Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Антикризисная политика России в контексте кейнсианских концепций макроэкономического регулирования




Мировой финансовый, а затем и экономичес­кий кризис застал Россию, как и многие другие страны мира, врасплох, даже несмотря на всю оче­видность и неминуемость его наступления. В борь­бе с проявлениями кризиса каждая страна пошла по своему пути, пытаясь мобилизовать имеющиеся ресурсы на стабилизацию национальной экономи­ки и недопущение резкого снижения ее объемов. Пакет антикризисных мер в различных странах включает в себя стандартные, казалось бы, методы поддержки экономики. В их числе стимулирование внутреннего спроса, снижение процентных ставок, рефинансирование банковской системы, снижение налогового бремени. Однако у России и в ситуации глобального спада, как всегда, свой путь, который методом очередных проб и ошибок приведет нас к осознанию известных истин, составляющих фундаментальные основы макроэкономического регулирования.

Тот факт, что государству в текущих эконо­мических условиях отведена не просто главная, а всеопределяющая роль в преодолении имеющихся негативных тенденций мирового масштаба, не вызывает сомнений. Появился интерес к тео­риям государственного регулирования в экономике Дж. Кейнса, Э. Хансена, Р. Харрода, Дж. Робертсон. В общих чертах весь набор кейнсианских теорий государственного ре­гулирования можно охарактеризовать как теории, допускающие фундаментальную несбалансирован­ность и неустойчивость капиталистической эконо­мики как системы, включая циклический характер колебаний ее основных параметров. Государство в этом контексте рассматривается как основной стабилизирующий фактор со всем арсеналом мер и механизмов регулирования.

Федеральная программа антикризисных мер, разработанная Правительством РФ с привле­чением самых широких слоев общественности, несомненно, представляет собой сбалансирован­ный и комплексный документ, направленный на стабилизацию экономики РФ в условиях крайне ограниченных ресурсов, высокого уровня вне­шней задолженности, непредсказуемости внешней конъюнктуры. Однако на ряд фундаментальных позиций, изложенных почти век назад как самим Дж. Кейнсом, так и его последователями, и уже давно взятых на вооружение многими, не только западными странами мира, необходимо посмотреть более внимательно.

Прямая зависимость «благополу­чия» российской экономики от мировой конъюн­ктуры цен на сырье изначально поставила Россию в заведомо более худшие условия по сравнению со многими, даже развивающимися странами мира, с точки зрения шансов выхода из «мирового штопо­ра». Так, еще Э. Хансен в своей знаменитой работе «Экономические циклы и национальный доход» четко сформулировал взаимосвязь «состояния здо­ровья» экономик различных стран в зависимости от колебаний мировой конъюнктуры по группам товаров. В частности, он писал: «Незначительные колебания в области конечного потребительского спроса порождают более широкие колебания в про­изводстве готовых изделий, еще более широкие — в производстве полуфабрикатов и, наконец, наиболее широкие — в производстве сырьевых материалов»[17]. Следовательно, в условиях существенного колеба­ния конечного потребительского спроса в мировом масштабе последствия для российской экономики с точки зрения ее потенциального сжатия представ­ляются особенно угрожающими.[18]

Кроме того, злополучная инфляция, с ко­торой шла активная борьба все последние годы, фактически усугубляет ситуацию, поскольку не устранена ее главная причина: несоответствие темпов роста денежной заработной платы и темпов роста производительности труда в масштабах рос­сийской экономики. В идеале, взятая в целом по экономике, заработная плата должна повышаться в соответствии со средним ростом производитель­ности в обществе. Поскольку именно заработная плата, основанная на производительности труда, составляет главную опору уровня цен. Однако в последние годы активной экономической жизни мы наблюдали опережающий рост заработной платы по сравнению с крайне низкими темпами роста производительности труда в ведущих отрас­лях российской экономики на фоне благоприятной экономической конъюнктуры и недостаточных действий государства в части перераспределения доходов между отраслями экономики с различной производительностью.



