Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ, ПРИСУЩИЕ ВНУКАМ АЛКОГОЛИКОВ




Внуки как группа очень похожи на взрослых детей алкоголиков. 97% опрошенных внуков соответствуют общему перечню характеристик, присущих взрослым детям алкоголиков. Еще до заполнения моего вопросника в ходе обследования внуки или уже читали, или слышала описание характеристик взрослых детей алкоголиков, данных авторитетами в этой области. Многие были поражены тем фактом, насколько они близко связаны «синдрома-ми» взрослых детей алкоголиков. Вместе с тем перечень характеристик внуков «подходил» некоторым взрослым детям алкоголиков, и особенно тем, кто вырос во внешне благополучных семьях. Знание этих черт помогает внукам идентифицировать себя со своими родителями и находить связь между своим настоящим я прошлым.

1. Искаженное представление о семье. Внуки алкоголиков имеют искаженное представление о своих семьях (76%), будучи неспособными видеть что-либо отрицательное в них, несмотря на очевидность доказательств. Внуки часто вспоминают, каким хорошим было их детство, хотя они сами чувствуют свою неполноценность в зрелом возрасте. Тем, кто посещает группы «Анонимных алкоголиков», кажется, что они не могут идентифицировать себя с людьми из неблагополучных семей. Они часто говорят о том, какими хорошими были их дома в детстве, и не соотносят свои нынешние трудности с прошлым своей семьи. Взгляд через «розовые очки» заставляет их положительно заблуждаться и может создать модель, аналогичную тай, которой пользуются взрослые дети алкоголиков, не замечающие неполноценности или безумия вокруг них. Они привыкли жить в двух реальностях, внутренней и внешней, и никогда не доверяют своим инстинктам. Они могут улыбаться и говорить, что все прекрасно, испытывая внутреннюю боль. Они могут быть окружены людьми, находящимися в состоянии кризиса, но благодаря заученной способности игнорировать душевную боль полагают, что это не оказывает на них никакого влияния. Они не обращаются за помощью, считая, что у «их нет проблем. В своих интимных отношениях внуки алкоголиков могут оказаться выполняющими роль всех тех, от которых они зависят. Они могут выглядеть надменными или высокомерными и испытывать отчужденность оттого что выглядят «слишком хорошо». Состоя в браке, внуки алкоголиков склонны к излишней защите своих семей, не желая признавать свои даже незначительные ошибки.

2. Самообвинение. Когда их жизнь становится неконтролируемой, внуки алкоголиков обвиняют в этом самих себя (66%) без связи с их специфическим прошлым, а у многих из них оно было. Они объясняют свои проблемы, характерные дефекты и почти отсутствие выбора своей собственной неспособностью к нормальной жизни взрослого человека. Они оглядываются назад и видят внешне здоровую семью, родителей, которые делали все возможное, чтобы подготовить их к будущей жизни, и приходят к заключению: «Должно быть, я виноват сам». Вот несколько высказываний внуков алкоголиков, подтверждающих это:

«Я думаю, только я один был болен в своей семье».

«Они были нормальными людьми, а я был ненормальным».

«В семье со мной обращались как с отверженным. Все выглядели нормальными, за исключением меня. Думаю, а том, что они вели себя так, была моя вина».

«Полагаю, что, если бы я мог больше походить на них, больше общаться, быть более удачливым, у меня все было бы хорошо».

«Я чувствовал, что меня любят и заботятся обо мне. Это, должно быть, моя вина, если я чувствовал и вел себя по-другому».

«Я никогда не делился своими душевными страданиями, никогда не просил помощи, потому что мне говорили, что в своих проблемах я виноват сам, и я знал, что матери будет стыдно за меня».

Внуки алкоголиков знают, что самооценка их семей и родителей зависит от их поведения и, следовательно, чувства стыда за то, что они не могут добавить что-либо к семейной гордости. Многим в семье дали понять, что родители не могут или не хотят обсуждать причины каких-либо их ошибок, поэтому внуки воспринимали неудачи как результат своей неполноценности. Во взрослой жизни, вступив в брак с человеком, страдающим химической зависимостью или имея ребенка с порочными пристрастиями, они обвиняют только самих себя и не склонны делиться этими проблемами со своими родителями или братьями и сестрами, боясь их осуждения и критики.



