Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Понятие и виды санкций в международных отношениях




В данной главе мы будем рассматривать явление международных санкций в международном плане. Мы дадим определение этому понятию, рассмотрим признаки, понятия, виды, а также их влияние на имидж страны, в частности на примере Российской Федерации.

Термин «санкции», так часто звучащий в последние годы в риторике западных стран, имеет очень давнее происхождение. Этимология слова санкция происходит от латинского sanction – «строжайшее постановление» и имеет два смысловых направления. Во-первых, санкция понимается как утверждение чего-либо высшей инстанцией, разрешение на определённые действия. И, во-вторых, под санкциями подразумеваются меры против нарушения официального соглашения, как наказание за что-либо. В дальнейшем, говоря санкции мы будем иметь ввиду именно второе значение, а именно санкции как коллективные или односторонние принудительные меры, применяемые государствами или международными организациями к государству, которое нарушило нормы международного права.

Иными словами, санкции можно трактовать как право более сильного в экономическом, политическом или моральном смысле участника международных отношений наказывать более слабого.

С точки зрения теории конфликтов данное смысловое значение будет несколько односторонним, так как нельзя исключать и другие варианты – такие, например, когда участники политических разногласий находятся в паритетном положении или же когда более слабая сторона накладывает ограничительные меры на сторону, превосходящую её в экономической или военной мощи. К последнему случаю относятся многие действия государств, международных организаций или террористических группировок, которые объявляют о своём неприятии тех или иных событий, о намерении противодействовать определённой идеологии, поведению или поступкам политических лидеров.

Если говорить о признаках санкций, то тут стоит сказать о том что они предусмотрены номами междунородного законодательства[1].

Основаниями санкций являются предусмотренные международно-правовыми нормами объективные и субъективные признаки. Различают юридические, фактические и процессуальные основания международно-правовой ответственности.

Под юридическими основаниями понимают международно-правовые обязательства субъектов международного права, в соответствии с которыми то или иное деяние объявляется международным правонарушением. Иными словами, при международном правонарушении нарушается не сама норма международного права, а обязательства субъектов соблюдать это правило поведения. Поэтому перечень источников юридических оснований ответственности иной, нежели круг источников международного права. Юридические основания международной ответственности вытекают из: договоров, обычаев, резолюций международных организаций, документов конференций, решений международных судов и арбитражей, а также односторонних международных обязательств государств, устанавливающих обязательные правила поведения для данного государства (в форме деклараций, заявлений, нот, выступлений должностных лиц и т.п.).

Процессуальные основания ответственности представляют собой процедуру рассмотрения дел о правонарушениях и привлечения к ответственности. В одних случаях эта процедура детально зафиксирована в международно-правовых актах (например, в Уставе международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Лондон, 8 августа 1945 г.)), в других — ее выбор оставлен на усмотрение органов, применяющих меры ответственности.

Фактическим основанием ответственности является международное правонарушение, в котором имеются все элементы состава правонарушения. Фактическое основание выражается в деянии субъекта, выражающееся в действиях (бездействии) его органов или должностных лиц, нарушающих международно-правовые обязательства.

Использование рестриктивных мер экономического характера в качестве средства давления одного государства на другое с целью вынудить его правительство пойти на уступки и внести коррективы в свою политику известно еще со времен «мегарской псефисмы», когда в 432 г. до н. э. афинский стратег Перикл наложил запрет на торговлю с Мегарой, что стало одним из поводов к началу Пелопонесской войны. С тех пор такие ограничения время от времени применялись разными странами для достижения тех или иных внешнеполитических целей. В ХХ в. их использование в международных отношениях стало обыденным делом. Появились многосторонние механизмы применения санкций, связанные с деятельностью крупных международных организаций, прежде всего Организации Объединенных Наций.



В системе международного права санкции являются одной из наиболее распространенных форм ответственности государств, которая наступает в результате нарушения ими общепризнанных норм, имеющих важное значение для мирового сообщества. Санкции могут затрагивать различные стороны международной деятельности государства - от дипломатической (сокращение персонала посольств, отзыв посла, ограничение передвижений и.т.д.) до культурной (прекращение обменов, отказ в допуске на престижные мероприятия, например, на Олимпийские игры и др.). В отличие от дипломатических или политических методов воздействия, нацеленных, прежде всего на снижение легитимности или авторитета страны-нарушительницы, экономические санкции призваны побудить ее отказаться от приведших к их наложению действий посредством нанесения ей материального ущерба. По своему содержанию экономические санкции, как считают американские эксперты Е. Хафбауэр, Дж. Шотт и К. Эллиотт, представляют собой «преднамеренный, инициированный государством разрыв или угрозу разрыва нормальных торгово-финансовых отношений»[2].

