Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Заговор против Григория седьмого



Сын префекта Стефана — Ченьчо, отлучённый Григорием от церкви, вместе с другими сеньорами, тоже подвергшимися отлучению, организовали заговор против папы. Григорий в это время вел борьбу с Генрихом четвертым. Желая заручиться поддержкой императора, Ченьчо написал ему письмо, обещая прислать Григория, связанного по рукам и ногам. Восстание было назначено на канун рождества. Папа по обычаю совершал богослужение в церкви. Когда верующие стали подходить к причастию, заговорщики, обнажив мечи, бросились к папе и оттащили его от алтаря.

Завязалась отчаянная схватка. Григорию пришлось пережить немало неприятных минут: заговорщики таскали его за волосы, били плашмя мечами, оставив папе на всю жизнь рубец на лбу. Сорвав с него священные регалии, они собирались вывезти его за пределы города, но ввиду тревоги ворота города оказались заперты. Ченьчо ничего не оставалось, как отвезти изрядно избитого и помятого папу в свой замок.

На рассвете вокруг башни, где находился папа, собралась вооруженная толпа, подстрекаемая духовенством, и принялась осаждать ее. Ченьчо храбро защищался. Но когда в ход были пущены осадные машины и сторонники Григория захватили крепостную стену замка, Ченьчо, желая положить конец кровопролитию, вступил в переговоры со святым отцом. Обе стороны сошлись на том, что Григорий получает немедленную свободу, а Ченьчо — полное прощение.

Григорий сразу продемонстрировал, чего стоит папское слово. Едва он вступил в Латеранский дворец, как тотчас опубликовал буллу, осуждавшую Ченьчо на вечное изгнание с конфискацией имущества и лишением всех видов владений. Вскоре, однако, и духовенство, недовольное реформами Григория, объединилось с баронами и архиепископом Гибертом, приверженцем императора. Ободрённый восстанием Ченьчо, архиепископ Гиберт, стремившийся овладеть апостольским престолом, организовал новый заговор против папы.

Но в то время, как Ченьчо и его сторонники были проникнуты республиканскими идеями, Гиберт и его союзники стремились лишь к достижению личных целей. Сговорившись с восставшими, император 24 января 1076 года созвал в Вормсе собор, на котором кардинал Гуго Белый изложил свои обвинения против Григория. Он представил документы, изобличающие папу в целом ряде преступлений, в частности в том, что он отравил семь своих предшественников и покушался на жизнь нескольких суверенов. Кроме того, кардинал представил собору письма от кардиналов, членов римского сената, епископств разных провинций.

Приведем несколько цитат из приговора, вынесенного собором. «Гильдебранд, высокомерно принявший имя Григория, издевается над правосудием, выступая одновременно в роли обвинителя, свидетеля и судьи. Он отрывает мужей от жен; предпочитает продажных женщин законным супругам; освящает прелюбодеяние; возбуждает население против сеньоров; пытается принудить суверенов и епископов оплачивать диадемы и митры римской курии. Он делает предметом торга сан священника, покупает провинции, продает церковные звания и стремится собрать в своей сокровищнице все золото христианского мира. А посему мы от имени императора Германии, от имени сеньоров, прелатов, сената и народа христианского заявляем, что Григорий низлагается с апостольского трона, который он запятнал позором».

Выслушав обвинения, император обратился к римскому народу и духовенству с посланием, которое кончалось следующими словами: «Мы отдаем монаха Гильдебранда на вашу волю. Поднимитесь против него, и пусть тот, кто наиболее верен нам, первый осудит и покарает его. Мы не требуем его крови, мы желаем только, чтобы этот гнусный человек был изгнан с кафедры апостола, ибо после низложения жизнь будет для него горше смерти».

Вслед за этим император отправил папе письмо: «Генрих, король не по захвату, а по воле божьей, — Гильдебранду, уже не папе, а лжемонаху... Преданный анафеме, осужденный приговором наших епископов, — изыди. Оставь захваченное тобою место, чтобы воссел на престол святого Петра другой, который не скрывал бы насилия под покровом веры...»

