Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ЛЕЧЕНИЕ?



Диапазон исчерпывающего лечения очень сильно расширился за последние четыре-пять лет. Появляются новые методики, постоянно, по мере накопления знаний и опыта, изменяются уже отработанные способы. Все глубже познавая процесс выздоровления, мы все четче определяем само понятие «лечение» в плане применения к взаимозависимости. Нет одного правильного пути, поэтому очень важно рассматривать людей, страдающих взаимозависимостью, как индивидуумов, имеющих разные душевные переживания и разную силу воли. Большинство методик отвечает основным требованиям, но вместе с тем в некоторых случаях возникает необходимость в других специалистах, которые помогут решить некоторые специальные проблемы. В области наркологии взрослые дети алкоголиков представляют уникальный пример соединения чисто психических заболеваний и бытовых психических расстройств благодаря далеко еще не определенному списку своих проблем.

В целом в каждой местности имеется довольно широкий диапазон профессиональных услуг, доступных для взрослых детей алкоголиков, через сеть лечебных заведений, общественных учреждений и специалистов, имеющих частную практику.

 

ПРОСВЕЩЕНИЕ

Это стартовая позиция для большинства детей и внуков алкоголиков. При острых кризисных состояниях просвещение к лечение могут проводиться одновременно, но обычно просвещение начинается с занятий на специальных курсах, с посещений семинаров, знакомства со специальной, нс доступной литературой или иным приемлемым путем.

Выступая как-то перед, большой аудиторией, где присутствовало немало врачей, я была удивлена, видя огромный интерес к проблеме «Взрослые дети и внуки алкоголиков». Я выступала один час, но затем почти целый день выслушивала взволнованные комментарии и отвечала на вопросы. На следующее утро раздалось немало звонков от лиц, желающих пройти лечение по программе «Взрослые дети алкоголиков».

Просвещение не вызывает дополнительных душевных мук, оно помогает пациенту осознать их и найти нм объяснение. Для многих реакцией могут быть слезы облегчения и наступление полного понимания проблемы. В своих разъяснительных беседах, когда я подчеркиваю, что и сама — жертва алкоголизма, я неизбежно слышу от членов группы «Взрослые внуки алкоголиков», что никто из них никогда не оценивал прожитое под таким углом зрения. Внуки алкоголиков и другие выходцы из неблагополучных семей не смогут понять существующей взаимозависимости без специальной просветительной работы со стороны специалистов.

Важно, чтобы просвещение как компонент входило в любой вид лечения взрослых детей и внуков алкоголиков. Огромным шагом вперед на пути выздоровления представляется момент, когда пациенты начинают понимать, что алкоголизм и (или) взаимозависимость имеют прямое отношение к их нынешним проблемам. Восприятие не происходит мгновенно, но когда это происходит, люди испытывают огромное облегчение и у них появляется вера в избавление от мук. Понижается, а впоследствии и исчезает чувство собственной вины, оно заменяется стойким желанием увидеть лучшее будущее.

Хотя лечение может быть аналогичным лечению при других стрессах и дисфункциях, важно, где это уместно, находить связь нынешнего состояния пациента с алкоголизмом или наркотической зависимостью.

Информационный материал, предоставляемый взрослым детям и внукам алкоголиков, на первых стадиях лечения может включать следующие темы:

— Алкогольная и наркотическая зависимость и взаимозависимость: признаки и симптомы, осложнения, развитие, исход, если не воспользоваться лечением.

— Проблемы взрослых детей и внуков алкоголиков: характеристики, проблемы, зависящие от образа жизни, искусство вы живания.

—. Чувства и способы защиты: полезность выражения чувств, способы защиты, применяемые для сокрытия своих чувств.

— Семейная жизнь: какая семья считается функционирующей, здоровой? Ограничения, роли, влияния, семейные правила и т.д.

— Другие пристрастия: азартные игры, еда, секс...



— Возможности получения профессиональной помощи.

Многие темы, поднимаемые в программе просвещения, могут вызвать удивление, а возможно, и болезненные переживания, побуждающие людей к поиску профессиональной помощи. Сама программа просвещения не должна быть рассчитана на то, чтобы вызвать выражение чувств или подменить действительное лечение.

