Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ПОСТАВКА ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД




Параграф 4 главы 30

Поставка для госмуннужд – это отдельная разновидность, но регламентация для госнужд применяется и для муннужд.

 

Основная специфика – это цель.

 

Легальное определение госнужд содержится в п.1 ст.3 закона 94-ФЗ («О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ или оказание услуг»). П.2 ст.3 содержит легальное определение муннужд.

 

К госнуждам и муннуждам приравниваются нужды бюджетных учреждений.

 

Специфика правового регулирования этих отношений. Во-первых, у нас на уровне ГК РФ есть параграф 4 главы 30. Во-вторых, у нас есть целый ряд специальных законов: закон 94-ФЗ от 21.07.2005, ФЗ «О государственном материальном резерве» от 29.12.1994, ФЗ «О государственном оборонном заказе» от 27.12.1995, ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» от 13.12.1994, ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» от 02.12.1994.

 

При этом возникает вопрос: как соотносятся эти специальные законы с предписаниями ГК РФ. Абз. 2 п.2 ст.525 ГК РФ – ГК РФ имеет приоритет. Остальные законы применяются в части, не урегулированной ГК РФ. Внутри этих специальных законов большей юридической силой обладает 94-ФЗ.

 

Поставка товаров для госнужд рассматривается действующим законодательством как разновидность договора поставки. Абз.1 п.2 ст.525 – к поставке товаров для госнужд применяются также параграф 3 главы 30. А еще применяются правила параграфа 1 главы 30 в части, не противоречащей.

 

Учитывая особый порядок финансирования в части регулирования объемов бюджетных обязательств, принимаемых государственными или муниципальными заказчиками, применяются еще и правила БК и изданными в его развитие подзаконных актов. БК и эти подзаконные акты применяются только в части, касающейся объемов бюджетных обязательств. принимаемых на себя государственными и муниципальными заказчиками.

 

Как ни крути, поставка для госмуннужд – это гражданско-правовой договор.

 

С т. зрения параграфа 4 главы 30 правовой формой, опосредующей поставку для госмуннужд, выступает государственный контракт. Это единственно возможная форма.


Легальное государственного или муниципального контракта содержится в п.1 ст.9 94-ФЗ.

 

Государственный контракт на поставку товаров для госнужд – это гражданско-правовой договор. Он представляет собой разновидность договора поставки. Правда, конечно, это отнюдь не препятствует констатации того, что порядок заключения, требования к субъектному составу и целый ряд других параметров, обладает определенной спецификой.

 

Что касается субъектного состава, то применительно к госконтракту законодатель указывает на фигуру государственного или муниципального заказчика (покупатель) с одной стороны и поставщика (продавец) – с другой.

 

При этом ст.4 94-ФЗ перечисляет субъектов, которые могут выступать в качестве государственных или муниципальных заказчиков. Это госорганы, органы управления государственными внебюджетными фондами, органы местного самоуправления, бюджетные учреждения и иные получатели бюджетных денег.

 

П.1 ст.9 94-ФЗ контракт заключается от имени РФ, субъектов РФ или МО. То есть стороной по договору является публично-правовое образование. Заключается договор указанными субъектами, но стороной по договору государственный или муниципальный заказчик не становится, а становится публично-правовое образование.

 

Контракт заключается на основе заказа, размещенного в порядке, предусмотренном 94-ФЗ. Формы размещения заказов: конкурс, аукцион, запрос котировок, размещение заказов у единственного поставщика.

 

Что касается второй стороны (поставщик, продавец), то по общему правилу специальных требований не предъявляется к продавцу. Отсюда, продавцом может быть лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность (применяются правила параграфа 3 главы 30, ибо поставка для госмуннужд – это разновидность простой поставки).

 

Перечень существенных условий тоже берем из параграфа 3 главы 30: предмет, срок, условие об ответственности поставщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий государственного контракта (п.10 ст.9 94-ФЗ). Причем самое смешное, что обязательная ответственность поставщика уже установлена нормативно. Казалось бы, нахер в договоре-то это прописывать? А хуй там: если в договоре это не прописано, то договор считается незаключенным.



