Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Происхождение и характеристика древнегреческого романа Анализ «Дафнис и Хлоя»




• Рубеж II – I вв до нэ. история возникновения жанра сложна и противоречива: помесь эпоса и эллинистической историографии + влияние востока

• первые герои романа - мифологические персонажи

• основные персонажи романа связаны такой большой любовью, что её сила преодолевает все. По сюжету любовные романы однотипны, имеют устойчивую сюжетную схему. Это любовь с первого взгляда → свадьба→ вынуждены расстаться→ преодолевают все препятствия → до конца дней вместе

• приключения тоже стандартизованы: буря, кораблекрушение, плен

• неизменная составная часть романа являются эпизоды «мнимой смерти»

• персонажи изображаются со стороны их частной жизни и личных переживаний. Если героями избираются исторические (мнимо-исторические) деятели, публичная сторона их деятельности имеет второстепенное значение.

• романисты: Антоний Диоген, Харитон («История Херея и Каллирои»), Ксенофонт Эфесский («Эфесская повесть об Анфии и Габрокоме»), Ахилл Татий(«Левкиппа и Клитофонт»), Гелиодор («Эфиопка»)

Видное место в поздне-античной повествовательной литературе занимает также тематика частной жизни и интимных чувств, бытовых и семейных отношений, любви и дружбы. Интерес к этим темам, развившийся в эллинистический период, сохраняется и в римское время. В результате этого процесса создается новая большая форма, кот развивается в двух направлениях, характерных для всей античной литературы. Это - или патетическая повесть об идеальных фигурах, носителях возвышенных и благородных чувств, или сатирическое повествование, имеющее резко выраженный «низменной-бытовой уклон.

Персонажи изображаются со стороны их частной жизни и личных переживаний. Чаще всего, однако, особенно в более позднее время, когда жанр уже окончательно оформлен, действующие лица являются вымышленными.

Античность не оставила специального наименования для этого жанра. Пользуясь позднейшей терминологией, его принято называть романом (жанр развернутого повествования с любовным или бытовым содержанием). Фабула романа соткана из приключений (герои ищут друг друга).

«Дафнис и Хлоя» Лонга — одно из самых законченных художественных произведений позднегреческой литературы. Оно стоит одиноко среди софистических любовных романов, так как автор перенес место действия в буколическую обстановку. Оторванная от жизни любовь греческих романистов получает у Лонга оправдание в условной атмосфере буколики, где пастушеские божества приходят в трудные моменты на помощь героям. Дафнис и Хлоя — подростки, почти дети; полюбив друг друга, они должны еще пройти незнакомую им «науку любви», и последовательные этапы этого процесса, начиная от первого пробуждения неясных весенних томлений, составляют содержание романа, вместо привычных злоключений странствия.

Похищение, плен, кораблекрушение, все эти обязательные приключения сохранены и у Лонга, но поданы как мимолетные опасности, возникающие благодаря вторжению в пастушескую сферу чуждых ей горожан.

 

Как жанр древнегреческой литературы роман оформился в конце II - нач. I вв. до н.э. Изучение романа следует начать с уяснения вопросов тер-минологического характера. В то время как для основных родов литературы - эпоса, лирики, драмы - используются возникшие еще в древности греческие термины и определения, роман - единственный из всех жанров древнегреческой литературы - имеет не греческое, а средневековое наименование. Появившимся в средние века французским сочетанием la conte roman стали называть любые стихотворные произведения, написанные не на латинском, а на каком-либо романском языке. При этом речь шла не только о куртуазной литературе, к которой относятся европейские средневековые рыцарские романы и поэзия, но имелись в виду также многочисленные псевдоисторические и легендарные произведения, написанные на народных языках. Впоследствии первая часть этого словосочетания, переводимого на русский язык как “романное повествование”, исчезла, а в употреблении осталось прилагательное roman, которое приобрело самостоятельное значение, и с 16-го в. закрепилось за нарративными сочинениями древнегреческой прозы, именуемыми теперь романами.



Сами античные романисты давали своим произведениям различные названия, указывающие на связь с устоявшимися к тому времени литературными жанрами, как, например, драма, комедия, история и т.д. Таковы греческие слова “драматикон”, “логос”, “библос” - (применительно к римскому роману - латинское “фабула”).