Часто выражается сомнение в целесообразности просвещения, которое лишь воздействует на болевые точки пациентов, но не приносит облегчения. Я считаю, что дети и внуки алкоголиков постоянно живут в муках. Их боль просто не «лежит на поверхности». Для того чтобы почувствовать необходимость лечения, следует узнать и почувствовать эту боль. Эта боль не наносится лектором или лицом, проводящим курсы. Боль —открытая дверь для следующего шага на пути к излечению.

Взрослые дети алкоголиков не слабые создания. Они привыкли годами терпеть боль, гораздо сильнее той, которая может появиться во время семинара, и они к тому же обладают мощными методами подавления своих чувств. Когда эти люди как бы вновь прочувствуют свои скрытые душевные муки, они или захотят получить профессиональную помощь, или найдут другой способ подавления душевной боли. Предполагая, что мы ясно указываем на возможность получения профессиональной помощи, мы оставляем за ними право сделать выбор.

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА

Психологическая поддержка является еще одним проявлением, заботы о тех, кто ищет возможности рассказать о своих бедах людям, которые в состоянии их понять. Когда я упоминаю о психологической поддержке, я не имею в виду самоподдержку или 12-ступенчатые программы, которые носят специальный характер. Я отношу психологическую поддержку к чему-то поучающему, вроде профессионально руководимых групп, существующих во многих местах. Этот вид групп может также выполнять функцию «экспертной оценки» готовности к лечению и целесообразности его.

Такой может быть группа с фиксированным по времени курсом, например 10 недель, в котором каждую неделю вводится компонент просвещения. Группа может быть «закрытой», т. е. все начинают и заканчивают курс одновременно, дополнительного набора в процессе его прохождения нет. Продолжительность встреч —до двух часов в неделю. Каждая встреча предусматривает выдачу слушателям информации и обсуждение волнующих их проблем. При этом не практикуются споры, открытое выражение чувств, обратная связь.

Таким образом, появляется прекрасная возможность почти точно определить готовность пациента к проведению интенсивного лечения. Группы психологической поддержки можно затем использовать для проведения в жизнь 12-ступенчатой программы, а также для продолжения оказания постоянной поддержки. В этом случае нуждающиеся лица не заканчивают посещение группы после 10 недель и уже посещают специалиста по нескольку раз в неделю.

На этой стадии или в самом начале терапии важно ВЫЯСНИТЬ, употреблял ли сам человек, страдающий взаимозависимостью, алкоголь или наркотики. Некоторые взрослые дети алкоголиков испытывают паранойный страх перед оценкой, полагая, что они могут быть признаны алкоголиками или наркоманами; другие вообще не склонны обсуждать эту тему. Все взаимозависимые, даже супруги и дети, должны быть обследованы на пристрастие к алкоголю и наркотикам при первой же возможности. Лечение не может быть эффективным, если пациент является активным алкоголиком или наркоманом.

Несмотря на обязательность шестимесячного периода трезвости до начала лечения, многие взрослые дети алкоголиков начинают лечение, отрицая свои пристрастия, н о них становится известно уже в процессе лечения.

Брюс — взрослый сын алкоголика, его жена в прошлом активный алкоголик, но сейчас находится в стадии реабилитации. Свое пристрастие к спиртному он оценивал в сравнении с женой, которая в период активного алкоголизма напивалась до безумия. Он, несмотря ни на что, должен был каждый день ходить на работу и постоянно недосыпал. Пять-шесть порций алкоголя каждый вечер и периодические воскресные кутежи отрицательно сказывались на всех аспектах его жизни и привели к язвенному кровотечению. После оценки возникших проблем Брюсу было рекомендовано пройти курс лечения от алкоголизма в условиях госпитализации, а лечение по поводу взаимозависимости было отложено на шесть месяцев.

Оценка каждого, в прошлом активного алкоголика или наркомана, начинающего лечение по программам «Взрослые дети алкоголиков» и «Внуки алкоголиков», абсолютно обязательна. Нередки случаи, когда бывшие алкоголики начинают употреблять наркотики, а бывшие наркоманы —алкоголь. Полезным представляется анализ всех медикаментов, которыми пользуется пациент, чтобы исключить возможность их отрицательного влияния в период реабилитации.

Вполне возможен вариант, когда взрослые дети или внуки алкоголиков уже сами вступили на путь полного воздержания, но и в этом случае необходимость в оценке не отпадает. При обнаружении активных пристрастий лечение в первую очередь должно быть направлено на их устранение, и только по истечении шести месяцев можно начинать лечение по поводу взаимозависимости.

