточные цвета. — Чёрный цвет, гниение, «голова ворона». — Белизна. — Ирис. — Красный цвет

В течение процесса Великого Делания материя меняет несколько раз свой цвет. Эти цвета появляются один за другим в неизменном порядке; правильная последовательность цветов указывает, что делание находится на правильном пути. Уже греческие алхимики упоминал о цветах Великого Делания. Они их насчитывали четыре и ассимилировали с четырьмя странами света:

1. Север — чернота, чёрный;

2. Запад — белизна, белый;

3. Юг — лиловатость, фиолетовый;

4. Восток — желтизна, красный (см. Berthelot. «Origines de Alchimie»).

Начиная с греков, все алхимики говорили о цветах, и в этом пункте они сходились во мнениях. Их кажущееся разногласие происходит от того, что некоторые считают важными и перечисляют цвета, о которых другие не упоминают. Но эти мелкие различия относятся только к цветам второстепенным.

В действительности можно разделить цвета Делания на два класса: 1) три главные цвета, о коих сообщают все алхимики, это: чёрный, белый и красный; и 2) цвета второстепенные и промежуточные, служащие переходом от чёрного к белому и от белого к красному. Так, например, раньше чёрного появляется пёстрая смесь цветов: между чёрным и белым — серый, между белым и красным — зелёный, голубой, цвета радуги, или солнечного спектра, а затем — жёлтый, оранжевый и, наконец, красный.

Главные цвета следуют так: чёрный, белый, красный. Вот почему философы говорят: «Наш камень имеет три цвета: он чёрен в начале, бел в середине и красен в конце» (Albert le Grand. «Le Compose des composes» [Альберт Великий. «Состав составов» (фр.)]). Также: «Этот дух, как феникс, возрождающийся из своего пепла, снова одевается в тело чёрное, белое, красное» («Precepte du pere Abraham а son fus» [«Завет отца Авраама сыну»(фр.)]). Некоторые философы причисляли к главным Цветам жёлтый или оранжевый, а иногда и цвета радуги, называемые ими ирис или хвост павлина, так что число главных цветов доходило до четырёх. Но это число никогда не было увеличено; одни промежуточные цвета между белым и красным имели значение; алхимики мало говорят о тех цветах, которые предшествовали чёрному и переходу от чёрного к белому.

Символы цветов многочисленны, и весьма важно их знать. Они относятся только к трём или четырём главным цветам.

Их часто представляют четырьмя птицами: вороном, изображающим чёрный цвет, лебедем — белый цвет, павлином — цвет ириса и фениксом — красный цвет.

Такое изображение они имеют в пантакле девятого ключа Василия Валентина.

Иногда феникс замещается царём, держащим скипетр, как в пятой главе немецкого перевода соч. «Crede mihi» Нортона. Цвета символизировались четырьмя временами года: весной, летом, осенью и зимой (см. восьмой ключ Василия Валентина), а равно и металлами, причём Сатурн, или свинец, соответствовал чёрному, серебро, или Луна, — белому, медь — красному, Марс, или железо, — ирису. Теобальд Гогланд в своём трактате «Des difficultes de l'Alchimie» [«Трудности Алхимии» (фр.)] говорит об аллегориях философов, что в начале варения, когда камень чёрен и почти сырой, его называют свинцом, когда же, потеряв черноту, он начинает белеть, его называют оловом, а затем — золотом, когда он принимает красный цвет.

Воздействия, о которых мы уже говорили с точки зрения процессов, суть следующие: 1-е — влияние Меркурия тотчас после разведения огня в продолжение двадцати дней характеризуется пёстрой окраской материи; на тридцатый день начинает преобладать зелёный цвет, и только на сороковой — появляется настоящая чернота; 2-е — воздействие Сатурна; обнаруживается чёрным цветом; 3-е — влияние Юпитера, сказывается в окраске промежуточными цветами между чёрным и белым; 4-е — воздействие Луны; проявляется в белом цвете; 5-е — влияние Венеры; производит зелёный цвет, затем голубой, синеватый и тёмно-красный; 6-е — воздействие Марса; даёт окраску жёлто-оранжевую, цвета ириса и хвост павлина; 7-е — влияние Солнца; производит красный цвет.

Яснее выразиться нельзя, и читатель легко поймёт следующее место Хёффера, приведённое нами ранее:

Выходит чёрный Сатурн,

Которого Юпитер, появляясь из своего жилища,

Отрешает от господства,

О чём вздыхает Луна,

То же делает и Венера,

Представляющая олово.

