Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Гретхен Брандт, медицинский техник (в эксперименте 8)




Гретхен Брандт — привлекательная женщина 31 года, медицинский техник из Университетской медицинской школы. Она приехала из Германии пять лет назад и говорит с сильным немецким акцентом.

Несколько раз, когда «ученик» высказывает жалобу, она поворачивается к экспериментатору и холодно спрашивает: «Мне продолжать?» Получив утвердительный ответ, сразу же возвращается к заданию. Но после 210 вольт поворачивается к экспериментатору и твердо заявляет: «Простите, но думаю, мы должны остановиться».

ЭКСПЕРИМЕНТАТОР: Эксперимент требует, чтобы вы продолжали, пока он не выучит правильно все пары слов.

ГРЕТХЕН: Извините, но у него проблемы с сердцем. Он предупреждал вас.

ЭКСПЕРИМЕНТАТОР: Удары могут быть болезненными, но не опасны.

ГРЕТХЕН: Извините, но я думаю, когда удары продолжительные, они опасны. Спросите его, хочет ли он уйти. Это ему решать.

ЭКСПЕРИМЕНТАТОР: Абсолютно необходимо, чтобы мы продолжали…

ГРЕТХЕН: Лучше спросите у него. Мы пришли сюда по собственной воле. Если он захочет продолжать, я буду. Он говорил вам, что у него проблемы с сердцем. Извините. Я не хочу отвечать, если с ним что-нибудь случится. И для себя я бы такого точно не хотела.

ЭКСПЕРИМЕНТАТОР: У вас нет выбора.

ГРЕТХЕН: Думаю, мы находимся здесь по собственной воле. Я не хочу нести ответственность, если у него проблемы с сердцем, и с ним что-нибудь случится. Пожалуйста, отнеситесь с пониманием.

Она отказывается продолжать, и эксперимент заканчивается.

На всем протяжении эксперимента женщина ведет себя твердо и решительно. В интервью сообщает, что напряженности и нервозности не ощущала, и это вполне соответствует внешнему впечатлению. Считает, что последний удар, который она нанесла «ученику», был чрезвычайно болезненным, и повторяет, что «не хотела нести ответственность за какой-либо причиняемый вред». С интересом выслушивает объяснения экспериментатора; удивляется, что «ученик» не получал электрошок, и сообщает, что при демонстрационном разряде согласна получить максимум 45 вольт.

Прямое и учтивое поведение женщины в ходе эксперимента, отсутствие напряженности и полный контроль над своими поступками, казалось бы, делают неподчинение простым и рациональным действием. Ее поведение соответствует тому, как по моим первоначальным прогнозам и должны были вести себя почти все испытуемые.

Как ни парадоксально, Гретхен Брандт росла в гитлеровской Германии и большую часть юности находилась под влиянием нацистской пропаганды. В ответ на вопрос о возможном влиянии этого контекста она медленно отвечает: «Наверное, мы видели слишком много боли».

Паскаль Гино, инспектор по качеству воды (в эксперименте 7)

Паскаль Гино — сорокатрехлетний инспектор по качеству воды. Родился в Соединенных Штатах, родители — итальянцы. Участвовал в той вариации опыта, где экспериментатор дает указания испытуемому и жертве, а потом уходит из лаборатории, оставив свой номер телефона. Тем самым испытуемый остается наедине с жертвой в лаборатории, но в случае проблем может позвонить экспериментатору. Мистер Гино связывается по телефону с экспериментатором несколько раз. Выполнив разряд в 150 вольт, он звонит с вопросом: «Профессор, человек жалуется. Хочет уйти. Не хочет больше ударов… Я только что дал ему 150 вольт, а он говорит: “Хватит!”».

Экспериментатор отвечает (по телефону же), что надо продолжать, и мистер Гино слушается.

Он остается один в экспериментальной комнате, послушно выполняя инструкции, тогда как жертва отчаянно протестует. После удара в 300 вольт, когда жертва отказывается отвечать, мистер Гино снова звонит экспериментатору и снова получает приказ продолжать, рассматривая отсутствие ответа как неправильный ответ.

— Вы хотите, чтобы я дошел до конца шкалы? М-м-м… А когда я дойду до конца, что дальше делать?

После 330 вольт жертва не стонет, не протестует, а просто не подает признаков жизни. Взволнованный мистер Гино снова звонит ученому.

— Профессор, из той комнаты вообще ни звука не слышно. А я уже дошел до 330 вольт. Ни хныканья, ничего. Мне это не нравится. Вы не думаете, что с этим человеком что-то случилось?

Экспериментатор уверяет, что удары могут быть болезненными, но не приведут к долговременным повреждениям тканей. Испытуемый снова возвращается к своему заданию, и он по-прежнему один в лабораторной комнате. Выполнив разряд в 450 вольт, звонит экспериментатору и напоминает, что от «ученика» не слышно ни звука.



Через некоторое время экспериментатор возвращается в лабораторию и сообщает мистеру Гино, что с «учеником» все в порядке. В ходе интервью и в ответ на вопрос о степени напряженности испытуемый отвечает:

— Я больше волновался за другого человека, чем за себя… за него больше нервничал. Нервничал, поскольку вас-то рядом не было. Если бы вы были здесь, я бы не нервничал. Я имею в виду: если бы этот человек потерял сознание, пока я даю эти... эти разряды… Я считал, что несу ответственность.