 

ЛЕЧЕНИЕ

Сам термин «лечение» обычно соотносится с профессиональными действиями, способствующими процессу выздоровления. Лечение может проходить в больничных условиях, быть амбулаторным, индивидуальным, в составе группы, семейной пары или всей семьи. Каждый вид лечения играет свою роль в общем процессе, в идеале они должны совместно «работать» на общий план лечения как пациента, так и его (ее) семьи.

Лечение в условиях госпитализации. Лечение от взаимозависимости в условиях госпитализации является относительно новым методом в отношении детей и внуков алкоголиков. Остановив выбор на этом методе, необходимо четко представлять себе как все его преимущества, так и определенную ограниченность. Имея опыт проведения лечения в больничных и амбулаторных условиях, я считаю, что лучших результатов можно добиться при комбинации обоих видов.

В Соединенных Штатах существуют в основном две различающиеся продолжительностью лечебные программы: короткая — от 2 до 8 дней и длинная—от 21 до 28 дней. Обычно в продолжительной программе нуждаются лица, страдающие сопутствующими расстройствами, например тяжелой формой депрессии, беспокойством, суицидальными настроениями, обжорством, похотливостью и т. д.

Джуди, 29 лет, выздоравливающий алкоголик. После нескольких лет трезвости она поняла, что не может избавиться от тяжелых душевных травм, нанесенных ей в детстве грубым отцом-алкоголиком. Будучи ребенком, она стала жертвой кровосмешения, а уже став взрослой, была изнасилована.

Джуди регулярно посещала группу «Анонимные алкоголики», консультировалась у психотерапевта, однако не могла избавиться от преследующих ее мыслей о самоубийстве; кроме того, она испытывала необъяснимое чувство тревоги и беспокойства. Джуди была направлена на лечение по 28-дневной программе в условиях госпитализации, включающей полное физическое и психиатрическое обследование.

Во время лечения у нее произошел психический срыв, связанный с воспоминаниями о ее мучительном прошлом. В связи с возникшим состоянием клинической депрессии ей было назначено медикаментозное лечение антидепрессантами в течение определенного времени. Процесс выздоровления был медленным, но Джуди, строго выполняя рекомендации по реабилитации и периодически проходя медицинское обследование, избавилась от многих душевных мук, стала с надеждой смотреть в будущее.

История Джуди не является типичной для взрослых детей алкоголиков. Перенесенная травма в дополнение к тому, что она была дочерью алкоголика, потребовала более интенсивного лечения.

Крылатая фраза: «Чем больше, тем лучше»—не всегда применима к лечению, количество дней лечения еще ни о чем не говорит. Каким бы длительным ни было первоначальное лечение, основная тяжесть работы приходится на последующий период.

Одним из преимуществ продолжительного лечения для лиц с сопутствующими заболеваниями является полное медицинское обследование и наблюдение, что является частью программы. Некоторые взрослые дети алкоголиков и внуки алкоголиков считают, что для их полного выздоровления им необходимы антидепрессанты и другие медикаменты. Для принятия решения о медикаментозном лечении желательно иметь не только психиатра, но и терапевта. Хочется сказать: «Будьте осторожны!» Применение некоторых психотропных медикаментов очень опасно для выздоравливающих алкоголиков и наркоманов, а для остальных они играют лишь роль «перевязочного пакету первой помощи, наложенного на проблему».

При лечении по короткой программе может быть выявлена необходимость в длительном лечении. Некоторые месячные программы предусматривают лечение как от алкоголизма и наркомании, так и от взаимозависимости в общих лечебных группах, но в этих случаях основной упор делается на лечение порочных пристрастий, а лечение от взаимозависимости откладывается на будущее.

Кратковременные программы лечения не прерывают повседневной деятельности человека, но в то же время они не гарантируют начало процесса выздоровления. Некоторые, страдающие взаимозависимостью и далеко продвинувшиеся вперед в процессе выздоровления, используют кратковременные программы лечения для получения новых рекомендаций. Кратковременные программы лечения от взаимозависимости могут быть рекомендованы для взрослых детей и внуков алкоголиков, которые не имеют сопутствующих проблем.

Джефф представляет собой типичного «среднего» взрослого ребенка алкоголика. В 34 года он все еще не женат и все его отношения с женщинами не носили серьезного характера. Он — учитель истории в лицее, но работа не приносит ему радости, и он не уверен в правильности выбора профессии. Отношения с матерью, выздоравливающим алкоголиком, стали натянутыми, особенно после того, как в результате ее постоянного давления он вынужден был обратиться к лечению в больничных условиях по программе для взрослых детей алкоголиков. Джефф не имел дополнительных, осложняющих проблем, за исключением активного употребления алкоголя и наркотиков в прошлом. Взрослые дети и внуки алкоголиков, подобные Джеффу, с успехом могут начать исцеление, пройдя лечение по короткой программе с госпитализацией и последующим поликлиническим наблюдением в течение одного года.

Независимо от продолжительности программы лечение в условиях госпитализации обладает следующими достоинствами, которых очень трудно, хотя и возможно, добиться при амбулаторном варианте.

Интенсивность. Исключив внешние факторы воздействия, такие, как телефон, телевизор, семья, работа, можно создать более концентрированную эмоциональную атмосферу, понизив системы защиты. Большинство нуждающихся в лечении по поводу взаимозависимости имеют в своей жизни массу обязанностей, отвлекающих от эмоций, способных принести успокоение. Если хотя бы на время освободить человека от забот, эти эмоции начнут «выходить на поверхность».

Уединенность. Покой и уединение, которые испытывают пациенты при лечении в условиях госпитализации, создают необходимые условия, чтобы пойти на риск, на который они бы не решились, если бы знали, что их могут увидеть или услышать. Зная, что «внешний мир» не увидит их слез или размазанных ресниц, люди дают волю своим чувствам. Когда у людей нет других забот, кроме как о себе, и нет других обстоятельств, сдерживающих их чувства, то уже само это состояние действует исцеляющим образом.

Безопасность. Физическая безопасность, ощущение того, что. никто —ни вы сами, ни медицинский персонал, ни другие пациенты—не может причинить вам вреда, являются необходимыми условиями, также способствующими эффективному лечению. Эмоциональная защищенность является обязательным условием для взрослых детей и внуков алкоголиков при их выборе лечения в условиях госпитализации. Надежность укрытия, четкие рекомендации относительно поведения, квалифицированный персонал, желающий не только взять на себя ответственность, но и защитить вас,— все это вместе и создает атмосферу безопасности. Бывают случаи, хотя и редко, когда пациент теряет контроль над собой, особенно при выражении гнева. Опытный психиатр знает, как «распылить» гнев и защитить других членов лечебной группы от эмоциональной или физической грубости.

Эмоциональная разрядка. Вышеупомянутые условия создают возможность для проявления чувств как бы в более чистом виде». Даже ярость, после «выплеска» которой обычно наступают глубокие переживания по поводу случившегося, не пугает тем, что в результате переживаний человек не способен какое-то время продуктивно заниматься делами. В условиях госпитализации у пациента нет необходимости в безотлагательном выполнении обязанностей, более того, ему дается «исцеляющее время» в составе лечебной группы перед тем, как ему вернуться в реальную жизнь.

Круг общения. Лечебная группа, или круг общения, состоит из семьи, коллег по работе, друзей и местного общества как такового. Живя и работая в ближайшем окружении из десяти и более человек, пациент может увидеть себя глазами окружающих его людей. Строго ограниченный круг общения будет реагировать на неадекватность поведения пациента так же, как и остальной реальный мир. Но обратная связь при этом будет носить конструктивный и воспитательный характер. Из каждого конфликта можно извлечь урок. Запоминаются пути решения конфликтных ситуаций, и у взрослых детей алкоголиков появляется надежда, что они будут способны принимать аналогичные решения и вне стен лечебного заведения.

Экспериментальные методы. К ним можно отнести такие методы, как разыгрывание заранее обусловленных ролей, воспроизведение сцен из прошлого или ситуаций нынешней семейной жизни, когда роли действительных членов семьи разыгрываются. Использование психодрамы (вид групповой психотерапии- когда пациенты попеременно выступают в качестве актеров и зрителей, причем их роли направлены на моделирование жизненных ситуаций, имеющих личностный смысл для участников, с целью устранения неадекватных эмоциональных реакций, отработки социальной перцепции, более глубокого самопознания.— Перевод.), гештальтпсихологии, скульптуры и другой экспериментальной техники является преимуществом лечения в условиях госпитализации по сравнению с традиционным методой словесного внушения. Эти методы направлены на то, чтобы исключить возможное недоверие к словам и пробудить мир реальных чувств в человеке. За меньшее время можно достигнуть большого результата если стимулировать проявление эмоций. Вместо разговоров о том, что человек чувствует в момент большой беды, у пациентов вызываются соответственные эмоции, и они ощущают это горе. Эти методы не исключают необходимость применения методов внушения, но фокусировка идет на эмоциональное прочувствование, а не на процесс мышления. Позднее, при поликлинических консультациях, действительно необходимы внушение, убеждение, заострение внимания на происходящих переменах и т. д.

Возможности лечения в условиях госпитализации в определенной степени ограничены. В чем состоит эта ограниченность? Невозможно узнать о пациенте все, что необходимо, за столь короткое время. Каким бы длительным ни было собеседование с пациентом или какой бы информацией не удалось обменяться с другими врачами, что-то главное или важное все равно может быть упущено. Врач в состоянии знать только то, что ему рассказали или показали. Если у врача хороший инстинкт и он тщательно изучил заболевание, то за короткое время он может дополнить картину о вас своими предположениями, но и тогда она не будет полной.

Людям, прошедшим очень интенсивное, с большим эмоциональным зарядом лечение в условиях госпитализации, обычно трудно вернуться в традиционную лечебную группу, пока они не будут соответственно подготовлены.

Пациент Джо, который не смог найти специалиста по экспериментальным методам лечения, сделал следующее замечание через год после лечения в условиях госпитализации;

«Хотя я очень доверял амбулаторному лечению, входя в состав лечебной группы «Взрослые дети алкоголиков», я иногда испытывал раздражение по поводу недостаточной интенсивности. В конечном итоге я понял необходимость для себя лечения с госпитализацией.

Крайне желательно консультативное наблюдение после завершения курса интенсивной терапии в лечебном заведении. Это одно из ключевых условий успеха, и это должно подчеркиваться от начала до конца всего процесса лечения. Без адекватного наблюдения после госпитального лечения у пациента может возникнуть ощущение отчуждения, неприятие реальной действительности. К счастью, исследование показывает, что лишь 10% обследованных не пользуются профессиональной помощью после завершения лечения по программе «Взрослые дети алкоголиков» в условиях госпитализации. Из этих 10%, однако, большинство продолжают встречаться в лечебных группах по 12-ступенчатой программе без профессионального консультирования.

СТОИМОСТЬ лечения также можно отнести к разряду ограничивающих факторов, поскольку в большинстве своем случаи лечения с кратковременной госпитализацией все еще не оплачиваются страхованием. Вместе с тем последнее не представляется главным сдерживающим фактором для детей алкоголиков, когда они твердо решили прибегнуть к квалифицированной помощи. Однако прогрессом можно считать уже то, что все больше и больше взаимозависимость признается диагностируемым заболеванием, а это постепенно улучшит ситуацию.

 

Поликлиническое лечение

Поликлиническое лечение от взаимозависимости обычно предполагает как индивидуальное, так и групповое профессиональное консультирование, часто охватывающее область семьи и дружеских пар. В настоящее время целый ряд общественных организаций начинает предлагать услуги для взрослых детей алкоголиков, правда, долгие годы делая основной упор на лечение алкоголиков и наркоманов. Врачи, имеющие частную практику, и лечебные центры тоже предоставляют неплохие возможности для лечения. Обычно высококвалифицированные врачи завоевывают репутацию, работая с 12-ступенчатыми группами, поэтому непосредственно узнать об их возможностях можно, поговорив с людьми из этих групп. Если от разных людей вы слышите одни и те же имена врачей и положительные характеристики, это даст вам основание предположить высокий профессионализм предлагаемого здесь лечения.

Если человек вообще не имеет представления, как найти для себя «надежного» врача, ему надо посмотреть на это глазами потребителя, покупающего услуги. Можно задавать вопросы, но в достаточно дипломатичной форме, чтобы не поставить врача в положение, когда он будет вынужден защищать свою квалификацию. Мое мнение, что чаще всего женщины чувствуют себя комфортнее с врачами-женщинами, а мужчины — с врачами-мужчинами. Возможно, на это и не стоит обращать внимание, но все же лучше иметь в виду, потому что в конечном итоге даже такая «мелочь» может иметь значение.

