Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Языкознание ХVIII в. От рационализма к историзму

ХVIII в. – время переходное в истории языкознания. В этот век в отличие от предыдущего не было создано целостной лингвистической теории. Однако это период подготовки условий для появления собственно научных языковедческих теорий, определения собственного аспекта изучения языка, специфических методов исследования. Это период, в который происходит переход от философии рационализма к формированию системы романтической интерпретации языка, переход от практики грамматических описаний естественных языков на теоретической основе рационализма и создания универсальных и философских языков к формированию исторического взгляда на язык, к постановке проблем происхождения и родства языков.

Грамматическая мысль. Традиции рационализма. «Российская грамматика» М.В. Ломоносова

К странам, в которых в ХVIII в., с одной стороны, перед грамматистами стояли задачи создания грамматического норматива родного языка, а с другой стороны, продолжали жить идеи грамматического рационализма, относилась и Россия. В 30-е годы В.Г. Адодуров (1709 – 1780 гг.) пишет первую в России грамматику русского языка. Затем появляется «Российская грамматика» М.В. Ломоносова (1711 – 1765).

Идеи универсализма проявляются уже в структурации грамматики: русский язык характеризуется на фоне других языковых реализаций. Например, классификация звуков подается в «Российской грамматике» как универсальная классификация звуков любого и каждого языка с указанием на то, что не весь возможный состав звуков речи представлен в отдельном языке. На фоне такой универсальной классификации характеризуется звуковой состав русского языка.

Содержание основных грамматических классов, грамматических категорий определяется как формируемое отражением в сознании свойств мира. Вообще наделение речи смыслом М.В. Ломоносов связывает с типом восприятия: из зрительного восприятия человек познает вещи и деяния, которые отражаются в понятиях и выражаются в словах. Различию понятий вещи и деяния соответствует различие имени и глагола. Это центральные части речи. Предлоги и союзы служат соединению имени и глагола в осмысленное высказывание. Прочие части речи, в интерпретации М.В. Ломоносова, выполняют заместительную функцию.

Основные грамматические категории интерпретируются М.В. Ломоносовым в универсалистском смысле. Например, падежная система русского имени характеризуется также на основе сравнения с другими системами, семантика падежей обосновывается отражением разного типа отношений вещи и деяния; категория грамматического рода объясняется необходимостью языкового отражения различия полов и потребностью в языке выразить вещи, не имеющие пола.

В универсальном смысле толкуется и синтаксис. Предложение интерпретируется как результат сложения понятий деяния и вещи, характеризующийся законченностью мысли и грамматической оформленностью.

Философия языка XVIII в.

XVIII в. дал ряд интересных общетеоретических концепций языка, авторами которых были не грамматисты, но философы и филологи. В это время формируется новый взгляд на язык как динамическое явление, предложены развернутые концепции происхождения языка.

Философские концепции эпохи Просвещения весьма значительно отличались от теорий рационализма, создавая иной образ языка. Как отмечалось, в центре внимания рационалистов находился вопрос о языке как средстве передачи идей, о логических основах языковой, прежде всего грамматической семантики.

Такой подход сосредоточивал внимание не на коммуникации, а на сообщении идей. Убеждение в интеллектуально-творческой природе языка приводила к идее о том, что входящие в человеческую речь восклицания, вызванные непосредственными чувственными стимулами (болью, страданием, радостью и т. п.), находятся вне языка.

В полной противоположности рационалистическим концепциям в период Просвещения в центре внимания оказывался механизм взаимопонимания, реализуемого в языковой коммуникации. Язык, в концепции Просвещения, рождается из естественной потребности человека обратиться за помощью к другому человеку и развивается он из непроизвольных возгласов и жестов, свойственных как людям, так и животным. Язык рождается из страстей, и первые слова – междометия. Решение языковой проблемы связывалось не с логикой, но социологией, фокус интересов переместился из области семантики в прагматику.

Идеи эволюционизма

В конце XVIII в. во многих науках формируется принцип историзма / эволюционизма (К. Линней, Ж.Б. Ламарк). Происходит синтез общенаучного принципа историзма и идей романтизма, связанного с изучением памятников прошлого своих народов и народов экзотических стран. Возникает взгляд на язык как на историческое, развивающееся по строгим законам явление. Особую известность получили «Исследования о происхождении языка» Иоганна Готфрида Гердера (1744 – 1803 гг.), современника Г.В. Гегеля (1770 – 1831) и Ф.В. Шеллинга (1775 – 1854), оказавшего на них существенное влияние.

И.Г. Гердер сыграл значительную роль в зарождении идей историзма в науке и философии. Он отстаивал идеи развития, совершенствования применительно ко всем сферам человеческого бытия, указывал при этом на природные, географические и духовные, культурные факторы в развитии человечества. Особо им подчёркивалась роль традиций, подражания в истории народов. На формирование мировоозрения современников большое влияние оказали идеи Иоганна Готфрида Гердера, изложенные прежде всего в труде «Идеи к философии истории человечества». Философ называет факторы, определяющие развитие человечества: 1) географические условия, которые влияют не только на физические особенности, но и определяют характер их духовного мира (воображение человека повсюду климатически и органически определено); 2) «традиции и органические силы», «подражание и упражнение». В человеческом обществе именно эти факторы определяют развитие, так человек воспитывается подражая: «Человек неотделим от общности людей, от человеческого рода в целом: существует человечество, солидарное единство индивидов, которое и превращает нас в человека». Объединяющими институтами человечества являются язык и культура. Благодаря языку люди объединяются в союзы. Гердер утверждает необходимость исследования языка как самостоятельного объекта, развивая идеи Г. Лейбница о плодотворности исследования языков для постижения истории и духовного своеобразия народов: «Философское сравнение языков было бы самым превосходным опытом истории и многогранной характеристики человеческого рассудка и души». Подчеркивая разнообразие языков в фонетике, грамматике, лексике («у деятельностных народов – изобилие наклонений, у более утонченных наций – множество возведенных в ранг абстракций свойств предметов»), Гердер связывает специфику языков с особенностями тех или иных народов: «в каждом языке запечатлелся рассудок и характер народа».

Роль языка в становлении человека вообще, наук и искусств, в сплочении людей, в осознании действительности интерпретировалась И.Г. Гердером как существеннейшая. Вслед за философами-рационалистами он отмечал возможность через изучение различий в языках проникнуть в историю народов, их духовного становления, вследствие этого призывал собирать народные песни, сказания, сказки как памятники прошлого. Идея «духа народа», воплощенного в формах языка, будет подхвачена и развита В. Гумбольдтом.

В русской грамматической традиции зарождение идей сравнительно-исторического языкознания связывается с именем М.В. Ломоносова. М.В. Ломоносов отмечал постоянство изменений в языках, обусловливающих их разделения, сформулировал идеи о диалектном членении русского языка, в его трудах содержатся начала сравнительной классификации славянской семьи языков, замечания об их родстве с другими индоевропейскими языками.

Теории происхождения языка

В ХVIII в. в центр лингвофилософского осмысления выдвигается проблема происхождения языка. Почти все наиболее известные концепции происхождения языка появились в ХVIII в.

До этого времени господствовало представление об Адаме и Вавилонской башне. На смену этим весьма образным и обобщенным моделям приходят теории, в которых представлены рационалистические попытки объяснения причин появления речи, того, каким образом люди начали говорить.

Этьен Кондильяк (1715 – 1780) положил в основу своей теории идею взаимопомощи людей и возникновения слов из естественных криков. Призывы о помощи или предложения ее выражались криками, которые связывались с восприятиями предметов, вызывавшими их. Крики сопровождались жестом или действием, которые уточняли его восприятие и значение. Со временем люди стали использовать естественные крики в качестве элементов нового условного языка. Постепенно они научились произносить новые звуки, связывая их с образами предметов, и, чтобы быть лучше понятыми, они сопровождали эти звуки жестом, указывающим на предметы, которые они хотели отметить. Так люди научились давать наименования вещам.

Признавая существование «чувственных идей» и «абстрактных идей», Э. Кондильяк последние считал результатом «суммирования», упорядочения первых. Идеи чувственные образуют практическое знание, бессознательны и возникают вне языка. Абстрактные идеи составляют теоретическое и основываются на языке, с помощью единиц которого происходит классификация и упорядочение чувственных идей.

В рамках просветительской традиции создавалась языковая концепция Жан-Жака Руссо (1712 – 1778). Руссо отмечает связь слова с Природой и Культурой (социальной структурой), которые мыслятся как начальная и конечная точки развития коммуникативной связи между людьми. Поскольку эти понятия, по Руссо, полярно противоположны, в самой природе языка заложено противоречие.

 

Исходную точку Руссо в «Эмиле» определяет так: «Все наши языки – произведения искусства. Долго искали, нет ли естественного и общего всем людям языка: без сомнения он есть - это язык, на котором говорят дети, раньше чем научатся говорить. Это язык не членораздельный, но выразительный и звучный, понятный <...>. Кормилицы могут нас научить этому языку, они понимают все, что говорят их питомцы, они отвечают им, ведут с ними вполне последовательные диалоги; и хотя произносят при этом слова, но слова эти совершенно бесполезны; дети понимают не смысл слова, а его интонацию. К языку звуков присоединяется язык жестов, не менее энергический. Эти жесты проделываются не слабыми ручонками детей, а их физиономиями». (Ю. Лотман)

 

Эмоциональные выкрики определяются природой человека, звукоподражания – природой вещей. Голосовые артикуляции являются чистой условностью, возникающей на основе «соглашения». Как и другие мыслители эпохи Просвещения, Джамбаттиста Вико (1668 – 1744) отрицательно относится к теории обозначения предмета именем «по договору», замечая, что эта теория выдумана грамматиками «ради успокоения своего невежества». Не зная происхождения всей массы слов, неясно выражающих идеи вещей, «они установили ту общую максиму, что значение артикулированных человеческих слов произвольно». При этом Вико замечает, что целая эпоха истории устной и письменной речи носит, с его точки зрения, символический характер. Но корни человеческой речи уходят в священный и немой язык иероглифов, вещных знаков. По мнению Д. Вико, устная и письменная речь – близнецы. Их общим предком является иероглиф, немой внешний образ, соединяющий слабый проблеск мысли с лаконичным чувственным выражением.

 

Излюбленный пример Вико – пример письма скифского царя Идантуры Дарию Великому. В ответ на объявление войны Идантура якобы прислал Дарию пять «реальных слов». Эти слова были – лягушка, мышь, птица, сошник и лук. Лягушка означала, что Идантура был рожден Скифской землей, как лягушки родятся из земли во время летнего дождя, и что он тем самым оказывается сыном этой земли; мышь означала, что он, как мышь, где родился – там и построил дом, т.е. что там же он основал свой род; птица означала, что он сам обладает ауспициями, т.е., как мы увидим ниже, что он подчинен только Богу; соха означала, что он обработал земли и тем самым силою подчинил их себе; наконец, лук означал, что он обладает в Скифии высшей военной властью и что он должен и может ее защищать.

 

Подобные примеры он находит в письменных знаках древних шотландцев, жителей Мексики, китайцев и т.д., это магия жестов, «немых религиозных движений» и предметных символов, тотемических знаков. Он сохранился в acta legitima римского права – традиционных жестах и церемониях, сопровождавших различные гражданские действия, в религиозных обрядах. Язык жестов дополняется односложными звуками, междометиями. Произношение древнейших слов напоминало пение, как у немых. По содержанию своему эти слова являлись выражением общего чувства, бессознательного суждения целого сословия или целого народа. Народы божественного века состояли из поэтов-теологов, которые создают не отвлеченные родовые понятия, но фантастические универсалии: они наделяли человеческими чувствами и страстями предметы природы, «огромнейшие тела, как небо, землю и море». Посредством фантастических обобщений боги творили богов и создавали первобытную мифологию. Лишь много позднее, вместе с развитием способности к отвлеченному мышлению все эти гигантские естественные образы приняли более умеренные человеческие масштабы.

Идеи появления языка на основе звукоподражаний, развития языка из непроизвольных выкриков человека, идеи «коллективного договора» Ж.-Ж. Руссо, идеи о эволюционном развитии языка от бессознательного выкрика к сознательному его использованию Э. Кондильяка, идеи И.Г. Гердера о неразрывной связи языка и мышления, важности процессов языкового формирования мышления человека будут активно осмысляться последующими поколениями лингвистов.

6. Языкознание XIX в.
6.1. Зарождение сравнительно-исторического языкознания

ХIХ век в истории языкознания становится периодом оформления языкознания в науку с собственным объектом, предметом, методологией. В этот период, с одной стороны, происходит вычленение языкознания из недр филологического знания, высвобождение теоретических взглядов от прямого подчинения философским концепциям, с другой, – изменение уровня трактовки конкретных языковых фактов обозначал переход от чисто прагматического уровня лингвистических описаний, подчиненных преимущественно задачам школьного обучения и потребностям филологической практики к специальному изучению языков в качестве самостоятельных объектов научного познания. При этом в ХIХ в. в качестве важнейшего предмета научного исследования был выделен аспект исторический. Историзм как доминирующий подход предопределил критическое отношение к предшествующей грамматической традиции. Однако, принципиально отталкиваясь от науки ХVIII в., новое историческое языкознание продолжало опираться на некоторые ее достижения. Так, сравнительно-исторический метод в языкознании на первом этапе своего развития (в трудах Ф. Боппа) сохранял преемственную связь с логическим грамматиками ХVII – ХVIII в. в характере реконструкции грамматических форм, в методе возведения грамматической структуры слова к логической структуре «субъект – связка – предикат», в выдвижении самого понятия сравнительной грамматики.

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 78; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.089 с.) Главная | Обратная связь