Пармский священник Роллан был отправлен с этим посланием в Рим вместо императора Генриха, которого вызывал Григорий седьмой. Роллан прибыл как раз во время собора и направился прямо к папе со словами: «Господин мой император, а также немецкие и итальянские епископы повелевают тебе оставить апостольский трон, который ты обесчестил своими преступлениями». И тут же сообщил народу и духовенству, что на троицу должен быть выбран новый папа.

Не успел Роллан кончить речь, как римский префект арестовал его, и, не вмешайся сам пресвятой отец, солдаты тут же прикончили бы его на месте. Но Григорий седьмой, как искусный дипломат, понимал невыгодность для себя публичного самосуда. В патетической речи он убеждал присутствующих «со смирением перенести оскорбление безумцев, изменяющих законам бога».

На объявление войны Григорий седьмой ответил отлучением от церкви короля и его сообщников и, основываясь на своем праве короновать и низлагать, лишил его престола:

«...полученной властью от бога освобождаю всех христиан от клятвы верности, которую они дали или дадут ему, и запрещаю всем служить ему как королю». Григорий, однако, не собирался ограничиться одними словами.

Генрих четвёртый в Каноссе

Война между папой и императором длилась долго. Победа доставалась поочередно то одной, то другой стороне. Григорий не останавливался ни перед какими средствами, пуская в ход отлучение, анафемы, а если и это не помогало, подсылал к Генриху четвертому отравителей.

Генрих в свою очередь в борьбе с папой рассчитывал на поддержку немецких князей. Но самые могущественные из них, встревоженные победой Генриха над Саксонией, объединились с папой и епископом Меца — Германом. Таким образом, когда Саксония вновь восстала, Генрих оказался одинок.

В сентябре 1076 года папа в письме епископам и всем верующим Германии изложил план действий: если Генрих хочет покориться, он должен доказать свою искренность и впредь относиться к церкви «не как к служанке, а как к госпоже». А если он будет упорствовать, пусть они выберут другого короля, которого утвердит первосвященник.

Когда папские посланцы явились к императору, он пытался вступить с ними в переговоры, обещая управлять в согласии с князьями. Но они отказались слушать его, заявив, что, если до 22 февраля король не получит прощения у папы, они будут считать его низложенным. А до тех пор пусть он пребывает в Шпейере и временно откажется от власти.

Генрих будто бы покорился их требованиям — ему надо было выиграть время, чтобы найти средства для борьбы с мятежными князьями. Однако положение короля было трагичным. Через несколько месяцев собирался собор под председательством Григория седьмого. Генрих понимал, что он погиб, если собор состоится. Надо было любым способом помешать приезду папы. Узнав, что Северная Италия настроена в его пользу, Генрих внезапно покинул Шпейер и в сопровождении жены Берты и малолетнего сына Конрада отправился в Бургундию. Несмотря на необыкновенно суровую зиму, на снег и трудности переходов, он перевалил через Альпы и достиг Павии.

Король покинул Германию не для того, чтобы начать борьбу, сомнительный исход которой страшил его, — прежде всего он хотел расколоть союз папы с немецкими князьями. Надо было торопиться, пока Григорий, покинувший Рим, находился в Каноссе, в замке своей союзницы и любовницы графини Матильды. Император, по-видимому, возлагал надежды, что Матильда, приходившаяся ему родственницей, употребит все усилия, чтобы примирить их. Однако когда Генрих появился в Каноссе, Григорий отказался принять его. Было ли и впрямь появление Генриха неожиданностью для папы? Какие условия он хотел поставить Генриху?

Два главных летописца, Бернольд и Ламберт, расходятся во мнениях, но в одном пункте они согласны: в течение трех дней, с 25 января, король вынужден был босиком, не принимая пищи, ожидать в снегу перед оградой, когда Григорий смилуется и простит его. Наконец на четвертый день папа допустил его к себе и снял с него отлучение. Король предварительно дал клятву помириться с немецкими епископами и князьями и не препятствовать Григорию приехать в Германию, когда он того пожелает.

