Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Онтологизм древнегреческой философии: элеаты и Демокрит




 

Дальнейшим крупным шагом в развитии раннегреческой филосо­фии была философия Элейской школы Парменида, Зенона, Ксенофана. Философия элеатов представляет собой дальнейший этап на пути рационализации знания, освобождения мышления от метафо­рических образов и оперирования абстрактными понятиями. Элеаты первые в истолковании субстанции перешли от конкретных природ­ных стихий — воды, воздуха, земли, огня — к бытию как таковому. Центральное понятие их философии —бытие. По словам Пармени­да, единственно истинным является положение: «бытие есть, небы­тия нет, ибо небытие невозможно ни познать (ведь оно непостижимо), ни высказать». С этим связано утверждение Парменида, что «мыс­лимо только сущее». Ибо «нельзя отыскать мысль без бытия, в кото­ром осуществлена эта мысль». Бытие вечно. Возникновение бытия невозможно, ибо неоткуда ему возникнуть: из ничего ничего не мо­жет возникнуть, оно не может возникнуть из другого бытия, так как до него не было другого, ибо бытие едино. Оно не может возникнуть и из небытия, так как небытия нет. Если бытие есть, о нем нельзя ска­зать, что его не было раньше, то есть что оно возникает. Если оно есть, то нельзя сказать также, что оно будет, что оно останется бытием. Следовательно, бытие есть, оно вечно, не возникает и не уничтожа­ется, оставаясь тождественным и всегда равным самому себе.

Бытия не может быть ни чуточку больше, ни чуточку меньше. Оно однородно и непрерывно. Стало быть, нет и пустого пространст­ва. Все наполнено бытием. Поэтому все непрерывно. Ведь бытие плотно примыкает к бытию. Бытие бесконечно во времени (посколь­ку оно не возникло и не уничтожалось), бытие ограничено в прост­ранстве, оно шарообразно. Это связано с его однородностью, с тем, что оно повсюду одинаково, всюду равно отстоит от центра. Ксенофан это единое, вечное, несотворенное и не уничтожаемое начало на­зывает Богом. Бог — субстанция мира. У Ксенофана отчетливо про­слеживается пантеистическая тенденция отождествления Бога с природой. Бог тождествен Космосу.

Элеаты, как и все древнегреческие философы, были энциклопе­дистами — мудрецами. И поэтому они также стремились дать физи­ческую картину мира. Следует отметить, что их физическая картина мира находилась в определенном противоречиис их философским учением. Получалось, что это как бы две разные, нестыкующиеся сто­роны Мудрости. Так, Парменид многообразие мира сводит к двум на­чалам. Первое — Эфирный огонь, чистый свет, теплое, второе — гус­тая тьма, ночь, земля как костное начало, холод. Из смешения этих двух начал происходит все многообразие видимого мира. Вселенная представляется Парменидом как состоящая из концентрированных кругов или венцов, которые лежат слоями вокруг Земли, расположен­ной в центре Вселенной. Всех их окружает небесная твердь. Промежу­точные круги состоят из смеси огня и земли. В самом центре всех сфер царствует великая богиня Правды и необходимости, которая управ­ляет всеми происходящими в мире явлениями.

Это противоречие между метафизикой (философией) и физи­кой — (учением о Природе) элеатов отчасти объясняетих учение о познании. Элеаты четко разграничивали истину, основанную на рациональном познании, и мнение, основанное на чувственных вос­приятиях. Последние, считают они, — знакомят людей лишь с види­мостью вещей. Знание их истинной сущности дает философское учение о бытие, а то, как предстает мир нашим чувствам, описывается в учении о Природе. Чувственное многообразие мира, с точки зрение элеатов, иллюзорно.

Доказательству иллюзорности многообразия мира и движе­ния посвящены трактаты Зенона. Если сущее множественно, дока­зывал Зенон, то оно одновременно должно быть и настолько малым, чтобы вовсе не иметь величины, и настолько большим, чтобы иметь бесконечную величину. Оно не имеет величины потому, что каждая из многих вещей сама по себе есть единица, ибо множество есть сово­купность единиц, но если она единица, то она неделима, стало быть, она есть точка, которая, будучи прилагаема, не увеличивает, а буду­чи отнимаема, не уменьшает, то вся она не имеет величины и плотно­сти, есть ничто. Если единица ничто, то и сумма единиц — ничто. С другой стороны, рассуждает Зенон, если предположить, что каж­дая из множества вещей имеет величину, плотность и некоторое рас­стояние от другой части и так до бесконечности, стало быть, каждая вещь бесконечно велика.



В этой антиномии (неразрешаемости противоречий) Зенон ставит проблему конечного и бесконечного, проблему бесконечной делимости конечных вещей. Заслуга его заключается именно в по­становке проблемы, а не в ее решении, в котором обе противополож­ности — конечное и бесконечное (у него взаимно) исключают друг друга и представляют нечто внешнее по отношению друг к другу. Зе­нон видит только противоположность конечности и бесконечности, но не видит их единства. Он видит, что они являются отрицанием друг друга, но не видит, что каждая из них с необходимостью предпо­лагает свою противоположность.