3. Умение формировать поверхностные отношения. 80% внуков алкоголиков всячески стремятся, чтобы их отношения с окружающими людьми ни в коем случае не были достаточно близкими. Химически зависимые семьи в силу необходимости охраняют многие секреты и семейные тайны прошлого, а также то, кто они есть на самом деле. Дети требовательных родителей с раннего возраста начинают осознавать, что не всегда безопасно показывать себя тем, кем ты на самом деле являешься, и уже в два или три года приходят к выводу, что разумнее скрывать истинное лицо. Обретя черту низкой самооценки, они стремятся показывать миру то что, по их мнению, мир желает видеть. В результате появляется псевдоличность с целью оградить хрупкую самооценку и вызвать одобрение окружения.

Внуки алкоголиков —мастера такого обмана и весьма способны убедить окружающих в том, что те видят его реальное лицо.

Во взаимоотношениях они делятся информацией лишь в тон мере, чтобы поддерживать связи, но никто никогда не располагает о них полной информацией.

«В детстве у меня было много друзей, как и тогда, когда я стал взрослым, но я не думаю, чтобы кто-то действительно знал меня. Я показывал им только свою положительную сторону и поэтому был опорой для них. Я мог говорить и говорить о других людях, но о себе я никогда не говорил чего-то действительно важного. Я был в окружении людей, но был один».

«Меня всю жизнь окружали люди из алкогольных семей. Все мои друзья постоянно имели какие-то проблемы. Я считал, что вышел из хорошей семьи и могу помочь им. Это было моделью всех моих взаимоотношений и сохраняется по сей день. Я — благополучный человек, который ни в чем не нуждается».

Если внуки алкоголиков жили в доме, где душевная близость заменялась социальной активностью, заботливостью и.сохранением видимости хорошей семьи, они, естественно, могли обрести мастерство в этих областях. Но душевная близость как часть здоровой семейной системы моделируется лишь в тех семьях, где ее члены способны на искреннюю близость. Внуки алкоголиков могут, порой с хорошими намерениями, создать псевдоблизость, подражая поведению при правдивых эмоциях, но при этом у них не будет ни чувств, ни способности пойти на риск, необходимый для здоровых отношений.

4. Трудности в обращении за помощью. Внуки алкоголиков испытывают очень серьезные трудности в обращении, за помощью (90%). Для них сам факт необходимости помощи означает признание совершенной ими ошибки, которая- может быть исправлена только ими самими.

Воспитываясь у своих родителей, взрослых детей алкоголиков, большинство внуков алкоголиков чувствуют трудности родителей в их стремлении создать семью, даже отдаленно не напоминающую ту, в которой они выросли. Это вроде игры «Давайте считать, что мы все счастливы, здоровы, честны и откровенны». Когда дети заботятся о своих родителях, они, естественно, стараются сделать им приятное. Если мама становится расстроенной или встревоженной из-за моей проблемы, то я не должен иметь много проблем или должен научиться скрывать их от нее.

Внуков алкоголиков не спрашивают, в чем они нуждаются, и не учат выражать свои нужды другим. Это рассматривается как зависимость и слабость, нечто постыдное и избегаемое. Просьба о помощи означает, что неполноценен ты сам или твоя семья.

Часто родители стремятся решить проблему за счет скорых советов, вместо того чтобы дать возможность ребенку самому извлечь уроки из своей ошибки, всемерно помогая ему в этом. Взрослые дети алкоголиков не склонны к тому, чтобы их дети принимали самостоятельные решения, опасаясь, что они не смогут предотвратить переживания и справиться с ними, а поэтому саботируют любые шаги детей в этом направлении, столь необходимые в процессе становления. В результате внуки алкоголиков не могут правильно оценить ситуацию и обратиться за помощью при возникновении у них трудных проблем.

5. Страдания от вынужденных действий. Вынужденность (здесь это понятие расшифровывается как повторяющиеся действия при отсутствии выбора) очень распространена среди внуков алкоголиков. Из общего числа обследованных 81% заявили о своей борьбе с вынужденными действиями, как-то: еда, секс, работа, курение, ненужные расходы, химическая зависимость. Вовзаимосвязи с родителями чаще всего упоминались еда и работа.

