Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Вулканалия, или Вулканец вырастает




 

 

СПОК: Один вопрос.

НИМОЙ: Да, Спок?

СПОК: Этот процесс… Это воспроизведение диалога и выказывание эмоций и есть избранная тобой профессия?

НИМОЙ: Да. Профессия, обсессия…

СПОК: А на ком лежит ответственность за произведение выбора? Например, за то, что мы показываем публике?

НИМОЙ: Это процесс, Спок. Сценаристы, режиссеры, продюсеры и актеры - все в этом участвуют. В любом случае, у меня все под контролем.

СПОК: Я, безусловно, на это рассчитываю.

Интересный сдвиг в отношении NEC к резиденту инопланетян в «Звездном Пути» произошел после выпуска «Времени обнажиться» (1х04). Как только к руководству просочился слух о популярности Спока у зрителей, они сказали Родденберри: «Ну и ну! А почему бы вам не снимать побольше про этого марсианина?»

Естественно, Джин был только рад повиноваться. На протяжении первого сезона серии начали все больше и больше раскрывать подноготную таинственного вулканца, а также рассказывать про искусства и традиции его родины.

Готовясь играть персонажа, я уже обдумывал культуру и обычаи Вулкана, и решил, что вулканцы - общество, где чрезвычайно важны прикосновения, и что пальцы и кисти играют ведущую роль, поскольку вулканцы - тактильные телепаты.

На основе этой идеи и был создан вулканский шейный захват. Это случилось на съемках «Враг внутри» (1х05), серии, в которой капитан Кирк вступал в столкновение со «злобной» частью своей личности, своим «мистером Хайдом», если хотите. В определенной сцене этот «злой» персонаж противостоял «доброму» Кирку и собирался уничтожить его выстрелом из фазера. В оригинальном сценарии Споку предлагалось подкрасться сзади к «злому» Кирку и ударить его по голове рукояткой фазера.

При первом прочтении эта сцена вызвала у меня сильное раздражение, она казалась гораздо более подходящей для Дикого Запада, чем для 23 века. Я практически мог слышать, как вулканец шепчет мне в ухо:

СПОК: Варварство. Любой вулканец всеми силами старается избежать ненужного насилия. В конце концов, мы произвели тщательное изучение человеческой анатомии и изобрели более научные методы, которые сделали применение силы глубоко устаревшим.

Держа в уме особое значение, которое вулканцы придают прикосновениям, я заговорил с режиссером, Лео Пенном, о своих сомнениях. Лео согласился, что они имеют смысл, и спросил, что за альтернативу я могу предложить. Объяснив все эти вулканские дела и то, что они, без сомнения, тщательно ознакомились с анатомией вечно упорствующих в неподчинении людей, я предположил, что они способны передавать особую энергию через кончики пальцев. Будучи правильно применена к нервным окончаниям на шее и плече человека, эта энергия приводит его в бессознательное состояние.

Лео попросил о демонстрации. Поскольку Билл Шатнер был единственным актером в сцене, помимо меня, он оказался самой доступной жертвой. Я тихонько проинструктировал Билла насчет задуманного, и затем мы вдвоем провели небольшую презентацию для режиссера. Я надавил Биллу на плечо и основание шеи, а он охотно и весьма убедительно грохнулся на пол «без сознания». Так родился знаменитый шейный захват, отчасти - благодаря таланту Билла Шатнера падать в обморок по команде.

Еще более интригующим, чем вулканский шейный захват, было слияние разумов (мелдинг; майндмелд), изобретение Джина Родденберри. Впервые оно появилось в «Кинжал разума» (1х09), в котором явно безумный беглец из тюремной колонии просит убежища на «Энтерпрайзе». Сумасшедший, Ван Гелдер (в исполнении Моргана Вудварда) бессвязно обвиняет своих тюремщиков в садизме. Чтобы добраться до правды, скрытой за его мучительными мыслями, Спок производит вулканское слияние разумов, объединяя свое сознание с сознанием человека.