То же самое относится и к проблеме единицы и множества. Зе­нон не видит, что единица есть ничто иное, как внутренняя сторона множества, что различие их необходимо предполагает их взаимное отношение. По существу, Зенон воспроизводит учение Парменида, противопоставляющее бытию небытие, ибо Зенон сводит единицу

к небытию. Из своих рассуждений он делает вывод, что множествен­ное бытие не существует.

Наиболее известны апории Зенона, ставящие своей целью оп­ровергнуть движение (апория — отсутствие выхода, тупик, непре­одолимая трудность): «Дихотомия» (разделение надвое), «Ахилл и черепаха», «Стрела» и «Движущиеся тела». Рассмотрим вкратце суть апории «Дихотомия». Апория состоят в следующем: предмет, движущийся к цели, должен сначала пройти половину пути к ней, а чтобы пройти эту половину, он должен пройти сначала ее половину и так до бесконечности. Стало быть, заключает Зенон, тело никогда не может достигнуть цели, ибо путь его бесконечен, и тело вечно должно преодолевать эти бесконечные половины.

Уже Аристотель указывает, что Зенон бесконечно делимое смешивает с бесконечно большим, актуальную и потенциальную бесконечность. Хотя в возможности, время и пространство бесконеч­но делимы, это не означает, однако, что они в действительности бес­конечно раздельны. Ошибка Зенона состоит в том, что непрерывность пространства он абсолютизирует и противопоставляет пре­рывности. В этих апориях Зенон рассматривает пространство как сумму конечных отрезков и противопоставляет ему бесконечную не­прерывность времени. В апории «Ахилл и черепаха» Зенон доказы­вал невозможность движения тем, что нельзя пройти в конечное вре­мя бесконечное число половинок пути. Ахиллес находится позади черепахи. Пока он пробежит разделяющее их расстояние, черепаха несколько продвинется вперед. Пока Ахиллес пробежит это новое расстояние, черепаха опять несколько продвинется вперед и так до бесконечности. Хотя расстояние будет все более уменьшаться, но ни­когда не исчезнет.

В чем состоит основной смысл всех этих доказательств? В об­наружении противоречия в строго логически выведенных следстви­ях основных понятий, которыми оперирует античная наука и обыденное сознание. Противоречие же рассматривается как достаточное основание для устранения их из сферы подлинного знания, с «пути истины», и перевод его в область «мнений».

Крупным шагом по пути развития онтологического подхода в решении философских проблем является атомизм Демокрита (460—370 до н. э.). Демокрит стремился к созданию стройного, ясного и логически обоснованного учения. Исходная мысль этого учения: «в мире нет ничего, кроме атомов и пустоты, все существующее разрешается в бесконечное множество первоначальных неделимых, вечных и неизменных частиц, которые вечно движутся в бесконечном пространстве, то сцепляясь, то разлучаясь друг с другом».

Онтология Демокрита. Бытие есть нечто предельно простое, далее неделимое, непроницаемое — атом. Атомов бесчисленное множество. Демокрит характеризует атомы так же, как Парменид бытие. Атомы вечны, неизменны, нераздельны, непроницаемы, не возникают» и не уничтожаются. Они обладают абсолютной плотностью и твердостью и отличаются друг от друга по своему объему и фигуре. Все тела состоят из атомов, реальные подлинные свойства вещей суть те, которые присущи атомам. Все остальные чувственно воспринимаемыми свойства: вкус, запах, температура и т. д. существуют не в вещах, а только в чувственном восприятии человека.

Атомы отделены друг от друга пустотой. Если атом — бытие то пустота — это небытие. С одной стороны, если бы не было пустоты, то не было бы и реального множества и движения. С другой стороны, если бы все было делимо до бесконечности, то пустота была быво всем, то есть в мире ничего бы не было, не было бы и самого мира. Отсюда следует вывод, если бесконечная делимость уничтожала бы всякую величину, разрешив ее в ничто, то должны существовать твердые тела, иначе не было бы ничего плотного. Движение Демокрит считал вечным естественным состоянием Космоса. При этом движение истолковывалось строго однозначно как механическое перемещении атомов в пустоте. I

Итак, суть онтологии Демокрита сводилась к двум основным положениям:

1. Все вещи образуются из сочетания атомов: все многообра­зие мира проистекает из их соединения и разделения. А потому ве­щи различаются лишь по количеству своих атомов, по их форме, порядку и положению.

2. Атомы вечно движутся в окружающей их пустоте: по отно­шению к атому место, занимаемое им, совершенно случайно.

Гегель так выразил суть и основное достижение демокритовского атомизма. «Главным является единица, для себя — бытие, эта определенность представляет собой великое первоначало, которое до сих пор не встречалось. Это простое соотношение с самим собой, но соотношение посредством отрицания инобытия».

