Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ГЛАВА II. В ПОИСКАХ ОБЪЯСНЕНИЯ И ПРЕДСКАЗАНИЯ ПОВЕДЕНИЯ




Homo examinator[43]

Способы познания мира

— метод очевидного знания

— метод авторитета

— метод интуиции (метод a priori) — научный метод

Индукция и дедукция

Основные характеристики научного метода

— контролируемость

— операциональное определение

— повторяемость

Организационная психология и научный метод

Исследование в организационной психологии

— цели и задачи исследования

— фундаментальные и прикладные исследования

Этапы научного исследования

— определение проблемы и постановка задачи

— предварительный анализ имеющейся информации, условий, теоретических моделей и прикладных методов для решения выявленной проблемы

— формулирование гипотезы

— выбор теории или модели, помогающих решению проблемы

— выбор переменных

— выбор метода

Методы изучения организационного поведения

— наблюдение

— метод описания критических ситуаций

— анализ документов

— контент-анализ

— опрос анкетирование интервьюирование социометрический опрос

— эксперимент

естественный (полевой) эксперимент

лабораторный эксперимент Планирование и организация эксперимента Схемы планирования исследования

— план 1: «Разовый срез»

— план 2: «Pretest/post-test для отдельной группы»

— план 3: «Статическое сравнение двух групп»

— план 4: «Pretest/post-test с контрольной группой»

— план 5: «Post-test с контрольной группой»

— план 6: «Схема из четырех групп»

—план 7: «Лонгитюдинальный план»

Мультивалентные экспериментальные планы

Факторные эксперименты

Возможности и ограничения организационно-психологических исследований

Анализ и обобщение результатов научного исследования

— обработка полученных результатов

— проверка исходной гипотезы на основе полученных результатов и окончательная формулировка новых фактов или взаимосвязей

— объяснение проблемы и прогнозирование ее дальнейшего развития

—составление отчета

Практическое упражнение

Homo examinator

Что хотел сказать шеф своим суровым видом, ведь работа была сделана на совесть? Почему после подписания контракта надежные и давние партнеры словно «под землю провалились»? Как же все-таки заставить сотрудников не опаздывать и быть более приветливыми к клиентам? Да есть ли вообще в этой организации хоть один человек, на которого можно положиться?

Бесконечная череда похожих вопросов ежедневно занимает сознание людей, и ошибочные ответы нередко приносят им серьезные неприятности. Все эти вопросы в той или иной мере связаны с наблюдением, объяснением и прогнозированием поведения людей, которые нас окружают. Всю жизнь мы изучаем чужое поведение, и накопленный опыт подсказывает нам, кому следует доверять, на кого можно положиться, кого следует избегать. И все-таки наш опыт не страхует нас от неудач. «Как же мы могли потерять такого ценного профессионала! Ведь именно благодаря ему конкуренты теперь ушли далеко вперед». — горестно вздыхает руководитель, вспоминая ершистого работника, уволившегося год назад.

Насколько точными могут быть наши наблюдения за поведением других людей?

Разумеется, чем ближе и дольше мы знаем людей, тем реже мы сталкиваемся с неожиданностями. Но жизнь динамична, и многим, в особенности в организационной среде, приходится общаться, взаимодействовать, работать с множеством незнакомых или малознакомых людей. К сожалению, и старые знакомые иногда преподносят неожиданные сюрпризы.

Наши заключения о поведении других людей формируются из многих источников: собственных наблюдений, переживаний и жизненного опыта в целом, а также на основании опосредованного опыта других людей, отраженного в традициях, литературе, искусстве, средствах массовой информации, науке и т. д.