Изначально это была скучная разъяснительная сцена, в которой Ван Гелдера долго допрашивали в медицинском отсеке. Чтобы сделать ее более драматичной, Джин предложил вулканское слияние разумов, который в этом эпизоде изображался очень рискованным и опасным. Собственно, Спок заверяет МакКоя, что доктору ничто не повредит, при этом ясно выражая, что его собственный разум окажется в смертельной опасности. Если вы посмотрите этот эпизод, то увидите, что он также дал мне возможность подчеркнуть важность прикосновений для вулканцев: Спок использовал пальцы и кисти, чтобы «зондировать» лицо и череп Ван Гелдера. Это был гораздо более драматический способ извлечения информации, чем куча вопросов, и он стал очень популярен среди сценаристов сериала (однако, чем больше Спок им пользовался, тем менее опасным он казался, через какое-то время идея о том, что слияние разумов опасно, практически испарилась). Я встретил эту концепцию аплодисментами - не только потому, что она была очень драматична, но и потому, что позволяла мне время от времени выходить за рамки, налагаемые характером персонажа.

Но мое любимое использование слияния разумов произошло не в «Кинжал разума» (1х09), а в «Дьявол в темноте» (1х25), снятом несколькими месяцами позже. Собственно, «Дьявол в темноте» (1х25) вообще входит в список самых любимых моих серий, вместе с «Время ярости» (2х01), «Город на краю вечности» (1х28), «Путь на Вавилон» (2х10), «Время обнажиться» (1х04) и «Эта сторона рая» (1х24).

 

На фото слева: Перед слиянием разумов с душевнобольным Ван Гелдером (Морган Вудвард) в «Кинжал разума» (1х09).

 

 

На фото снизу: Билл, ДеФоррест, я… и камень, «Дьявол в темноте» (1х25)

 

 

Почему? Не только потому, что в ней много внимания уделялось Споку, или потому, что она предоставляла уникальную возможность мне как актеру - хотя и то, и другое правда - и не потому, что она дала мне первый и последний шанс сыграть сцену в партнерстве с булыжником. Серия остается моей любимой из-за своей темы. Это история о том, как «Энтерпрайз» приходит на помощь, чтобы спасти отряд людей-шахтеров, которые подвергаются смертельным нападениям существа, способного проделывать норы в камне. Все шахтеры хотят уничтожить это создание (в итоге выясняется, что это хорта). Кирк и Спок выслеживают хорту, Спок объединяет разум с этим существом - и выясняет, что это не «оно», а «она», мать, защищающая свою кладку от шахтеров, которые в своем невежестве разрушают странные «камни». В конце концов, Кирк объясняет шахтерам ситуацию, и те заключают с хортой счастливое партнерство - она и ее дети получают защиту, а взамен используют свою природную способность растворять камень для помощи шахтерам.

Это ведь очень мощная тема, касающаяся расизма и межкультурного конфликта - страх перед кем-то или чем-то, чего мы не знаем и не понимаем. «Дьявол в темноте» (1х25) прекрасно иллюстрирует, как безрассудный страх порождает насилие - и как попытка взаимопонимания может вознаградить обе конфликтующих стороны (Ах, если бы это так легко достигалось в реальной жизни!)

Серия эта была также важной в плане развития вулканца, поскольку она позволила нам с помощью слияния разумов немного глубже заглянуть в его душу. Также она показывала гораздо более миролюбивого героя, чем тот Спок, который был показан в «Куда не ступала нога человека» (1х04), который хладнокровно предлагает капитану убить Гэри Митчелла. Ко времени «Дьявол в темноте» (1х25) было установлено, что вулканцы уважают все формы жизни и идут практически на все, чтобы избежать применения насилия.

Мы сняли эту серию в январе 1967 года. Я помню это очень хорошо, поскольку однажды днем, когда мы снимали сцену, в которой у Кирка была масса реплик, Биллу Шатнеру позвонили на съемочную площадку. Он получил печальную новость - его отец только что скончался во Флориде. Продюсеры сказали ему, чтобы он срочно выезжал, и что они начнут немедленные приготовления, чтоб он мог попасть на самолет - но Билл только покачал головой, сжал зубы и сказал: «Нет, мы на середине сцены, и я собираюсь ее закончить, прежде чем уйду со съемок».

Мы вдвоем с ДеФоррестом хором сказали: «Билл, все нормально. Ты просто иди, Билл…» Но Билл - боец. Он был преисполнен решимости не уклоняться от испытания.

И он закончил сцену, хотя напряжение на площадке было практически невыносимым, пока мы все беспомощно смотрели, как он прилагает все силы, чтобы одолеть ее. Это был тяжелый, полный переживаний день, и не было ничего, что мы могли сделать для Билла - только оставаться рядом.

Наконец, Билл закончил сцену и уехал, и мы перешли к съемкам сцены, в которой Спок приближается к хорте, чтобы произвести с ней ментальный контакт. Предполагалось, что Кирк в это время стоит и наблюдает. Мы производили съемку камерой через плечо дублера Билла, так что сумели сделать отличный кадр из-за его спины, а затем сняли меня с хортой. Позже, когда Билл вернулся, мы добавили несколько его крупных планов спереди.