Как свидетельствуют многообразие названий и некоторая расплывчатость жанровых определений античного романа, вопрос о происхождении этого жанра не может быть решен однозначно. Дело, конечно, не сводится к разногласиям терминологического характера, хотя неоднократные попытки дать современное определение жанра “античный роман”, по признанию многочисленных исследователей, приводят к существенным противоречиям и обречены на неудачу. Найти достаточно емкое и устойчивое определение, которое бы отражало особенности содержательной и композиционной структуры всех представителей рассматриваемого жанра и соответствовало его эстетической сути, вряд ли возможно. Тем более это маловероятно, когда речь идет о попытках определения места, которое этот жанр занимает в истории общелитературного процесса, и оценке его последующего влияния на развитие современного романа.

Взгляды исследователей на этот вопрос нередко диаметрально проти-воположны: от полного отказа в праве именовать древнегреческие романы этим термином и соответствующего отрицания какой-либо его связи с бо-лее поздним, даже средневековым романом, до утверждения о несомнен-ном влиянии античного романа на европейский психологический роман через посредство авантюрного романа 17 - 18 вв., в основе которого видят его древнегреческий источник.

Зародившись в эпоху эллинизма, античный роман своего наивысшего расцвета и распространения достиг в эпоху римской империи. Формируясь в условиях упадка античного общества, роман отразил в себе черты своего времени. Сохранившиеся до наших дней в полном объеме или известные по кратким пересказам и незначительным фрагментам, романы проявляют близкое сюжетное сходство, позволяющее выделить общую сюжетную схему, в центре которой молодая влюбленная пара необыкновенной красоты. Полюбив друг друга с первого взгляда, юноша и девушка (в более ранних романах они успевают вступить в брак) в силу разных обстоятельств должны расстаться и в разлуке поодиночке преодолевают самые разнообразные препятствия: они терпят кораблекрушение, пленение и рабство у разбойников или пиратов, подвергаются всевозможным мнимым смертям, наконец, испытывают многочисленные притязания со стороны нежелательных претендентов на их любовь. При этом одним из обязательных условий сюжетной схемы является то, что герой и героиня должны сохранить верность по отношению друг к другу. Судьба вознаграждает их счастливым избавлением от всех этих несчастий, роман завершается встречей и воссоединением влюбленных.

Особое место среди греческих романистов занимает Лонг, роман которого “Дафнис и Хлоя” снискал наибольшую славу в мировой литературе. Дата написания этого произведения точно не установлена, в последних научных исследованиях ее приближают ко II веку нашей эры. Нет никаких сведений об авторе романа, самое имя которого также вызывает противоречивые толкования. Главной темой повествования является изображение любовных переживаний воспитанных пастухами и ведущих пастушеский образ жизни юноши и девушки, которым покровительствуют пастушеские божества. Обращает на себя внимание близость сюжетных мотивов романа Лонга к новой комедии, в которой мотив “подброшенного и найденного ребенка” играет важную роль. У Лонга этот мотив осложнен введением двоих подброшенных детей, мальчика, вскормленного козой и воспитанного козопасом Ламоном, а два года спустя пастух овец Дриас обнаруживает в гроте нимф девочку, вскармливаемую овцой. Как свидетельствуют оставленные при детях приметные знаки, оба они были подброшены богатыми родителями. В ходе развития действия будет выявлено благородное происхождение молодых людей, воспитанных приемными родителями.

Когда юноше Дафнису исполняется пятнадцать лет, а девочке, названной Хлоей, тринадцать, их воспитатели посылают молодых людей пасти стада коз и овец. Дафниса и Хлою постепенно охватывает неведомое им до сих пор чувство любви. В отличие от прочих романистов, традиционно изображающих в своих произведениях внезапное, возникающего у героев с первого взгляда любовное чувство, Лонг показывает постепен-ный, психологически более мотивированный процесс сближения Дафниса и Хлои. Как тонко отмечает известный переводчик и исследователь этого жанра А.Н. Егунов, “Лонг переносит мотив разлуки извне вовнутрь, мотивируя своеобразную «разлуку» невинностью героев (Егунов А.Н. Гелиодор и греческий роман. Гелиодор. Эфиопика. М-Л., 1932. С.50).

Лонг избегает восточной экзотики, его герои почти не покидают предместий Митилены на о. Лесбосе, где происходит действие романа; эпизодическую, второстепенную роль играют здесь приключения. Главные симпатии автора на стороне людей сельского труда, которых он противопоставляет богатым бездельникам из города. Не играют решительной роли у Лонга и традиционные для романа вообще фигуры нежелательных претендентов на любовь героя или героини. В романе “Дафнис и Хлоя” таков Доркон, влюбленный в Хлою пастух, которого убивают напавшие на прибрежные луга тирийские пираты, в плену у которых оказался Дафнис. Свирель, отданная раненым Дорконом Хлое, помогает ей спасти Дафниса, так как, услышав знакомые звуки свирели, стадо Доркона бросается к берегу и опрокидывает корабль неприятеля. Избежавший гибели Дафнис возвращается к Хлое.