В любой семейной системе, где чувства подавлены, они вынужденно выражаются действиями. Даже если пристрастие к алкоголю и наркотикам минует следующее поколение, остается окружение, которое способствует пристрастиям. Семейная система продолжает сохранять характеристики химически зависимой

семьи и поддерживает любое пристрастие. Даже если склонности кажутся на первый взгляд положительными, например работомания, взрослые дети алкоголиков моделируют вынужденное поведение, которое перенимается их детьми, внуками алкоголиков.

По иронии судьбы, несмотря на стремление взрослых детей алкоголиков, не допустить алкоголизма или наркомании своих детей, часто один ребенок или все дети становятся химически зависимыми людьми. Когда болезнь захватывает их детей, они не могут осознать природную наследственность и склонны к экстремальным мерам и самообвинению. Часто говорят, что наследственность, отсутствующая у родителей, может проявиться у их детей. Это подтверждается многочисленными примерами пристрастий внуков алкоголиков, которые несут тяжелое бремя виновности за то, что стали неполноценными, хотя и выросли во внешне благополучной семье.

6. Тенденция к скрытности. Внуки алкоголиков имеют тенденцию к скрытности без каких-либо умыслов (86%). Один из обследуемых сказал: «Я скрытен по натуре. Я знаю, что у меня была бы масса неприятностей, если б я когда-нибудь рассказал что-либо о себе». Другой высказался так: «Они скрывали абсолютно все важное, например за кого будут голосовать, религиозные взгляды, возраст и т. д., а также свои болезненные переживания, связанные с чьей-либо смертью, с половой жизнью и особенно с алкоголизмом. Я никогда не понимал до конца, что они хотят скрыть, но я знал, что не должен говорить об этих вещах».

Отвечая на вопросы о своих семьях, многие внуки алкоголиков были удивлены, обнаружив, как мало они знают и что им так мало рассказывали. Необходимость скрывать возникает, когда имеется угроза быть отвергнутым, опасность расправы или оскорблений, если важные для тебя вещи будут преданы огласке. Эта черта для взрослых детей алкоголиков, которые воспитывают своих детей по безусловной для них модели, врожденная и потому рефлекторная. Необходимость скрывать правду друг от друга не декларируется, но дети могут чувствовать, что раздражает и является табу для родителей, и в результате стараются не говорить об этом открыто. Они привыкают делиться только тем, чем обязаны, и очень редко делают это вне дома. Никто в семье не считает, что это - скрытность, и дети воспринимают такое положение как «правильное», а поэтому переносят этот пример в свою взрослую, жизнь.

Став взрослыми, внуки алкоголиков уже научены жить, не открываясь» кому-либо. Мучительные моменты наступают и проходят, но о них могут не знать даже самые близкие люди. Становится проще говорить о соседях, погоде, новостях, проблемах других людей, нежели о своих переживаниях. Внукам алкоголиков свойственно стремление быть постоянно активными и «занятыми», что помогает избежать моментов откровения в семье и с друзьями, болезненных переживаний и неловкости. Но тем самым они лишают себя радости общения и признания другими людьми.

7. Склонность к депрессии и беспокойству. 80% внуков алкоголиков рассказали о периодических приступах депрессии и беспокойства. Неразрешенная душевная боль и раздражение часто проявляются в форме непредсказуемых психических отклонений, сходных с состояниями активных алкоголиков.

Когда слушаешь описание образа жизни семьи внука алкоголика, в которой не было принято распивать спиртные напитки, то очень трудно заметить разницу между взаимозависимой семьей и семьей с зависимостью от химических веществ. Многие внуки алкоголиков живут в страхе перед эмоциональными срывами» яростью и непредсказуемостью умственных отклонений своих родителей.

Депрессия, описываемая внуками алкоголиков, обычно не является тяжелой клинической депрессией. Она также не является ситуационной депрессией — реакцией на негативные обстоятельства. Представляется, что подавление эмоций, имевшее место в семье, отразилось на внуках алкоголиков таким образом, что они не могут освободиться от гнева, горя, раздражения и т. д. и загоняют эти чувства внутрь. С годами такое подавление, особенно гнева, начинает проявляться в цикличных периодах апатия, возможно, не в крайних формах, но в ощущениях беспомощности, одиночества и горечи. Эти периоды, которые могут длиться днями, неделями и даже месяцами, могут быть результатом легкой ошибки, незначительного раздражения, разочарования или вообще быть беспричинными. Они могут проходить так же необъяснимо, как и появляться.