Эпохой «расцвета» экономических санкций стало последнее десятилетие XX в. После окончания «холодной войны» в условиях информационной революции, резкого ускорения процессов глобализации и углубления взаимозависимости национальных хозяйственных комплексов значение «экономической дипломатии» существенно возросло. Не случайно, что из 14 случаев применения экономических санкций ООН 12 приходятся на период после 1990 г. Еще более рельефно данная тенденция проявилась во внешней политике Соединенных Штатов Америки, которые, оставшись после распада СССР единственной «сверхдержавой», использовали санкции в качестве одного из инструментов в формировании благоприятного для себя мирового порядка. По данным Национальной ассоциации промышленников, только в течение первого срока президентства Уильяма Клинтона в 1993-1996 гг. Вашингтон более 60 раз прибегал к санкциям. В начале XXI американские санкции распространялись на 75 стран, население которых составляет 52% человечества[3].

Санкции в политическом смысле достаточно многообразны в своих проявлениях – они могут варьироваться от самых мягких в виде предостережения или декларации о намерениях и до самых жёстких и даже жестоких, реализуемых в виде уничтожения материальных и культурных ценностей, а также порабощения, насилия и убийства несогласных.

В общем виде классификацию санкций по степени жёсткости удобно показать в виде схемы (см. рис.1).

 

Рис.1. Градация санкций по уровню жёсткости[4]

 

Первая группа санкций самая мягкая и обычно затрагивает меры превентивного характера. Политические деятели, законодатели, представители исполнительной власти выступают с публичными заявлениями, прямыми линиями, пресс-конференциями, дают интервью, делают комментарии в соцсетях, в блогах. В своих официальных и неофициальных выступлениях политики пытаются предостеречь своих противников от определённых действий, предупреждая их о возможных последствиях.

Если превентивные меры не помогают или действуют недостаточно, в ход вступает вторая стадия наказания оппонентов. Представители какого-либо государства или союза государств начинают вводить ограничительные меры, направленные против отдельных лиц, компаний, сообществ или межгосударственных объединений с целью вызвать недовольство определённых групп (научных, культурных, социальных, спортивных, конфессиональных, этнических и т.д.). Санкции такого плана, в отличие от превентивных, уже несут в себе известный потенциал ответных мер, наносящих экономический и политический ущерб обеим сторонам.

Ещё более болезненными оказываются санкции, касающиеся внешнеторговых отношений, частичным или полным разрывом хозяйственных связей, туризма, бойкота товаров и финансовой сферы, перекройки поставок энергоносителей. Зачастую под запрет попадают также новые технологии и совместные производства, которые обычно приносят обоюдную выгоду.

Такого рода меры, как правило, пытаются применять США и их союзники в отношении неугодных стран, которые проводят независимую линию во внутренней и международной политике. Под постоянными санкциями находился СССР, начиная со времён НЭПа и индустриализации страны. Потом были Комитет по ограничению экспорта и новых технологий (КОКОМ), бойкот московской Олипиады-1980, ограничения на ввоз зерна и прочие недружественные действия. Теперь на повестке дня стоит вопрос о расширении санкций против России за присоединение Крыма.

Под санкциями США и их сателлитов долгое время находилась Куба, не желавшая идти в фарватере политики Вашингтона. Задавить экономической и политической блокадой пытаются страны Запада Северную Корею, Сирию и Иран, вынудив их пойти на диалог на прозападных условиях.

Наконец, крайней мерой санкций являются насильственные действия, терроризм, физическое уничтожение противника. К таким карательным действиям многие страны и народы прибегали неоднократно на протяжении всей истории человечества. К сожалению, не изжиты они и в XXI веке[5].

