Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


КРЕСТЬЯНСКИЙ КУЛИЖНЫЙ БУНТ 1829 – 1830 гг.



 

Подробное описание событий данного бунта, в котором сполна проявился свободолюбивый и даже анархический дух уренских старообрядцев, было сделано кандидатом исторических наук, заведующим научно-информационным отделом Костромского музея-заповедника Ильей Сергеевичем Наградовым. Многие материалы по истории Урень-края хранились и хранятся в архивах Костромской области, поскольку территория края в составе Варнавинского уезда с 1797 года по 1922-й входила как раз в состав Костромской губернии. Заимствую некоторые выкладки из исследования И.С. Наградова.

Лесные угодья и крестьяне Урень-края в большинстве своём принадлежали царском дому. Рубка леса крестьянами зачастую производилась незаконно, без разрешения и уплаты пошлин. Так продолжалось до 1829 года, когда управляющий Костромской удельной конторой лично не увидел печальные результаты многолетней вырубки. Он приказал собрать сведения о кулигах (лесных полянах) в целях обложения их пошлиной и запретил расчистку новых территорий. Крестьянам было предложено до тех пор, пока не будет установлена площадь кулиг, платить с каждой сенокосной кулиги 75 копеек (стоимость примерно пуда ржаной муки), с пахотной – 1 рубль 50 копеек в год. После некоторых сомнений жители 58 селений согласились на предложенную схему. Но крестьянин д. Сидорово Степан Савельевич Карпачев, разъезжая по округе, начал призывать селян не платить пошлину. В результате ему удалось создать предпосылки бунта.

В конце июля в Урень-край прибыл чиновник костромской удельной конторы Трунов и частный пристав Попов. В их задачи входила поимка зачинщиков беспорядков. Поначалу были собраны для переговоров представители лояльной части крестьян, а также приказчики для определения методики расчёта «ценности» кулиг. В итоге этих переговоров расчёт размера оброка был отложен до нового 1830 года.

Однако 5 января в село Урень вновь вошла толпа крестьян во главе с братьями Карпачевыми, Назаром Софьиным, Петром Дорофеевым и Федотом Ивановым. Встав на воз посреди толпы, в присутствии чиновника Трунова и частного пристава Попова Степан Карпачёв заявил, что они с Петром Дорофеевым были в столице, где получили указ императора, запрещающий взыскивать с уренцев деньги за пользование кулигами. Как оказалось, «указ» был всего лишь распиской канцеляриста о принятии прошения к рассмотрению. Но крестьянам этого оказалось достаточно: раздались крики с угрозами в адрес начальства.

Власти предприняли ответный ход. Назар Софьин и братья Карпачёвы жили в 35 верстах от Уреня в деревнях Фомино и Сидорово, куда на рассвете 19 января 1830 года прибыла вооружённая команда с целью захватить зачинщиков. Однако она ничего не успела предпринять, поскольку к дому в селе Карпово, где ночевали чиновники, начали собираться крестьяне, вооруженные кто чем: кольями, дубинами, баграми, пиками, ружьями, заступами, кистенями, рогатинами, сенными вилами. Вышедший на крыльцо голова Уренского приказа Комаров и двое с ним понятых тут же были избиты.

Умиротворить крестьян и обезвредить их представителей не удалось. Временная удача придала крестьянам уверенности в своих силах, и они окончательно встали на путь восстания: установили караулы и перестали пускать в селения представителей власти. На этой стадии о событиях в Урень-крае узнал император Николай I, который приказал предать зачинщиков уголовному суду.

Весной 1830 года карательный отряд вступил в наиболее неспокойный населенный пункт Урень-края – село Карпово. Крестьяне, собравшиеся с окрестных деревень в количестве до двух тысяч человек, загнали незадачливых усмирителей в одну из изб и заставили подписать «отреченные бумаги», угрожая сожжением. Видя явное превосходство бунтовщиков, каратели спешно ретировались. Однако это не означало признания властями крестьянских требований.

По возвращении в Кострому пристав Попов писал в донесении губернатору: «Из вышеизложенных обстоятельств видно, что непокорность удельных крестьян Уренского приказа усилилась до такой степени, что к приведению их в повиновение удельному начальству и земской полиции нет никаких средств, как только ввести в удельные селения военную команду, которая бы заключала в себе по крайней мере 2000 человек, ибо в Уренском приказе состоит душ 4957, а селений 147, кои расположены на пространстве в длину более нежели 100, а в ширину на 70 верст, по большей части в дремучих лесах и реках. Следовательно, воинская команда должна будет занять все значительные селения вдруг, дабы поселяне не могли делать никаких возмутительных движений».

В мятеже принимали участие около 5 тыс. крестьян, из числа которых несколько десятков находились под стражей в специально устроенной тюрьме в с. Зелёные Луга. Обеспечить безопасность внутренними силами было уже невозможно. Через две недели в Урень-край была введена воинская команда из двух сотен человек, а еще через неделю – батальон солдат из восьмисот человек. Начали хватать, кого не попадя.

В августе 1831 года военный суд приговорил вожаков восстания к смертной казни через повешение, но министр внутренних дел заменил эту меру на битье шпицрутенами и отправкой зачинщиков, выдержавших истязание, кого на военную службу, кого в Сибирь на поселение. Что и было произведено в отношении 53 крестьян. 178 человек получили от 10 до 40 ударов плетью, 41 отправлен на трехмесячные работы и 16 человек продержали 20 суток при приказе на хлебе и воде. Бежавших 68 крестьян велено было сыскать и судить уголовным судом.

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 226; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.088 с.) Главная | Обратная связь