Теория Демокрита носит умозрительный характер, и сам Де­мокрит признавал умозрительный характер своего атомизма, по­скольку в чувственном восприятии мы никогда не находим атомов. Но элеаты поставили серьезную задачу существования множе­ственности и движения, и Демокрит на теоретическом уровне дал ей определенное решение.

Космология и антропология. Как и другие «мудрецы», Демо­крит попытался применять свою теорию для объяснения проис­хождения и развития Вселенной. По его мнению, бесконечное дви­жение атомов приводит их к совпадению, взаимной встрече и столкновению сначала отдельных атомов, а потом и целых ком­плексов. Под влиянием этого столкновения образуется единый вихрь, в котором атомы кружатся, наталкиваются друг на друга, соединяются и разделяются. При этом подобные отходят к подоб­ным. Имеющие одинаковый вес, вследствие большого скопления, больше не в состоянии кружиться и образуют различные соедине­ния. Тонкие тельца отступают в наружные части пустоты, как бы пролетая к периферии. Прочие же остаются в центре и образуют некое шарообразное соединение. Из этой шарообразной массы от­деляется нечто вроде «оболочки», которая в виде неба простирает­ся над всем миром. Более плотные и тяжелые тельца собираются в середине и образуют Землю, занимающую центр мироздания. По Демокриту, Вселенная бесконечна и бесконечно в ней количество миров.

Организмы возникли под влиянием тех же механических причин. Человек — то же скопление атомов и отличается от других существ наличием души. Душа — это вещество, состоящее из мелких, наиболее подвижных, огненных атомов. Демокрит также связывает душу с дыханием. В воздухе находится большое число мелких, круглых атомов. Вместе с вдохом в тело входит воздух, а с ним и душевные атомы. Это удерживает давление внешнего воздуха атмосферы и препятствует выходу души наружу. Поэтому во вдыхании заключены жизнь и смерть. Душа смертна, она уничтожается со смертью тела. Душа состоит из двух частей: она имеет разумную часть, находящуюся в груди и неразумную часть, рас­сеянную по всему телу.

Атомистическая теория Демокрита распространяется и на истолкованиепознания. Демокрит объясняет познание мира на ос­новепринципа «истечения». Согласно этому принципу, процесс по­знания состоит в восприятии человеком воздействия на него тел че­рез соответствующие органы чувств. Это воздействие проявляется в форме истечения с поверхности всех вещей копий — мельчайших и тончайших образов этих вещей. Проникая в тело человека, образы вещей соприкасаются с атомами души и вызывают у него соответст­вующее ощущение внешнего мира. Демокрит не видит связи чувст­венного уровня познания с рациональным рассуждением, резко от­деляет и противопоставляет их друг другу. Истинное познание до­стигается только разумом.

Демокрит является сторонником крайнего детерминизма пе­реходящего в фатализм. Он, по сути дела, отождествляет причин­ную обусловленность явлений и необходимость. Ни одна вещь не воз­никает беспричинно, но все возникает на каком-нибудь основании в силу необходимости. Случайность — это лишь неизвестная челове­ческому разуму причина, и древние, в наведении истинных причин явлений, приписывали их либо судьбе, либо богам, когда эти явления представлялись им особенно грозными и величественными. На са­мом деле, в основе всего лежит естественное начало. Бесконечная цепь причин и следствий создает, по Демокриту, неотвратимую не­обходимость. Так, если человек нашел сокровище, то это не случай­но, а потому, что он начал копать в данном месте. Он начал копать то­же не случайно, а по какой-то причине и т. д.

В марксистско-ленинской философии атомизм Демокрита квалифицируется как вершина античного «стихийного материализ­ма». В. И. Ленин называет философский материализм «линией Демо­крита». По моему мнению, говорить о материализме древнегречес­ких философов явно преждевременно. По крайней мере, до Платона, вопрос о соотношении бытия и мышления, материи и сознания еще не сформировался и не был поставлен. Отсутствует и само понятие материи. В философском плане здесь речь идет только о субстанции мира и основах его бытия. Демокрит лишь продолжает традиции Милетской, Ионийской и Элеатской школ. Поэтому можно говорить только об онтологизме, но не материализме Демокрита. Ключевые понятия демокритовского учения — это умозрительные конструк­ции. Атомы и пустота — не некие материальные структуры, из кото­рых состоит весь мир, это не природные стихии, не философские ча­стицы, а понятия, равноценные элеатскому понятию бытия и сущего. А идеального мира, с которым бы хоть в какой-то мере соотносится атомизированный мир, у Демокрита не существует. Теория позна­ния как теория истечения не приводит даже к образованию идей. По­этому исторически первым формируется не стихийный материа­лизм (как выражение здравого смысла), а идеализм, так как вопрос о соотношении бытия и мышления в более или менее ясной форме впер­вые ставит и развивает Платон.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 998; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.016 с.) Главная | Обратная связь