Современное международное право допускает использование экономических санкций межгосударственными организациями - всемирными, как ООН, и региональными, такими как Организация американских государств, Организация африканского единства и др., - а также группами стран и отдельными государствами. Однако, несмотря на широкое употребление понятия «экономические санкции», международные документы не содержат сколько-нибудь четкого его определения, ограничиваясь, как правило, простым перечислением конкретных мер. Так, в Уставе ООН термины «санкции» или «эмбарго» вообще не упоминаются, хотя ст. 41 предусматривает возможность применения против государства-нарушителя «принудительных действий», которые включают «полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений». В общем спектре средств принуждения, которые используются в случае возникновения конфликтной ситуации в межгосударственных отношениях, начиная от простой вербальной ноты и заканчивая применением вооруженной силы, экономические санкции располагаются ближе к последнему, уступая место только блокаде.

На уровне мирового сообщества полномочиями введения санкций облечен Совет Безопасности (СБ) ООН, который в ходе своей почти шестидесятилетней деятельности разработал и апробировал различные методы и формы реагирования и воздействия на происходящие в мире события. Однако опыт применения им экономических санкций крайне ограничен. Предшественница ООН - Лига наций - только один раз, в связи с агрессией Италии против Абиссинии в 1935-1936 гг., создала Координационный комитет, ограничивший свою деятельность общими рекомендациями о принятии экономических принудительных мер в отношении агрессора6. За первые 45 лет существования ООН в силу специфических условий «холодной войны» Совет вводил их всего два раза - против Южной Родезии в 1966-1979 гг. и ЮАР в 1977-1994 гг. В обоих случаях их использование было признано успешным: в первом - они способствовали падению расистского правительства и провозглашению независимости Зимбабве, а во втором - ликвидации режима апартеида. Собственно в 1990-е гг. происходило формирование механизма использования экономических санкций СБ ООН.

«Новая эра» в истории применения многосторонних экономических санкций была открыта Резолюцией 661, принятой Советом Безопасности в рекордно короткие сроки - через четыре дня после того, как 2 августа 1990 г. Ирак ввел свои войска в Кувейт, совершив тем самым прямой акт агрессии. В последующие годы СБ ООН еще 11 раз прибегал к санкциям. Для их наложения, изменения или снятия он в каждом конкретном случае принимал отдельные резолюции, а для контроля за их осуществлением назначал из представителей входящих в него государств вспомогательные органы, например, Совет управляющих Компенсационной комиссии, Специальную комиссию по ирако-кувейтским отношениям и Комитеты по санкциям применительно к Югославии, Сомали, Ливии, Таити, Афганистану и другим нарушителям. В общей сложности с 1990-по 2003 гг. комитеты по санкциям провели 717 заседаний.

Из всех установленных Советом Безопасности ООН режимов наиболее широкими, жесткими и последовательными были экономические санкции, наложенные на Ирак. С августа 1990 по июнь 2003 гг. СБ принял 24 резолюции, касавшиеся этой страны. Поскольку в случае с Ираком имел место акт прямой агрессии, которая считается особо тяжким международным преступлением, спешно собравшийся по инициативе администрации Буша-старшего СБ ООН 6 мая 1990 г. одобрил резолюцию, осуждавшую Ирак за агрессию и требовавшую от него безоговорочного вывода его войск из Кувейта. В поддержку своих требований Совет ввел эмбарго на продажу оружия Багдаду, наложил запрет на поставки ему всех товаров за исключением продовольствия и медикаментов и разрешил в целях предотвращения нелегального экспорта им нефти блокировать иракские порты. Не дожидаясь эффекта от экономических санкций, США добились принятия еще одной резолюции, которая дала возглавлявшейся ими многонациональной коалиции карт-бланш на проведение военной операции «Буря в пустыне». Весной 1991 г. она завершилась изгнанием иракских оккупантов из Кувейта и новой резолюцией Совета Безопасности, сохранявшей все санкции против Ирака. Лишь осенью они были несколько ослаблены, когда эта страна получила разрешение продать ему некоторое количество нефти для закупки продовольствия.