 

 

Более того, ценовая политика крупных ком­паний, работающих на внутреннем российском рынке, практически вышла из-под контроля го­сударства, принося одним безумные прибыли, а основной массе населения — рост цен и снижениереальных доходов. Попытки навести порядок в этой области с привлечением Федеральной ан­тимонопольной службы Российской Федерации (ФАС РФ) в последнее время, несомненно, при­несли некоторые положительные результаты, но не решили проблемы в полной мере. Системным механизмом преодоления этого перекоса могло бы стать расширение функций ФАС РФ по изучению и отслеживанию цен с периодическим докладом Президенту РФ или Председателю Правительства РФ о предполагаемых повышениях цен. Ни одной отрасли не должно быть позволено повышать регулируемые цены в течение, допустим, 90 дней, пока не будет проведено полное обследование того, насколько такое повышение оправдано. Данный механизм активно обсуждался и предлагался пос­ледователями кейнсианства в процессе формиро­вания макроэкономической политики США после выхода экономики страны из Великой депрессии. В текущих экономических условиях в России четкий государственный контроль над ценами крупных компаний и регулирование темпов роста и размеров заработной платы в увязке с производительностью труда внесли бы свой существенный вклад в борьбу с инфляцией наряду с механизмами денежно- кредитной политики, на которую сейчас сделан особый акцент в решении этого вопроса.

Далее — рост объемов спекулятивных операций и «надувание спекулятивных пузырей» как в ми­ровом масштабе, так и в масштабе национальной экономики. Еще Дж. Кейнс в своей знаменитой работе «Общая теория занятости, процента и денег» писал: «Ни один из принципов ортодоксальной финансовой науки не является более антисоциаль­ным, чем фетиш ликвидности—доктрина, согласно которой высшая добродетель для инвестиционных институтов — это концентрировать свои ресурсы в ликвидных ценных бумагах»[19]. Как следствие, увеличившийся до гигантских размеров разрыв между спекулятивным капиталом и его реальной материальной основой, который мы наблюдаем, привел к тому, что большинство игроков слишком стремилось «опередить пулю» и получить быструю прибыль, а не связать себя с длительным и хло­потным производственным процессом с сомни­тельными перспективами по прибыли. Дж. Кейнс предупреждал об опасности последствий излиш­него увлечения спекуляциями: «Спекулянты не приносят вреда, если они остаются пузырями на поверхности ровного потока предприниматель­ства. Однако положение становится серьезным, когда предпринимательство превращается в пу­зырь в водовороте спекуляции. Когда расширение производственного капитала в стране становится побочным продуктом деятельности игорного дома, трудно ожидать хороших результатов»[20].

Таким образом, крайне необходимо подчинить государственному регулированию спекулятивный сектор и отделить потоки, идущие на производс­твенные цели, от потоков спекулятивных. Посколь­ку отсутствие контроля над спекуляцией является важным фактором, способствующим разрастанию бумов без твердой производственной основы. Вве­дение в российскую практику непосредственных форм государственного регулирования спекулятив­ных сделок, как, например регулирование размера ссуд под ценные бумаги или введение значительно­го государственного налога на все виды биржевых сделок по купле-продаже ценных бумаг, могло бы переориентировать хозяйствующих субъектов с поисков легкой прибыли на реальную производс­твенную деятельность.

Проблема государственного перераспределе­ния доходов в масштабах национальной экономики является наиболее емкой, затрагивающей все слои населения и имеющей далеко идущие макроэко­номические последствия. Вопрос о сохранении плоской шкалы по налогам с дохода продолжает оставаться наиболее дискуссионным в российском обществе. Позиция Правительства РФ в пользу плоской шкалы может на практике привести к реализации фискальной установки «страна для бюджета, а не бюджет для страны», во многом противоречащей фундаментальным основам го­сударственной политики, направленной на рост национального благосостояния.