Испытуемый говорит об ответственности не в общефилософском смысле, а лишь в том смысле, что в этой ситуации она ложилась на него, коль скоро он оставался наедине с «учеником». Он продолжает:

— Будь вы здесь, вы бы сказали: «Давайте закончим», или «Продолжаем», или еще что-то. Вам же лучше знать. Вы профессор. А я нет… Но с другой стороны, где-то с 255 вольт его вообще не было слышно, и после этого он даже не жаловался». (Испытуемый имитирует жалобы «ученика».)

Через несколько месяцев после эксперимента мистер Гино принял участие в коллективном обсуждении. Задним числом он назвал эксперимент «потрясающим». «Мне было ужасно интересно… В тот день я пошел на вечеринку. И знаете, у меня есть пара родственниц, которые работают медсестрами. И им тоже было ужасно интересно… В общем, я вам скажу: такие вещи на всю жизнь запоминаются».

Таким образом, прошли месяцы, а у него, похоже, даже и мысли не шевельнулось, что стоило ослушаться приказа и отказаться от дальнейшего нанесения ударов.

— …У меня оставалось еще восемь уровней, и он [«ученик»] впал в истерику, чуть ли не полицию хотел вызывать, и всякое такое. Мне пришлось трижды звонить профессору. И в третий раз он сказал: «Продолжайте». Поэтому я дал очередной разряд. А потом уже не было слышно ответов, даже хныканья. Я сказал: «Ничего себе, он же помер. Да мы его прикончим!» И так я продолжал до 450 вольт.

Мистер Гино не возражает против того, чтобы исполнять приказы, хотя ему было бы спокойнее, если бы экспериментатор находился рядом. Его спрашивают, беспокоил ли его сам факт нанесения ударов током. Он отвечает: «Нет… я подумал: это же эксперимент. Университету виднее, и если они считают, что все в порядке, я тоже думаю, что все в порядке. Они же больше меня знают… Буду исполнять все, что скажут…» Затем он объясняет:

— Все это основано на том, какие у человека принципы, как он воспитан и какие цели ставит перед собой в жизни. Как хочет себя вести. Я знаю, что когда я служил в армии... [Если мне говорили] «Взбирайтесь на холм, и мы идем в атаку», мы шли в атаку. Если лейтенант скажет: «Мы отправляемся на полигон, и вам придется ползти на животе», вы будете ползти на животе. И если встретите змею, а мне не раз попадались мокасиновые змеи… и ребятам говорили не вставать, а они вставали. И их убивали. Так что все зависит от того, как человека воспитали.

Рассказ понятен: мокасиновые змеи не шутка и сразу вызывают желание встать, вопреки приказу лейтенанта. Но ослушавшиеся приказа погибли. Подчинение, даже перед лицом тяжелых обстоятельств, — надежный способ выживания. Под конец дискуссии мистер Гино резюмирует свое поведение в ходе эксперимента.

— Пока не открыли дверь, я искренне верил, что человек помер. А когда увидел его, то сказал: «Вот здо́рово». Но по ходу дела я не брал себе это в голову настолько, чтобы идти и смотреть. Работа есть работа.

Как он говорит, в последующие месяцы эксперимент его не беспокоил: просто было любопытно. По его словам, получив окончательный отчет, он сказал жене: «По-моему, я вел себя правильно. Выполнял приказы, как всегда делаю. И я считаю, что хорошо поработал». А на ее вопрос: «А если бы оказалось, что он умер?» мистер Гино ответил: «Умер так умер. Я делал свое дело».

 

Глава 8

Ролевые перестановки

До сих пор мы наблюдали поведение испытуемого в ситуации, в которой делались сугубо механические изменения, базовая же структура оставалась прежней. Конечно, изменение дистанции между испытуемым и жертвой имеет важные психологические последствия. Но если мы хотим понять корни данного социального поведения, нам не обойтись без более радикальных перестановок. Недостаточно перемещать жертву из комнаты в комнату: нужно выделить основные составляющие, а потом по-новому скомбинировать их, создав несколько иную ситуацию.

В экспериментальной обстановке мы видим три элемента: положение, статус и действие. Положение указывает на то, отдает ли человек приказ об ударе, наносит удар или получает удар. Концептуально это отличается от роли экспериментатора или испытуемого. Статус в этом исследовании расценивается двояко — зависит от того, представлен ли участник эксперимента как обычный человек или как авторитетное лицо. Действие касается того, как ведет себя человек в каждом из трех положений (в особенности, считает ли правильным нанесение ударов жертве).

До сих пор взаимосвязи между этими элементами оставались без изменений. Например, действие всегда было привязано к определенному статусу. Так, жертва всегда была обычным человеком (в отличие от авторитета) и всегда протестовала.

Но пока инвариантные взаимосвязи между положением, действием и статусом остаются прежними, мы не можем ответить на некоторые принципиальные вопросы. Например, реагирует ли испытуемый главным образом на содержание приказа или на статус приказывающего? Определяются ли действия испытуемого в большей степени тем, что говорится, или тем, кто говорит?





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-09; Просмотров: 438; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.016 с.) Главная | Обратная связь