Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


В поисках прародины древних семитов




 

Древняя Передняя Азия представляла собой мир, где доминировали семитские народы. Аккад и Ассирия, Вавилония и Финикия, Израиль и сирийские царства — все они были плодом деятельности семитов. Хотя Шумер, самое первое государство в мире, было не семитского происхождения, его население уже в глубокой древности подверглось полной ассимиляции семитами и стало неотъемлемой частью их мира. Другая страна, Египет, значительно дольше сопротивлялась гегемонии семитских народов, но и она в конце концов приняла их язык и культуру. Индоевропейцы появились позднее, а главное, их первые государства, включая Хеттскую державу, оставались на периферии — на северных и восточных рубежах Передней Азии. То же самое относится и к хурритам, древнему несемитскому народу, чье этническое происхождение пока не ясно.

Сегодня мало кто сомневается, что прародину древних семитов надо искать на Ближнем Востоке. Однако где? В XX в. утвердилось мнение, что самой вероятной областью, откуда вышли все семитские племена, является северная Аравия. Ее географическое положение — в центре нынешнего семитского мира — позволяет прекрасно объяснить распространение семитских народов в Передней Азии. Эта версия также идеальна для понимания дисперсии семитской языковой семьи. В ее пользу говорят и значительные запасы воды в акифере северной Аравии, без которых были бы невозможны колодцы для кочевых и пастушеских племен. Есть основания полагать, что в глубокой древности климат этого района, как и всего Ближнего Востока, был значительно более влажным. Археологические раскопки показали, что еще около 9–10 тысяч лет назад дождей выпадало так много, что нынешние пустыни в Негеве и северном Синае имели обильную растительность, и там существовали поселения людей. Лишь со временем, по мере того как климат становился засушливее, северная Аравия подверглась опустыниванию, что и стало главной причиной ухода семитских племен со своей прародины.

Эта казалось бы удобная и убедительная версия имеет очень серьезный недостаток. Северная Аравия уже стала пустыней как минимум 7 тысяч лет назад, то есть задолго до того, как начались массовые передвижения семитов. Данные археологии подтверждают, что к V тыс. до н. э. климат на Ближнем Востоке становится более засушливым и люди постепенно покидают свои поселения в северном Синае и Негеве. Жизнь бедуинов в сегодняшней Аравии была бы невозможна без такого животного, как верблюд, а он был одомашнен только в XI в. до н. э. Одним словом, климатические условия в северной Аравии не могли соответствовать потребностям жизни большой группы племен. Впрочем, есть и другое, косвенное свидетельство против того, чтобы искать в Северной Аравии прародину семитов. Все древнеегипетские фрески изображают семитов как людей с явно более светлой кожей, чем у самих египтян. Следовательно, они пришли из мест, находившихся значительно севернее, где солнечное облучение было существенно меньшим, чем в Египте и в северной Аравии.

Прародину древних семитов искали в Палестине, Сирии и центральной Месопотамии, но отсутствие преемственности в сменявших там друг друга культурных слоях делают все эти предположения маловероятными. Есть и более эксцентричная версия, помещающая прародину семитов на территорию современной Сахары. Наиболее стойкими ее сторонниками были некоторые лингвисты, которые таким образом объясняли родство семитских языков с берберскими, кушитскими, чадскими и древнеегипетским языками. Действительно, Сахара далеко не всегда была бесплодной пустыней, но проблема в том, что она ею стала еще раньше, чем северная Аравия. К тому же все известные нам передвижения семитов произошли в период, когда климат Ближнего Востока мало чем отличался от современного. Более того, самая важная часть этих миграций, например, амореев и арамеев произошла уже в исторический период, когда существовала письменность. Хотя у нас до сих пор нет ясных свидетельств, откуда пришли семиты, все же, используя письменные источники и данные археологии, мы можем вполне определенно утверждать, что семиты пришли в центральную Месопотамию, в Сирию и Палестину не с юга, из Аравии, а с севера, из северо-западной Месопотамии, с верховьев двух крупнейших рек в Западной Азии — Тигра и Евфрата. Библия конкретно называет прародину патриархов еврейского народа Авраама, Исаака и Иакова: это область города Харан, расположенная примерно в 30 км юго-западнее современного турецкого города Шанлы Урфа, недалеко от границы с Сирией. Библейские тексты недвусмысленно указывают, что город Ур в Шумере, откуда пришел Авраам в Ханаан (Палестину), никогда не был его родиной. Мало того, по пути в Ханаан семья Авраама и его отца, Тэраха (Фарра), остановилась на продолжительное время на своей родине, в Харане (Быт. 11:31–32). Там умер Тэрах, и главенство в роду перешло к его сыну Аврааму. Позднее Библия снова напоминает, что родиной праотцов древних евреев был не Ханаан, а Харан в северо-западной Месопотамии. В книге Бытие имеются еще два названия этой же области: Арам-Наараим И Падан-Арам (Быт. 24:10; 25:20). Очевидно, они закрепились за районом Харана после прихода арамейских племен. Именно туда Авраам послал своего доверенного слугу искать жену для сына Исаака, так как не желал родниться с чуждыми ему жителями Ханаана. Туда же, на родину к родным, отправляет Иакова его мать, Ревекка, желая спасти любимого сына от мести его брата, Эсава (Исава). Подобно Аврааму, Исаак тоже не хочет вступать в родственные отношения с чужими ему ханаанеями. Библия не скрывает, какое разочарование и боль у родителей вызвала женитьба Эсава на местной женщине (Быт. 26:34–35).

