Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Образец итоговой аналитической работы (эссе)





Я.Н. Колсанова. Информационные кампании участников грузино-осетинского конфликта: противоборство или попытки сотрудничества

 

Военные столкновения в Грузии в августе 2008 г. представляют собой новое обострение грузино-осетинского конфликта, который ведет свою историю с 1989 г., когда возникло и начало быстро развиваться национальное движение в Грузии. С окончанием последнего военного столкновения в 1992 г. в зону конфликта были введены миротворческие силы, состоящие из российского, грузинского и осетинского батальонов. С тех пор проблема непризнанных республик в Грузии хоть и не была решена, однако была заморожена и дальнейшего развития не получила вплоть до августа 2008 г. Ситуация начала обостряться еще задолго до указанного месяца. Так, в феврале 2008 г. была объявлена независимость Косово. Россия выступала категорически против этой инициативы и высказывала опасения, что такое решение может повлечь усложнение вопросов относительно других непризнанных республик. Одновременно с этим ухудшались отношения РФ с Грузией, что привело даже к дальнейшему разрыву авиасвязи между Грузией и Россией. В мае после скандала, связанного со сбитыми грузинскими беспилотными самолётами, российская сторона открыто стала говорить о возможности вооруженного конфликта и о готовности применить военные методы для защиты своих граждан.

Поводом к войне послужил обстрел грузинскими войсками города Цхинвали. Вскоре в конфликт вступили вооруженные силы России. Несмотря на то, что военные столкновения продолжались недолго, события вызвали большой резонанс в мировом сообществе. В связи с поступлением противоречивой информации и отсутствием единого мнения по вопросу, кто же все-таки был агрессором и развязал конфликт, ООН и отдельные страны ЕС долго не могли определиться как с формулировкой своих собственных индивидуальных позиций, так и возможных предложений по урегулированию конфликта. Таким образом, война велась в двух плоскостях: территориальной и информационной.

Данная работа будет посвящена рассмотрению информационной составляющей конфликта.

В качестве основных участников информационной составляющей конфликта наиболее целесообразно выделить следующие: РФ, Грузия, США и страны ЕС. Автор намеренно не берет страны Ближнего Востока как отдельного актора, т.к. несмотря на то, что информационно-аналитические издания и отражали события в Грузии, их деятельность не была в нужной мере активна. Для составления позиций сторон и анализа их изменения в работе были задействованы международные и российские СМИ.

В качестве российских источников можно выделить следующие издания: «Независимая газета», «Российская газета», «Известия», информационный портал «Lenta.ru», лента новостей «РИА Новости». Также необходимо учитывать официальные заявления, выступления и интервью российских политических деятелей, МИД РФ и Президента РФ.

В качестве грузинских источников можно взять также СМИ Грузии, большинство из которых доступны в сети Интернет и лишь некоторые из них доступны на русском или английском языках. «Грузия Online» и «Georgian Times» – примеры информационных ресурсов, где можно найти статьи и обозрения, ярко выражающие грузинский вариант произошедших событий. Также доступно множество выступлений и обращений президента Грузии М. Саакашвили как к народу, так и к своим европейским и американским союзникам.

В качестве европейских источников можно выделить следующие издания: «BBC World» (Великобритания); «Sueddeutsche Zeitung» (Германия); «Der Tagesspiegel» (Германия); «Le Monde» (Франция); «Limes» (Италия); «Gazeta Wyborcza» (Польша); «Geopolitika» (Литва) и некоторые другие. Также необходимо учитывать выступления глав европейских государств, их заявления и комментарии ситуации.

В качестве американских источников можно взять издания «The New York Times», «Foreign Policy» и «Newsweek», а также заявления и выступления президента США Дж. Буша-мл., госсекретаря США К. Райс и других политических деятелей, представляющих позицию США на международном уровне.

Наблюдая за освещением военных действий в Южной Осетии и соответствующей аналитикой происходящего, информационную войну можно условно разделить на два этапа. Первый этап имел место в период непосредственно военных действий и в небольшой период времени после их окончания. Он характеризовался абсолютной диаметральностью взглядов двух главных участников конфликта, России и Грузии, однозначностью позиции США и весьма сдержанными и разнородными мнениями стран ЕС.

Два потока информации, носившие противоречивые и порой совершенно противоположные сведения, были направлены на убеждение мирового сообщества в своей версии случившегося. Одним из основных пунктов этого потока было определение агрессивной стороны в конфликте, которая и начала военные действия. Россия на национальном и мировом уровне заявляла о несоответствующем нормам мирового порядка поведении Грузии и о предшествующих разногласиях и трениях в отношениях. Также Россия озвучивала признание территориальной целостности Грузии и отрицала роль инициатора в развязывании конфликта и намерения присоединить непризнанные республики к своей территории. Участие во «внутреннем конфликте Грузии» объяснялось стремлением обеспечить безопасность своих граждан, так как большинство жителей Южной Осетии имели российское гражданство. Однако, несмотря на четкость и аргументированность позиции России, она не пользовалась популярностью у мирового сообщества, так как не была в должной мере активно выражена.

В отличие от российской, грузинская версия обвиняла Россию агрессором и позиционировала конфликт как проявление российских империалистических амбиций. Информационный портал «Грузия Online» сообщает:

«Евросоюзу и США пора понять: захват грузинской территории - только начало военной экспансии России. Граница Грузии - это еще и некий символический рубеж. Сейчас Москва проверяет: как далеко Запад позволит ей зайти. Его реакция должна быть немедленной - на карте судьба свободы и демократии на постсоветском пространстве на годы вперед».

Как видно из этой цитаты, а также многих других аналитических и информационных статей, тактика грузинских СМИ, а также государственная стратегия информирования общества заключалась в активном обращении к Западу и США, эмоциональных просьбах о помощи и справедливости, а также в напоминании своей геополитической ценности. Нередко у грузинской стороны можно встретить следующий аргумент в отношении российской агрессии: вторжение со стороны России вызвано ее желанием установить контроль над Грузией, где проходят крупные нефтепроводы, по которым нефть из Азербайджана, Туркмении и Казахстана поставляется в Европу. Кроме этого, часто упоминается и трубопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, над которым «Россия давно пыталась установить контроль».

Наблюдая за публичными выступлениями М. Саакашвили можно также отметить их очевидную направленность на западного и американского слушателя. Так, например, некоторые из речей, даже обращенные к собственному народу, были сделаны на английском языке. В обстановке присутствовал флаг Европейского союза, в который Грузия не входит, и многие другие детали. Подобное поведение объясняется также желанием форсировать события для скорейшего вступления в НАТО и по возможности в ЕС.

Возвращаясь к анализу первого этапа информационной войны, нужно отметить, что он характеризовался значительным успехом грузинской позиции в мировом сообществе. Многие страны Европы придерживались данной версии восприятия происходящего. Однако степень приверженности данной точки зрения также варьируется в ЕС. Особенно радикальны в своих суждениях относительно грузино-осетинского конфликта были восточно-европейские страны. Эстонская газета «Delfi» - яркий тому пример:

«Президенты "некогда узурпированных стран" Эстонии, Латвии, Литвы и Польши сделали совместное заявление, осуждающее вооруженную агрессию России против Грузии. Президенты пообещали воспользоваться всеми имеющимися у них средствами, чтобы реакция мирового сообщества не свелась к бессодержательным заявлениям».

Позиция восточно-европейских государств может обуславливаться ранее существовавшими трениями с Россией, носивших культурно-исторический и идеологический характер.

Страны Западной и Центральной Европы были более сдержанны относительно высказывания своих позиций. Франция и Германия долго не могли определиться в своих взглядах, однако выбрали путь сдержанной критики. На первоначальном этапе они признали чрезмерное применение силы Россией и неправомерное действий обеих сторон в зоне конфликта. Выдвигались даже предложения о возможных санкциях в отношении России за агрессию и несоблюдение принципов мирового права: исключение из Большой восьмерки, блокирование вхождения России в ВТО и т.д. Однако в позиции этих стран присутствовала также критика действий Грузии. Так, рассуждая о конфликте, немецкая газета «Sueddeutsche Zeitung» пишет:

«Вероятно, потребуется еще много лет, прежде чем Тбилиси смирится с тем, что его государственная территория сократилась до 'ядровой' части».

Позиция Великобритании более четко выражена и является скорее антироссийской. Однако, в общем Западная Европа придерживается нейтральной стороны. Отношения ЕС-РФ весьма развиты и активно функционируют во многих направлениях, поэтому агрессивная критика и санкции могли нанести значительный вред сотрудничеству. Таким образом, можно отметить, что говорить о единой реакции и оценки ЕС конфликта в Грузии не приходится. Безусловно, все без исключения европейские страны негативно отнеслись к участию России в конфликте и высказывали свое несогласие. Однако степень агрессивности критики в каждой стране была разная. Подобная тенденция обуславливается степенью развитости двусторонних отношений с конкретными странами, поэтому позиция государств варьировалась. Не желая, чтобы локальный конфликт сказался на экономических и политических отношениях, некоторые европейские державы ограничились лишь устной критикой, не имевшей выражения в конкретных действиях как на политическом, так и на экономическом уровнях.

США полностью поддержали позицию Грузии относительно освещения происходящих событий. Американские СМИ позиционировали конфликт не как локальный, а как глобальный, т.к. война в Грузии это только начало экспансии России, конечной целью которой может оказаться США. Об этом пишет «Newsweek»:

«Буш понимает, что эти действия направлены не столько против Грузии, сколько, в некотором смысле, против американцев».

Такая безоговорочная и полная поддержка во многом обеспечила успех грузинской информационной кампании на Западе. Однако это, в свою очередь, имело и отрицательные стороны. Подобная чрезмерная информационная, гуманитарная и политическая поддержка дала основания российской стороне полагать, что США причастны к организации грузино-осетинского конфликта и имеют в данном регионе свои интересы.

Таким образом, обобщая весь выше изложенный материал, можно сделать вывод, что на первом этапе Россия информационную войну вокруг грузино-осетинского конфликта проиграла. Позиция РФ практически не поддерживалась, за исключением некоторых постсоветских республик на южных границах и Турции.

Второй этап информационной войны наступил приблизительно с начала сентября. Об этом свидетельствует разрешения иностранным журналистам в допуске на место военных действий. По мнению автора, это было поворотным моментом в ходе информационной войны. После этого решения последовали «шокирующие» репортажи, которые освещали конфликт с непривычной стороны. Готовность России идти на мирные переговоры и обеспечить материальную и гуманитарную помощь пострадавшим от обстрела городам Южной Осетии повысила репутацию страны и укрепила российскую позицию. Критика в отношении России ослабла, и уверенность в агрессии со стороны РФ перестала быть абсолютной. Репортажи, статьи и выступления политических лидеров стран по-прежнему оставались очень эмоциональными, однако их характер стал более разноплановый. Так, итальянская газета «Limes» пишет:

«В первые сутки этой новой войны, исход которой тогда еще не был до конца ясен, главной задачей международных СМИ было обойти факт грузинской агрессии, переложить ответственность за развязывание войны на Москву, затушевать факт массового истребления осетин».

Однако говорить о полном изменении мнения мирового сообщества преждевременно. Грузинская версия все еще оставалась весьма популярной, но и российская набирала силу. Важным моментом и новым аргументом в позиции РФ стала поддержка действий России Шанхайской Организацией Сотрудничества (ШОС). В результате все популярнее стали идеи, что учитывая информацию разных источников, нельзя винить только одну из сторон конфликта в произошедшем – неправы обе стороны. Такую позицию все чаще стали занимать как отдельные страны Европы, так и ЕС в целом.

Таким образом, второй этап информационной войны охарактеризовался усилением позиции России. Однако о том, кто же выиграл на данном этапе сказать сложно, т.к., во-первых, информационная война все еще продолжается и, во-вторых, стали очевидны неточности и просчет в позициях как Грузии, так и России.

Делая общий вывод по работе, можно отметить, что информационная война стала новым способом борьбы в современном мире. Здесь сложно, а иногда и невозможно определить победителей и проигравших. В функционировании этой системы большое значение имеют ранее сформировавшиеся предубеждения и стереотипы, а также представления руководителей СМИ о том, что является новостью, информационной сенсацией, а что - нет. В данном конкретном случае война между никому не известной на Западе Южной Осетией и Грузией новостью не являлась, а война между Грузией и Россией, а тем более противостояние между Россией и США были настоящей сенсацией.

 

 

Составитель:

 

ЗОБНИН Алексей Владимирович

 







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 219; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2018 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.01 с.) Главная | Обратная связь