Негативная оценка самого себя, мысль о том, что они проявляют себя не должным образом, еще больше усугубляют муки внуков алкоголиков. Они считают, что, пока обстоятельства их жизни так же плохи, как и у других людей, они не имеют никакого права на проявление своих чувств.

Такое положение дел учит не только скрывать гнев и другие чувства, становиться более приемлемыми для самих себя в состоянии апатии, но и не искать оправдывающего это состояние объяснения. Если бы такое объяснение имелось, то депрессия не наступала бы так часто. Другим важным моментом, который должны осознать многие внуки алкоголиков, является помимо всего прочего необходимость рассказывать о своих страданиях.

Аналогично депрессивному циклу внуки алкоголиков сообщают о волнах беспокойства, диапазон которых весьма широк: от одномоментных страхов и до приступов панического ужаса, проявляющегося также и в физическом поведении.

Один из внуков алкоголиков рассказывал: «Я вырос в атмосфере беспокойства. Помню наиболее часто употребляемую в детстве фразу: когда я возвращался из школы домой и особенно если задерживался, то прежде всего разыскивал своего брата и спрашивал: «Отец психует?»

А вот слова еще одного внука: «Единственным человеком, которому разрешалось выражать гнев в нашем доме, был мой отец. Он мог стать невменяемым, и мы все старались не раздражать его. Если кто-нибудь из нас, детей, начинал психовать, отец чувствовал себя оскорбленным и неделями не разговаривал с нами. Мы научились не проявлять своего раздражения».

Многие испытывают поочередно беспокойство и депрессию. Они начинают жить в мире страхов, которые могут проявляться еще в детстве. Чрезмерна беспокойство о том, что что-то произойдет, лишает их возможности адекватно реагировать в те моменты, когда это «что-то» действительно происходит. Когда происходят приятные события, то родители, взрослые дети алкоголиков, предупреждают их о том, что не надо очень верить этому хорошему, так как оно обязательно пройдет. В принципе всем детям свойственно испытывать разного рода страхи, однако реакция родителей на тот или иной страх должна быть адекватной ему: как час-то и долго ребенок испытывает этот страх и какова его интенсивность. Родители, проявляющие чрезмерную заботу или опеку, всячески стремящиеся к тому, чтобы все «было по правилам», в действительности провоцируют беспокойство и страх, моделируя «правила» и уча детей быть слишком осторожными. Химически зависимые семьи обычно живут по аксиоме: «Если это тебе нравится, ты должен делать это. Если это тебя раздражает, найди другое!»

Детские страхи переходят во взрослую жизнь внуков алкоголиков, но теперь они их стыдятся и скрывают, т. е. скрывают свои душевные муки, стремятся так построить свою жизнь, чтобы избежать всего, что пугает их. В результате появляется общий страх перед неуправляемостью, беспомощностью, т. е. страх перед чувством, которое возникает у большинства из нас почти каждый день.

Чувство беспокойства может расти, превращаясь в периодические приступы паники, которые могут стать препятствием для осуществления нормальных действий, например выхода из дома, вождения автомашины и т. д. Данная модель является образцом крайней зависимости, порождающей вместе с тем фальшивое чувство силы и власти над любимыми, людьми, которые должны начать о тебе заботиться и охранять тебя от невзгод.

8. Большая преданность семье. Преданность семье является могучей силой в любой модели химически зависимой семьи. 73% внуков алкоголиков боятся проявить свою нелояльность в отношении родителей и семьи путем признания того, что жизнь в их доме далеко не идеальна. 78% считают, что их духовное воспитание было недостаточным,—они благодарны своим родителям скорее за их «стремление», чем за то, что они фактически делали. Поддерживание мифа «Мы —хорошая семья» (означает, что, что у нас нет проблем) приобрело для некоторых внуков алкоголиков особую важность. Они сами поняли частую зависимость своих родителей, а также братьев и сестер от других людей, даже в отношении лечения.

