Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Немарксистская историография в России в 1920-е годы.



Изучение социально-экономической и политической истории России в феодальную эпоху в 1920-е годы связаны, прежде всего, с достижениями и работами историков-немарксистов. В центре их внимания оказались вопросы истории России переломных эпох, что было обусловлено, в значительной степени, стремлением разобраться в происходящих вокруг, найти исторические аналогии.

Немарксистская историография обратилась в первую очередь к вопросу методологии и заявил о надклассовом характере. Кареев писал в книге общая социология, история должна быть беспартийной и надклассовой. Государство относил, к разряду индивидуального коллектива состоящих из отдельных людей.

Среди разрабатываемых проблем – история Смутного времени, к обобщению которой обратились Ю.В. Готье и С.Ф. Платонов, по мнению Готье, исходными событиями Смуты были «чрезмерное напряжение сил государства, нарастающее недовольство в народе, раскол правящих кругов, борьба между царями». Он разделял сложившуюся схему: Смуту начали верхи (бояре), а поддержали низы. В этих условиях государственный организм был вынужден «обороняться». Вывод Готье таков: «анархические низы, подавленные замолчали на целых полвека, что помогло московскому государственному строю укрепиться на очень долгое время».он считал, что сдиги яв-ся историческими болезнями и средствами исцеления от них носят название революция»

С.Ф. Платонов издал в 1921 году монографию о Борисе Годунове, а в 1923 году книгу об Иване IV и исследование – «Смутное время». «Верх» и «низ» московского общества проиграли, а выиграли средние слои – служилый люд, тяглые посадских общин. В 1925 году Платонов издал книгу «Москва и Запад в XVI-XVII веках», центральной идеей которой было утверждение о расцвете иностранного элемента в Москве к концу XVII века.

К эпохе Петра I обратились Платонов и Богословский М.М. – это был своеобразный вызов марксистской историографии, которая взяла курс на разоблачение царственных особ, только что свергнутой династии. Платонов, проанализировав петровскую эпоху, сделал вывод о том, что деяния Петра «были на благо всего народа». Богословский исследовал петровские преобразования более фундаментально, причём он подошёл к теме через анализ личности преобразователя. В 1925 году опубликовал работу «Петр I».

Вместе с тем, историки-немарксисты постепенно испытывали на себе влияние достижений марксизма, примером может служить саратовский историк Юшков С.В.. Первоначально он исходил из схемы В.О. Ключевского о торговом характере Руси IX-XI. Однако в работах 1920-х годов он сделал вывод о феодальном характере отношений в Древней Руси.

 

В к 20-х ужесточение к ученым немарксистам. В 30-е создано дело историков, которое знаменовало разгром историков немарксистов.

 

24_Унификация исторического знания в 1930-е годы. Организационная перестройка исторических учреждений и преподавания истории в школах и вузах.

Унификация исторического знания. В 30-е гг. в СССР произошла трансформация недемократического централизма в авторитарно-административную и, наконец, авторитарно-деспотическую систему Было завершено создание двух охранительных режимов - административно-карательного и пропагандистско-идеологического Политика стала играть решающую роль в складывании историографической ситуации в стране, а конкретные исследования стали сверяться с историческими взглядами И. В. Сталина.

Фундаментальным пониманием исторических событий И. В. Сталин не обладал, однако невеждой в истории не был. Краеугольной в его понимании истории России была мысль об ее отсталости, высказанная в 1931 г. в речи на I Всесоюзной конференции работников промышленности. И. В. Сталин говори «История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все - за отсталость. За отсталость военную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную» В трактовке И. В. Сталина с образованием Российского централизованного государства была решена задача «обороны от нашествия турок, монголов и других народов Востока», однако «технико-экономическая отсталость» страны существовала и в XVII в., и в XVIII в. Но существовал и Петр I, который, «имея дело с более развитыми странами на Западе, лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны... Это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости» Для И. В. Сталина характерен четко выраженный прагматизм в оценке исторических личностей. Уже после войны на встрече с постановщиками фильма «Иван Грозный» он далеко не случайно назвал того же Петра I «Петрухой», заметив, что тот не национален - ибо открыл дверь иностранцам. Логика И. В. Сталина здесь достаточно очевидна--необходимо поскорее отгородиться от «тлетворного влияния» Запада, аналогии петровского «открытого окна» в Европу поэтому не нужны.

Особое внимание И. В. Сталин уделял истории партии. В 1931 г. он написал письмо в редакцию журнала «Пролетарская Революция» «О некоторых вопросах истории большевизма», в котором акцентировал внимание па «ошибках» историков Запада, а также авторов четырехтомной «Истории ВКП (б)» под редакцией Е. М. Ярославского. «Проработке» подверглись И. М. Альтер, А. Г. Слуцкий, Д. Я. Кии, Д. А. Баевский, С. А. Пионтковский, И. И. Минц, Н. Н. Эльвов и др. В начале 1937 г. И. В. Сталин обратился с письмом «Об учебнике истории ВКП(б)» к составителям книги по истории партии. «Я думаю, - писал он, -- что наши учебники по истории ВКП(б) неудовлетворительны по трем главным причинам. они излагают историю ВКП(б) вне связи с историей страны, либо потому, что ограничиваются рассказом, простым описанием событий и фактов борьбы течений, не давая им необходимою марксистского объяснения, либо же потому, что страдают неправильностью конструкции, неправильностью периодизации событий»

Сам И. В. Сталин давал весьма своеобразное определение истории партии: «История пашей партии есть история преодоления внутрипартийных противоречий и неуклонного укрепления рядов нашей партии на основе этого преодоления» Опираясь на него, он разработал свою схему периодизации истории ВКП(б): 1) исключил из периодизации дату II съезда РСДРП (1903 г.) и свел его значение к образованию РСДРП и появлению фракций большевиков и меньшевиков. По сути дела, отрицался факт образования партии нового типа, вопреки утверждению В. И. Ленина о том, что большевизм существует как течение политической мысли и как политическая партия с 1903 г.; 2) исключил из периодизации ленинский «период подготовки революции», зато включил 1904 г. в «годы революции», добавив к ним и «период русско-японской войны»; 3) продлил период реакции до 1912 г. и связал оформление большевиков в партию с VI Пражской конференцией РСДРП; 4) перенес на два года (с 1910 на 1912) начало периода нового революционного подъема;5) соединил период империалистической войны с Февральской революцией, сократив продолжительность последней до марта 1917 г.

Позднее в «Кратком курсе истории ВКП (б)» И. В. Сталин писал: «Книга Ленина «Что делать?» была идеологической подготовкой такой партии. Книга «Шаг вперед, два шага назад» была организационной подготовкой такой партии. Книга Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции» была политической подготовкой такой партии. Наконец, книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» была теоретической подготовкой такой партии.

Можно с уверенностью сказать, что никогда еще в истории ни одна политическая группа не была основательно подготовлена к тому, чтобы оформиться в партию, как большевистская группа» Утверждая это, И. В. Сталин фактически свел процесс подготовки партии нового типа к созданию В. И. Лениным четырех названных выше трудов, содержание и значение каждого из которых он сузил до единственного аспекта. Послеоктябрьская периодизация истории партии, предложенная И. В. Сталиным, базировалась на фетишизации партийных директив и выступлений вождей. Она исключала НЭП, зато выделяла период «борьбы за индустриализацию» (1926-1929 гг.), относящийся по времени, когда она фактически не велась, период «борьбы за коллективизацию» (1930-1934 гг.), и, наконец, период «завершения социалистического строительства» (1935-1937 гг

В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б «О преподавании гражданской истории в школах СССР» (16 мая 1934 г.) указывалось, что главным недостатком совет с кой исторической науки являлась подмена изложения конкретного хода истории абстрактными социологическими схемами. К концу лета 1934 г. был подготовлен конспект учебника по истории СССР, на который в августе 1934 г. А. А. Жданов, С. М. Киров и И. В Сталин написали «Замечания». Их текст был одобрен Политбюро ЦК ВКП(б).

. К середине 30-х гг. марксистская методология достаточно прочно укоренилась в системе АН СССР, бывшей когда-то оплотом немарксистской исторической науки (носители иного мировоззрения к этому времени в большинстве своем были репрессированы). Поэтому в феврале 1936 г. было принято решение о ликвидации Коммунистической академии и. передаче ее учреждений АН СССР. На основе этого решения образовался Институт истории, в котором было создано восемь секторов.

25. Историографическая наука в годы ВОВ В 1941-1945 гг. произошли значительные потери в составе историко-научных кадров. Многие научные исследовательские институты и учреждения подверглись эвакуации или реорганизации. Подобное распределение научных сил по территории страны имело и своё положительное значение в плане формирования национальных историко-научных кадров, становление новых и исследовательских образовательных центров на Урале и в Сибири. Произошел взлет исторического самосознания нации, идеологически была востребована национальная история с культом героических личностей прошлого, прежде всего военачальников. В отечественной историографии существовала устойчивая традиция в периодизации советской исторической науки во время войны. Два этапа: рубежом служил 1943 год. Если до 1943 года происходил процесс эвакуации научных учреждений на восток страны, то в 1943 году начался процесс реэвакуации. Если на первом этапе историки уделяли основное внимание выполнению научно-пропагандистских и популяризаторских задач, то с 1943 года многие историки вернулись к начатым еще до войны работам.