В результате действия коллективных экономических санкций зависимый от поставок извне Ирак оказался на грани гуманитарной катастрофы. Многие государства требовали от Совета Безопасности ООН их смягчения, но американский и британский представители в течение трех с половиной лет упорно блокировали все попытки внести изменения в режим санкций против Ирака, настаивая на согласии его правительства допустить инспекторов Специальной комиссии ООН и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) к ядерным объектам страны. Только в апреле 1995 г. Совет Безопасности принял Резолюцию 986, которая в обмен на согласие Ирака на такие инспекции разрешала ему каждые три месяца продавать нефть на 1 млрд. долл. и на вырученные деньги закупать продовольствие и медикаменты. После долгих колебаний Багдад 20 мая 1996 г. подписал соответствующее соглашение с ООН. Но администрация Клинтона внезапно объявила, что отвергает ею же предложенные условия договора. Взрыв негодования в ООН заставил ее отступить. Тем не менее, сославшись на концентрацию иракских войск вблизи курдских районов, США и Великобритания добились продления режима санкций, однако должны были согласиться с сохранением схемы «нефть в обмен на продовольствие».

В ноябре 1996 г. Ирак получил право на продажу нефти на 2 млрд. долл. по схеме «нефть в обмен на продовольствие». В начале 1998 г. Совет Безопасности поднял планку до 5,2 млрд. долл. и был готов пойти и дальше по пути ослабления санкций[6], если бы не противодействие Саддама Хусейна международному мониторингу иракских ядерных объектов. Действия Багдада позволили США блокировать возможные изменения и дали Вашингтону повод в декабре 1998 г. нанести бомбовые удары по ядерным объектам на территории Ирака. Программа «нефть в обмен на продовольствие» продолжалась, хотя с приходом в начале 2001 г. к власти республиканской администрации во главе с Джорджем Бушем-младшим позиция США в отношении Ирака еще более ужесточилась. Вашингтон наложил запрет на передачу Ираку вакцины для лечения детского гепатита и дифтерии под тем предлогом, что иракское правительство может использовать содержащиеся в них бактерии для производства биологического оружия. Дебаты о вакцине обострили отношения между членами Совета Безопасности, и через несколько месяцев США сняли запрет.

После событий 11 сентября 2001 г. Соединенные Штаты вынуждены были обратиться к СБ ООН, от которого они легко получили необходимую поддержку в виде двух резолюций. С развертыванием «войны с международным терроризмом» администрация Буша быстро перешла от требований дальнейшего ужесточения коллективных экономических санкций против Ирака к выработке силового варианта решения «иракской проблемы». В пресловутой «оси зла» Ирак изначально оказался «самым слабым звеном». Задача свержения режима Саддама Хусейна оформилась в американском обществе как общенациональный консенсус, как логическое завершение операции «Буря в пустыне». Затяжные диспуты в Совете Безопасности на фоне усилий Белого дома доказать срочную необходимость военных действий против Ирака вызвали рост неприязни к ООН в общественном мнении США. 2 октября 2002 г. Конгресс принял резолюцию, разрешавшую администрации использовать силу против Ирака без предварительного одобрения ООН.

Военную операцию сдерживало отсутствие доказательств причастности режима Хусейна к терактам 11 сентября или его связей с Аль-Каидой, а также опасения развалить международную антитеррористическую коалицию, поскольку против нападения на Ирак возражали многие европейские союзники США, арабские страны и Россия. Но в конечном итоге она была проведена. Решение задачи ликвидации режима в Багдаде значительно облегчалось ослаблением военной мощи Ирака в результате действия санкций и наличием внушительной международно-правовой базы в виде резолюций ООН, на невыполнение которых постоянно ссылался Вашингтон. 22 мая 2003 г. Совет Безопасности ООН отменил экономические санкции против Ирака, сохранив в силе, только запрет на поставку ему вооружений и военных материалов. Год спустя, 30 июня 2004 г., о снятии американских санкций объявил Буш-младший.

Пример Ирака, который из-за своей деформированной экспортом нефти экономики и сильной зависимости от импорта потребительских товаров и продуктов питания являлся почти «идеальной целью» для экономических санкций, показывает, что установление и действие режима коллективных принудительных мер на уровне ООН сопряжено с немалыми трудностями. Отчасти это обусловлено спецификой функционирования Совета Безопасности ООН. Во-первых, налагаемые им санкции могут приниматься в очень ограниченном диапазоне, только в целях «предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира». Во-вторых, для принятия соответствующего решения необходимо согласие девяти из пятнадцати членов Совета, «включая совпадающие голоса всех постоянных членов» - Великобритании, Китая, России, США и Франции. Достаточно одной из пяти упомянутых держав высказаться против, и любая резолюция автоматически отклоняется. В-третьих, хотя все государства - члены ООН и обязаны выполнять решения Совета Безопасности, на практике они чаще руководствуются собственными целями и интересами, а СБ не обладает достаточно эффективными рычагами воздействия на тех, кто игнорирует или прямо нарушает его запреты[7].