Мысль о том, что каждый из нас является в определенном смысле ученым-исследователем, легла в основу модели человека, предложенной американским психологом Г. Келли[44]. Стремление преодолеть несоответствие абстрактных концепций личности в психологии и реальных проблем конкретных людей привело его к Мысли уравнять в правах всех, кого психологи рассматривают в качестве испытуемых, с самими психологами, провозгласив, что «каждый человек — это ученый, исследователь». Он не просто реагирует на жизненные обстоятельства как некие стимулы, не только перерабатывает внешнюю информацию, но и выдвигает собственные гипотезы, проверяет их на практике, строит свою индивидуальную теорию мира и человеческого поведения.



Человек-ученый, человек-исследователь не ограничивается ролью наблюдателя, затерянного в мире, а пытается объяснять, предсказывать и контролировать события своей жизни и свое поведение, стремится учитывать последствия своих действий и поступков и потому несет всю полноту ответственности за них.

Стремления каждого из нас во многом схожи с задачами научного исследования. Чтобы жить среди людей, справляться с множеством ежедневных проблем, каждый из нас в меру своих способностей и особенностей должен понимать поведение окружающих, правильно интерпретировать изменения в их действиях с тем, чтобы адекватно прогнозировать ход событий, в которые он вовлечен. Таким образом, не только психологи и специалисты в области поведенческих наук, но и обычные люди, ежедневно исследуя мир, используют те или иные методы его познания.

Способы познания мира

Среди многообразия способов познания можно выделить четыре основных метода:

1. Метод очевидного знания. Согласно этому методу что-либо является истинным, потому что так считает (знает, уверен) сам человек. Такое знание присуще каждому человеку, однако его ценность во многом зависит от наблюдательности, ума, трудолюбия и образованности конкретного человека. Очевидное знание рассудительного, мудрого человека безусловно отличается от знания человека, редко утруждавшего себя работой ума. Справедливо говорят, что, в конечном счете, умный человек от глупого отличается не качественно, а количественно: у последнего полностью отсутствует сомнение в своей правоте.

К абсолютизации очевидного знания особенно склонны люди, живущие в дефиците информации и впечатлений, имеющие высокий социальный статус или низкий образовательный уровень, а также лица, обладающие определенными личностными особенностями. Истинность какого-либо мнения или решения для таких людей кажется самоочевидной и не требующей размышлений. Они предпочитают не замечать или игнорировать факты, не укладывающиеся в их привычные представления. При этом от их внимания не ускользают даже редкие «подтверждения» собственной правоты. Такое знание нередко является самодостаточным: для того, чтобы человек ощутил его ограниченность, иногда недостаточно множества противоречащих фактов — нужны серьезные потрясения.

2. Метод авторитета. Согласно этому методу познания мира истинным является то, что ассоциируется или принадлежит к чему-либо авторитетному или общепризнанному. Нечто истинно потому, что так считал знаменитый исследователь или потому, что об этом заявил депутат городской думы. Этим методом регулярно пользуется каждый из нас, применяется он и в науке. Ученые не имеют возможности исследовать все множество явлений даже в узкой области только своими силами, и поэтому использование мнений авторитетных лиц представляет собой важный источник знания.

Однако ссылаться на авторитеты нужно с осторожностью. Цитируя авторитетный источник, мы иногда находимся «под гипнозом» имени, предполагая, что известный ученый не может высказывать неправильные мысли, приводить необоснованные факты или пользоваться непроверенной информацией. Однако мы живем во взаимозависимом мире, и тот же ученый не всегда в состоянии до конца проверить добросовестность своих ассистентов. Кроме того, и у авторитетных людей может быть склонность к абсолютизации метода очевидного знания.

Мы постоянно сталкиваемся с авторитетными заявлениями и высказываниями действительных и ложных экспертов, которые оказывают значительное влияние на наше мировосприятие и жизнь в целом. Неоправданное доверие к любой, даже сомнительной информации может сыграть злую шутку с каждым из нас. Но даже строго следуя декартовскому принципу «de omnibus dubitandum»[45], мы не можем своими силами проверить все интересующие нас факты и информацию, и поэтому будем снова и снова обращаться к авторитетным людям, изданиям, организациям, пользоваться их знаниями. Но каждый раз мы должны обращать внимание не только на громкие фамилии людей или названия организаций, но и на существо и первоначальное происхождение информации.

3. Метод интуиции (метод a priori). Этот метод утверждает, что разум человека может постигать истину прямо, как внезапное озарение, без обоснования этой истины с помощью каких-либо доказательств. В процессе интуитивного познания не осознаются все те исходные данные, на основе которых он делается. Интуиция характеризуется тем, что отдельные звенья процесса мышления протекают более или менее бессознательно, а предельно ясно осознается именно итог мысли — истина.

Как и ссылка на авторитет, интуиция не самый лучший помощник в познании сложных явлений, к которым следует отнести и поведение человека. Не всегда выручает и житейская мудрость. Каждый день мы сталкиваемся с противоречащими друг другу образцами своего рода народной психологии, в которой утверждение о том, что «разлука любовь бережет» вполне уживается с противоположным наблюдением: «С глаз долой — из сердца вон».

4. Научный метод. Чаще всего понятие «наука» люди связывают с так называемыми естественными науками, например, физикой, химией или биологией. Психология же довольно редко ассоциируется со строгими научными дисциплинами. Однако если спросить, почему химия кажется в большей степени наукой, чем психология, то наиболее вразумительным ответом, пожалуй, будет то, что химия оперирует фактами, разрабатывает теории и проводит эксперименты. При этом многие часто и не подозревают, что организационная психология занимается тем же!

Может показаться, что методы, используемые психологами, не научны, а сам предмет исследования — психика человека — не подлежит научному исследованию. Основная причина такого отношения — те искаженные представления о науке, которые существуют в сознании многих людей. Один из таких стереотипов связан с образом ученого в белом халате, который проводит в лаборатории таинственные эксперименты. Этот образ поддерживается в сознании людей литературой, кинематографом, даже телевизионной рекламой, использующей образ человека в белом халате для «научного» подтверждения полезности жевательной резинки для нашего здоровья.

Другой стереотип изображает ученых сидящими в «башне из слоновой кости», наделенными исключительными умственными способностями и полностью отстраненными от всех житейских проблем. Они заняты разработкой каких-то заумных теорий, которые не имеют никакого отношения к реальной жизни. Именно сквозь этот стереотип «науки ради науки» чаще всего воспринимаются сотрудники академических институтов.

Еще один распространенный стереотип связывает научные исследования с технологическими достижениями. Люди поражаются полетам в космос, «разуму» компьютеров, совершенству автомобилей и новым возможностям бытовой техники. «Вот ведь что напридумали!» — восхищаются они, представляя ученого талантливым инженером, стремящимся усовершенствовать нашу жизнь.

Так что же такое наука? В истории человечества наука долгое время приравнивалась к сумме знаний. Во многом такое представление справедливо и сейчас. Однако наука — это не просто обновляющиеся и прирастающие знания, это в то же время и процесс, метод генерирования знаний. Таким образом, наука — это, прежде всего, научный метод, позволяющий добывать знания. Мы не можем разъединить науку и знания: последние являются продуктом первой. Однако не все знания являются научными. Научным может быть названо только то знание, которое получено научным методом.

Индукция и дедукция

В наиболее общем понимании наука включает в себя сбор данных и разработку теории. Обе эти стороны научного процесса взаимосвязаны, и исследователей можно условно разделить на экспериментаторов и теоретиков — в зависимости от того, чему они отдают приоритет. Одни исследователи предпочитают начинать со сбора отдельных фактов, и когда накоплено достаточное количество исследовательских данных, они пытаются сформулировать объяснения или теории, их обобщающие. Вместе с тем спектр явлений, которые интересны психологам, чрезвычайно широк, и постоянно существует необходимость поиска общих теоретических моделей, позволяющих упорядочить и объяснить множество фактов.

Последовательность действий исследователя от единичных фактов к обобщению принято называть индукцией. Слабой стороной индуктивного метода является высокая вероятность субъективного искажения, непременно присутствующего в процессе исследования единичных явлений. Каждый ученый воспринимает и интерпретирует то, что он исследует, в индивидуальной, свойственной только для него форме, зависящей от его прошлого опыта, ожиданий и личностных характеристик. Фундаментальные работы Б.Скиннера по подкреплению и научению начинались с кропотливого сбора и получения эмпирических данных, которые затем послужили основанием его теории[46].

Противоположный подход, начинающийся с создания теории и заканчивающийся последующим поиском подтверждающих ее фактов, получил название дедуктивного подхода. «Под теорией понимают совокупность понятий и суждений, относящихся к более или менее широкой предметной области и объединенных в единое целое с помощью определенных логических принципов»[47]. Исследователи-теоретики считают, что невозможно собирать и получать данные без определенной системы координат, которую задает теория, пусть даже и не законченная. Последующий анализ данных, собранных в рамках предварительно очерченной теории, позволяет уточнить и модифицировать теорию. Примером дедуктивного подхода может служить теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Начало интенсивным работам в этой области положило именно создание самой теории.

Индуктивный и дедуктивный подходы — это различные пути к достижению одной и той же цели, и они в реальном научном процессе трудно разделимы. Большинство исследователей на каждом этапе своей работы переходят от одного подхода к другому. При этом чем большая совокупность явлений охвачена теорией, тем она совершенней. Если теория объясняет только одно явление, она бесполезна. Примером совершенной теории может служить теория гравитации, объясняющая и падение яблок, и приливы, и отливы, и вращение Земли вокруг Солнца.

Теория — это своего рода каркас, который заполняется все новыми и новыми данными. Теория никогда не может быть полностью подтверждена, она может быть только отвергнута. Данные, которые не соответствуют теории, требуют ее модификации. Данные, которые подтверждают теорию, лишь откладывают день ее «низвержения». Поэтому очевидно, что теория должна быть проверяемой. Если же ее нельзя проверить, ее нельзя и отвергнуть. Сила теории и вера в нее усиливаются по мере того, как она выдерживает проверку временем. Однако всегда потенциально существуют условия или факторы, которые могут выявить слабость теории, и поэтому вера даже в самую совершенную теорию никогда не может быть абсолютной.

Так, фрейдовская психоаналитическая теория является слабой с теоретической точки зрения, так как она не может быть ни подтверждена, ни отвергнута. Понятия этой теории не имеют четкого операционального определения, позволяющего подвергнуть научной оценке фрейдовские гипотезы о природе человеческой натуры.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. F70.99 Умственная отсталость легкой степени без указаний на нарушение поведения, обусловленная неуточненными причинами
  2. F71.98 Умственная отсталость умеренная без указаний на нарушение поведения, обусловленная другими уточненными причинами
  3. F73.04 Умственная отсталость глубокая с указанием на отсутствие или слабую выраженность нарушения поведения, связанная с хромосомными нарушениями
  4. F78.81 Другие формы умственной отсталости с другими нарушениями поведения, обусловленные предшествующей инфекцией или интоксикацией
  5. F9 Эмоциональные расстройства и расстройства поведения, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте.
  6. II.1. Общая характеристика отклоняющегося поведения несовершеннолетних.
  7. III.1. О соотношении биологического и социального в генезисе преступного поведения.
  8. III.2. Психобиологические предпосылки асоциального поведения несовершеннолетних и их учет в воспитательно-профилактической работе.
  9. XI.1. Воображение как фактор поведения (Р.Г. Натадзе).
  10. Акцентуации характера и нарушения поведения подростка
  11. В поисках прародины древних семитов
  12. В поисках славы: боевое крещение и литературный дебют (1895-1900)




Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 713; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.018 с.) Главная | Обратная связь