Новым испытаниям подвергаются молодые люди в связи с набегом на прибрежные поля Митилены жителей Метимны, которые угоняют стадо Дафниса и похищают Хлою. Самого Дафниса, обвиненного в гибели метимнейского корабля и избитого горожанами, спасают односельчане, встав на защиту юноши. В ответ на обвинения метимнейцев, упрекавших Дафниса в гибели корабля, на котором было много денег и дорогой груз, Дафнис произносит сдержанную и полную достоинства речь, несомненно, свидетельствующую о симпатиях автора к своему герою (II, 16). Поверив лживым обвинениям городских повес, граждане Метимны посылают войско, совершившее набег на прибрежные поля митиленцев. Воины захватили богатую добычу, среди попавших в плен людей оказалась и Хлоя, кото-рую, словно козу или овцу, погнали, подхлестывая хворостинкой (II, 20).

Несмотря на определенные черты реалистического изображения картины военного набега и наличие прочих метких наблюдений, в романе Лонга много сказочных элементов, как, например, эпизод спасения Хлои при содействии Пана, который внушил захватчикам страх страшным звуком свирели, волчьими голосами овец, тем, что без причины ломались весла и не поднимались с морского дна якоря кораблей. Разобравшись во всем, граждане Метимны вернули митиленцам награбленное добро и заключили мир. Малоубедительным и восходящим к сказке является объяснение того, каким образом разбогател Дафнис, случайно найдя на морском берегу кошель с крупной суммой денег.

Еще одной отличительной чертой повествовательной техники Лонга является привнесение в его роман о любви буколических мотивов и пре-красных описаний природы. Картины сельских праздников, зимней охоты, красоты цветущего сада, яблока, забытого на ветке дерева, весеннего пробуждения природы придают роману “Дафнис и Хлоя” особое звучание, свидетельствуют о принципиально новом осмыслении природы и места, которое на фоне этой природы занимает человек. Определенная симметричность, давно подмеченная исследователями романа Лонга, характеризует не только композицию произведения, но ощущается и в характере персонажей (Дафнис-Астил), в общей идейно-тематической направленности романа, автор которого противопоставляет порочной и безнравственной жизни горожан высоконравственную и гармоничную жизнь сельских жителей, крестьян и пастухов, обитающих на лоне природы.

Лонг, великолепный стилист и мастер художественного слова, демонстрирует прекрасную риторическую образованность, которую он сочетает с высокой эстетической задачей. Особую роль в романе играют монологи, используемые для раскрытия психологии главных героев. Настроение героев и окружающую их обстановку хорошо передает искусство ритмичной прозы, красота и музыкальность языка произведения Лонга, позволяющие его автору приблизить отдельные прозаические фрагменты к поэзии или стихотворению в прозе. Роман Лонга “Дафнис и Хлоя”, один из лучших образцов поздней греческой повествовательной прозы, оказал значительное влияние на европейскую литературу, став прообразом “пасторальных романов”. Это произведение, вызвавшее восторженные отклики Гете, призывавшего перечитывать его ежегодно, пользуется неизменным успехом и у современ-ного читателя.

 

6) Творчество Петрарки. "Книга сонетов".

 

Петрарка родился 20 июля 1304 года в Ареццо, где нашёл себе убежище его отец, флорентийский нотариус Пьетро ди сер Паренцо (прозвище Петракко), изгнанный из Флоренции — одновременно с Данте — за принадлежность к партии «белых». После долгих скитаний по небольшим городам Тосканы, родители девятилетнего Франческо переселились в Авиньон, а затем его мать — в соседний Карпантра.

Здесь, во Франции, Петрарка поступил в школу, научился латинскому языку и получил вкус к римской литературе. Окончив обучение (1319) Петрарка по желанию отца начал изучать право сначала в Монпелье, а потом в Болонском университете, где оставался до смерти отца (1326). Но право совсем не интересовало Петрарку, который всё более и более увлекался классическими писателями.

По выходе из университета он не стал юристом, а посвятился в священники, чтобы найти средства к жизни, так как по наследству от отца он получил только рукопись сочинений Цицерона. Поселившись в Авиньоне, Петрарка вступил в духовное звание, и сблизился с могущественной фамилией Колонна, один из членов которой, Джакомо, был его университетским товарищем, а в следующем году (1327) впервые увидел Лауру, неразделённая любовь к которой составила главный источник его поэзии и послужила одной из причин его удаления из Авиньона в уединённый Воклюз.

Покровительство Колонна и литературная известность доставили ему несколько церковных синекур; он приобрёл домик в долине речки Сорги, где с перерывами прожил 16 лет (1337—1353). Между тем письма П. и его литературные произведения сделали его знаменитостью, и он почти одновременно получил приглашение из Парижа, Неаполя и Рима принять коронование лавровым венком. Петрарка выбрал Рим и был торжественно венчан на Капитолии (1341).

Прожив около года при дворе пармского тирана Аццо ди Корреджио, он снова вернулся в Воклюз. Мечтая о возрождении величия древнего Рима, он стал проповедовать восстановление римской республики, поддерживая авантюру «трибуна» Кола ди Риенци [1347], что испортило его отношение с Колонна и побудило переселиться в Италию. После двух продолжительных путешествий по Италии (1344—1345 и 1347—1351), где он завязал многочисленные дружеские связи (в том числе с Боккаччо) Петрарка навсегда покинул Воклюз в 1353 г., когда на папский престол вступил Иннокентий VI, считавший П. волшебником ввиду его занятий Вергилием.

Отклонив предложенную ему кафедру во Флоренции, П. поселился в Милане при дворе Висконти; исполнял разные дипломатические миссии и, между прочим, был в Праге у Карла IV, которого Петрарка посетил по его приглашению ещё во время его пребывания в Мантуе. В 1361 г. Петрарка оставил Милан и после неудачных попыток вернуться в Авиньон и переселиться в Прагу поселился в Венеции (1362—67), где жила его незаконнорождённая дочь с мужем.

Отсюда он почти ежегодно предпринимал продолжительные путешествия по Италии. Последние годы жизни Петрарка провёл при дворе Франческо да Kappapa, отчасти в Падуе, отчасти в загородной деревеньке Арква, где и умер в ночь с 18 на 19 июля 1374, не дожив одного дня до своего 70-летия. Его нашли утром за столом с пером в руке над жизнеописанием Цезаря.

Творчество

Произведения Петрарки распадаются на две неравные части: итальянскую поэзию („Canzoniere“) и разнообразные сочинения, написанные на латыни.

Италоязычное творчество

Если латинские произведения Петрарки имеют больше историческое значение, то мировая слава его как поэта основана исключительно на его итальянских стихах. Сам Петрарка относился к ним с пренебрежением, как к «пустякам», «безделкам», которые он писал не для публики, а для себя, стремясь «как-нибудь, не ради славы, облегчить скорбное сердце». Непосредственность, глубокая искренность итальянских стихов Петрарки обусловила их громадное влияние на современников и позднейшие поколения.

Свою возлюбленную он называет Лаурой и сообщает о ней только то, что впервые увидел её в церкви Санта-Кьяра 6 апреля 1327 г. и что ровно через 21 год она скончалась, после чего он воспевал её ещё 10 лет, разбив сборник посвящённых ей сонетов и канцон (обычно называемый „Canzoniere“) на 2 части: «на жизнь» и «на смерть мадонны Лауры».

Подобно поэтам «dolce stil nuovo», Петрарка идеализирует Лауру, делает её средоточием всяких совершенств, констатирует очищающее и облагораживающее действие её красоты на его психику. Но Лаура не теряет своих реальных очертаний, не становится аллегорической фигурой, бесплотным символом истины и добродетели. Она остается реальной прекрасной женщиной, которой поэт любуется, как художник, находя всё новые краски для описания её красоты, фиксируя то своеобразное и неповторимое, что есть в данной её позе, данной ситуации.

Кроме изображения любви к Лауре в «Канцоньере» содержится несколько стихотворений разного содержания, преимущественно политического и религиозного, и аллегорическая картина любви поэта — Триумфы („Trionfi“), в которых изображается победа любви над человеком, целомудрия над любовью, смерти над целомудрием, славы над смертью, времени над славой и вечности над временем.

«Канцоньере», выдержавшее уже до начала XVII века около 200 изданий и комментированное целой массой учёных и поэтов от Л. Марсильи в XIV веке до Леопарди в XIX веке, определяет значение Петрарки в истории итальянской и всеобщей литературы. Он создал истинно художественную форму для итальянской лирики: поэзия впервые является у него внутренней историей индивидуального чувства. Этот интерес к внутренней жизни человека проходит красной нитью и через латинские произведения Петрарки, которые определяют его значение как гуманиста.

Латинское творчество

Сюда относятся, во-первых, две его автобиографии: одна, неоконченная, в форме письма к потомству („Epistola ad posteros“) излагает внешнюю историю автора, другая, в виде диалога П. с блаженным Августином — «О презрении к миру» („De contemptu mundi“» или „De secreto conflictu curarum suarum“, 1343), изображает его нравственную борьбу и внутреннюю жизнь вообще. Источником этой борьбы служит противоречие между личными стремлениями П. и традиционной аскетической моралью; отсюда особый интерес П. к этическим вопросам, которым он посвятил 4 трактата („De remediis utriusque fortunae“, „De vita solitaria“, „De otio religioso“ и „De vera sapientia“). В поединке с Августином, олицетворяющим религиозно-аскетическое мировоззрение, побеждает всё же гуманистическое миросозерцание Петрарки.

Оставаясь строго верующим католиком, Петрарка в этих трактатах, а также в переписке и др. произведениях, старается примирить свою любовь к классической литературе (латинской, так как по-гречески Петрарка не научился) с церковной доктриной, причём резко нападает на схоластиков и на современное ему духовенство. Особенно — в «Письмах без адреса» („Epistolae sine titulo“), переполненных резкими сатирическими выпадами против развратных нравов папской столицы — этого «нового Вавилона». Эти письма составляют четверокнижье, все из них адресованы то реальным, то воображаемым лицам — своеобразный литературный жанр, навеянный письмами Цицерона и Сенеки и пользовавшийся громадным успехом как вследствие их мастерского латинского слога, так и в силу их разнообразного и актуального содержания.

Критическое отношение П. к церковной современности с одной стороны и к древней литературе с другой служит проявлением его повышенного самосознания и критического настроения вообще: выражением первого служат его полемические сочинения — инвектива против медика, который осмелился поставить свою науку выше поэзии и красноречия („Contra medicum quendam invectivarum libri IV“), инвектива против французского прелата, порицавшего возвращение в Рим Урбана V („Contra cujusdam Galli anonymi calumnias apologia“), такая же инвектива против одного французского прелата, нападавшего на сочинения и поведение П. („Contra quendam Gallum innominatum, sed in dignitate positum“) и полемический трактат против авероистов („De sui ipsius et multorum ignorantia“).

Критицизм П. и его интерес к этическим вопросам обнаруживается и в его исторических сочинениях — „De rebus memorandis libri IV“ (сборник анекдотов и изречений, заимствованных из латинских авторов и современных, расположенных по этическим рубрикам, например об уединении, о мудрости и т.п.; целый трактат во второй книге этого сочинения посвящён вопросу об остротах и шутках, причём многочисленные иллюстрации к этому трактату позволяют признать П. создателем жанра коротенькой новеллы-анекдота на латинском языке, получившего дальнейшее развитие в «Фацециях» Поджо) и „Vitae virorum illustrium“ или „De viris illustribus“ («О знаменитых мужах») — биографии знаменитых римлян. Особенно важное значение имеет обширная переписка Петрарки („Epistolae de rebus familiaribus et variae libri XXV“ и „Epistolae seniles libri XVII“), составляющая главный источник для его биографии и дополнение к его произведениям; многие из его писем представляют собой моральные и политические трактаты, иные — публицистические статьи (например письма по поводу переселения пап в Рим и переворота Кола ди Риенцо).

Меньше значения имеют речи Петрарки, произнесенные им при разных торжественных случаях, его описание достопримечательностей на пути от Генуи до Палестины („Itinerarium Syriacum“) и латинская поэзия — эклоги, в которых он аллегорически изображает события из своей личной жизни и современной ему политической истории („Bucolicum carmen in XII aeglogas distinctum“), эпическая поэма «Африка», где воспеваются подвиги Сципиона, покаянные псалмы и несколько молитв.

Значение Петрарки в истории гуманизма заключается в том, что он положил основание всем направлениям ранней гуманистической литературы с её глубоким интересом ко всем сторонам внутренней жизни человека, с её критическим отношением к современности и к прошлому, с её попыткой найти в древней литературе основание и опору для выработки нового миросозерцания и оправдания новых потребностей. Наиболее полное собрание сочинений Петрарки — «Opera omnia» (Базель, 1554); лучшее издание его переписки Fracassett, «Epist. famil. et variae» (Флоренция, 1854—1863) и в итальянском переводе с многочисленными примечаниями (Флоренция, 1863—1867). Полное издание биографий знамен. людей дал Razzolini (Болонья, 1874); речи П. изданы Hortis («Scritti inediti F. Р.», Триест, 1874); лучшее издание не любовных стихотворений П. — Carducci («Rime di F. P. sopra argomenti morali e diversi», Ливорно, 1876). Кроме утраченной комедии П. «Philologia», ему приписываются находящиеся в рукописях: «Vita Senecae», «Sententia de Terentii vita», «De casu Medeae» и «Comoedia super destructionem Caesenae». Лучшие из новых биографий П.: De-Sade, «Memoires pour la vie de F. P.» (Амстердам, 1744—1747); Mezieres, «Petrarque» (Париж, 1868); L. Geiger, «Petrarka» (Лейпциг, 1874); Zumbini, «Studj sul P.» (Неаполь, 1878); Korting, «P. Leben und Werke» (Лейпциг, 1878).

 

7) Античные трагики: Эсхил, Софокл, Еврипид. Выбрать по одной трагедии от автора (у Эсхила - "Прометея" или "Орестею", у Софокла - "Антигону" или "Эдипа", у Еврипида - любую).

 

Идейное содержание и худож особенности «Прометей Прикованный» Эсхила

468-458 гг до нэ. 2-й период творчества Эсхила. Части: «Прометей-огненосец» - первая часть.«Прометей прикованный» - 2 часть. (только она дошла до нас) «Прометей освобожденный» - 3 часть. Предполагается, что в 1 части - похищение огня Прометеем.

Действие происходит в Скифии – окраина земли. Трагедия содержит в себе проблему выбора.

До Эсхила этот мифологич сюжет рассматривал Гесиод (дидактический эпос), но Эсхил предложил другую трактовку.

У Гесиода Эсхил – титан, укравший огонь у дородетельного Зевса. У Эсхила – Прометей – бог, которого Сила, Власть и Гефест (друг) приковывают к скале. С этого и начинается действие. Гефест страдает от этого, но делать нечего. Прометей – непреклонен, жалуется на свою судьбу, на Зевса. В пароде прилетает хор Океанид, в стасиме I океаниды «забыв стыд», то есть босиком примчались. Корифей – предводитель хора. Следующий посетитель – Океан. Ио примчалась – демонстрация образа Зевса. Гермес – посланник богов (против Прометея). Просят открыть опасность, грозящую Зевсу. Прометею грозят муками, но он знает свою судьбу и что его ждёт. Прометей упорствует, проваливается под землю. Хор нимф Океанид (дочерей Океана) готов разделить с ним его судьбу. – конец.

3-я часть – спустя 30 тыс лет. Прометея поднимают, теперь орёл клюёт ему печень (во 2 части только грозились). Геракл его спасает. Прометей предупреждает Зевса от брака с Фетидой (выдают за Пелея, мать Ахилла – яблоко раздора, Парис, Елена – Троянская война).

 

8) Эпическая поэзия Италии эпохи Возрождения. Л. Ариосто "Неистовый Роланд".

Поэзия на народном итальянском языке после ее расцвета XIV в. почти целое столетие уступала первое место классической латыни гуманистов и снова заняла его лишь в конце XV в. Величайшим поэтом Италии этой эпохи был Лодовико Ариосто (1474—1533). Его поэма «Неистов» Роланд» является самым значительным памятником литературы Высокого Возрождения. Сюжетом для нее послужили средневековые сказания, но и самый замысел Ариосто, и все действующие лица, и язык поэмы являются совершенно новыми. Феодальный эпос превращается здесь в фантастическую сказку, где фигурируют великаны, волшебники, чудовища и мужественные герои, претерпевающие самые необычайные приключения. Эпос дал только сюжетную канву, на которой поэт выписивает узоры, заимствуя их из хорошо знакомой ему античной древности, из восточных сказок и притч, из Данте. Рассказ ведется в октавах (восьмистрочная строфа). Нередко он уступает место побочным эпизодам, разрастающимся в самостоятельные поэмы. Тем не менее пейзажи, даже фантастические, описаны вполне реально, все действующие лица вылеплены отчетливо и выпукло. Сквозь волшебную сказку ясно проступает живая, проникнутая интересами настоящего действительность. А вместо этого в поэму проникает ирония. То чудесное, чему верили многие во времена Ариосто, превращается в шутку. Так, например, один из персонажей его поэмы, Астольфо, попадает в земной рай, но находит там вместо небесного блаженства хороший ужин а постель, а лошадь его — конюшню и корм. Райские яблоки, действительно, оказываются превосходными. Отсюда Астольфо переправляется на Луну, где складываются все вещи, утерянные людьми на земле: глупости здесь совсем нет, но зато много слёз, вздохов, любви, надежды и разума — они тщательно собраны в бутылки с именами прежних владельцев.

Читатель, погружаясь в мир фантастических рассказов, попадал в жизнерадостную, мироутверждающую атмосферу Ренессанса. Рассказ Ариосто не принимался читателем за истину, но за стихами, особенно же за иронией Ариосто все видели правду жизни. У Ариосто нет, конечно, того глубокого понимания исторических событий, какое было у Макиавелли, но его «Неистовый Роланд» стал большой национальной поэмой.

 

9) Творчество Вергилия. "Энеида".

Как известно, Вергилий написал свою знаменитейшую «Энеиду» по инициативе Августа. Он желал в пышной форме прославить империю Августа, так как был ее искренним приверженцем. Грандиозный рост Римской империи нуждался как в исторической, так и в идеологической подпочве. Но самих исторических фактов в подобных случаях бывает мало. Здесь всегда на помощь приходит мифология, роль которой заключается, чтобы обычную историю превратить в чудо. Таким мифологическим обоснованием всей римской истории и есть та концепция, которую использовал Вергилий в своей поэме. Он не был ее изобретателем, а лишь своего рода реформатором, а главное - ее талантливым выразителем. Мотив прибытия Энея к Италии встречается еще у греческого лирика VI ст. к н.э. Стесихора. Римские эпики и историки тоже не отставали в этом от греков, и почти каждый из них отдавал дань этой легенде.

Основными источниками мифов, из которых черпал сюжеты Вергилий, очевидно были прежде всего «Илиада» и «Одиссея» Гомера, а также древнегреческий киклический эпос, в частности троянский цикл, который примыкал к «Илиаде» и «Одиссее». Вергилий подражал именно Гомеру, он заимствует массу отдельных слов, выражений и даже целых эпизодов, отличаясь от его простоты огромной психологической сложностью. Первую половину «Энеиды» целиком можно назвать наследованием «Одиссее», другую - «Илиаде».

Обратимся к главному герою поэмы - Энея. Уже в «Илиаде» Гомера, а также в его гимнах к Афродите Эней - выходец одной из ветвей троянского рода и отважнейший воин после Гектора, сын троянца Анфиса и Венеры (Афродиты). Миф об Энее был известный римлянам уже около 500 . до н.э. от этрусков. В V ст. он упоминается в греческой литературе как основатель Рима. Позднее, исходя из хронологии, между действиями Энея и учреждением Риму был включен период правления династии албанских царей. Эней считался мифическим родоначальником римлян, которые в связи с этим иногда носили название энеадами, в частности, род Юлиев, который берет свое название от лица сына Энея Юла.

Но проследим за сюжетом, как именно мифы и легенды переплелись в тесной канве событий поэмы.

Первые шесть песен поэмы посвященные путешествованиям Энея от Трои до Италии, дальнейшие шесть - войнам Энея в Италии с местными племенами.

Первая песня рассказывает нам о морской буре и преследовании Энея Юноной, которая является заместительницей Дидоны, а в римской мифологии, богиней брака, материнства и женщин вообще. Но Эней под защитой другой богини - Венеры, своей матери. Прибыв в Карфаген, Эней встречает ее царицу - Дидону. Ее образ, характер, поведение Вергилий строит, руководствуясь разными мифами об этом персонаже. В римской мифологии, она - царица, учредительница Карфагена, дочь царя Бона, вдова жреца Геракла Акербаса, которого убил брат Дидони Пигмалион, чтобы захватить его богатства. В мифах, Дидона, захватив сокровища, со своими спутниками отправилась в Африку и остановилась около финикийской колонии Утика. Местный берберский царь Ярба пожаловал ей немного земли - сколько займет шкура вола. Хитрая Дидона, порезав эту шкуру на узкие полоски, обложила ими значительный кусок земли и основала город-крепость Карфаген. Цитадель города так и называлась: Бирса («шкура»).

Но возвратимся к Энею. Дидона устроила банкет, и на нем Эней рассказывает о гибели Трои. В рассказе Вергилий соединил легенды о деревянном коне, которого ахейцы оставили возле ворот Трои с наилучшими воинами внутри, и о греческом шпионе Синоне, и о Лаокооне, которого убили змеи. Вергилий очень удачно обработал эти мифы, детально вырисовал события.

Убегая из Трои вместе с сыном и женой, Эней спасает своего больного отца Анхиса. Здесь Вергилий взял миф о властителях зарданов, внука Асссаранча, брат которого Ид был дедом троянского царя Приама. Под чарами Зевса Афродита влюбилась у красавца Анхиса, от которого и родила героя Энея. За то, что Анхис рассказал людям о любви богини, он был поражен ударом молнии и парализован.

Приехав в Италию, Эней встречает в храме Аполлона Сивиллу. В греческой мифологии это - пророчица, которая в экстазе предусматривает будущее (в основном несчастья). Первоначально Сивилла (Сибилла) - собственное имя одной из провидиц. По традиции, первой Сивиллой, от которой получили свое имя все другие, была троянка, дочь Дардана и Несо.

Эней вместе с Сивиллой спускаются в подземное царство, чтобы узнать от умершего Анхиса пророчество о будущем. Подземный мир изображен очень детально. Здесь переплетаются греческие и римские мифы, легенды, а особенно их персонажи - разнообразные мифические чудовища, такие как Цербер, Титаны, кентавры и прочие. Мы видим адские реки, через которые души умерших перевозит мифический Харон.

Изображение Вергилием ада настолько образное, яркое, целостное, что захватывало многих литературных художников разных эпох. Одним из ярчайший примеров наследования этого эпизода есть ад в «Божественной комедии» Данте, который в свои проводники выбрал именно Вергилия.

«Энеида» не была закончена Вергилием, в ней нет изображения тех событий, которые случились после войны троянцев и рутулов.

Вся мифология, однако, не представленная в «Энеиде» полностью, так как учреждение Риму отнесено к будущему и подаются только пророчества.

Вергилий использовал весь арсенал греко-римской мифологии, чтобы создать пышное одеяние для новой власти. Но его несомненный талант сделало произведение бессмертным, о чем свидетельствуют многочисленные его наследование, переводы, перепевы, незатухающий интерес к его творчеству безграничного количества почитателей, так как он сделал очень весомый вклад как в античную, так и в мировую литературу.

 

 

10) Сонеты У. Шекспира.

 

О жизни великого драматурга сохранилось мало сведений. Ш. не писал воспоминаний и не вел дневника. Нет у нас его переписки с современниками. Не сохранились и рукописи пьес Ш. До нас дошло лишь несколько документов, в к-х упоминаются разные обстоятельства его жизни.

Каждый из этих документов, даже если в нем лишь несколько слов о Ш., исследован и истолкован. Редчайшими историческими ценностями считаются те немногие клочки бумаги, на к-х рукой Ш. написано несколько строк или просто стоит его подпись.

В. Ш. родился 23 апреля 1564 года в Stratfort-upon-Avon.(день его крещения). Его отец был ремесленником и купцом. Ш. был 1-м ребенком, наследником. Ост. дети умерли рано, род угас. Отец стал мэром Страдфорта, в конце жизни обанкротился. Ш., очевидно, учился в Grammar School в Stratford-upon-Avon, но школу не кончил. В университете не учился.

В 1582г женился на Ann Hathaway. Через полгода – дочь Susanne. 85г: двойня – Hamnet и Edith.

Когда Ш. было немногим более 20 лет, ему пришлось внезапно покинуть Стратфорд. Он отправился в Лондон. с 85 по 92гг – lost years: никаких записей о Ш.

(Мнения:

1) браконьерствовал в оленьем парке соседей, пришлось бежать - маловероятно;

2) зарабатывал тем, что караулил у театра лошадей, на которых приезжали знатные господ. – маловероятно;

3)В труппе, приех. в Страдфорт, актер на сцене случайно убил другого, Ш. на его место – маловероятно;

4) был дом.учителем у сэра Hoghtonа,к-й был поклонником театра - ост. ему в завещании все костюмы. Ш. хорошо знал латынь - правдоподобно).

Как автор сонетов, Шекспир может быть отнесен к числу самых замечательных европейских поэтов Возрождения. Его 154 сонета были опубликованы в 1609 г.

В отличие от банальных петраркистов Шекспир не порывался в призрачные небесные сферы. Ему дорога была земля, цветущая земная природа, мир земного человека, противоречивый, но прекрасный, утверждающий себя в дружбе, любви и творчестве. И хотя неумолимое время торжествует над всем земным, но творческий порыв человека способен восторжествовать и над ним. Любому человеку дано продлить свое существование в потомстве (сонеты 2, 3, 4 и др.).

Лирический мир Шекспира – это мир человека, не только чувствующего, но и мыслящего. Шекспир смело ломал устоявшиеся шаблоны ради утверждения жизненной правды. В этом отношении весьма примечателен цикл его сонетов, посвященных «смуглой даме» (сонеты 127 – 152). Из сонетов Шекспира читатель узнает, что поэт влюблен в «смуглую даму» и она одно время отвечала ему взаимностью, а затем, увлекшись другом поэта, перестала быть ему верной.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 2068; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.034 с.) Главная | Обратная связь