 

Международный имидж страны

 

В научных исследованиях, посвященных вопросам управления межличностным взаимодействием, понятие «имидж» определяется как социально-психологический феномен индивидуального, группового или массового сознания в культуре общественных отношений. Он функционирует как образ-представление, в котором соединяются в сложном взаимодействии внешние и внутренние характеристики объекта. Имидж играет важную роль как в сфере массовых коммуникаций, политики, шоу-бизнеса, так и в жизни каждого человека.

Понятие «имидж» универсально применимо к любому объекту, становящемуся предметом социального познания: к стране (международный имидж страны), территории (имидж региона), организации (корпоративный имидж), к человеку (персональный имидж), семье (имидж семьи), профессии, деятельности, проекту, к отдельным потребительским характеристикам материальных объектов (имидж качества) и т.д.[8]

В первую очередь, следует начать с самого термина «имидж», заимствованного из английского языка. Его перевод помогает понять сущность явления. Так, в англо-русском словаре В.К. Мюллера в словарной статье, посвященной слову «image», встречаются такие значения: образ, изображение; статуя, идол; образ, характер, облик; имидж, «лицо»; престиж, репутация; отражение (в зеркале); подобие; метафора, образ; представление, понятие.

Как видим, во многих значениях ключевым является понятие «образ». Опора на слово «образ» в том числе используется во многих научных определениях понятия «имидж». Приведем только некоторые из них:

Имидж - определенный образ известной личности или вещи, создаваемый средствами массовой информации, литературой, зрелищем или самим индивидом[9].

Имидж - образ фирмы или товара, единство представлений и эмоционального восприятия у целевой аудитории, которая связывается с фирмой или товаром[10].

Нередко к определяющему слову «образ» добавляют его более детальные характеристики: стереотипный, символический и т.д. Например:

Имидж - стереотипизированный образ конкретного объекта, существующий в массовом сознании[11].

Иногда под интересующим нас понятием подразумевают даже не сам образ, а деятельность, процесс по его созданию:

Имидж — создание образа товара, услуги, коммерческого или политического фигуранта.

Что же собой представляет имидж (образ) страны?

Имидж (образ) страны – это комплекс объективных взаимосвязанных между собой характеристик государственной системы (экономических, географических, национальных, демографических и т.д.), сформировавшихся в процессе эволюционного развития государственности как сложной многофакторной подсистемы мирового устройства, эффективность взаимодействия звеньев которой определяет тенденции социально-экономических, общественно-политических, национально-конфессиональных и иных процессов.

Образ государства – это база, определяющая, какую репутацию приобретает страна в сознании мировой общественности в результате тех или иных акций ее субъектов, взаимодействующих с внешним миром. В свою очередь, направления, характер, практические формы организации международного взаимодействия зависят от того, что несет в себе образ государства.

Имидж государства, как и любой другой, имеет несколько пластов и различных аспектов. Для того чтобы осуществить комплексное исследование образа страны, необходимо проанализировать восприятие имиджа гражданами как внутри государства, так и извне, поскольку именно от международного имиджа во многом зависят инвестиционная привлекательность страны, расширение возможностей для туризма, сотрудничество деловых кругов и т.д.[12]

Развитие рыночных отношений в XX веке создало две тенденции: с одной стороны – интеграция капиталов, формирование крупных международных корпораций, глобализация, с другой – возрастание конкуренции между странами за мировые рынки. Особую значимость начинает приобретать проблема конкурентоспособности, имиджа страны.

Если имидж фирмы (даже крупной) познается в опыте общения потребителя с ее объектами, товарами, услугами, то ситуация с имиджем страны значительно сложнее. Можно сказать, что имидж страны – понятие, гораздо более опосредованное. Особенно для внешних аудиторий. По сути имидж стран – это не «реальность, данная в ощущениях», а в большей степени продукт индустрии «картинок» реальности, разных ее интерпретаций[13].