 

Во всем остальном – это обычный договор поставки. Однако структура договорных связей тут может усложняться. У нас может появляться отгрузочная разнарядка – это одностороннее распоряжение покупателя. Тогда у нас будет госзаказчик имеет договорные отношение с поставщиком, но при этом будет появляться фигура получателя. У поставщика будет обязанность передать товар перед ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫМ ОБРАЗОВАНИЕМ, а исполнять он его будет получателю (ст.312 ГК РФ). Обязанность по оплате будет нести публичное образование в лице этого государственного или муниципального заказчика.


Усложнение структуры договорных связей предполагает также возможность заключение на основании государственного контракта ДОГОВОРА поставки товаров для госмуннужд.

 

Ст.529 ГК РФ такой феномен регламентирует. У нас есть Госконтракт, который связывает публичное образование в лице госказачика с поставщиком, а по этому госконтракту поставщик берет на себя обязанность заключить договор поставки для госмуннужд с покупателем. Он несет эту обязанность перед госзаказчиком (это следует из госконтракта), а еще несет эту обязанность перед покупателем. Если контракт предусматривает заключение договора поставки, то госзаказчик говорит – заключай договор вот с тем-то. Причем поставщик должен сообщить госзаказчику, что покупатель отказывается заключить договор, а госзаказчик должен назначить либо другого покупателя, либо принять исполнение самостоятельно. В таком случае обязанность поставщика передать товар перед Покупателем. Причем здесь покупатель ИМЕЕТ право требовать передачи товара. Встречная обязанность оплатить товара у ПОКУПАТЕЛЯ, а не у госзаказчика. Однако законодатель понимает, что этого покупателя поставщик себе не выбирал, а, следовательно, перекладывать на поставщика риски, связанные с неплатежеспособностью покупателя, было бы цинизмом. В этой связи законодатель предусматривает законное поручительство государственного или муниципального заказчика (последний абзац ст.532). То есть обязанность по оплате лежит на покупателе, но госзаказчик является поручителем.

 

Итак, у нас три возможные схемы (госконтракт между поставщиком и госзаказчиком; госконтракт с отгрузочной разнарядкой, где появляется покупатель в качестве третьего лица; госконтракт с договором поставки, где покупатель уже становится управомоченным и обязанным лицом и где госзаказчик является поручителем).

Договор контрактации.

Параграф 5 главы 30.

 

П.1 ст.535 ГК РФ – определение этого договора – По договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю - лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи.

 

Особенность договора – это специфика предмета. Предмет – это сельхозпродукция. Цель, которую преследовал законодатель – производство сельхозпродукции находится под большим влиянием случайных факторов (природа, дожди и т.д.). В этой связи продавец является более слабой стороной, ибо его деятельность находится в зависимости от случайных обстоятельств.

 

Задача законодателя – выравнивание этого неравенства посредством создания льготного правового режима для производителя сельхозпродукции.

 

Именно через эту призму нужно истолковывать все предписания Параграфа 5.

 

С точки зрения системы законодательства договор контрактации рассматривается как разновидность договора поставки и в этом нас явно убеждают предписания п.2 ст.535 ГК РФ.

 

Соответственно в части, не противоречащей предписаниям Параграфа 5, к этим отношениям применяются предписания параграфа 3. Одновременно контрактация – вид купли-продажи. Отсюда предписания параграфа 1 применяются.

 

Если мы посмотрим на легальное определение, то можно утверждать, что предмет контрактации – это сельхозпродукция. Причем законодатель его не уточняет, а значит нужно понимать его широко: предметы растениеводства, животноводства, звероводства.

 

При этом ст.535 ГК РФ явно подчеркивает, что для того, чтобы договор квалифицировался как контрактация, сельхозпродукция должна быть собственного производства (выращенная или произведенная продавцом).