Научные знания не должны излишне впечатлять, поскольку решающее значение имеют подготовка и опыт в области интересующей проблемы. Врачи-наставники, полные желания указать вам цели и дать рекомендации, проконтролировать обратную связь и указать на альтернативы, предпочтительнее пассивных «излагателей» теоретических рекомендаций. Взрослые дети и внуки алкоголиков обычно теряются перед выбором альтернатив и принятием решения. Должна быть проделана большая работа по оказанию помощи этим людям, прежде чем они будут способны самостоятельно находить правильные решения. Пациент, получивший из уст врача, пусть незначительную, информацию о самом враче, чувствует большую расположенность, доверие. Принимающий решение обратиться за профессиональной помощью должен убедиться, что конечный результат стоит таких денег.

Со стороны пациента уместны вопросы: «Как вы работаете с больными? Сколько времени обычно длится лечение? Что вы ожидаете от меня? Сколько все это будет стоить?»

Пациент имеет право на такие вопросы, и атмосфера общения будет для врача более благоприятной, если он знает, что его ожидает.

Поликлиническое лечение обычно начинается с просветительской программы в виде лекций, кинопросмотров и т. д. Если это не является частью общей программы, пациенту может быть предложено самостоятельно восполнить «пробел». Опыт показывает, что, хотя индивидуальная терапия хорошо подготавливает взрослых детей алкоголиков к основному лечению, но работа с группами приносит наилучшие результаты.

Исключением могут быть люди, склонные к паранойе, или к частому неправильному толкованию того, что говорится ему или вокруг него. Такие лица нуждаются в более длительной индивидуальной подготовке, прежде чем будут введены в группу. Жертвы жестокого насилия могут нуждаться в продолжении индивидуальной терапии наряду с работой в группах или после завершения групповой терапии до полного выздоровления от возможных рецидивов негативных эмоций прошлого.

«Разряд» эмоций может быть осуществлен при создании для пациента ощущения безопасности и защищенности, о которых говорилось выше. Это очень помогает ускорению процесса. Однако если в течение всего процесса не удастся вызвать выход эмоций пациента, то будет очень трудно повлиять на изменение его образа жизни. Чувства стремятся преодолеть разум, и, несмотря на то, что мы знаем, что нам необходимо изменить, мы стремимся к более сильным мотивациям и движимы чувствами, которые прежде были «подавлены».

Несколько лет назад, когда я проводила амбулаторное лечение от взаимозависимости в небольшом городке, я встретила Бетси, жену одного активного алкоголика. Она неоднократно грозила, что бросит его, и даже пыталась сделать это, но каждый раз возвращалась к нему.

У нее был, как я это называю, «синдром понимания»: «Я знаю, что должна сделать это. Я знаю, что это калечит души моих детей. Я знаю, что должна позаботиться о себе... Но...» Бетси посещала группу «Анонимные алкоголики» уже в течение четырех лет, убеждая других и помогая создавать новые группы в этом городке. Она болезненно осознавала, что ее жизнь становится точной копией жизни ее матери. Бетси была взрослым ребенком алкоголика, абсолютно не способным реализовать свое внутреннее «понимание». Одного понимания происходящего было недостаточно—необходимо было выразить свою эмоциональную боль: гнев в отношении отца за его оскорбления и матери за ее пассивность, страх за душевное состояние своих детей, горькое сознание того, что не сбылись мечты детства. Групповая терапия позволила Бетси, начать этот процесс и со временем существенно изменить свою жизнь.

При любом виде лечения взрослых детей и внуков алкоголиков необходимо постоянно указывать на первопричинные связи с повседневной жизнью, учить отношениям с другими окружающими их реальными людьми. Например, как выражать гнев, разумное упорство, осуществлять родительские обязанности, как выражать стремление к близким отношениям, к сексу, как обращаться с деньгами, решать проблемы на работе, воспринимать критику и т. д. Такое обучение может осуществляться в виде обычных лекций для одной или нескольких групп или на занятиях с какой-то частью одной группы в процессе обсуждения новых моделей поведения.

Поликлиническое лечение обеспечивает почти немедленную обратную связь для пациента по его повседневному поведению. Модели поведения могут обсуждаться и изменяться в зависимости от обратной связи и рекомендаций. Пациенты должны помнить, что лечение ограничено определенным временем и нужно проявить максимум усилий для овладения новыми моделями поведения, чтобы не возникло необходимости в госпитализации и больших финансовых расходах. Здоровая система поддержки за пределами группы способствует хорошим результатам.

Иногда возникает необходимость прекратить посещения лечебной группы, хотя вы все еще испытываете боль, огорчение и т. д. Если у вас есть хорошая система поддержки, то она может помочь вам справиться с негативными чувствами в периоды между" групповыми занятиями.

Поскольку одними из недостатков амбулаторного лечения являются трудность осуществления эмоциональной разрядки в располагающей к этому обстановке и дефицит времени, отводимого на еженедельные встречи, в идеале лечебный план должен предусматривать комбинацию обоих видов лечения, т. е. поликлинического и с госпитализацией. Продолжительность каждого вида лечения должна быть определена врачом. Иногда может возникнуть необходимость в консультативном лечении на уровне супружеской пары, но это имеет смысл лишь тогда, когда пациент проделал определенную работу по идентификации и убедился в необходимости профессиональной помощи. Терапия в связи с семейными проблемами может быть полезной при желании заново создать систему семейных отношений и модель осуществления родительских обязанностей.

 

ВОПРОСЫ, РЕШАЕМЫЕ В ПЕРИОД ЛЕЧЕНИЯ

Есть ряд вопросов, с которыми придется столкнуться взрослым детям и внукам алкоголиков при любом виде лечения, хотя продолжительность и методы лечения носят индивидуальный характер.

Идентификация и обучение выражению чувств. Нет смысла повторяться, доказывая проблемный характер поднимаемого вопроса. Бетси, например, была «плакса», но не могла определить причинной связи своих слез или назвать чувство, которое она выражала этими слезами. Она была не способна признать наличие у себя чувства гнева, хотя в лечебной группе ей постоянно указывали, "что ее внешний вид и голос ясно говорили о гневном состоянии. Со временем она научилась различать в себе эти признаки и с помощью разыгрываемых ролей выражать свой гнев.

Перемены происходят довольно-таки медленно, и терапия, на-целенная на открытое выражение пациентами своих чувств, может ускорить процесс. Моделирование состояний врачом и другими "пациентами группы вырабатывает умение выражать чувства, а также желание у некоторых пациентов пойти на риск.

Когда чувства нашли выход, особенно в отношении пережитого прошлого, они могут непроизвольно превратиться в поток эмоций, настолько захлестывающий пациента, что он не может выполнять свои повседневные обязанности. Системы защиты, как-то: уединенность, юмор, интенсивная работа и т. д.— не срабатывают до конца, чтобы полностью нейтрализовать всю выплеснувшуюся душевную боль. Но чаще всего пациенты находят в себе силы выполнять необходимые обязанности на приемлемом уровне и преодолевают этот временный кризис.

Постепенно пациенты обретают навык самоконтроля и обнаруживают, что они могут выражать свои чувства там и тогда, где и когда это уместно. Можно сдержать свои слезы до более соответствующей и безопасной обстановки, не опасаясь при этом, что контроль может перейти в привычку подавления эмоций. Обретаются чувства радости и близости с любимыми. Изменение системы убеждений может повлечь за собой изменение чувств. Хотя невозможно изменить сам факт гнева Бетси, но за период ее пребывания в группе она изменила некоторые свои убеждения, предположения и позиции, которые время от времени вызывали у нее беспокойство и страдания. Такая интеллектуальная перестройка является частью процесса выздоровления.

Идентификация оскорбления, выражение болезненных чувств и их осознание. Этот процесс, детально описанный в предыдущей главе, является основой лечения. Он начинается с первого дня лечения и долгое время продолжается после его завершения. Результирующего момента нет. Процесс охватывает идентификацию и эмоциональную разрядку, перестройку мышления и поведения, постепенный исход и забвение прошлых страданий.

Проблема близких отношений. Результаты обследования взрослых детей алкоголиков через год после лечения показывают, что близкие отношения продолжают оставаться проблемой № I, вызывающей озабоченность и массу трудностей. Решение этой проблемы по времени безгранично. В период лечения большое внимание уделяется переосмыслению понятия «близкие отношения» и путей их осуществления.

Многие взрослые дети и внуки алкоголиков, которые соотносят близость только с сексом или с запутанными отношениями, вынуждены заново учиться быть друзьями.