Многолетние археологические раскопки в Палестине дали достаточные доказательства того, что западносемитский народ ханаанеи, также пришел с севера в IV–III тыс. до н. э. Более того, предшественники ханаанеев — носители так называемой гассулийской культуры, которые появились в Палестине в самом начале IV тыс. до н. э., — вероятнее всего, были тоже западными семитами и также пришли в Ханаан с севера.

В конце III тыс. до н. э. большие группы западносемитских племен, амореи, заполонили Месопотамию, Сирию и Ханаан, захватили контроль над большинством городов и образовали собственные аморейские государства. Одним из них был, например, Вавилон в период правления знаменитого царя Хаммурапи в XVIII в. до н. э. Накопившиеся за последние десятилетия письменные и материальные свидетельства говорят в пользу того, что амореи пришли не из Северной Аравии или района Сирийской пустыни, как считалось раньше, а с севера, из северо-западной Месопотамии.

Другая массовая волна западных семитов, арамеи (арамейцы), пришла в Сирию, центральную и южную Месопотамии) значительно позднее, в XII–XI вв. до н. э. Передвижения этих племен свидетельствуют о том, что их исходной точкой была опять-таки северо-западная Месопотамия.

Известно, что первое семитское государство, Аккад, в центральной Месопотамии создали не западные, а восточные семиты. Они же впоследствии подчинили и своего южного соседа — Шумер. История отношений между этими двумя государствами свидетельствует, что аккадцы пришли не с юга, а с севера, как и все западные семиты.

Что же представляла собой в природном отношении северо-западная Месопотамия — прародина семитских народов? Эта значительная по территории область отгорожена от остальной части Анатолии внушительной горной грядой: с севера и востока — горами юго-восточного Тавра, а с запада — горной цепью Нур. Естественное укрытие с трех сторон имело большое значение для жизни людей в то неспокойное время. Горы, обступающие полукругом северо-западную Месопотамию, и сегодня защищают ее от холодных северных ветров и делают местный климат существенно более мягким и теплым по сравнению с внутренними районами Анатолии. Область открыта лишь с юга, со стороны сирийской низменности. Верховья Тигра и Евфрата, а также их притоки снабжают в изобилии весь этот район водой. Достаточное количество осадков в сочетании с относительно равнинным рельефом и плодородными почвами позволяют заниматься земледелием и пастбищным скотоводством даже на значительном удалении от рек. Это была страна, идеально подходившая для жизни древнего человека со всех точек зрения. Не случайно сегодня здесь возделывается хлопок — теплолюбивая культура, требующая большого количества воды и хороших почв. В наше время район, бывший когда-то прародиной всех семитских народов, оказался почти целиком на территории современной Турции. В его западной части расположены турецкие города Газиантеп и Килис, на юге — Шанлы Урфа и Мардин, на севере — Батман, Дийарбакыр и Адыйаман. По иронии судьбы прародина семитов оказалась на самой северной границе семитского мира. Именно оттуда семиты начали спускаться на юг, по речным долинам Тигра и Евфрата и вдоль восточного побережья Средиземного моря. Но что заставило их покинуть свою благодатную страну? Ведь новые земли с более жарким и тяжелым климатом, сжатые огромной Сирийской пустыней, хронически страдали от недостатка осадков. Причиной, скорее всего, были два фактора: естественный прирост населения и наступление индоевропейских и хурритских племен с севера. Так мы подошли к еще одной проблеме, связанной с прародиной индоевропейских народов.