 

Логическое обоснование такого подхода. Цель законодателя – создать льготный режим для производителя. Очевидно, что такого режима достойно только то лицо, которое зависит от случайных обстоятельств. Ибо если лицо не зависит от них, то нахуй ему льготный режим?

 

Из смысла закона, предметом контрактации может быть только БУДУЩАЯ сельхозпродукция собственного производства, т.е. та, которой на момент заключения договора еще нет. В противном случае, становится непонятным, нахуй производителю льготный режим. Если речь идет о существующей вещи, то влияние случайных факторов спадает. Задача продавца в отношении существующей вещи – это сохранить ее, а это задача любого продавца.

Соответственно, если отчуждается будущая сельхозпродукция, то это контрактация, а если речь идет о ситуации, когда лицо отчуждает чужую сельхозпродукцию или существующую сельхозпродукцию, то это не контрактация, а либо простая поставка, либо обычная купля-продажа.

 

Дискуссионным является другой момент – вопрос о том, а исчерпывается ли предмет контрактации только будущей сельхозпродукцией? А будет ли контрактация, когда предметом будут переработанные вещи из сельхозпродукции (не яблоки, а яблочное пюре)? Действительно, с позиции логики и здравого смысла, мы должны понять. Контрактация есть тогда, когда есть зависимость от сил природы. Предположим, что переработка осуществляется продавцом, а сырьем будет будущая сельхозпродукция собственного производства. Риски же те же. Изготовит он или не изготовит пюре, зависит от того, уродятся ли у продавца яблоки. Отсюда, можно расширительно подходить к предмету контрактации: продукты переработки могут быть предметом контрактации, если переработка осуществляется заготовителем из будущей сельхозпродукции собственного производства. Причем переработка не должна быть сложной операцией. Если мы такой критерий не введем, то тогда, например, продавец обуви будет продавать обувь по контрактации. Такое толкование – господствующее, и судебная практика стоит на этом пути.

 

Говоря о предмете, необходимо также констатировать мысль о том, что условие о предмете – это существенное условие контрактации. Если предмет – это существенное условие контрактации, значит под страхом незаключенности договора, характеристики предмета должны быть указаны в договоре: количество, наименование. Анализ ст.537 ГК дает основание полагать, что согласованию подлежит и ассортимент товара.

 

Именно такое восприятие правил ст.537 ГК РФ на сегодняшний день господствующий. Однако в общих правилах ассортимент существенным условием не являлся (у нас восполняющая норма есть), в поставке тоже, а в контрактации – существенное условие. Это проявление несистемности законодателя.

 

При этом нужно понимать, что это не единственная специфика.

 

Субъектный состав – тоже особенный. Эти требования выступают также в качестве квалифицирующих признаков контрактации. Требования к субъектам обозначены в самом определении. Стороны – это производитель (продавец) и заготовитель (покупатель).

 

Что касается фигуры производителя, то здесь мы, прежде всего, должны вспомнить исходный посыл – договор контрактации – это разновидность договора поставки, а значит, продавцом может быть как минимум юрлицом или ИПшкой. Ветрянский настаивает на том, что продавцом может быть и физическое лицо. Однако эта позиция необоснованная. Если мы такой подход признаем, то тогда указания п.2 ст.535 становятся бессмысленной. Как же правила о поставке могут применяться к контрактации, если в поставке продавец у нас – это лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Этот вывод вытекает из п.2 ст.535 ГК РФ.

 

В доктрине есть мнение, что данные требования являются необходимыми, но не достаточными для характеристики фигуры производителя в контрактации. Для того, чтобы договор был контрактацией, лицо должно не просто осуществлять предпринимательскую деятельность, оно должно ее осуществлять именно по производству сельхозпродукции, оно должно быть для лица основным видом предпринимательской деятельности. На взгляд Павлова, в этом подходе есть здравое зерно. С точки зрения системного толкования, нужно обратить внимание, что в ст.535 используется термин «производитель сельхозпродукции», а этот термин имеет устойчивое значение. Практически все акты, которые этот термин используют, производитель сельхозпродукции понимается как лицо, для которого такое производство – основное (ФЗ «о сельхозкооперации» и т.д.).