Позиция российского правительства, не под­держивающего в текущих условиях идею введения прогрессивной шкалы по налогам с дохода, бази­руется на опасении сокращения фактического пос­тупления налогов вследствие недостаточно эффек­тивной системы налогового администрирования доходов крупных налогоплательщиков. Однако на другой чаше весов — хронически увеличивающийся разрыв в доходах между богатыми и бедными и лишение национальной экономики полноценного развития и реализации ее огромного потенциала роста из-за недостаточности эффективного спроса. «Парадокс бедности среди изобилия», описанный Дж. Кейнсом в его знаменитом трактате, — яркое тому подтверждение.

На этом фоне мировая практика государствен­ного стимулирования эффективного спроса за счет прогрессивного налогообложения доходов выгля­дит особенно интересной. Э. Хансен доказал, что в случае финансирования государственных расходов на эти цели за счет прогрессивных подоходных налогов, которые ложатся тяжелым бременем на верхнюю часть средних групп и на богатые группы получате­лей доходов (тем самым в большей мере уменьшая объемы сбережений), прирост государственных расходов, покрываемый прогрессивным налогом, уве­личивает национальный доход на сумму, значительно превышающую прирост государственных расходов. В случае же прироста государственных расходов за счет займов — эффект еще выше, но возникает угроза хронического дефицита бюджета и больших текущих расходов по обслуживанию государствен­ного долга в перспективе, за что кейнсианство под­верглось резкой критике в 70-е гг. прошлого века.[21]

Таким образом, политика прогрессивного на­логообложения у источника дохода в целях последу­ющего стимулирования эффективного спроса через перераспределение доходов имеет принципиальное значение как для экономического развития России, так и с точки зрения сохранения в ней социальнойстабильности. В этой связи представляется гораздо более оправданным сконцентрировать усилия госу­дарства на создании эффективной системы финан­сового мониторинга движения доходов крупных налогоплательщиков (физических и юридических лиц) в целях оптимального перераспределения доходов, что является основой устойчивого роста национального благосостояния.

Самым острым вопросом, вызывающим на­иболее активные дискуссии в кругах специалис­тов, является повышение Центральным банком Российской Федерации процентной ставки до 13 % в качестве реакции на нарастающие кризисные явления в российской экономике. Объяснение дан­ного решения необходимостью привязки к уровню инфляции предыдущего года или противодействия оттоку капитала из страны отражает лишь одну сторону проблемы. Фактически это может привес­ти к еще большей инфляции в последующие годы из-за неизбежного сжатия экономики. На фоне того, как иные страны, доводя процентную ставку практически до нуля, проводят рефляционную по­литику, наша страна пошла на сознательное сжатие экономики, проводя политику «дорогих» денег, ведущую к снижению скорости их обращения и, как следствие, — к еще более значительному сниже­нию физического объема валового национального продукта.

Повышение ставки рефинансирования неиз­бежно ведет к сокращению как сбережений, так и расходов на потребление, «затрудняет выпуск всех предметов, производство которых эластично, будучи при этом не в состоянии стимулировать выпуск денег, производство которых совершенно неэластично. Норма процента на деньги, задавая тон среди норм процента на все другие товары, задерживает инвестиции в производство этих товаров, не будучи способна стимулировать ин­вестиции в производство денег, которые не могут быть произведены».

Выбор в пользу повышения ставки рефинанси­рования, а не в пользу ее понижения вызывает еще больше вопросов на фоне того, что еще в 30-40-хгг. прошлого века была доказана более существенная роль денежно-кредитной политики (имеется в виду регулирование нормы процента) в целях сти­мулирования инвестиций в странах с интенсивно развивающейся экономикой по сравнению со странами, имеющими более стабильную эконо­мику. Так, на примере развитых стран Э. Хансеном была установлена сравнительная неэластичность инвестиций в производственное оборудование и в товароматериальные запасы в отношении процен­та. Согласно его выводам, только за пределами оп­ределенного уровня процентной ставки (например, 8 % для развитых стран) высокая стоимость кредита становится помехой для инвестирования. Следо­вательно, «инвестиционный спрос на некоторые виды капитальных благ (особенно на машины) не может быть стимулирован в больших размерах посредством пониженных процентных ставок» [22], что существенно снижает роль кредитно-денежной политики в увеличении общего объема инвестиций для развитых стран. Однако, для стран с высоким потенциалом роста экономики (куда относится и РФ) объем инвестиций крайне эластичен по норме процента, и денежно-кредитная политика, сти­мулирующая инвестиции, должна играть гораздо большую роль, чем просто стерилизовать денежную массу или рефинансировать банковскую систему.[23]