Тем из вас, кого увлекают мелкие подробности о «Звездном Пути», будет интересен ляп в эпизоде. Если вы внимательно посмотрите сцену слияния разумами в «Дьявол в темноте» (1х25), вы заметите, что, когда камера снимает Кирка со спины, он держит фазер в опущенной руке, а, когда камера снимает его спереди, фазер Кирка поднят и нацелен на хорту.

Когда Билл вернулся из Флориды через несколько дней, мы с ДеФоррестом воспроизвели в лицах эти сцены, чтобы показать, что мы делали, и он знал, как реагировать, когда его будут снимать крупным планом. Я объяснил ему суть сцены со слиянием разумов с хортой, во время которой я прикасался к созданию и кричал: «Больно…»

Однако, несмотря на личную трагедию, которую Билл только что пережил, его дьявольское чувство юмора осталось целым и невредимым. Он сложил руки на груди и задумчиво произнес:

БИЛЛ: Так, расскажи мне еще раз, на что мне нужно реагировать. Что именно ты тут сделал?

ЛЕОНАРД: Ну, - сказал я, - я воскликнул, - и тут я слегка изобразил, собственно, как именно. - Больно! Больно…

БИЛЛ: Ммм, - задумчиво пробормотал Билл и, нацепив серьезное, суперпрофессиональное выражение, добавил:

БИЛЛ: Ну, я бы хотел посмотреть на это в полную силу, точно так, как ты сыграл, когда меня не было.

И я послушно опустился на корточки, закрыл глаза и вцепился в воображаемую хорту.

ЛЕОНАРД: Больно! - закричал я, потом задержал дыхание, набрал полные легкие воздуха и заголосил во всю мочь:

ЛЕОНАРД: БОЛЬНО!!!

На съемочной площадке головы повернулись к нам и глаза выпучились от изумления. А Билл, с хулиганским огнем в очах, завопил:

БИЛЛ: Боже!!! Кто-нибудь, дайте бедолаге аспирин!

Интересно, что серия, снятая как раз перед «Дьявол в темноте» (1х25), вызывала у меня при мысли о съемках абсолютный ужас.

Изначально она называлась «Путь спор» (потом название изменили на: «Эта сторона рая» (1х24)) за авторством Натана Батлера (псевдоним Джерри Сола). Она рассказывала о романе между мистером Сулу и гавайской девушкой Лейлой Каломи. Однако Джин Родденберри решил, что сценарий никуда не годится, и передал его своей тогдашней секретарше, Дороти (Д.С.) Фонтане, которая в то время уже писала сценарии для других сериалов.

Собственно, в 1960-х Дороти создала сценарий для эпизода «Награда для Билли» телевизионного сериала «Верзила» с Бэрри Салливаном в главной роли, в котором мне тоже случилось появиться. Я помню ее чудесное замечание - она сказала, как ей понравилась моя игра, и я был впечатлен ее добротой. Дороти - весьма талантливая цельная личность, к которой я питаю величайшее уважение.

Но в тот день в 1967 году, когда она пришла в звуковой павильон «Звездного Пути» и сказала мне: «Эй, а у меня есть идея для истории про влюбленного Спока!», я был совершенно ошарашен. Больше, чем ошарашен - я был напуган.

ЛЕОНАРД: Слушай, - сказал я Дороти. - У меня нервы шалить начинают даже от разговоров о таких вещах. Я чувствую, что наконец-то хорошо ухватил суть персонажа, и не хочу потерять то, что мы достигли. - Вулканец накрепко утвердился в моем видении - и в видении зрителей - как спокойный, отстраненный персонаж, и сама фраза «влюбленный Спок» казалась оксюмороном.

ДОРОТИ: Поверь мне, - сказала Дороти. - Есть способ вытянуть все, как надо…

И она начала излагать мне сюжет. Выходило так, что некоторое время назад, во время краткого пребывания на Земле, Спок встретил женщину по имени Лейла, которая безответно в него влюбилась. Теперь, шесть лет спустя, они встречаются снова, на планете, где местные «споры» воздействуют на население, и «симптомы» включают в себя потерю комплексов и переживание глубокого чувства любви и духовной близости.