 

Кроме того, для этого вывода есть политико-правовое обоснование. Задача законодателя – это создать льготный режим для сельхозпроизводителя. Если деятельность по производству яблок не будет основной, то для него случайные погодные условия не будут важными. Если лицо танки строит, а рядом капусту выращивает, то он много не потеряет от того, что капуста не уродится. А зачем тогда такому лицу давать льготный правовой режим? Это еще один аргумент в пользу этого подхода. Однако это лишь мнение. В самой ст.535 ГК РФ это однозначно не говорится. И во всем параграфе 5 это не говорится. Но сущностно этот вывод вполне приемлем.

 

Соответственно, если в качестве продавца будет выступать лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, предметом будет будущая сельхозпродукция собственного производства, но эта деятельность не будет основной для лица, то этот договор будет охарактеризован как простая поставка.

 

Что касается фигуры заготовителя (покупателя), то к нему законодатель предъявляет ряд требований. Заготовитель - лицо, осуществляющее закупку такой продукции для переработки или продажи. Отсюда, заготовителем может быть только лицо, приобретающее товар с приобретательской целью. В поставке покупатель мог действовать не только с предпринимательской целью, но и с иной целью, не связанной с личными, семейными целями. В контрактации иные цели исключены.

 

Если сельхозпродукция приобретается у лица, осуществляющего деятельность по ее производству как основную, предметом будет будущая продукция, а покупатель приобретает этот товар для собственного внутреннего потребления, то такой договор не будет квалифицирован как контрактация, а должен характеризоваться как простая поставка.

 

Следующая особенность контрактации – это создание льготного правового режима для производителя, который выражается в установлении для производителя дополнительных гарантий.


В качестве первой из таких гарантий в литературе часто указывается на предписания п.1 ст.536 ГК РФ. Общее правило – самовывоз продукции заготовителем. Можно ли считать это дополнительной гарантией продавца? Можно было бы, если бы эта норма была бы императивной и снимала бы с продавца ряд расходов. Но говорить о том, что это гарантия, нельзя в силу диспозитивности этого предписания.

 

Однако это не означает, что у производителя нет никаких других гарантий. Особая правовая регламентация контрактация нужна только ради правил, установленных в ст.538 ГК РФ. Ответственность продавца за неисполнение или за ненадлежащее исполнение строится на началах вины и это при том, что продавец – это лицо-предприниматель.

 

Это в значительной степени снижает последствия влияния случайных факторов. Да, из-за заморозков он денег не получит, но хоть никому не должен будет. Эта норма императивна и никаких соглашений относительно субъективного основания ответственности продавца принципиально заключать нельзя.

 

Основания ответственности покупателя здесь будет действовать общее правило с учетом сказанного выше о фигуре покупателя, оный будет нести ответственность на началах риска (без вины).

Энергоснабжение.

Эта тема тяжелая.

 

Параграф 6 главы 30.

 

Уже само ознакомление с определением энергоснабжения (п.1 ст.539) показывает нам главную особенность, предопределившую выделение этого договора в отдельный параграф. Ключевая особенность – не только и не столько специфика предмета, сколько способ передачи соответствующего товара. Под энергоснабжением понимается снабжение энергией через присоединенную сеть.

 

По договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

 

Энергия только электрическая. Снабжение иными видами энергии, иными товарами через присоединенную сеть (газ, нефть, вода) – это не энергоснабжение, а только лишь как договор, сходный с энергоснабжением. На это нас толкают предписания ст.548 ГК РФ (применение правил об энергоснабжении к иным договорам – теплоснабжение и снабжение иными товарами). Покупка аккумулятора – это не энергоснабжение.

 

Это делает наше законодательство несистемным. Оправдать законодателя сложно, потому что признать такие договоры особого рода нельзя. Тем более парадоксально то, что до принятия ч.2 ГК РФ, все эти договоры были одним – договор снабжения энергетическими и иными ресурсами.