С поисками колыбели индоевропейцев дела обстоят сложнее, чем с родиной древних семитов. Разные исследователи помещали ее в самые различные, отдаленные друг от друга места: то на территорию современной Польши, то на Балканы, то в Иран или Центральную Азию. Такой разброс во мнениях не случаен. Уже не менее 1,5–2 тысяч лет назад носители индоевропейских языков заселили огромные территории в Европе и Азии: от Испании на западе до границ Тибета на востоке, и от Северного Ледовитого океана на севере до Индийского на юге. Но откуда началось движение предков этих народов и что заставило их покинуть свою первоначальную родину?

Римские и древнегреческие авторы оставили нам немало сведений о передвижении германцев и славян, скифов и сарматов, а древнеегипетские источники содержат информацию о хеттах и «народах моря». Вавилоняне и ассирийцы имели контакты с мидянами и иранцами, киммерийцами и народами Урарту. Да и собственная история древних греков и римлян является лишь частью общей истории индоевропейцев. Из всего этого обилия разрозненных и отрывочных сведений от различных авторов и в разное время следует, что исходная точка всех передвижений индоевропейцев, их прародина, находилась где-то в районе Черного моря, а еще точнее, на его северных и западных берегах. Вероятнее всего, в глубокой древности основной ареал проживания индоевропейцев представляла собой именно территория, занятая сегодня водами Черного моря. Не следует забывать, что около 8 тысяч лет назад нынешних Черного и Азовского морей не существовало вообще, а их территорию занимала огромная впадина, лежавшая существенно ниже уровня мирового океана. Правда, уже тогда там имелось большое пресноводное озеро, но по своим размерам оно сильно уступало современному Черному морю. В это озеро впадали такие крупные реки, как Дунай, Днестр, Буг, Днепр, Дон, Кубань, Кызыл-ырмак. Обилие пресной воды и мягкий климат в сочетании с удобным равнинным ландшафтом представляли, очевидно, такой же благоприятный для жизни человека район, как и прародина семитов в северо-западной Месопотамии. Однако между VI и IV тыс. до н. э. в результате сейсмических процессов произошло понижение или обвал уровня почвы в районе нынешнего пролива Босфор, и вода из Средиземного моря стала заливать черноморскую впадину. Геологический катаклизм привел к экологической катастрофе: древнее пресноводное озеро превратилось в соленое море и постепенно затопило районы, где жили многие индоевропейские племена. Процесс заполнения Черного моря занял десятки, а может быть, и сотни лет, поэтому он не мог привести к гибели людей, но заставил их мигрировать во всех направлениях. Новообразовавшееся море буквально «выдавило» индоевропейцев с их прежней территории, причем больше всего это коснулось тех племен, которые занимали северное и западное Причерноморье; там вода затопила наибольшую по площади территорию. Судя по известным нам из истории передвижениям индоевропейских племен, северо-запад Причерноморья занимали кельты и германцы, север — балтийские и славянские племена, северо-восток — предки киммерийцев, сарматов и скифов, далее, на юго-востоке, жили индо-иранские племена. Вероятно, юго-западнее кельтов и германцев, в северной части Балканского полуострова, жили предки италийских племен и греков. Хетты, лувийцы, палайцы и все те, кого мы относим к анатолийской группе индоевропейской языковой семьи, видимо, занимали самые южные районы Черноморской впадины и были вытеснены наступавшим морем на север Малой Азии и в Анатолию. Впоследствии кельты, а за ними германцы постепенно занимают северо-запад Европы, славяне и балты распространяются по северо-восточной Европе, где жили финно-угорские племена, а носители индо-иранских языков вторгаются на территории Ирана, Центральной Азии и Северной Индии. Эта модель распространения индоевропейцев во все стороны от наступавшего на них Черного моря находит косвенное подтверждение в свидетельствах античных и раннесредневековых историков о жизни германских племен остготов в Крыму в первых веках нашей эры, о соседстве восточнославянского племени древлян с «заблудившимся» племенем германцев на территории современной Украины и о пребывании балтийских племен латов в Верхнем Поволжье (Jordan., III, 12)[1].