Попытка ЦБ РФ в конце 2008 г. довести «деше­вые деньги» до реального сектора, к сожалению, потерпела неудачу, хотя почти столетие назад дан­ная задача уже имела успешное решение. Тот же Э. Хансен писал: «Высокая степень банковской лик­видности имеет существенное значение... Однако одно дело — снабдить банковскую систему денеж­ными средствами для ссуды, совсем другое — сде­лать эти деньги доступными на условиях, которые соответствуют требованиям специальных сфер... Чтобы оказаться эффективной, политика дешевых денег должна осуществляться посредством прямых мероприятий, включающих создание ссудных и гарантийных агентств... Эти правительственные организации дополняли политику дешевых денег Федеральной резервной системы тем, что создавали практическую возможность получать денежную ссуду из низкого процента»[24].

В случае фактическое отсутствие вышеобозначенного звена в цепочке доведения дешевых денег до реального сектора могло быть компенсировано введением жестких условий рефи­нансирования банковской системы с применением минимальной процентной маржи для банков и установлением обязательных лимитов рефинан­сирования, подлежащих передаче реальному сек­тору в виде кредитов с одновременным введением жесткого контроля за соблюдением этих условий. Фактическое отсутствие этого механизма привело лишь к спекуляциям и усугублению проблем ре­ального сектора.

Особенность текущей ситуации, в которой оказалась российская экономика, характеризуется не только достижением ею к лету-осени 2008 г. вер­хней точки инвестиционной активности и уровня полной занятости (в 2007-2008 гг. наблюдались самые низкие данные по безработице за последние 10 лет), что определило объективные причины для ее циклического спада, но и совпадение данного этапа цикла национальной экономики с анало­гичный этапом цикла мировой экономики. В этих условиях в целях вывода российской экономики из депрессивного состояния и стимулирования инвестиций целесообразно аккуратно снижать процентную ставку, принимая в расчет ситуацию с высокой степенью предпочтения ликвидности в условиях неопределенности как у населения, так и у юридических лиц. Фактически так уже произошло, когда мощная кампания ЦБ РФ по рефинанси­рованию банковской системы не возымела свое действие. Кроме того, поскольку совокупный спрос на деньги, отвечающий спекулятивному мотиву, обычно гибко реагирует на постепенные изменения нормы процента, ее последовательное снижение «остудило» бы спекулятивные настроения и пере­ориентировало бы ограниченные национальные ресурсы на производственный сектор.

Оценивая текущие перспективы российской экономики по выходу из кризисного состояния, обусловленного как мировой ситуацией, так и цик­лическими явлениями в ней самой, можно сделать следующие выводы:

1. В экономической теории существуют три движущих фактора роста чистых инвестиций, спо­собствующих образованию национального дохода и увеличению занятости: технические нововведе­ния, освоение новых территорий и рост населения. И если для современных западных стран резервы экономического развития в направлении роста населения или освоения новых территорий уже давно исчерпаны, то для России все три движущих фактора роста чистых инвестиций являются акту­альными и представляют собой широкое поле для государственной политики.