Правда, можно попытаться догадаться, почему законодатель пошел на этот шаг. Цель утилитарная – другие договоры регулируются Гражданским кодексом субсидиарно, а преимущественное регулирование осуществляется специальным законодательством. И оно наличествует у нас – ФЗ «О газоснабжении» 31.03.1999 N69-ФЗ, ФЗ «О теплоснабжении» 27.07.2010 N190-ФЗ, ФЗ (вступит в силу с 01.01.2013) 07.12.11 N416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении». Все эти законы регулируют договоры, которые очень схожи с энергоснабжением тем, что там такой же способ передачи товаров – через присоединенную сеть.

 

П.4 ст.539 ГК РФ. Изначально, положения параграфа 6 главы 30 применительно к снабжению электричеством имели преимущество перед другими актами. А потом пошла энергореформа и теперь регулирование отношений в области снабжения электричеством осуществляется за счет совокупности нормативных актов, при этом преимущество отдается специальным НОРМАТИВНЫМ АКТАМ (не только законам), и субсидиарно лишь ГК регулирует. Акты: ФЗ «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 года и целый ряд подзаконных НПА – Пост. Прав. от 27.12.2010 года N1172 «Правила оптового рынка электрической энергии и мощности», Пост. Прав. от 31.08.2006 года N530 «Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии», Пост. Прав. N861 27.12.2004. Отсюда, значение ГК в регулировании этого договора невелико, ибо положения параграфа 6 блокированы этими специальными актами.

 

Реформа предполагала, что все компании будут делиться на генерирующие энергию компании, на энерго-сбытовые компании (сбытом энергии занимались) и сетевые компании (обеспечивали трансляцию энергию). Два рынка образовалось. Оптовый (объединял первые две группы компании) рынок. И там был двухсторонний договор к-п электроэнергии между компаниями из этих первых двух групп. Розничный рынок: там были отношения между потребителем и энерго-сбытовыми компаниями. И там был договор энергоснабжения и договор купли-продажи поставки электрической энергии. А что же делают сетевые компании? Они обеспечивают трансляцию от одного лица к другому как на оптовом, так и на розничном рынке. Там был договор об оказании услуг передачи электроэнергии.

 

Нас будет интересовать розничный рынок, где договор энергоснабжения.

 

Легальное определение энергоснабжения содержится в п.6 основных положений функционирования розничных рынков (Пост. Прав. N530), а договор к-п (поставки) электроэнергии содержится в п.7 этого же положения. Разница между этими договорами только в одном. По п.6 энергосбытовая организация обязуется передать электроэнергию и при этом продавец сам регулирует отношения по передаче. Т.е. с сетевой организацией договаривается энерго-сбытовая организация. А по п.7 такая обязанность по общему правилу лежит на покупателе. Однако договором может быть возложена такая обязанность на продавца, что фактически уравнивает эти два договора. Поэтому все, о чем мы будем говорить применительно к энергоснабжению, будет применяться и к договору к-п (поставки) э/э.


С т. зрения субъектов у нас две стороны в договоре: энергосбытовая организация (продавец) и покупатель (потребитель). Продавец – лицо, имеющее профессиональный статус и получившее лицензию, в т.ч. и такая организация, как гарантирующий поставщик. Вся территория РФ разделена на зоны. В рамках каждой из этих зон существует гарантирующий поставщик. Он приобретает этот статус с соблюдением определенной процедуры. Гарантирующий поставщик – это как дополнительная гарантия существования системы энергоснабжения. Договор с участием гарантирующего поставщика – это публичный договор. Иные энергосбытовые организации руководствуются принципом свободы договора. То есть если мы хотим заключить договор энергоснабжения, а с вами никто не хочет заключать, то можно пойти к гарантирующему поставщику, который обязан заключить такой договор. Гарантирующий поставщик – разновидность энергосбытовой организации.

 

Покупатель – любое лицо, приобретающее э/э для собственных бытовых и/или производственных нужд. В отдельных случаях, в качестве покупателя на розничном рынке может оказаться и энергосбытовая организация, которая приобретает э/э у другой энергосбытовой организации для перепродажи. Причем жильцы многоквартирных домов – это не покупатели, как правило. Они платят за коммунальную услугу, а покупает э/э управляющая компания или ТСЖ. Единственный случай, когда жильцы многоквартирных домов являются покупателями по договору энергоснабжения, это когда они непосредственно управляют самостоятельно домом.


При этом необходимо еще раз вспомнить ключевую особенность энергоснабжения. Передача товара через присоединенную сеть происходит. Обязательная предпосылка заключения договора – это наличие у покупателя энергопринимающего устройства, подключенного к присоединенной сети.

 

С точки зрения существенных условий договора энергоснабжения (или договора к-п (поставки) э/э): это предмет и по общему правилу количество. Но количество будет существенным условием только по общему правилу. Исключение составляют договоры, где покупатель – это гражданин или организация, оказывающая коммунальные услуги. В этих случаях количественный показатель к числу существенных условий не относится. Само снабжение э/э должно осуществляться исходя из потребностей покупателей.

 

Специфическим выглядит такой элемент как срок. Договор энергоснабжения может заключаться как на определенный срок, так и без указания срока. Предусмотрена автоматическая пролонгация договора – это условие постоянного обеспечения э/э.

 

Что касается формы. Положение функционирования розничных рынков (п.62) – договор энергоснабжения (договор к-п (поставки) э/э) должен быть заключен в письменной форме. Исключение – это договор с гражданином-потребителем. Он считается заключенным с момента фактического потребления гражданином-покупателем электроэнергии. Устанавливая письменную форму, соответствующий НПА не рассматривает эту форму конститутивным элементом. Несоблюдение формы не влечет недействительности договора.

 

Особенности содержания предопределены ключевой чертой энергоснабжения – специфика способа исполнения через присоединенную сеть.

 

Главная обязанность продавца – он должен отпустить э/э, должен передать ее, хотя непосредственных действий, связанных с передачей э/э он не совершает, ее совершает сетевая организация. Сетевая организация осуществляет доставку, а не продавец ее осуществляет. Договор с сетевой организацией заключается либо самим покупателем, либо в интересах покупателя продавцом. Сама деятельность по передаче будет производиться силами сетевой организации. Поэтому он должен лишь отпустить э/э, а передать ее обязана сетевая организация.

 

При этом отпускаемая э/э должна соответствовать условиям о количестве (по общему правилу количество является существенным условием договора). Количество характеризуется двумя показателями: количество кВт/часов и мощность. Продавец исполняет эту обязанность надлежащим образом, если он постоянно поддерживает ток в сети и позволяет непрерывно получать покупателю э/э в установленном количестве.

 

Кроме того отпускаемая э/э должна соответствовать требованиям к качеству. Ст.542 ГК РФ прямо говорит, что продавец обязан обеспечить надежность снабжения покупателя энергией и ее качеством.

 

Что касается обязанности покупателя, то необходимо обратить внимание на предписания ст.543 ГК РФ. Там мы видим превращенную с учетом специфики договора обязанность, связанную с принятием товара. Здесь у нас появляется обязанность покупателя обеспечить надлежащее состояние энергопринимающих устройств, а также обеспечить надлежащее техническое состояние, сохранность и целостность приборов учета.

 

Это ничто иное как принятие товара, просто с учетом специфики передачи через присоединенную сеть, эта обязанность принятия товара превращается в обязанность сохранения приборов учета и состояния энергопринимающих устройств.

 

Также на покупателе лежит обязанность оплатить принятую энергию. Порядок и сроки оплаты регламентируются п.66 и п.70 Основных положений функционирования розничных рынков. Там при этом содержится диспозитивное регулирование (не позднее 10-го числа месяца, следующего за истекшим). На практике условия договора прописываются как правило продавцом, поэтому очень часто предусматривается предоплата.

 

Обязанность оплатить – это денежное обязательство. В качестве последствий неисполнения – это проценты, предусмотренные ст.395 ГК РФ. Кроме того, Основные положения функционирования розничных рынков в качестве последствия просрочки оплаты более чем за 2 расчетных периода предусматривают право продавца частично или полностью приостановить исполнение своих обязательств.

 

Основные положения предусматривают еще и достаточно регламентируют порядок использования вышеописанного способа отключения. При наличии просрочки сначала производится частичное ограничение до уровня аварийной брони и направляется уведомление покупателю о задолженности и напоминание того, что если тот не заплатит, то последует полное отключение. Если покупатель никак не реагирует, то он приостанавливает исполнение своей обязанности. Причем это не односторонний отказ, а лишь приостановление договора.

 

При этом нужно понимать, что у нас существует приложения к Основным положениям, где содержится перечень покупателей, в отношении которых полное приостановление невозможно – это органы государственной власти, объекты, принадлежащие МВД, Минобороны, объекты уголовно-исполнительной системы, объекты, работающие с ядерным топливом. В отношении них возможно только частичное приостановление до уровня аварийной брони. Но это изъятие, которое установлено нормативно, и за пределами изъятия этого вводится полное приостановление.

 

Специфика ответственности по договору энергоснабжения. Здесь ключевое значение имеют предписания ст.547 ГК РФ, которая устанавливает серьезнейшие особенности, характеризующие ответственность по договору энергоснабжения. Эти особенности и с точки зрения объемов ответственности, и с точки зрения оснований ответственности.

 

Для обеих сторон объем ответственности ограничен реальным ущербом (п.1). Это с точки зрения объемов ответственности. А для продавца еще сказано: он несет ответственность при наличии вины, хотя он и является лицом-предпринимателем (п.2). Это с точки зрения субъективных оснований ответственности.

 

П.3 ст.39 Закона «Об электроэнергетики» говорит о том, что в случае неправомерного приостановления подачи э/э продавец обязан возместить причиненные убытки в ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ. Эта норма не противоречит ст.547, она просто изымает определенный сегмент нарушения.

 

Соответственно покупатель отвечает только в пределах реального ущерба, а продавец по общему правилу – только реальный ущерб, а в случае, если он неправомерно отключает покупателя, то в полном объеме. Если продавец нарушил правила о качестве э/э, то тогда будет действовать общее правило ст.547 ГК РФ.

 

Это создает дополнительные сложности.

 

Продажа недвижимости.

Параграф 7 главы 30 ГК РФ.

 

П.1 ст.549 дает легальное определение: По договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.

 

Перечень объектов недвижимости не ограничен: «или другое недвижимое имущество». Соответственно, параграф 7 главы 30 будет применяться в отношении всех объектов недвижимости.

 

Параграф 7 – это некие общие правила, регламентирующие правила продажи недвижимости, которые не исключают специальное регулирование продажи отдельных объектов недвижимости. Например, если речь идет о продаже предприятия, то применяться будет параграф 8 еще, а если продается земельный участок, то будет еще применяться и ЗК. Если продаются земельные участки сельскохозяйственного назначения, то будет применяться ГК, ЗК и соответствующий закон.

 

Из самого легального определения и из самого названия очевидно, какой квалифицирующий признак положен в основу выделения данного вида договора к-п, который обусловил появление специального регулирования. Этот признак – предмет. Предмет – это недвижимое имущество во всех его возможных ипостасях и вариантах.

 

При этом, поскольку у нас есть общее правило (ст.454 п.5), согласно которому к отдельным разновидностям к-п подлежат применению положения параграфа 1 в части, не противоречащей специальному регулирования. Отсюда вопрос: могут ли выступать предметом БУДУЩИЕ объекты недвижимости? Будущая недвижимость может быть предметом договора продажи недвижимости, ибо запретов нет (потому что в параграфе 7 нет запретов, а параграф 1 допускает к-п будущих вещей). К счастью, эту позицию поддерживает и ВАС.

 

Постановление Пленума ВАС от 11.07.11 N54, п.1 говорит: поскольку нет запрета в параграфе 7, и есть общее правило о применении к отдельным разновидностям договора к-п параграфа 1, постольку продажа будущей недвижимости возможна. С точки зрения к-п как консенсуального договора нет необходимости иметь титул в момент заключения. Он необходим лишь в момент исполнения.

 

При этом надо понимать, что да, ст.455 ГК РФ применима к продаже недвижимости. В п.2 ст.455 ГК РФ сказано: «…если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара». То есть нужно исключать случаи, когда нормативно может быть запрещено или из характера товара вытекает иное. Когда невозможна продажа будущей недвижимости? Например, когда договор продажи недвижимости подлежит госрегистрации (по общему правилу сам договор продажи недвижимости не подлежит госрегистрации, а только договор продажи жилого помещения или предприятия). Отсюда, невозможно продать будущее жилое помещения или предприятие. Потому что тогда становится невозможной регистрация такого договора. Договор, подлежащий регистрации, считается заключенным с момента регистрации. Поэтому такой договор недостаточно подписать, его нужно еще и зарегистрировать. Как происходит регистрация договоров? Там есть книга, где в строке объекта пишут еще и регистрацию договора. Если объекта нет, то как поставить запись в строке несуществующего объекта? А значит, регистрацию невозможно осуществить, потому что некуда ее записать, а значит, договор не заключен, а значит, продажа будущих жилых помещений невозможно. А если объект существует, но титула нет? Тогда строка в книжечке есть, но регистратор вносит запись о регистрации договора только тогда, когда отчуждатель и обладатель объекта совпадает. Если не совпадает, то не регистрируется договор, и он считается незаключенным. Последствия те же.

 

В проекте нового ГК предполагается к чертям отбросить регистрацию договор вообще.

 

К сожалению, эта идея не находит подтверждения у ВАСа. В том же постановлении п.9 ВАС приходит к противоположному выводу: относительно жилых помещений, а на самом деле договор продажи будущих жилых помещений возможен. ВАС там сказал, что для договора продажи будущих жилых помещений просто не нужна государственная регистрация. В жопу ВАС, - говорит Павлов. Этот подход, конечно, нужно учитывать, но пока есть госрегистрация, до тех пор в отношении будущей недвижимости заключения договора к-п невозможно.

 

Продажа будущей (которой вообще не существует, или которая еще не находится в собственности продавца) недвижимости, которая не является нежилой и не является предприятием, возможна.

 

Еще одно изъятие – это предписание п.1 ст.37 ЗК РФ. Там говорится, что запрещается заключение договоров к-п по поводу земельных участков, не прошедших кадастровый учет. Это правило тоже определенным образом корректирует наш общий вывод. Мы изначально сказали: будущая – это та, которой нет вообще, или та, которая хотя бы и существует, но принадлежит другому лицу. Если же речь идет о сформированном земельном участке, прошедшем кадастровый учет и принадлежит левому чуваку. Могу ли я заключить к-п по поводу продажи этой чужой вещи? Да, могу. Тут действует общее правило. А если у левого чувака есть участок, и он прошел кадастровый учет, а я пытаюсь его продать по частям. Это невозможно, потому что «часть участка» - это тоже участок, но он не прошел кадастровый учет и тут действует п.1 ст.37 ЗК РФ.

 

Что же сказал ВАС по этому поводу? В п.10 этого постановления Пленума N54 ВАС говорит о том, что земельный участок, который еще не образован в порядке закона, может быть предметом договора продажи недвижимости. Т.е. любой будущий земельный участок может быть предметом продажи недвижимости.

 

Вывод: предметом договора продажи недвижимости в принципе могут быть будущие недвижимые вещи, за изъятиями закона (ЗК, например) и специфики товара (предприятие и жилье).

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 486; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.058 с.) Главная | Обратная связь