Движение индоевропейцев на юг и восток привело к вытеснению семитских племен с их прародины в северо-западной Месопотамии. Но семиты были не единственные, кого индоевропейцы заставили покинуть родные места. Аналогичная участь постигла в Восточной Анатолии и хурритов. Они тоже были вынуждены уйти на юг и осели в северной Сирии и Месопотамии, существенно потеснив там семитов. Хурритские имена появляются в северной Месопотамии достаточно рано, уже в конце III тыс. до н. э. Этот этнос создал несколько своих государств, крупнейшим из которых стало Митанни. До сих пор язык и этническое происхождение хурритов остается загадкой. Многие историки считают хурритов народом индоевропейского происхождения, таким же, как и хетты, однако лингвистический анализ их языка пока этого не подтверждает. Скорее всего, хурриты были одним из автохтонных народов южного Закавказья и восточной Анатолии, родственным тем этносам, которые позднее образовали государство Урарту. Не исключено, что они, как и другие коренные народы Закавказья, уже подверглись культурной и языковой ассимиляции со стороны наступавших индоевропейцев. Из современных народов их наиболее вероятными наследниками могут считаться только армяне.

Внутренние области Анатолии населял и другой автохтонный народ — хатти, который и дал свое имя пришедшим индоевропейцам — хетты. К сожалению, мы очень мало о нем знаем и можем полагать, что он полностью слился с пришельцами с севера. Вероятно, на территории Малой Азии, Анатолии, Закавказья и Ирана проживало немало коренных народов, таких как хатти и хурриты, и не имевших отношения ни к семитам, ни к индоевропейцам. Но более сильные и многочисленные индоевропейские племена либо покорили и ассимилировали их, либо вытеснили в другие районы. Можно предположить, что подобное произошло и с шумерами: индоиранские племена заставили их переселиться с прародины в районе древнего Элама в южную Месопотамию. К нашему времени от всех этих народов не осталась и следа: еще в древности они были полностью ассимилированы либо индоевропейцами, либо семитами. Поэтому сегодня мы не можем расшифровать их языки, пытаясь идентифицировать их на основе известных нам языковых семей.

Еще находясь на своей прародине, древние семиты, подобно индоевропейцам, разделялись на различные племенные группы. Судя по времени и направлениям их миграций, можно предположить, что уже в IV тыс. до н. э. существовало четкое деление на западных (амореи и арамеи) и восточных (аккадцы и ассирийцы) семитов. Если первые концентрировались в верховьях Евфрата и его притоков, то вторые занимали верхнее течение Тигра. Географическое разделение существовало и между самими западными семитами: юго-запад принадлежал аморейским племенам, а север — арамейским. Известные нам ханаанеи представляли собой ту часть аморейских племен, которые раньше других западных семитов ушли в Сирию, Финикию и Ханаан. Все культурные и языковые различия между ними возникли как результат раздельного существования в течение почти тысячи лет. Не исключено, что пришедшие в Ханаан еще раньше люди гассулийской культуры в этническом плане представляли тех же ханаанеев, точнее, их авангард. Вероятно, что причины, вытолкнувшие западных семитов с их прародины, в разное время были различны. Постепенный уход гассулийцев и ханаанеев объяснялся, скорее всего, ростом численности населения и междоусобицами в северо-западной Месопотамии. Однако массовые переселения амореев, а позднее и арамеев на юг связаны с давлением индоевропейских племен с севера. Начало исхода амореев совпадает по времени с приходом В Анатолию хеттов и близких к ним народов, а волна миграций арамеев хронологически совпадает с нашествием «народов моря».

Таким образом, уход семитов с их прародины в верховьях Тигра и Евфрата был вызван передвижением индоевропейских и индоарийских племен, которые, в свою очередь, были постепенно выдавлены экологической катастрофой с собственной прародины в районе Черного моря. В процесс миграции племен оказались вовлечены и хурриты — коренное население Закавказья и северо-восточной Анатолии. Уходя из Причерноморья, индоарийские племена «сдвинули» хурритов на юг, в северную Месопотамию, где они столкнулись с жившими там семитами. Вторжение хурритов в верховья Тигра и Евфрата привело к массовому уходу на юг сначала восточных семитов — аккадцев, а позднее и западных семитов — амореев. Место ушедших амореев заняли, с одной стороны, хурриты, а с другой — арамеи, западносемитский этнос, родственный тем же амореям. Так в районе Харана появились арамеи или арамейцы, к которым некоторые библейские тексты ошибочно причисляют патриарха Авраама и его родню. На своем пути на юго-восток некоторые индоарийские племена не просто «сдвинули» хурритов, но и частично смешались с ними. В результате этого в составе хурритов появились такие индоарийские группы, как марьяну.

Второе массовое переселение западных семитов с их прародины началось около XII в. до н. э. и тоже было вызвано миграциями индоевропейских племен. На этот раз уходили арамеи (арамейцы), которые фактически повторили путь своих предшественников — амореев. Одни из них, например племена халдеев, спустились по речным долинам Тигра и Евфрата в южную Месопотамию, другие ушли на юго-запад, в Сирию, где создали собственные царства. Правда, на прародине семитов еще долго оставалось значительное арамейское население, хотя его и потеснили лувийцы — родственный хеттам народ — и иранские племена, наступавшие с востока. Несмотря на последовавшие затем волны эллинизации, христианизации и исламизации, местное население в целом сохранило свои семитские корни. Этническая ситуация существенно изменилась лишь после прихода сюда тюркских племен в конце XI в. В течение нескольких столетий население полностью тюркизировалось и исламизировалось. Сегодня на всей территории этого обширного района проживают преимущественно турки и курды, и здесь уже ничто не напоминает о прародине древних семитов.

 

Глава II

У истоков

 

Еврейская история начинается с библейского патриарха Авраама, жившего в легендарном Шумере, в одном из древнейших городов мира — Уре. Правда, тогда его имя звучало несколько проще — Аврам. Библия ничего не говорит о том, как долго Аврам прожил в этом городе, однако она ясно дает понять, что ни Ур, ни южная Месопотамия вообще, не были родиной патриарха, что туда его семья пришла из совсем другого места — из Харана, находившегося очень далеко, В северо-западной Месопотамии. Но Шумеру не суждено было стать новой родиной Аврама: то ли западносемитским кочевникам не хватило там свободных пастбищ, то ли возникли конфликты с местными правителями — об этом мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Как бы то ни было, глава рода, он же отец Аврама Тэрах, принимает решение идти в страну Ханаан (Палестину). Но Месопотамию и Ханаан разделяет большая Сирийская пустыня, и проход через нее стал возможен лишь спустя целое тысячелетие после Аврама, когда был одомашнен корабль пустыни — верблюд. Во времена же Аврама основным вьючным животным был осел, и поэтому даже потомственные кочевники не решались забираться глубоко в пустыню. В тот период из Шумера в Ханаан добирались окольным путем, через северо-западную Месопотамию, через Харан — родные места для семьи Аврама. Там, на своей первоначальной родине, им пришлось основательно задержаться. Умирает Тэрах, и власть над родом переходит в руки старшего сына — Аврама. Выполняя волю отца, он ведет свое семейство на юго-запад, через Сирию в Ханаан. Первая стоянка Аврама была в центральной Палестине, в районе между Шхемом (Сихем) на севере и Бейт-Элем (Вефиль) на юге. Но он почему-то не остается в центральной части Ханаана, где было больше воды и плодородных земель, а постепенно продвигается на юг, в наиболее жаркие и засушливые районы, соседствующие с пустыней Негев. Здесь, на юге Палестины, в треугольнике Хеврон — Беэр-Шева (Вирсавия) — Герар кочуют Аврам и его соплеменники. Так завершается первый период странствий еврейского патриарха, и с этим временем связано немало вопросов.