Джеф, упомянутый ранее в этой книге, типичный представитель взрослых детей алкоголиков, вообще не знал о необходимости эмоциональной близости в интимных отношениях. Он никогда не стремился построить дружеские отношения с женщиной и полагал, что секс может создать те эмоциональные узы, которые он искал. -

Лечебная группа в состоянии обеспечить обстановку безопасности, при которой можно познать эти новые для пациента чувства, поскольку «романтика» между членами группы обычно запрещается. На этой основе пациент может испытать эмоциональную искренность без негативных последствий. Пациенты учатся тому, до какой степени может простираться доверие при взаимных чувствах, и видеть результаты. Дружба за пределами лечебной группы может начинаться на 12-ступенчатых встречах в период реабилитации вначале с людьми того же пола и постепенно переходить к созданию круга друзей, включающего оба пола. Этот процесс является точной копией того, через который «нормальные» люди проходят в молодости.

В период реабилитации близость возникает повседневно в отношениях с детьми, друзьями, родственниками или сексуальными партнерами. Она начинается с искренности, открытости отношений на эмоциональном уровне и развивается в обаяние, эмоциональный вклад, подчеркивающий определенность отношений.

Без обученности этому процессу нельзя достичь комфортности, здоровых сексуальных отношений. Когда выявлена причина страха близости и в определенной степени устранена, сексуальная близость будет восприниматься естественным образом. Нельзя сказать, что все это достигается без значительных усилий. Многие взрослые дети и внуки алкоголиков вынуждены преодолевать многолетние душевные страдания, иногда впечатления сексуального насилия, которое имело место в их жизни. Искренность отношений и желание получить помощь, когда это необходимо,, помогут пациенту преодолеть многие препятствия на пути постижения близости.

Другие влечения и пристрастия. Очень трудно найти кого-то из взрослых детей или внуков алкоголиков, которые не страдали бы расстройством одного или нескольких пристрастий и влечений. Даже те, кто избавился от алкоголизма и наркомании, продолжают страдать от расстройства влечений, которыми могут быть еда, секс, работа, азартные игры, трата денег, спорт и т. д. Главным вопросом как для специалистов, так и для взрослых детей и внуков алкоголиков является то, сможет ли лечение по поводу взаимозависимости быть достаточным, чтобы избавить пациента также от принявших гипертрофированные формы других влечений и пристрастий,

Для большинства этот вопрос решается положительно, но для некоторых такое «объединенное» лечение результатов не дает в зависимости от тяжести расстройства влечения или степени пристрастия может возникнуть необходимость в дополнительном течении, специально направленном на ту или иную проблему.

Лицам, страдающим расстройствами питания, такими, как булимия и анорексия, необходимо специализированное лечение, определенное после детального медицинского обследования. Тяжелые формы расстройства сексуального влечения обычно также требуют специального лечения. В этих случаях предпочтительным является лечение в условиях госпитализации, однако может быть эффективной также и хорошая индивидуальная или групповая терапия.

В большинстве случаев лечение от взаимозависимости, освобождения от гнетущих, связанных с прошлым состояний ярости и горя, обучение выражению чувств и использование систем поддержки в адекватной мере направлены и на исцеление от других влечений.





Читайте также:

  1. S:Укажите вид предложения: Рассказать об этом человеке хотелось так, чтобы придерживаться фактов и чтобы было интересно. (Д.Гранин)
  2. Text D. Что такое телекоммуникация (электросвязь)
  3. А можно ли сказать, что Природа есть нечто определенное?
  4. А что если член Кооператива желает продать свой пай по ценам, действующим на рынке недвижимости на момент выхода?
  5. Автобиография. Что за документ? Кем оформлен?
  6. Административный процесс в узком (правоохранительном) смысле представляет административно-юрисдикционную деятельность, деятельность по рассмотрению и разрешению административно-правовых споров.
  7. Б. Второе препятствие покою. Убеждение: тело ценно тем, что оно может предложить
  8. Благодарить за все – прекрасный урок, потому что благодарность открывает для вас новый мир благословений.
  9. Боль от того, что не сделано
  10. Будьте откровенны с самим собой и живите дальше
  11. Верно ли утверждение, что задача стратегического контроля состоит в том, чтобы не допустить срыва и достичь стратегических целей?
  12. ВЕРНО ЛИ, ЧТО ЧЕРЕПАХИ РАСТУТ ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО, А ЖИВУТ ОЧЕНЬ ДОЛГО, ОНИ - ДОЛГОЖИТЕЛИ?




Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 458; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.056 с.) Главная | Обратная связь