Более я ничего не прибавлю,

Как только то, что Марс, войдя в него,

Создаст убийственный железный век,

После которого появится

Солнце, когда оно возродится.

(«Le Grand Olympe» [«Великий Олимп» (фр.)], философская поэма)

 

Кроме того, цвета символизировались плодами. В следующем месте речь идёт о промежуточных цветах между белым и красным и о самом красном цвете.

«Затем, установив третью степень огня, ты увидишь возрастание всевозможных прекрасных плодов, каковы: айва, лимоны и апельсины, которые вскоре превратятся в красные яблоки» («Cassette du Petit paysan»).

Бернар Тревизан аллегорически говорит о цветах: «Об этом сказано, что вещь, хозяин которой красен и имеет белые ноги и чёрные глаза, есть Магистерий» («La parole delaissee»). И в другом месте: «Вообразите, я у него спросил, какого цвета был король. И он мне ответил, что он был одет в сукно золотистого цвета первого тона и плащ чёрного бархата поверх белоснежной рубашки, под которой он имел красное, как кровь тело» (Bernard de Trevisan. «Le livre de la philosophie naturelle des metaux»).

Наконец, цвета уподоблялись четырём элементам.

«Во время Делания появляются четыре цвета. Чёрный цвет, как уголь; белый, как цветок лилии; жёлтый как ноги птицы, называемой копчиком; красный, как рубин. Они называют чернотой воздух, белизной — землю, желтизной — воду и краснотой — огонь» (David Lagneau. «Harmonia chimica» [Давид Ланно. «Химическая гармония» (лат.)]).

Надо прибавить, что алхимики варьировали в применении названий элементов к цветам: один называл чернотой воздух, а другой — землю. Следующая выдержка значительно отличается в этом отношении от предыдущей: «Во время периода первого влияния камень чёрен, его называют Сатурном, землёй и именами всех чёрных вещей. Затем, когда он белеет, его именуют водой и названиями всего влажного, соленого или белой землёй. Когда он желтеет и выпаривается, то получает наименование воздуха, жёлтого масла и имена всех летучих вещей. Наконец, он краснеет, и его называют: небом, красной серой, золотом, карбункулом и именами всех красных драгоценных вещей, как минеральных, так и животных и растительных» («Clangor buccinae» [«Звук рога» (лат.)]).

 

Последовательные стадии алхимического процесса.

А — пьедестал, символизирующий землю;

В — гиганты или Атласы, стоящие на коленях и поддерживающие сферу;

С — четырёхголовый дракон, из дыхания которого рождается поверхность сферы;

D — Меркурий, держащий серебряную цепь, к которой привязаны два лежащих животных;

Е — зелёный лев;

F — одноголовый дракон. E и F оба обозначают одно и тоже — жидкий меркурий, который является materia prima камня;

G — трёхголовый серебряный орёл, две головы которого склонены, а третья изрыгает белую воду, или жидкий меркурий, в море, обозначенное буквой Н;

I — рисунок ветра, испускающего дыхание духа (spiritus) в море, лежащее внизу;

K — рисунок красного льва с красной кровью, стекающей из его груди в море под ним, так как море должно быть окрашено, как если бы оно было смесью серебра и золота или белого и красного;

L — поток чёрной воды, который находится в состоянии хаоса, символизирующего разложение (putrefactio). Из него поднимается гора, чёрная внизу и белая наверху настолько, что серебряный поток падает с её вершины. Это иллюстрация первичного растворения и соединения и получающегося в результате второго растворения;

М — гора, упомянутая ранее;

N — головы чёрных воронов, выглядывающих из моря;

O — серебряный дождь из облаков на вершине горы. Это обозначает второе растворение, посредством которого элементы воздуха извлекаются из земли и воды;

Р — облака, из которых исходит роса или дождь и питающая влага;

Q — образ небес, где дракон лежит на спине и пожирает свои хвост — это изображение второго соединения;

R — эфиопы, мужчина и женщина, поддерживающие две высшие сферы. Они сидят на большой сфере и поэтомупредставляют nigredo второй операции во втором разложении;

S — море чистого серебра, символизирующее жидкий меркурий, посредством которого объединяются примеси;

Т — лебедь, плывущий по морю, выплёвывающий молочную жидкость из своего клюва. Этот лебедь — белый эликсир, белый мел, мышьяк философов, вещество, общее обоим ферментам. Его задача — поддерживать верхнюю сферу своей спиной и крыльями;

V — солнечное затмение;

X — солнечный закат в море, т.е. в меркуриальные воды, куда также должен стечь эликсир. Это приводит к истинному солнечному затмению и радуге по обеим сторонам, что наводит на мысль о хвосте павлина, который позже возникнет при соединении;

Y — лунное затмение, которое также сопровождается радугой по обеим сторонам и в нижней части моря, в которое луна должна погрузиться. Это картина белой ферментизации. Но оба моря должны быть довольно темны;

Z — луна, скользящая в море;

а — король, одетый в пурпур, с золотой короной, держащий перед собой золотого льва. В руке он держит красную лилию, в то время как королева держит белую;

b — королева с золотой короной на голове, гладящая белого или серебряного орла, который стоит перед ней;

с — феникс на сфере, сжигающий сам себя. Из пепла вылетает много золотых и серебряных птиц. Это знак преумножения и роста.

(Libavius. Alchimia. 1606.)

 

Мы теперь будем специально изучать три основных цвета: чёрный, белый и красный. Первым появляется чёрный. Алхимики распространялись об этом цвете потому, что он указывает на то, что делание находится на правильном пути: «Материя, приведённая в движение соответствующим жаром, начинает делаться чёрной. Этот цвет является ключом и началом Делания. В нём заключаются все другие цвета: белый, жёлтый и красный» (Huginus a Barma. «Le regne de Saturne»).

Герметические философы давали разные имена чёрному цвету. «Эта чернота — знак гниения; философы называют её западом, темнотой, затмением, головой ворона, смертью» («Le Filet Ariadne»).

Но его главный символ был ворон. «Знайте также, что Ворон, летающий без крыльев в ночной черноте и солнечном свете, есть глава или начало искусства» (Hermes. «Les sept chapitres» [«Семь глав» (фр.)]). Его также называли головой ворона. «Указание на это плодородие даст тот алеф, или тёмное начало, которое древние называли головой ворона» (Huginus a Barma. «Le regne de Saturne»). По словам Руйяка («Abrege du Grand-Euvre»), чёрный цвет символизировали вороном потому, говорит он, что воронята рождаются белыми, и родители бросают их до тех пор, пока у них не появятся чёрные перья. Точно так же алхимик должен покинуть Делание, если чёрнота не появится. Это признак, что Делание не удалось и что его начать надо снова.

Думали, что мухи рождаются из гниющей грязи, а Ван Гельмонт уверял, что видел, как из старого сгнившего белья родились мыши [22]. Эта теория применялась к трём царствам природы; начало Делания Должно, следовательно, быть порчей, гниением, после чего оживлённая материя совершенствуется до красного цвета. Кроме того, гниение есть символ смерти, из которой проявится жизнь. Смерть — это ночь, чёрный цвет; жизнь есть свет, белый цвет. Вот почему алхимики называли чёрный цвет гниением.

«Таким образом, первому процессу Делания дали название гниения, ибо в это время наш камень чёрен» (Roger Bacon. «Miroir d'Alchimie»).

Чёрный цвет появляется около сорокового дня после того, как начали согревать философское яйцо: «Грейте умеренно философский раствор в сосуде, запечатанном герметически, в течение сорока дней до тех пор, пока на поверхности не образуется чёрная материя, которая есть "голова ворона" философов» (Alain de Lille. «Dicta Alani de lapide philosophico» [Ален де Лиль. «Слово Алена о камне философском» (лат.)]).

Во время черноты, согласно Филалету и Фламелю, появляется сильный запах, который обнаружится, если во время этой части Делания сосуд лопнет [23].

Прежде изготовления материя бывает весьма зловонна, но потом запах делается приятным, вследствие чего мудрец сказал: «Эта вода берёт запах у мёртвого и неподвижного тела» (Morien. «De transmutatione metallorum» [Мориен «О превращении металлов» (лат.)]). Вода, о которой здесь говорится, есть жидкость, образующаяся от сгущения паров в философском яйце. И действительно, во время чёрного цвета отделяются пары жёлтые, красные и зелёные, которые наполняют яйцо. Этот газ, смешанный с парами воды, сгущается и снова падает на материю. Наконец, газ более не выделяется, появляется полная чернота, всё успокаивается.

Алхимики гораздо менее распространялись о белом цвете. После чёрного цвета вскоре появляется серый цвет. «Цвет серый является после чёрного» («Note manuscrite en marge de la Bibliothиque des philosophes chimiques» [«Заметки на полях рукописей Библиотеки химических философов» (фр.)]). После этого постепенно появляется белый цвет.

«Признак совершенной белизны есть маленький, очень тонкий кружок, появляющийся вверху сосуда в то время, когда цвет материи переходит в оранжевый» («L'Echelle des philosophes» [«Лестница философов» (фр.)]). Затем этот круг увеличивается и испускает белые лучи, тонкие, как волосы (откуда иногда появляется название: волосяная белизна); сходясь в центре, эти нити, размножаясь, окрашивают в конце концов всю массу в белый цвет.

Фламель говорит в своей книге, что белизна есть символ жизни, а чернота — смерти, и вследствие того он представил в своих иероглифах кладбища Невинных тело, дух и душу, или материю камня, как мужчин и женщин, одетых в белое или воскресающих из гробов, чтобы обозначить живительную белизну, являющуюся после смерти, чёрноты, гниения.

Философы дали много названий белизне. Что касается аллегорий и символов белизны, то Пернети их великолепно разрешает в своём «Dictionnaire mithohermetique» [«Мифогерметический словарь» (фр.)]: «Философы говорят, что когда появляется белизна на материи Великого Делания, значит, жизнь победила смерть, что их „Царь" воскрес, что земля и вода сделались воздухом, что это — воздействие Луны, что их „дитя" родилось, что небо и земля бракосочетались, потому что белизна указывает на союз, или брак, устойчивости и летучести, женского и мужского».

Что же касается красного цвета, то алхимики говорят о нём мало. Он означает счастливый конец Делания. Материя высыхает совершенно и трансформируется в порошок ярко-красного цвета. Нагревают сильнее, чем это делали до сих пор, разбивают яйцо и получают философский камень. «Когда камень, достигший красного цвета, начинает разрываться или давать трещины и надуваться, его ставят пережигать на отражающую печь, где он окончательно затвердевает» (Arnold de Villeneuve. «Novum lumen» [Арнольд из Виллановы. «Новый свет» (лат.)]).

Символ оконченного Делания — это треугольник обращённый вершиною вниз, с крестом, находящимся над его основанием. Он изображён в 12-м ключе Таро.

Теперь, когда Великое Делание нам известно на практике и символах, мы можем понять следующие слова, которые раньше нам показались бы лишёнными смысла, если не смешными. Эксимиданус говорит: «Мочите, сушите, черните, белите, обращайте в порошок и доведите его до красного цвета, и вы будете обладать всем секретом искусства, заключающимся в этих немногих словах. Первое черно, второе бело, а третье красно; 80, 120, 280 — два их делает, и они сделались 120. Резина, молоко, мрамор, луна =80. Олово, железо, шафран, кровь =120. Персик, груша, орех =280».

«Если вы меня понимаете, вы весьма счастливы; если нет — больше ничего не ищите, ибо всё заключается в моих словах» («La Tourbe des philosophes»). «Мочите и сушите» — это растворение и кристаллизация при приготовлении материи (см. гл. IV). «Чернить, белить, делать красным» есть указание на три главные цвета. «Превращайте в порошок, производя посредством огня весь процесс; всякий инструмент, могущий ранить, будет символом огня» (см. гл. V). Всё остальное относится к цветам. «Первый будет чёрный и т.д.» — это значит, что первый процесс характеризуется чёрным цветом, второй процесс — белым, третий — красным. Резина, молоко, мрамор, луна — символы бело цвета. Олово, шафран, железо, кровь — символы чёрного и серого цветов. Числа 80, 120, 280 изображают эти три цвета; а два, их образующие, суть сера и Меркурий. Они достаточны для того, чтобы произвести всё Делание, переходя постепенно через три цвета.

Хорошо ещё, что алхимические трактаты не все так темны, как «La Tourbe des philosophes». И их можно понять и отличить истинное от ложного при небольшом навыке. Тем, кто хотел бы проникнуть глубже в изучение герметизма, мы рекомендуем обратить внимание на трактаты Альберта Великого, Роджера Бэкона, Бернара Тревизана, д'Эспанье, Фламеля, Гигинуса из Бармы, Кунрата, Раймонда Луллия, Парацельса, Филалета, Рипли, Сендивогия, Василия Валентина, Арнольда из Виллановы и Дионисия Захария; а из анонимных сочинений — «Texte d'Alchimie» и «La Tourbe des philosophes».

Глава VIII





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-05-17; Просмотров: 24; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.022 с.) Главная | Обратная связь