Имидж имеет неизменные и переменные величины. Константы географического и геополитического положения государства, его демографического состава, конфессиональной принадлежности народа, природных ресурсов, а также значимые исторические события находятся в числе первых. Характер власти, правительственных курсов, текущие события внутри- и внешнеполитической жизни относятся к переменным величинам.

Проблема политического имиджа как искусства целенаправленного управления впечатлением в системе властных связей и отношений появилась вместе с дифференциацией общества. Рассматривая имидж, можно разделить понятия «имидж государства» и «имидж страны» и подразумевать в этом случае рассмотрение государства в узком смысле слова как особой организации политической власти, обладаю­щей специальным механизмом, системой органов и учреждений, которые непосредственно управляют обществом. Имидж государства включает в себя внутриполитическую и внешнеполитическую составляющие, которые неразрывно связаны друг с другом.

В таком случае внешнеполитический имидж государства – это образ деятельности институтов власти Российской Федерации, преломляющийся через политическую культуру других государств и целенаправленно или стихийно формирующийся институтами власти и средствами массовой информации, как самого государства, так и других государств. Важность внешнеполитического имиджа рассматривается, исходя из его основных функций, таких как конструирование определенной политической реальности; коррекция мирового или регионального общественного мнения; манипуляция общественным сознанием за рубежом и осуществление контроля над ним; формирование идеалов, образов, соответствующих представлениям общественности других стран, и регуляция отношений внутри международного сообщества[14].

Позитивный имидж страны – это важнейший инструмент в налаживании гармоничных отношений международного сотрудничества в различных сферах социально-культурной, внешнеэкономической и политической деятельности.

Велика роль разного рода мифов и установок культурологического характера. Так, например: немецкая пунктуальность, швейцарская точность, эстонская медлительность, русская душа. Существуют визуальные символы, сопровождающие образ той или иной страны: дядя Сэм (США), русский медведь (Россия).

Нередки примеры, когда имидж той или иной страны сознательно очерняется в международном общественном мнении. Потому что это оказывается выгодным определенным политическим силам.

Еще одна важная особенность – восприятие имиджа страны на разных континентах и в разных государствах в большой степени зависит от их собственных традиций, культуры, политической жизни.

Все аналитики сходятся на том, что имидж страны – сложная категория, столь же однозначно признают, что целенаправленные и грамотные усилия по укреплению имиджа страны всегда дают полезные результаты. Вошла, например, в историю PR-кампания 1951-1952 года по изменению отношения американцев к Индии. Ее осуществлял Э.Бернайз. В тот период американцы представляли Индию как страну тигров-людоедов, священных коров и дремучих сект. Индийское правительство хотело, чтобы американцы увидели Индию как молодое демократическое государство. Во многом это удалось. Еще более яркий пример – кампания по изменению образа Южно-Африканской Республики в глазах американцев и европейцев в 70-80-е годы прошлого столетия. Правительство ЮАР в конце 70-х годов почувствовало, что стране грозит международная изоляция. ЮАР воспринималась цивилизованным миром как страна расового подавления, нарушения моральных норм. Были разработаны секретные программы, состоящие их нескольких проектов. Среди них – и покупка определенных влиятельных газет, и организация различных визитов, крупные медиа-акции. Были подключены несколько PR-фирм с опытом работы на международном уровне. Хорошее финансирование, привлечение квалифицированных специалистов обеспечили нужные результаты. ЮАР была «принята» западным общественным мнением в число цивилизованных стран.

Нормой для отдельных стран является постоянная, целенаправленная работа по формированию своего адекватного имиджа в международном сообществе. Так, например, в США много лет действует USIA – Информационное агентство США, которое координирует информационную и образовательную деятельность США более чем в 140 странах мира. USIA финансируется Конгрессом США, подчиняется непосредственно президенту. USIA создало в годы Второй мировой войны радиостанцию «Голос Америки», круглосуточный телевизионный канал и многочисленные другие каналы и станции. Сегодня USIA широко использует Интернет, фильмы, библиотеки, искусство, выставки, с помощью которых информация о США широко распространяется по миру. Не раз деятельность USIA становилась объектом споров, так как не всегда ему удавалось соблюсти баланс между требованиями основного заказчика и профессиональными нормами. Тем не менее, существование подобной структуры во многом облегчает задачу продвижения имиджа страны.