Мне сейчас вспоминается заметка Джина Родденберри касательно Спока от мая 1966 года, где, кроме всего прочего, говорилось:

«Гипнотический» взгляд Спока производит на землянок очень мощное воздействие, и он всеми силами избегает с ними лишнего контакта. У этого есть предыстория - много лет назад, когда мистер Спок впервые поступил на службу, он легкомысленно относился к этой черте, и, возможно, даже наслаждался своей странной властью над землянками. Но это быстро создало проблемы - как личные, и так и профессиональные».

Одну из которых, несомненно, звали Лейла Каломи.

Признаюсь, что я был заинтригован, но вся идея целиком по-прежнему лишала меня присутствия духа. Даже после того, как мы начали съемки серии - ныне озаглавленной «Эта сторона рая» (1х24) - мне казалось страшным (хотя и освобождающим) выказывать чувства в роли Спока. Как фанаты отреагируют на то, что спокойный, рациональный вулканец в буквальном смысле слова свисает с дерева вниз головой? (Но я должен признать, несмотря на все волнения, на съемках этой серии удалось отлично повеселиться. Я не только поболтался на ветвях вверх тормашками, но и надерзил вышестоящему офицеру и отказался выполнять прямой приказ!)

 

Влюбленный вулканец: пораженный спорами Спок с Лейлой Каломи (Джил Айрлэнд) и Сулу (Джордж Такей) в «Эта сторона рая» (1х24)

 

Финальная версия сценария «Эта сторона рая» (1х24) не только содержала сцену, в которой Спок целуется с женщиной, но и содержала намек на гораздо большее (после первого поцелуя Спок появляется в следующей сцене в гражданской одежде, заставляя зрителя задуматься, что же успело произойти за время рекламной паузы).

Очаровательная Джилл Айрлэнд была выбрана на роль Лейлы Каломи (имя, звучащее слегка по-гавайски, сохранилось, несмотря на то, что актриса была светловолосая и голубоглазая). Она была замужем за Чарльзом Бронсоном - даже тогда, до выхода «Жажды смерти», известного по ролям крутых парней. Они были весьма влюблены друг в друга, и Чарли вполне объяснимо ревновал свою прекрасную жену - до такой степени, что присутствовал на съемочной площадке каждый раз, когда Джилл принимала участие в сцене. Ну, я и так-то нервничал по поводу того, как скажется эта серия на развитии характера Спока - а тут, в довершение всего, мне еще пришлось многократно целовать жену Чарли Бронсона прямо у него на глазах!

К счастью, Дороти Фонтана оказалась права - историю про влюбленного Спока действительно можно было протащить, и довольно неплохо. Все мои треволнения оказались совершенно необоснованными. И по сей день «Эта сторона рая» остается среди самых любимых фанатами серий «Звездного Пути», может быть, потому что она позволяет еще раз мельком взглянуть на скрытую сторону вулканца.

Возможно, единственная серия «Звездного Пути», которая и сейчас вызывает резонанс, «Время ярости» (2х01), была, без сомнения, самой вулканской во всем сериале. Снятое по сценарию великого фантаста Теодора Старджона, «Время ярости» (2х01) позволило нам впервые взглянуть на родную планету Спока (благодаря дешевым декорациям из папье-маше, оснащенных большим гонгом) и на других вулканцев. Прекрасный сценарий Старджона оказался настоящей вулканалией!

Сюжет - весьма рискованный по меркам 1960-х - касался семилетнего брачного цикла вулканцев. Когда Спок начинает странно себя вести, капитан Кирк вмешивается и выясняет, что его первый офицер должен вернуться на Вулкан для прохождения брачного ритуала («кун-ат-кал-иф-фи»), или умереть. Кирк рискует своей карьерой, чтобы вернуть Спока на его родную планету, и в итоге, оказывается, вынужден сражаться со своим другом «до смерти».

Вот еще одна уместная цитата из того же письма Родденберри от мая 1966:

«[Подавление эмоций на Вулкане], возможно, привело к необходимости применения гипноза при половом акте, и из случайных замечаний мы можем понять, что любовь на планете Спока носит более неистовый характер, чем тот, которым человечеству позволяет наслаждаться земная эстетика. (Если только NEC не изменит каким-либо образом свою политику, мы, вероятно, не сможем использовать сценарий, напрямую обращающийся к этой теме)».

К счастью, «Время ярости» (2х01) смогло просочиться через цензоров, сохранив намеки на то, что вулканская сексуальность, как и прошлое Вулкана, была окрашена насилием и опасностью.