В тот же день Григорий известил своих союзников о происшедшем. Описав унижение короля, он добавлял: «Все окружавшие нас ходатайствовали слезно, удивляясь даже, что мы обнаруживали не строгость служителя церкви, а жестокость тирана».

Как рассказывают некоторые летописцы. Григорий отслужил обедню в присутствии Генриха. Когда гостия была освящена, он обратился к королю со следующими словами:

«Уже давно я получаю от тебя и твоих приверженцев письма, в которых вы обвиняете меня во многих преступлениях, которые по правилам церкви делают меня недостойным духовного звания. Вот тело Христово, которого я приобщусь... Пусть всемогущий господь, если я невинен, освободит меня от подозрений в проступках, в которых меня обвиняют. Если же я виновен, да поразит он меня мгновенной смертью».

Его святейшество предложил королю подвергнуться тому же испытанию, но последний из боязни уклонился.

Не доказано, достоверен ли этот драматический эпизод. Многие церковные авторы видели в нем «самоосуждение» императора. Эти наивные авторы, видимо, забыли о том, как часто вино причастия служило верным оружием против врагов наместника святого Петра.

Дьявольский трюк папы

Генрих четвертый склонил голову перед папой в Каноссе, но тяжелое унижение не принесло ему ни одной из тех выгод, на которые он рассчитывал. Враги папы в Северной Италии были возмущены поведением короля, усматривая в этом примирении предательство.

На съезде в Форхгейме (куда король отказался прибыть, несмотря на приглашение папы) сторонники Григория седьмого, саксонцы и швабы, избрали королем Рудольфа Швабского. Последний не мог рассчитывать на покорность всей Германии: большинство немецких князей были настроены против него, и он вынужден был удалиться в Саксонию.

Сначала Григорий притворялся и делал вид, будто колеблется, чью сторону принять; он даже поговаривал, что хочет отправиться в Германию, чтобы разобраться в споре между соперниками, хотя совершенно очевидно, что главным инициатором избрания Рудольфа был сам великий дипломат — папа. Наконец после длительных переговоров, получив долгожданные сведения о крупной победе Рудольфа при Мюльгаузене, папа поспешно поддержал его и объявил, что Генрих лишается власти и королевского звания.

Однако неподалеку от берега Эльстера Рудольф был тяжело ранен и умер вскоре после сражения. Положение папы поколебалось в ту самую минуту, когда он уже готовился торжествовать. Генрих снова одержал победу над папой, как в Италии, так и в Германии.

Возвращая Григорию все удары, какие тот ему нанес, он стремился противопоставить папе антипапу, как ему самому противопоставляли антикоролей. Ему удалось собрать значительную армию и осадить Рим. При помощи огромной суммы денег король добился того, что римляне открыли ему ворота города, и в сопровождении архиепископа Гиберта Генрих торжественно вступил в Латеранский дворец.

После того как Гиберт был возведен на святой престол под именем Климента третьего, он в свою очередь возложил на Генриха четвертого корону Западной Римской империи.

Осажденный в замке святого Ангела, бывший папа не сказал еще своего последнего слова. Убедившись, что его сторонникам не одолеть многочисленные войска императора, он втихомолку обдумывал план убийства Генриха четвертого. Узнав от своих шпионов, что император каждый вечер молится в одной и той же церкви, он перетянул на свою сторону кардинала, в ведении которого находилась базилика. По распоряжению духовного владыки в своде часовни над тем местом, где обычно стоял император, было проделано отверстие, замаскированное большим камнем. При помощи веревки камень легко можно было обрушить на голову человека, стоящего под указанным отверстием. Когда приготовления были закончены, кардинал стал ждать подходящего момента.

Однажды, когда Генрих стоял коленопреклоненный, кардинал дернул веревку, и камень с грохотом обрушился вниз. Однако то ли падение камня не было точно рассчитано, то ли король стоял в часовне не на своем обычном месте, но Генрих остался невредим. Огромная глыба разбилась у его ног, лишь слегка ранив короля несколькими осколками. Кардинал, видя, что покушение не удалось, попытался бежать, но телохранители императора схватили его и убили на ступеньках алтаря. Труп кардинала поволокли по улицам Рима и затем бросили на свалку.