2. Наличие среднего уровня инфляции на фазе спада национальной экономики может послужить и положительным стимулом к ее восстановлению. Еще в XIX веке замечено, что «существуетреальная связь между направлением движения оптовых цен и фазами сжатия экономических циклов. Фазы сжатия обнаруживают тенденцию к удлинению или сокращению в зависимости от повышатель­ной или понижательной тенденции в движении цен, и эта связь, по-видимому, сказывается как на абсолютной продолжительности периодов сжатия, так и на соотношении между продолжительностью периодов сжатия и общей продолжительностью циклов» . Следовательно, совпадение повыша­тельной тенденции в движении цен со спадом в экономике может реально послужить стимулом к ее восстановлению, существенно сократив абсолют­ную продолжительность периода спада. Умеренный рост цен служит мощным стимулирующим факто­ром для бизнеса к активизации своей деятельности (эффект стимулирующей инфляции). Задача на текущий момент состоит лишь в недопущении темпа инфляции, оцифрованного двузначными показателями.

3. Недостаточная поддержка государством (в силу ограниченности бюджетных ресурсов) авто­номных инвестиций и, как следствие, — слабый рост производного спроса и стимулированных им инвестиций ведет к неиспользованию полного по­тенциала роста национальной экономики на этапе подъема (объединенный процесс «углубления» и «расширения» капитала не получает достаточного размаха), что кардинально препятствует выходу экономики на новый уровень национального дохода и потребления. Для поддержания устойчи­вых темпов роста в будущем и избежания резких циклических колебаний основных характеристик национальной экономики имеется достаточно оснований для одновременных действий по двум направлениям — государственного стимулирования инвестиций (стремясь к установлению общественно контролируемой их величины, так как отсутствие контроля за объемом инвестиций ведет к цикличес­ким колебаниям экономики) и государственного стимулирования потребления до уровня, который при существующей склонности к потреблению не только соответствовал бы возросшим инвестициям, но и был бы еще выше. Средством преодоления депрессии наряду со снижением нормы процента могло бы быть принятие жестких мер по перерасп­ределению доходов, ведущих к увеличению общей склонности к потреблению по экономике в целом. Так, в СШАв период экспансии 1933-1937 гг. значи­тельную роль в преодолении последствий Великой депрессии сыграли государственными затраты напотребительские товары. Вследствие этого прирост потребительских затрат обгонял в первые годы этой экспансии прирост инвестиций примерно в два раза, обеспечив необычайно высокий темп прироста национального дохода.

4. В пользу особой важности государственного стимулирования инвестиций в период депрессий свидетельствует следующая объективная взаимо­связь, установленная Дж. Кейнсом: когда имеет место отрицательное сбережение (при массовой безработице), при начале обратного процесса предельная склонность к потреблению будет со­кращаться медленнее, чем это происходило бы, если бы реальный доход общества увеличивался в той же пропорции при иных обстоятельствах. Следовательно, мультипликатор (эффект роста экономики) будет большим для сравнительно ма­лого увеличения чистой суммы инвестиций, чем для значительного приращения.

5. Повышение с 1 января 2009г. ставки амор­тизационной премии до 30 % стимулировала переход реального сектора к политике ускоренной амор­тизации. При этом данная стимулирующая мера связана с определенными рисками. В частности, чрезмерное накопление фондов амортизации обычно порождает тенденцию к сокращению покупательной способности потребителя задолго до того, как потребность в расходах по обновле­нию основных средств фактически возникает. Фактор «финансового благоразумия» побуждает предпринимателей списывать первоначальную стоимость капитального оборудования быстрее, чем это имущество действительно изнашивается, тем самым изымая из экономики значительные средства, которые в иной ситуации могли бы пойти на потребление и стимулировать дополнительные инвестиции. Накапливающиеся последствия это­го процесса могут быть достаточно серьезными и привести к хронической недостаточности эффек­тивного спроса и вынужденной безработице.[25]

Следует констатировать частичное совпадение системы мер, предпринимаемых руководством страны по выводу российской экономики из депрессивного состояния, с рекомендациями кейнсиан­ских концепций государственного регулирования. Но в сложных экономических условиях остаются актуальными вопросы построения государством эффективной системы перераспределения доходов в целях стимулирования эффективного спроса на базе прогрессивного налогообложения доходов, контроля над ценами и ростом заработной платы в привязке к производительности труда, разработки системы мер по государственному регулированию спекулятивного сектора. Часть этих мер не нашла отражения в правительственной антикризисной программе, хотя они имеют при­нципиальное макроэкономическое значение не только в текущих экономических условиях, но и в перспективе, в целях обеспечения устойчивых темпов роста российской экономики и снижения ее чувствительности к циклическим колебаниям.

В 30-х годах прошлого века Дж. Кейнс писал в своей знаменитой работе: «Стремление... обеспе­чить постепенное возрастание доходов... страхует высших должностных лиц от критики, так как возрастание доходов в результате накопления редко отличают от увеличения прибыли в результате луч­шего ведения дел»[26]. Очевидно, что накопленных за последние несколько лет ресурсов в любом случае не хватит для решения проблем российской эко­номики в среднесрочной перспективе. Ожиданиядополнительных бюджетных поступлений в связи с ростом мировых цен на традиционные товары российского экспорта могут не оправдаться как по объемам, так и по срокам. Соответственно, для «лучшего ведения дел» необходим комплекс мер по государственному регулированию важнейших сфер национальной экономики, обозначенных выше.

 

 

Заключение

На проведенного в данной исследования можно следующие выводы.

Кейнсианское экономической теории важнейшим теоретическим государственного регулирования рыночной экономики увеличения или спроса посредством наличной и безналичной массы. На идей Дж. Кейнса несколько научных из них известность получила неоклассическая теория П. Самуэльсона. Представителями направления была система мер регулирования экономики, гибкое использование и доходов бюджета в от изменения конъюнктуры.

Идеи коренным образом на теорию и современной макроэкономики, в свою очередь, на становление и кредитно-денежной политики. Кейнс серьезные дополнения в посвященные причинам циклов. Кейнса одним из современной макроэкономики и из самых экономистов 20-го века. Его положили начало экономической мысли, как кейнсианская экономика. Помимо Кейнс разработал теорию вероятностей, которой вероятность – логическое, а не отношение.

Монетаризм – система экономических и взглядов и убеждений социальное устройство и жизнь общества, роли государства в процессах. С точки мировоззрения монетаристы свободными индивидуалистами, сдержанность и дисциплину в жизни. Монетаристы за свободу жизни и предпринимательской полагаясь на механизмы, которые, их мнению, лучше любой государственной политики, они стараются роль государства в системе страны.

Кейнсианская доминировала в экономической и экономической политике Второй мировой до 1970-х когда многие с развитой экономикой одновременно от и медленного роста — называемого «стагфляцией». Популярность теории в то ослабла, потому она не приемлемых мер политики в отношении стагфляции. Экономисты — монетаристской мо­дели в способности правительств экономический цикл помощи налогово-бюджетной и утверждали, что использование денежно-кре­дитной может смягчить кри­зис. Экономисты-кейнсианцы в при­няли эти замечания, добавив к теории лучшую краткосрочной и долгосрочной и концепцию долгосрочной денег — идею о что изменение массы влияет на номи­нальные в экономике, такие цены и заработная и не оказывает на реальные такие как и объем производства.

Мировой кризис 2007-2008 вызвал но­вый кейнсианской научной мысли. Она теорети­ческой основой политики, проводимой в на кризис правительствами, в том в США и Со­единенном Королевстве. Но 2007-2008 годов показал, что теория должна включать роль системы. Эко­номисты-кейнсианцы это упущение, в теорию реальный и секторы экономики.

Накопленный применения кейнсианской стал важен и современной российской экономики. Резкий России к рынку в 90-х был под влиянием экономической школы учениками – российскими и политиками Е.Гайдаром и А.Чубайсом. Нерегулируемый усугубил кризисное российской экономики, с трудом уходила государственно-плановой модели. Дефолт года заставил российских политиков усилении государства и влияния на жизнь страны. На по сути, взята кейнсианская регулирования экономики стимулирования совокупного спроса. На последнего десятилетия осуществило множество проектов, которые стабилизировать экономическую ситуацию.

В время российская стремится к требованиям , для реализации монетаризма и неуклонный рост позволяет.

В хотелось бы что ни из теоретических экономического развития и политики в чистом России в этот переходный период подходит. Но экономические теории необходимо. Знание практического опыта, условий, в которых максимальный эффект или иная экономической политики, уберечь от в ходе реформирования поиска собственного развития России.

 

 

Список литературы

1. Антология классики. Пре­дисловие, И. А. Столярова. М.: «КЛЮЧ», 2013. С. 222 - 339.

2. Благих, И.А. История учений: учебник академического бакалавриата / И.А. Благих, А.Н. Дубянский. – Юрайт, 2014. – с.

3. Бурлачков, В.К. Макроэкономика, политика, глобальный Анализ современной и проблемы построения модели экономического / В.К. Бурлачков.− Книжный дом 2013. – 240 с.

4. Ведущие западные школы: монетаризм, институционализм. 07. 2015//Электронный - http://life-prog.ru/2_30541_vedushchie-sovremennie-zapadnie-shkoli-keynsianstvo-monetarizm-institutsionalizm.html

5. Возможность концепций кейнсианства в http://www.Ock.ru/ekonomika_i_ekononticheskaya_teoriya/kejnsiansto.ht ml

6. Государственное экономики : учебное / коллектив авторов ; ред. И. Е. Рисина. — М. : 2016. — 240 с.

7. Дзарасов С. Куда зовет Россию? - Алгоритм, 2012. - с.

8. Кейнсианская [Электронный ресурс] http://www.prioslav.ru/kursf8

9. Макроэкономическая Джона Кейнса//Электронный - http://www.ekportal.ru/page-id-4136.html

10. Макроэкономика: для бакалавров / А.В. Аносова, И.А. Ким, С.Ф. Серегина и под ред. С.Ф. Серегиной. ‒ изд. испр. и доп. − Юрайт, 2013. – с.

11. Макроэкономика: для вузов / Д. Ю. Миропольский, Т.Г. Бродская (ред.). – Питер, 2014. – с.

12. Макроэкономическая Джона Кейнса//Электронный - http://www.ekportal.ru/page-id-4136.html

13. Макроэкономика, лекций, Кунцман 2015.//Электронный ресурс -

14. Медведева И.А. Антициклическое экономики с позиции экономических школ//Экономика и 2015. - № 2-3. – С.501-503.

15. Примаков Е.М. Государство главный источник развития // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Полит. науки. - 2015. - N 3. -

16. Самохвалов А. Государство в экономике: уроки // Мировая и междунар. отношения. - 2013. - N 4. - С.11-29.

 

17. Тимофеева О.Ф. Государственное регулирование экономики / О.Ф.Тимофеева, М.Л.Колесникова // Микроэкономика. - 2013. - N 2. - С.6-13.

18. Уолш, К. Монетарная теория и монетарная политика / К. Уолш, пер. с англ. – М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2014. – 632 с.

19. Черновол С. Н. Кейнсианская научно-исследовательская программа и возможность ее использования для анализа российской экономики // Становление экономики знаний: от теории к практике региона / Под общ. ред. Н.В. Осокиной, Е.Е. Жернова. - Кемерово. - 2012. - С. 137-166.

20. Шавшуков, В.М. Глобальный финансово-экономический кризис: причины, природа, механизмы распространения. Антикризисные действия монетарных властей / В.М. Шавшуков // Экономические науки. − 2014. − №5. − С. 121-125.

21. Шутько Л.Г. Применение кейнсианской теории в России//Электронный ресурс - http://www.iupr.ru/domains_data/files/zurnal_15/Pucankova_Kirshina%20(1).pdf

22. Экономическая политика: учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / А.Н. Лякин (ред.). – М.: Юрайт, 2014. – 432 с.

 

 


Приложение А





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-05; Просмотров: 664; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.028 с.) Главная | Обратная связь