Режиссером был Джо Пивни, у которого был опыт в театрах на Западе. Он, собственно, и сам играл в нескольких ранних черно-белых фильмах «Уорнер Бразерс», и исполнял роль друга Джона Гарфилда в «Телае и душа». Джо режиссировал многие серии «Звездного Пути», включая «Дитя пятницы» (2х11), «Смертоносные годы» (2х12) и «Проблема с трибблами» (2х15) (которую - несомненно, под влиянием Спока - я в то время так и не оценил по достоинству, потому что она казалась «слишком легкомысленной»). Джо проделал великолепную работу, режиссируя эту серию и производя постановку ритуала кун-ат-кал-иф-фи (koon-ut-kal-if-fee - кун-ут-кали-фи - брак или вызов) и сражения между Споком и Кирком.

Огромную долю мощи и внутреннего достоинства во «Время ярости» (2х01) принесла великолепная игра Селии Ловски в роли вулканского матриарха, Т'Пау. Благодаря своему театральному прошлому Джо ранее работал с Селией (которая была замужем за актером, игравшим Питера Лорре) и сейчас решил, что она подойдет идеально. Он был прав. Собственно, когда, много лет спустя, мы набирали актеров для «Звездного пути III: В поисках Спока», я искал актрису, способную привнести такое же горделивое достоинство в роль Великой Жрицы, какой Селия наделила Т'Пау. К сожалению, к тому времени она уже скончалась, но, к нашей удаче, мы сумели заполучить Даму Джудит Андерсон, которая принесла с собой на экран такое же царственное великолепие.

Слова «Долгой жизни и процветания» были придуманы Тедом Старджоном, чудесным драматургом с сердцем поэта. Созданный им необыкновенный диалог включал, например, такой мощный обмен репликами:

Т'ПАУ: Долгой жизни и процветания, Спок.

СПОК: У меня не будет ни того, ни другого. Я убил своего капитана… и своего друга.

Это был прекрасный сценарий.

На фото: «Долгой жизни и процветания» с царственной Т'Пау (Селия Ловски) во «Временя ярости» (2х01).

 

Ныне прославленное вулканское приветствие впервые было произнесено Споком, когда он приближался к Т'Пау перед началом брачного ритуала. В этот момент я решил воспользоваться шансом и добавить что-нибудь особенное к вулканским обычаям. Поскольку руки и чувство прикосновения были очень важны в вулканской культуре, имело смысл какое-нибудь невербальное приветствие с помощью рук.

Жест, которому вскоре предстояло стать известным в качестве вулканского салюта, я позаимствовал из символики ортодоксального иудаизма. Во время служб в Дни трепета, коханим (священнослужители) благословляют присутствующих. В это время они простирают ладони обеих рук над прихожанами, вытянув большие пальцы и разведя средний и безымянный так, что каждая рука образует букву V. Этот жест символизирует ивритскую букву «шин», первую букву слова «Шаддай», «Господь». В еврейской каббале «шин» также обозначает вечный Дух.

Ритуал произвел на меня невероятное впечатление, когда, еще ребенком, я присутствовал на этих службах вместе с родителями в ортодоксальной синагоге. Женщины сидели отдельно на балконе, а я сидел в первых рядах вместе с отцом, дедом и старшим братом, Мелвином. Тот особенный момент, когда коханим благословляли собрание, нес глубокое чувство магии и театральности, и потому глубоко меня тронул. Они пели на иврите: «Пусть Господь благословит и охранит вас. Пусть Господь обратит на вас Свое лицо и дарует вам мир…»

Их голоса в унисон опадали и вздымались в резких, пронзительных возгласах - пламенных, страстных, исступленных.

«Не смотри, - прошептал отец. - Закрой глаза. Тебе нельзя смотреть». Как и любой ребенок, я, разумеется, спросил: «Почему?» - «Потому что в этот миг Шехина - священная божественная сущность - входит в святилище».

Я слышал о том, что извечная Слава Господня слишком могущественна, слишком прекрасная, слишком величественна, чтобы смертный мог на нее взглянуть и не умереть, так что я послушно закрыл лицо руками.

Но, разумеется, я просто обязан был подглядеть!

И я увидел священников, погруженных в религиозный экстаз, с головами и лицами, скрытыми платками и руками, простертыми над паствой. Они взывали к божественной сущности и их руки были сложены в виде буквы «шин».

И вот, когда я пытался придумать жест, который подошел бы миролюбивым вулканцам, в моем воображении всплыл символ благословения коханим.