В религиозной исторической литературе решение о переселении в Ханаан традиционно приписывается Авраму и связывается с его новой монотеистической верой. В действительности, судьбоносное решение об уходе из Ура в Ханаан принял не Аврам, а его отец Тэрах, у которого не было ни культа единого Бога, ни особых отношений с Ним. Библия говорит об этом совершенно ясно: «И взял Тэрах Аврама, сына своего, и внука своего Лота, от сына Арана, и Сарай, невестку свою, жену сына своего Аврама, и вышли вместе из Ура халдейского, чтобы идти в страну Ханаан, и дошли они до Харана и поселились там» (Быт. 11:31). Итак, не Аврам взял свою семью, а Тэрах. Впрочем, другого и быть не могло: согласно законам и традициям того времени отец Аврама был старшим в роду и именно ему полагалось решать, а членам его семьи повиноваться. Но почему был выбран Ханаан? Ведь Палестина находилась отнюдь не по соседству, а отстояла очень далеко как от Ура, так и от южной Месопотамии вообще, можно сказать, на другом конце Передней Азии. Откуда Тэрах мог знать, что его семья и племя найдут там свободные земли и воду? Ответ на все эти вопросы может быть только один: Тэрах получил исчерпывающую информацию от своих сородичей, которые уже обосновались в Ханаане. Это были такие же кочевые западные семиты, как и он, которые тоже ушли с их общей прародины в северо-западной Месопотамии, но в отличие от Тэраха и его семьи — не в Шумер, а в Ханаан. Переход через огромные расстояния, да к тому же с большим количеством скота, сопряжен с немалыми трудностями и риском. На подобное путешествие можно было решиться, лишь будучи уверенным, что племя найдет место и защиту в новой стране. Скорее всего, такие гарантии Тэрах действительно получил: не зря Аврам уже после смерти отца идет не вообще в Ханаан, а конкретно в его южную часть. Впрочем, сама Библия ничего не говорит о причинах ухода в Ханаан и ограничивается лишь ссылкой на волю Бога: «И сказал Бог Авраму: уходи из страны твоей и из дома отца твоего в страну, которую Я укажу тебе» (Быт. 12:1). Но страна, куда двинулся Аврам, не была пустой, и Библия напоминает, что «в этой земле тогда уже жили ханаанеи» (Быт. 12:6). Придя туда первыми из западных семитов, они во времена Аврама представляли собой оседлый земледельческий народ. Рядом с ними осела и более поздняя волна западных семитов — амореи. Они успели занять свободные земли в лучших местах — в северном и центральном Ханаане, — но на засушливом юге еще оставалось немало свободных пастбищ. Эта южная часть, по соглашению между западносемитскими кочевниками, и была выделена Авраму и его людям. Правда, в те времена южная Палестина представляла собой куда более отрадную картину, чем сегодня. Прежде всего, там еще не было нынешнего Мертвого моря. Его место занимала долина Иордана, которая «до истребления Богом Содома и Гоморры была, как сад Господень, как страна египетская, и вся, доходя до Цоара, орошалась водою» (Быт. 13:10). Согласно Библии, земля, ставшая дном Мертвого моря, называлась раньше долиной Сидим (Быт. 14:3), и река Иордан в изобилии снабжала ее водой. Лишь позднее, в результате сейсмических процессов, там произошла экологическая катастрофа: значительная часть долины Иордана превратилась в безжизненное соленое море, погибли цветущие города, а оставшиеся в живых люди покинули район бедствия. Со временем климат стал еще более засушливым и проблематичным для земледелия, и постепенно южный Ханаан превратился в безраздельную вотчину западносемитских кочевников.

В библейской литературе встречается ошибочное мнение, что основа монотеистической веры Аврама возникла еще до прихода его в Ханаан, и что Господь, побудивший его идти на новую родину, был тем самым единым Богом, которому молились потомки Аврама. Однако Библия не делает различия между богом Тэраха и Богом Аврама. Действительный разрыв с прежними богами произошел значительно позднее, уже в самом Ханаане. В последние годы получила распространение гипотеза, которая связывает Ур и Харан как центры служения Сину — богу Луны, а семью Аврама рассматривает в качестве служителей этого культа. Действительно, культ Луны был популярен в обоих этих городах, но данный факт никоим образом не может свидетельствовать в пользу того, что члены семьи патриарха были его жрецами и поэтому ушли из Ура в Харан.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 433; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2018 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.015 с.) Главная | Обратная связь