Историографическая ситуация периода ВОВ характеризуется определенным свертыванием научно-исследовательской работы и реорганизации исторической науки в условиях нового времени. Одним из элементов реорганизации стала эвакуация исторических учреждений вузов, архивов, музеев в восточные районы страны. Институт истории АН СССР был переведен в Ташкент, группа Б. Д. Грекова, и Алма-Ату (Панкратов). Московский университет – в Ашхабад, позднее в Свердловск, Киевский и Харьковский университеты – объединенные в Единый Украинский университет в Кзыл-Орду. Археологи разместились в Ташкенте, Казани и Елабуге. Группа историков первоначально оставалась в Ленинграде (Тарле, Валк С. Н., Державин Н. С.). Институт истории материальной культуры был разбросан по 10 городам.

В трудной обстановке первых лет войны были созданы структуры, призванные осуществлять сбор материалов по истории борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, которые стали составной частью реорганизованной исторической науки. В декабре 1941 года по инициативе секретаря ЦК МГК ВКП(б) Щербакова А. С. при московском комитете партии была создана комиссия по истории ВОВ. Во главе которой стал профессор, начальник управления агитации и пропаганды Александров, и член-корреспондент, позднее академик АН СССР И. И. Минц.

Комиссии по сбору материалов по истории войны были созданы так же при ЦК ВЛКСМ, Наркомах, в армии и на флоте, в областях, краях и республиках. В 1943-1944 годах такие комиссии стали создаваться в освобождённых районах страны. К началу 1945 года было собрано около 5 000 стенограмм и документов, большое количество рукописей, дневников, записок и других материалов.

Расширилась деятельность военных историков и преподавателей истории в военных учебных заведениях. При генеральном штабе функционировал военно-исторический отдел, а затем Управление по использованию опыта войны, а в штабах фронтов и армий специальные отделения.

Структура исторической науки в годы войны претерпела существенные изменения, связанные с расширением и специализацией сети исторических учреждений. В 1942 году было решено создать институт славяноведения, окончательно вопрос о его создании был решён осенью 1946 года. Институт существовал при АН СССР. В 1944 году был создан Институт истории искусства АН СССР. 1943-1945 годах были созданы АН Узбекистана, Армении и Киргизии с историческими отделениями.

Нововведение по разряду истории имели место и в университетах и пединститутах. На историческом факультете МГУ было создано отделение Востока (1946), на историческом факультете ЛГУ были образованы кафедра истории славян (1941), восточный факультет (1944), кафедра византиноведения (1945). В Среднеазиатском Университете организован Восточный факультет были отделения – ирано-афганское, уйгурское, турецкое. Филфак Казахского университета (Алма-Ата) был реорганизован в Истфилфак, при котором было открыто историческое отделение. Создан Казахский женский пединститут с истфаком (1944). Начал работу истфак в Красноярском пединституте.

Первые годы войны произошло сокращение выпуска изданий исторической периодики, прекратился выпуск журналов Красный марксист, Пролетарская революция, Военно-исторический журнал. Журнал Историк-марксист был слит с Историческим журналом, который в годы войны являлся единственным историческим журналом. С 1944 года стали выходить «Известия АН СССР. Серия истории и философии» до 1952 года.

По подсчетам историков библиография книг и брошюр по истории напечатанных в годы войны составляет 599 наименований. Среди приоритетных направлений научных исследований этого периода можно выделить следующие:

1. История дипломатии и внешней политики. Трёхтомник История Дипломатии, двухтомник Тарле «Крымская война». При этом выходили не только фундаментальные труды, но и научно-популярные, пропагандистские брошюры. Тихомиров М.Н. – борьба русского народа с немецкими интервентами в XII-XV веках (1942), И.И. Минц – Красная армия в борьбе с германскими захватчиками в 1918 году (1941)

2. Интерес к историческим персоналиям из отечественной истории – работы Бахрушина С.В. – «Дмитрий Донской», «Иван Грозный», «Минин и Пожарский». Работа Нечкиной М.В. «М.И. Кутузов». Пичета В.И. «Александр Невский», Тарле Е.В. «Александр Суворов». В годы войны выходили серии – «Великие русские полководцы», «наши великие предки»

3. История славянских народов – «Вековая борьба западных и южных славян против германской агрессии: сб. ст.» (1944), Державин Н.С. «Героическая борьба народов Чехословакии с немецкими варварами» (1942), Пушкаревич К.А. «Чехи» (1942).







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 187; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.039 с.) Главная | Обратная связь