Т'Пау, конечно, должна была ответить Споку на приветствие, но Селии Ловски пришлось помучаться, пытаясь привести руку в нужное положение. В конце концов, она извернулась, тайком складывая пальцы в правильную позицию с помощью другой руки и удерживая их так, пока не приходило время отдать салют - и оператору нужно было быстро-быстро делать нужный кадр, пока непослушные пальцы не встали опять по-своему.

Идея о том, что в вулканском обществе большое значение имеют жесты рук. Это отражается в этой серии и раньше, когда Спок уже находится под мощным физическим воздействием «пон-фарра» («pon-farr») - в «плак-тау» («plak-tow» - лихорадка крови), - но еще изо всех сил старается контролировать симптомы. Я решил, что все напряжение должно концентрироваться в его руках, поэтому Спок обычно стискивает ладони за спиной в попытках унять их дрожь.

Интересно, что на мое понимание этого эпизода повлиял сам вулканец. Когда я впервые читал сценарий «Временя ярости» (2х01), я был им зачарован - но у меня были действительно большие сомнения по поводу концовки, где Спок широко улыбается при виде Кирка, которого он считал мертвым (и умершим, собственно, от руки самого Спока). По крайней мере, я тогда думал, что это у меня были сомнения. Вот кусок из письма по поводу этого эпизода, написанный мной Джину Родденберри в мае 1967:

«Со страницы 64 и до конца серии, как мне кажется, мы лишаем себя более мощной развязки, необходимой этому, безусловно, очень сильному сценарию. Можно сделать предположение, что, исходя из природы эмоциональной сцены между Споком и Кирком в медицинском отсеке, возможно, им следует находиться там одним.

Меня беспокоит идея Спока, демонстрирующего свои чувства по поводу предполагаемой смерти Кирка в присутствии МакКоя и Кристины.

Я думаю, что Спок скрылся бы ото всех и делал это в одиночестве. Но, поскольку он верит, что Кирк мертв, я думаю, вполне возможно, что он покажет свои чувства в присутствии предположительно мертвого Кирка».

Как вы, возможно, знаете, в итоге сцена была снята, как изначально задумывалось, с МакКоем и Сестрой Чапел оказывающимися свидетелями при эмоциональной вспышке Спока. И я рад, что так вышло. Каждый раз, когда я был на конвенте по «Звездному Пути», где показывали эту сцену, зрители просто с ума сходят. Особенно им нравится, когда вулканец чопорно объясняет доктору МакКою, что он всего-навсего выражал «вполне логичное облегчение, что Звездный Флот не потерял одного из своих лучших офицеров».

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, кто именно возражал против этой сцены. Вулканец опять торчал у меня за спиной и даже заставил меня непроизвольно выражать его точку зрения. Это именно Споку не хотелось, чтоб МакКой присутствовал при эмоциональной сцене, потому что он знал, что доктор ему все еще припомнит!

СПОК: Абсурд. Как я объяснил МакКою, моя реакция была всего лишь выражением вполне логичного облегчения. Мне не было никакой нужды прибегать к уверткам - что для вулканцев равносильно лжи. Как тебе хорошо известно…

НИМОЙ (устало): Да, да, Спок, ты не способен лгать. Но, как тебе хорошо известно, ты вполне способен «преувеличивать». Далеко ли от этого до уверток?

СПОК (каменное молчание.).

Возможно, вторая по «вулканичности» серия «Звездного Пути» - «Путь на Вавилон» (2х10), в которой появляются родители мистера Спока, а также очерчивается и разрешается его восемнадцатилетний конфликт с отцом, Сареком. Сценарий «Вавилона» был написан Дороти Фонтаной, которая больше, чем кто бы то ни было, заслуживает благодарности за свой волшебный вклад в «вулканалию». (Кроме «Путь на Вавилон» (2х10) и «Эта сторона рая» (1х24) перу Дороти принадлежит и «Происшествие на Энтерпрайзе» (3х02), в котором Спок сталкивается со влюбчивой ромуланской военачальницей).

Отец Спока, Посол Сарек, был исполнен Марком Ленардом, который ранее сыграл в сериале ромуланца. Собственно, это была одна из первых его ролей в Голливуде, и его игра оказалось настолько хорошей, что, как только продюсерам опять понадобился кто-то остроухий, они сказали: «Слушайте, а помните парня, который играл ромуланца в «Равновесие страха» (1х14)?