Приведенные примеры не означают, что имидж стран формируется только при необходимости, под давлением обстоятельств. Мы уже касались природы имиджа и отмечали, что реальный имидж организации (страны) присутствует во внешней среде независимо от того, прикладываются к этому усилия или нет. У мирового сообщества сложились определенные критерии, подходы к выявлению места каждой страны, существует множество исследовательских центров, анализирующих происходящие процессы.

Какие же факторы являются решающими для имиджа страны? Многие выделяют критерий конкурентоспособности. М.Портер, например, определяет конкурентоспособность государства как производительность, которая понимается как эффективное использование рабочей силы и капитала и результируется в величине национального дохода на душу населения. Им же разработана система детерминант конкурентного преимущества стран, получившая название "конкурентный ромб" по числу основных групп таких преимуществ.

К ним относятся:

· факторные условия: людские и природные ресурсы, научно-информационный потенциал, капитал, инфраструктура, в том числе факторы качества жизни;

· условия внутреннего спроса: качество спроса, соответствие тенденциям развития спроса на мировом рынке, развитие объема спроса;

· смежные и обслуживающие отрасли (кластеры отраслей): сферы поступления сырья и полуфабрикатов, сферы поступления оборудования, сферы использования сырья, оборудования, технологий.

· стратегия и структура фирм, внутриотраслевая конкуренция: цели, стратегии, способы организации, менеджмент фирм, внутриотраслевая конкуренция[15].

Международные отношения сегодня являются плодотворной средой для формирования имиджа государства. Вопрос о том, какие цели преследуют государства, формируя свой имидж, по-разному решается в исследованиях представителей различных научных направлений. Классические реалисты видят причину этого в самой ценности благоприятного имиджа как такового, считают национальные имиджи – статичными во времени факторами, либо которые остались в прошлом, либо не меняются с течением времени. К статичным факторам можно отнести природный ресурсный потенциал, национальное и культурное наследие и потенциал, нерегулируемые геополитические факторы, как то: географическое положение, протяженность границ, площадь территории, выходы к морям и проч. Также сюда относятся исторические события, вклад в историю выдающихся граждан и базовая форма государственного устройства, и структура управления. Цель политики престижа – впечатлить другие государства той мощью, которой в действительности обладает государство, или же мощью, которой нет в действительности, но в существование которой другие государства должны поверить. По мнению сторонников теории игр, правительства стран считают свою репутацию важным фактором, поскольку другие опираются на нее для того, чтобы предсказать их последующие действия. Имидж государства рассматривается как явление, полностью зависящее от ситуации, обус­ловленное динамичными во времени факторами, которые включают в себя социально-психологические настроения в обществе, формы общественно-политической интеграции общества, структуру, характер и принципы деятельности общественно-политических организаций в государстве, морально-правовые аспекты развития общества.

Оба вида факторов, приведенных выше, влияющие на формирование международного имиджа государства, сочетаются в ожидаемые во времени факторы, которые прогнозируются на основе статичных и с учетом динамичных. В особых случаях динамичные факторы могут играть основополагающую роль в формировании имиджа. Это касается ситуаций, когда под влиянием динамичных факторов статичные факторы трансфор­мируются.

При формировании международного имиджа государства необходимо учитывать ожидания целевой аудитории. Именно соответствие либо его видимость позволяет сформировать максимально эффективный образ государства. Все ожидания проявляются двояко – как право вести – ожидать действий или состояния государства в соответствии с национальными интересами, и как обязанность соответствовать общепринятым внутригосударственным и международным нормам права.

Все большую роль в формировании международного имиджа государства играют динамичные во времени факторы, отражающие деятельность государства в современный период. Статичные факторы играют роль информационно-исторической базы, при помощи которой можно прогнозировать трансформацию международного имиджа государства в будущем[16].

Исследователи считают, что коллективное восприятие образа страны ее гражданами формируется на основании того, что «говорит» и что «делает» власть. Это означает, что каждая страна постоянно отстраивает свой имидж – ведь власть всегда что-то говорит и что-то делает. Вопрос в том, обладает ли она именно тем имиджем, который хочет иметь? Существует ли он в реальности или только в воображении ее лидеров?

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 4215; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.046 с.) Главная | Обратная связь