Один внук алкоголика вспоминает, как он нарушил семейную заповедь —не говорить плохо о семье: «Однажды, уже будучи взрослым, когда я осмелился выразить свое мнение о нашей семье, моя сестра разозлилась и сказала: «Твое представление неточно». Мне необходимо было их одобрение значительно больше, чем быть честным перед самим собой, поэтому я решил, что должен быть неправым».

Многие внуки алкоголиков испытывают муки, признаваясь, что в их семьях «что-то было не так». Они также испытывают трудности, пытаясь понять, что же именно было «не так», когда сравнивают себя со взрослыми детьми алкоголиков, которые имели более заметные травмы. Когда они действительно откровенны, то, испытывая чувство вины, спрашивают, не преувеличивают ли они и правильно ли преподносят все то, что было в прошлом. Многие из тех, кто находится в стадии реабилитация, сообщают, что им удалось преодолеть это чувство вины.

9. Чувство стыда за свою зависимость от химических веществ. Внуки алкоголиков, которые находятся в стадии реабилитации после лечения от зависимости от химических веществ (34%), испытывают мучительное, чувство стыда за то, что вернули заболевание в семью (65% людей, находящихся в стадии реабилитации, считают это проблемой). По многим причинам они испытывают мучение, оттого что их заболевание (пристрастие) принесло большее страдание их родителям, чем им самим.

Бот одно высказывание: «Я оценивал себя до такой степени низко, так презирал себя самого, что порой мне очень хотелось провалиться сквозь землю. Я чувствовал, что принес в свою семью стыд и позор».

Многие никогда не рассказывали в своих семьях о том, что они вылечились и находятся в стадии реабилитации, и продолжают это скрывать, боясь реакции своей семьи.

Вот высказывание еще одного пациента о том, как он поделился с матерью: «Когда я решил пройти курс лечения, моя мать сказала мне: «Мы попробуем справиться с этим дома— никуда не ходи». Благодарю Господа Бога, что на той стадии заболевания я понимал, что это невозможно!»

В дополнение к боязни реакции семьи внуки алкоголиков с трудом воспринимают алкоголизм как заболевание. Не имея перед глазами родителей-алкоголиков, ОНИ полагают, что виноваты в том, что привнесли алкоголизм в семью. Вместе с ощущением морального падения, часто сопутствующим этому заболеванию, внуки алкоголиков несут бремя возвращения алкоголизма в семью через поколение. Они также чувствуют вину за то, что их родители другим людям «кажутся плохими» или неадекватными своей родительской роли.

Информация о том, что их прародители были алкоголикам», часто приносит им облегчение, освобождая от чувства собственной вины и беспомощности перед болезнью. Их шансы на длительную трезвость значительно увеличиваются при отсутствии моральных угрызений и оценке себя как падших людей. Они более расположены к посещению антиалкогольных групп, испытывая чувство полноправной принадлежности к ним.

Информация, собранная для составления данного списка характеристик внуков алкоголиков, ни в коей мере не претендует на законченность, Поскольку мы, быть может, впервые попросили людей ответить на такие специальные вопросы, то, надеюсь» это станет побудительным мотивом для дальнейших исследований на более широкой научной основе.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. V. Характерные черты философии русского «религиозно-философского» ренессанса.
  2. V.3. Характерные черты культурного ландшафта
  3. Й учебный вопрос. Характерные особенности людей, совершающих преступления на сексуальной почве.
  4. Неспособность взрослых детей алкоголиков моделировать соответствующие эмоции, будучи родителями.
  5. Общее понятие и характерные черты китайской философии
  6. Общие характерные свойства сновидений
  7. Основные направления и характерные черты философии эпохи Возрождения
  8. Особенности, характерные для типичных дендритов и аксонов
  9. По глазам можно определить характерные симптомы нездоровья.
  10. По закону физиогномики чем гармоничнее и пропорциональнее лицо человека и его отдельные черты, тем нормальнее человек, тем лучше и уравновешеннее характер.
  11. ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ ДЕТЕЙ АЛКОГОЛИКОВ
  12. Представления и их характерные особенности




Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 459; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.02 с.) Главная | Обратная связь