Огромное внутреннее достоинство, которое он вложил в исполнение Сарека, навеки завоевало ему место в сердцах фанатов «Звездного Пути». Джейн Уайатт, чья карьера началась с фильма «Потерянный горизонт», тоже была просто чудесна в роли человеческой матери Спока, Аманды. И она, и Марк - замечательные люди и чуткие актеры, которые внесли огромный вклад в «Звездный Путь». (Я уверен, что Спок однажды простит ее за разглашение страшной семейной тайны перед лицом огромной толпы на конвенте по «Звездному Пути» в Нью-Йорке. Под нажимом аудитории, желающей выяснить имя Спока - кому, в конце концов, знать его, если не матери? - Джейн просто ответила: «Гарольд»).

Хоть Марк уже появлялся в сериале, мне не доводилось с ним сталкиваться и работать до тех пор, пока не подошло время снимать совместную сцену в «Путь на Вавилон» (2х10). Впервые мы втроем появляемся вместе, когда Сарек и Аманда прибывают на «Энтерпрайз» и приветствуют капитана. Марк был преисполнен любопытства по поводу вулканцев и хотел знать о них все, что только возможно, так что мы все это обсудили за время съемок.

«У меня есть идея, что вулканское общество делает особый акцент на тактильном контакте, - сказал я ему. - И я всегда ищу возможности использовать кисти и пальцы в качестве символа, отличительной черты этой расы». Я рассказал о вулканском слиянии разумов и продемонстрировал вулканский салют - который, к счастью, дался Марку легко. (Не все так одарены, недаром ДеФоррест устами МакКоя отозвался о салюте: «Это еще хуже, чем парадная форма!». Биллу Шатнеру он тоже не удавался. Очевидно, это что-то, что хорошо получается только у настоящих вулканцев).

Возник вопрос, какое публичное проявление любви могут позволить себе Сарек и его человеческая жена (если вообще могут)? О держании за руки речи, конечно, не шло, но, возможно, соприкосновение пальцами в церемонной, преисполненной достоинства манере, могло бы сработать…

Марк и Джейн приняли мои пояснения близко к сердцу и придумали этот чудесный жест, когда Аманда двумя пальцами слегка опирается на два пальца Сарека. Он прекрасно сработал и добавил характерности к одному из лучших эпизодов сериала.

Поскольку в этой главе рассказывается о «вулканалии», мне, кажется, весьма уместным включить парочку писем Джину от нашего трудолюбивого добавочного продюсера Боба Джастмана и производственного главы Герба Солоу по вопросу вулканцев. Они иллюстрируют, на что наши преданные делу продюсеры были готовы пойти, чтоб отполировать технические детали сериала - в данном случае, концепт вулканских имен.

* * * * *

КОМУ: Джину Родденберри.

ДАТА: 3 мая 1966

ТЕМА: Звездный Путь Планета Вулкан Имена Собственные

Дорогой Джин,

Я хотел бы предложить, чтобы все подходящие имена для граждан родной планеты мистера Спока следовали одному образцу.

Обдумайте такой вариант: все имена начинаются с букв «СП» и заканчиваются на букву «К».

Таким образом, «мистер Спок» отлично подходит к этой формуле. Другие имена могли бы быть следующими:

 


1. Спуук 1. Спурк 1. Спенк 1. Спакк
2. Спак 2. Спонк 2. Спавк 2. Спекк
3. Спэк 3. Спилк 3. Спаук 3. Спикк
4. Спик 4. Спалк 4. Спеук 4. Спокк
5. Спаук 5. Спелк 5. Спуик 5. Спукк
6. Спаак 6. Сполк 6. Спаук 6. Спарк
7. Спилк 7. Спулк 7. Сплак 7. Сперк
8. Спьяк 8. Спирк 8. Сплек 8. Спирк
9. Спунк 9. Спарк 9. Сплик 9. Спорк
10. Спанк 10. Спорк 10. Сплок 10. Спурк
11. Спинк 11. Сперк 11. Сплук 11. Спкикс

 

Надеюсь, что данное предложение будет вам чрезвычайно полезно.

Ваш скромный и почтительный слуга,

Роберт Эйч. Джастман.

* * * * *

КОМУ: Джину Родденберри

ДАТА: 5 мая 1966 года

ТЕМА: Планета Вулкан, Подходящие имена.

Дорогой Джин,

В индустрии, которая строится на неуправляемой жажде творчества, руководству большой кинокомпании по-настоящему трогательно получить копию письма, в котором содержится такая аккуратная и чрезвычайно благоприятствующая повышению конкурентоспособности дискуссия по поводу подходящих имен для жителей планеты Вулкан.

Однако, учитывая, насколько важно для нас время, а также расписание, требующее начать производство нашего сериала через три очень коротких недели, я думаю, что уже достаточно - гораздо более чем достаточно - времени было потрачено на придумывание имен родственникам мистера Спока. При всем глубоком уважении к вашему творчеству, я думаю, что следует заняться чем-либо более важным.

Г.Ф.С.

P.S. А вы рассматривали имя Спиик? Или Сприк? Или Спрак? Или Спрок? Или Спрук? Или Спрок? Или Спадк? Или Спидк? Или Спак? Или Списк? Или Спаск? Или Спеск? Или Спэск? Или еще 78, которые я только что придумал?

P.P.S. Пожалуйста, обратитесь к письму мистера Джастмана от 3 мая, и вы увидите, что пятое имя в первой колонке - то же самое, что и шестое имя в колонке номер три. Я так понимаю, что у вас, фантастов, с вашим научным жаргоном наверняка есть название для подобного явления. Оно также известно под названием «ляп».

P.P.P.S. А что вы скажете, если на Вулкане все как один юристы (интересная идея!) и у них у всех фирмы носят имена вроде «Спук, Спик, Спорк, Сплик и Родденберри»? (Последняя фамилия необходима, чтоб зрители поняли, что все это фантастика).

P.P.P.P.S. Также заметьте, что в письме от 3 мая восьмое имя в колонке номер два - то же самое, что и восьмое имя в колонке номер четыре. Также десятое имя в колонке номер два - то же самое, что и девятое имя в колонке номер четыре. Возможно, есть и еще совпадения, но мое время слишком драгоценно, чтоб тратить его на то, чтоб указывать, что седьмое имя в первой колонке - то же самое, что третье имя в колонке номер два.

* * * * *

Как ни странно, шаблон «С-к» для мужских вулканских имен действительно стал частью канона «Звездного Пути» - отца Спока зовут Сарек, а основателя вулканского пацифизма - Сурак, так что забавное письмо Джастмана оказало больше влияния, чем он мог ожидать. (А вулканские женщины часто получали имена, начинающиеся с «Т*П», возможно, в честь великого матриарха Т'Пау). Разумеется, правила для мужских вулканских имен были немного ослаблены, чтобы включить любое имя, начинающееся на «С» - в конце концов, как, несомненно, понимали Джастман и Солоу, вулканцев намного больше, чем комбинаций типа «С-к».

(Кстати об именах в «Звездном Пути» - меня всегда поражал тот факт, что Родденберри предпочитал давать своим героям имена, которые часто включали звук «к». Сравните - Кирк, Пайк, Спок, Скотт, МакКой, Сарек, Пикард… Твердые, короткие, сурово звучащие имена, и, конечно, все они отличаются от Родденберри. Если бы кому-то в голову пришло заняться психоанализом, он мог бы сделать вывод, что все эти офицеры были частью фантазий Джина, представляющих «сильного лидера», которым ему всегда хотелось быть.)

Боб Джастман и Герб Солоу - лишь двое из огромной закадровой семьи «Звездного Пути». И, как и у любой семьи, у нашей были свои хорошие моменты и не очень, свои ссоры и разногласия.

Но об этом будет отдельная глава…

На фото слева и сверху: «Мой друг попал ушами в… эээ… автоматическую рисособиралку…»

Кирк и Спок встречаются с полицейским из 1930 года в «Городе на краю вечности» (1х28).

 

ГЛАВА ПЯТАЯ





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. A. законом, иными правовыми актами или договором.
  2. Gerund переводится на русский язык существительным, деепричастием, инфинитивом или целым предложением.
  3. I. Драма одаренного ребенка, или как становятся психотерапевтами.
  4. I. О СЛОВЕ БОЖИЕМ, ИЛИ СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ
  5. II Д.Г. ЛОУРЕНС, ИЛИ ФАЛЛИЧЕСКАЯ ГОРДОСТЬ
  6. II. Найдите фрагменты из британских или американских видеофильмов,
  7. III. Определите значимость для переводчика изучения особенностей литературного направления, к которому относится тот или иной автор.
  8. IV ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ
  9. IV. В следующих предложениях подчеркните модальный глагол или его эквивалент. Переведите предложения на русский язык.
  10. Martyria или memoriae, сакральные постройки в память
  11. RVS-titanium posts — активные цилиндрические штифты.
  12. Task VI. Перепишите предложения, определите в них Причастиe I или Герундий. Переведите предложения на русский язык.


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-09; Просмотров: 308; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.04 с.) Главная | Обратная связь