Как видим, убийца — Григорий седьмой, — когда нужно было, прибегал и к фокусам.

Отлично понимая, что папа принадлежит к числу тех людей, которые не остановятся ни перед каким преступлением для достижения своих целей, и что вслед за камнем может последовать яд или удар наемника из-за угла, Генрих счел благоразумным удалиться из Рима. Кроме того, по наущению Григория воинствующая графиня Матильда, возлюбленная папы, вела неустанную борьбу в Ломбардии против своего родственника. И Генрих решил на время покинуть Рим, захватив с собой перепуганного Климента третьего.

Учитывая, что ряды его приверженцев в Риме поредели, Григорий обратился за помощью к Роберту Гвискару. Вождь норманнских пиратов с многотысячной армией пехотинцев и всадников, в составе которой было несколько отрядов сарацин, прибыл на помощь римской церкви. Население пыталось защищаться, но через несколько дней норманнскому герцогу удалось проникнуть в город. Отданный на произвол норманнских и сарацинских полчищ, Рим подвергся всем ужасам резни, насилий и пожаров. Целые кварталы исчезали, разрушенные солдатами Гюискара. Тысячи римлян были проданы в рабство.

Григорий не мог оставаться в городе, опустошенном и обезлюдевшем из-за него. Он поспешно последовал за Робертом Гвискаром в Салерно, где созвал собор и вновь предал анафеме Генриха четвертого, Климента третьего и их приверженцев.

Через несколько месяцев Генрих во главе своей армии вернулся в Рим. Ему тоже пришлось применить силу, чтобы вернуть в Латеранский дворец папу Климента третьего.

Что касается Григория, то он оказался не в состоянии пережить торжество своего врага и вскоре слег. Находясь при последнем издыхании, этот правоверный христианин на просьбы духовника снять проклятия и простить врагов своих прохрипел, что проклинает Генриха, антипапу Гиберта и мерзавцев, которые его поддерживают.

Он умер 25 мая 1085 года и был погребен в Салерно.

Святая апостольская римско-католическая церковь решила, что злодей преступник, известный под именем Григория седьмого, совершил в течение своей долгой и плодотворной жизни достаточно гнусностей, чтобы заслужить нимб святого. Что ж, ей виднее!

Чудотворная тиара

Церковные историографы, видимо, немало потрудились для оправдания этого папы, пытаясь обнаружить хоть какие-нибудь его подвиги, помимо совершенных им преступлений. Так, некоторые из них утверждают, что Григорий был наделен даром чудотворца и не только творил чудеса, но еще и наделял этим даром неодушевленные предметы. По этому поводу каноник Павел, автор одного из житий Григория седьмого, приводит весьма любопытный факт. (Совершенно излишне подчеркивать, что нами ничего не придумано в данном рассказе — подобные сюжеты возникают лишь в воспаленном мозгу клирика.)

Итак, некий Убальд, епископ Мантуанский, вел жизнь весьма целомудренную — в соответствии с правилами содомита. В конце концов бедный прелат захворал. Болезнь его была необычна и мучительна. Опытный врач, определив причину появившегося у него нарыва, признал себя бессильным вылечить его. Епископ обошел всех врачей Италии и даже устраивал консилиумы, но, несмотря на усилия докторов, мучился пуще прежнего. Человеком он был набожным, с усердием молился богу, и бог наконец, сжалившись над ним, послал ему откровение, вселившее в страдальца новую надежду. Повинуясь совету свыше, прелат вымолил у Григория седьмого тиару и приложил ее к больному месту. Разумеется, совершая ритуал, он выполнял все необходимые почести в отношении священного головного убора. Надо ли добавлять, что он мгновенно исцелился. И неужели одного этого чуда недостаточно для канонизации Григория?


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-26; Просмотров: 600; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.026 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь