Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Эволюция и стагнация советской социалистической системы (1965-1985 гг.)




Пришедший к власти Л.И. Брежнев на первых порах не посмел свернуть реформы, задуманные Н.С. Хрущевым и подготовленные А.Н. Косыгиным. Отказ нового руководства во главе с Брежневым от реформирования системы и поиска механизмов рыночного регулирования экономики произошел в конце 1960-х гг. С одной стороны, произошедшие после снятия Хрущева реформы носили своеобразный характер контрреформ, так как они аннулировали многие начинания Хрущева, но с другой стороны, были предложены новые механизмы руководства страной.

В частности, после снятия Хрущева было ликвидировано разделение партийных и иных органов на промышленные и сельские. В преобразованиях особое место занимали решения мартовского 1965 г. Пленума ЦК КПСС, положившего начало более или менее научной аграрной политике. Колхозы получили больше хозяйственной самостоятельности, а колхозники – право на пенсию и гарантированную зарплату; увеличились закупки сельхозпродуктов по более высоким ценам, существенно возросли капиталовложения и поставки техники сельскому хозяйству, расширилось социальное строительство в деревне. Пресловутой «кукурузной эпопее» был положен конец, а псевдоученый В.Д. Лысенко, наконец, был снят с руководящих научных постов.

В сентябре 1965 г. состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором А.Н. Косыгин сделал доклад с обоснованием экономической реформы в промышленности на основе идей экономистов В. Немчинова, В. Новожилова, Л. Канторовича, Е. Либермана. Вдохновленный результатами эксперимента на заводе «Маяк» в Горьком и на фабрике «Большевичка» в Москве, А.Н. Косыгин предложил меры по совершенствованию управления, к числу которых относилось резкое снижение количества плановых заданий, ограничение централизованного планирования, расширение хозяйственной самостоятельности предприятий, усиление материального стимулирования.

В скором времени реформы 60-х гг. по повышению самостоятельности предприятий и усилению рыночных механизмов были свернуты, несмотря на то, что они дали хорошие результаты. VIII пятилетка (1966-1970 гг.), по общему мнению, оказалась последней выполненной и перевыполненной по большинству показателей. Однако уже в конце 60-х гг. началось явное замедление в реализации намеченных преобразований.

Новый этап политического и социально-экономического развития СССР, связанный с именем Л. И. Брежнева, характеризовался усилением консервативных тенденций во второй половине 60-х гг. В 1968 г. было осуществлено подавление странами Варшавского договора либеральной революции в ЧССР («Пражской весны»), осуществлявшейся под лозунгом «демократического социализма». КПСС сформулировала концепцию «ограниченного суверенитета» стран социалистического лагеря, которую на Западе назвали «Доктриной Брежнева». Обострение отношений с маоистским Китаем привело к укреплению протяженных восточных границ и созданию военной группировки в Монголии. Усиление напряженности в отношениях с США в связи с их агрессией во Вьетнаме обусловило развитие гонки стратегических вооружений. Все это стимулировало усилия руководства СССР по укреплению обороноспособности и централизованного управления, подавлению инакомыслия. В стране начались контрреформы в политике (смена концепции строительства коммунизма концепцией развитого социализма), в управлении (упразднение совнархозов и восстановление министерств), в экономике (свертывание курса мартовского и сентябрьского пленумов ЦК КПСС), в партии (отмена принципа ротации кадров), в гражданском обществе (суд на А. Синявским и Ю. Даниэлем, преследование инакомыслящих).

Важнейшим элементом системы был сложившийся партийный аппарат, который традиционно подменял выборные партийные и советские органы и руководил всеми остальными общественными организациями. Советский депутатский корпус всех уровней формировался партийными органами, которые предлагали избирателям одобрить в ходе безальтернативных, хотя всеобщих и тайных выборов, одного кандидата от «нерушимого блока коммунистов и беспартийных».



До середины 70-х гг. в руководстве существовало скрытое противоборство А.Н. Косыгина и Л.И. Брежнева, закончившееся победой последнего. Л.И. Брежнев предпринимает политические акции, которые закрепляют отказ советского государства от рыночных реформ. Экономическая необходимость реформ, в частности, введение элементов рыночной политики, была очевидна, и можно было ожидать, что сама жизнь заставит новое консервативное руководство продолжать хотя бы в урезанном виде преобразования. Однако острота проблемы была неожиданно снята появлением мощного источника дополнительной валюты от экспорта нефти, газа. За счет нефтедолларов государство стало закупать западное оборудование и технологии и на этой экстенсивной основе развивать военно-промышленный комплекс, решать назревшие социальные проблемы. Вместо того чтобы добиваться повышения качества продукции, интенсификации производства, получения прибыли на базе достижений научно-технического прогресса, бюрократия сделала ставку на импорт.

Сущность экономической политики КПСС заключалась в сохранении достигнутых темпов производства и экстенсивном расширении производственных мощностей. В результате СССР фактически «проспал» информационную революцию. В то время как США, Западная Европа и Япония развивались на постиндустриальных направлениях модернизации, советская экономика традиционно и инерционно развивалась в рамках индустриального этапа, хотя в стране были отрасли (космическая, оборонная), которые выпускали конкурентоспособную продукцию. Буквального застоя в экономике в конце 1960-х - первой половине 1970 гг. не было, но негативная тенденция замедления социально-экономического развития уже обозначилась.

Новое партийное руководство последовательно осуществило цикл политических контрреформ. На XXIII съезде КПСС в 1966 г. были отменены ограничения на занятие руководящих должностей в партийной иерархии, восстановлено название «генеральный секретарь ЦК КПСС». Позднее Л.И. Брежнев совместил эту должность с постом Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Первоначально Л.И. Брежнев проявлял себя как энергичный и достаточно компетентный руководитель, хотя и тяготевший к консерватизму, но осуществлявший грамотное руководство в интересах страны. Но в конце своего правления он потерял здоровье и возможности критического мышления, даже попытался при поддержке своего окружения организовать подобие культа своей личности. Но, несмотря на все усилия, предпринятые идеологической машиной, культ в пропаганде не привел к культу в массовом общественном сознании, ибо, во-первых, после столь «великой и страшной» личности, как Сталин, претендовать на культ заурядной фигуре Брежнева было практически невозможно. Для культа нужны особые социально-психологические условия, которые отсутствовали в относительно спокойной атмосфере 70-х гг., необходимы крупные заслуги перед нацией, нужна, наконец, особая харизматическая личность. Всего этого у Брежнева не было.

Заметным рубежом во внешней и внутренней политике стала середина 1970-х гг., когда, с одной стороны, была достигнута военная разрядка между США и СССР, успешно прошло Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.), с другой стороны, в силу резкого ослабления здоровья Л.И. Брежнева реальное управление сосредоточилось в Политбюро ЦК КПСС. В рамках этого органа образовалась узкая группа консервативных партийных олигархов в составе Ю.В. Андропова, А.А. Гро­мыко, Д.Ф. Устинова, М.А. Суслова, в какой-то мере К.У. Черненко, которая вместе с Л.И. Брежневым фактически предрешала все принципиальные вопросы. А.Н. Косыгин был фактически лишен политических полномочий.

В управлении экономикой был резко усилен отраслевой принцип и устранена территориальная система совнархозов, усилился централизм. Начиная со второй половины 70-х гг., такая система все сильнее стала расходиться с потребностями экономики, в частности, не давала возможности гибко реагировать на изменяющиеся цели производства. Предприятия и даже объединения были по-прежнему бесправны в вопросах развития собственной инфраструктуры, материального стимулирования работников, распределения жилья. Централизация управления, позволявшая ранее концентрировать ресурсы на важнейших объектах, теперь становилась отрицательным фактором, так как способствовала неоперативности, негибкости, бюрократизму.

К концу 70-х гг. начала все более рельефно проявляться тенденция стагнации, обостряемая исчерпанием резервов рабочей силы. В экономике стала усиливаться деградация и консервация основных фондов, милитаризация хозяйства, кризис системы управления, проявлявшиеся в затратности производства, монополизации, дефицитности внутреннего рынка, недостаточном стимулировании труда. Стабильное развитие экономики осуществлялось за счет эксплуатации природных ресурсов.

Развитие производства подошло к качественно новому рубежу - появлению производственно-территориальных комплексов. Имевшаяся система оценки деятельности предприятий по валу недостаточно стимулировала внедрение новой техники и переход на выпуск новой продукции. Много внимания уделялось улучшению планирования. Достижением следует считать появление во второй половине 70-х гг. территориальных программ интенсификации экономики отдельных регионов. Постепенно, хотя очень медленно и непоследовательно, расширялись права производственных объединений. Курс на развитие бригадных форм организации труда требовал расширения самостоятельности низовых структур - бригад, предприятий и передачи им части управленческих функций. Хозрасчетные бригады заняли серьезное место в трудовых коллективах промышленных предприятий, но их создание шло под давлением партийных структур при сопротивлении администрации.

В сельском хозяйстве развивалась межотраслевая интеграция колхозов и совхозов с обрабатывающими и иными предприятиями и организациями. В 1982 г. появились районные, областные и республиканские агропромышленные объединения. Всю новую систему возглавила Комиссия при Совете Министров, преобразованная в1986 г. в Госагропром СССР.

Советская экономика при Л.И. Брежневе представляла собой очень непростой феномен, который недопустимо однозначно оценивать термином «застой». Ориентация на устойчивость и стабильность, отказ от рыночных реформ и усиление административно-командной системы имели под собой определенное логическое обоснование, заключающееся в нисходящем, экстенсивном, но росте экономики. С 1970 г. по 1988 г. промышленное производство в СССР возросло в 2,38 раза против 1,32 раза в Англии, 1,33 – в ФРГ, 1,48 – во Франции, 1,68 – в США, в 2,0 в Японии. Среднегодовые темпы роста общественного производства постепенно снижались, но это было связано с возрастанием его абсолютных объемов. Объем общественного продукта в СССР в 1960 г. был превышен в 1970 г. в 2,1 раза, в 1980 г. – в 3,5 раза, а в 1988 г. – в 4,7 раза. При всех недостатках и пороках политической и экономической системы, она обеспечивала достаточно высокий уровень благосостояния населения и социальных гарантий, реализацию конституционных прав на труд, отдых, бесплатное образование и здравоохранение, пенсионное обслуживание. Население рассчитывало на последующие улучшения и до определенного времени выражало политическое согласие с правящей партией.

Существенное влияние на социально-экономическое развитие оказала продолжавшаяся «холодная война». Военно-промышленный комплекс обеспечивал стратегический паритет СССР и США. Однако решение этой глобальной задачи очень дорого стоило стране и социально-политической системе. В условиях, когда валовой продукт США почти вдвое превосходил валовой продукт СССР, достижение паритета означал, что советское государство было вынуждено игнорировать возросшие потребительские интересы населения. Советский народ устал от постоянного напряжения сил, бесконечных мобилизаций, требований повышения производительности труда на основе идеологизированного энтузиазма при минимуме материальных стимулов. Апатия, пассивность, аллергия к коммунистическим лозунгам стали все шире распространяться в общественном сознании.

В 1977 г. была принята новая Конституция СССР. Большинство демократических нововведений, предлагавшихся в 1960-х гг., из нее были убраны. Отличительной особенностью Конституции являлось законодательное закрепление в 6-й статье руководящей и направляющей роли Коммунистической партии, объявленной ведущей силой общества. Конституция законодательно зафиксировала построение в СССР общества «развитого социализма» и утверждала принципы общенародного государства. По Конституции законодательные функции закреплялись за Верховным Советом СССР, состоявшим из Совета Союза и Совета Национальностей. Он возглавлял всю стройную систему Советов сверху до низовых сельских и поселковых советов народных депутатов. Советы являлись органами общего руководства, а выборные исполнительные комитеты непосредственно руководили хозяйственной, культурной жизнью, здравоохранением, образованием, органами МВД и т.д. Высшим исполнительным органом являлся Совет Министров СССР, образуемый Верховным Советом очередного созыва.

В Конституцию СССР были включены новые конституционные права: на жилище, на охрану здоровья, на пользование достижениями культуры, свободу творчества, участие в управлении государственными и общественными делами, в обсуждении и принятии законов. Эти конституционные права играли большую роль в определении правового статуса граждан, в правомерности их притязаний на ту или иную долю материальных и духовных благ. Но между юридическими правами и возможностями их реализации на практике нередко возникали коллизии.

Л.И. Брежнев и номенклатурная элита действовали в рамках системы достаточно эффективно приблизительно до середины 70-х гг., когда стали проявляться симптомы приближающегося застоя в развитии экономики, особенно в сельском хозяйстве. Ситуация требовала обновления всех сторон жизни общества, но деградирующая номенклатурная элита во главе с заболевшим лидером оказалась не в состоянии обеспечить качественное руководство страной. Протекционизм и кумовство проникли в самые высокие инстанции. Л.И. Брежнев назначал на высокие посты своих друзей, лично преданных клевретов и родственников. Эта порочная практика дублировалась на местах, многократно разрастаясь и усиливаясь. Представители здоровых сил в партии (П. Машеров в Белоруссии, А. Снечкюс в Литве, братья Стародубцевы в Тульской области и многие другие) не смогли противостоять напору бюрократического консерватизма.

Усиливающееся отчуждение элиты от народа объективно создавало предпосылки для формирования демократической оппозиции. Эти функции выполняло так называемое диссидентское движение, к которому примкнули, с одной стороны, часть сторонников демократического социализма, требовавшая решительной десталинизации общества, с другой стороны, - сторонники либерально-демократической ориентации буржуазного типа. Лидерами неформальной оппозиции были академик А.Д. Сахаров и А.И. Солженицын. Многие диссиденты активно сотрудничали с зарубежными радиостанциями и организациями. Когда через 15 лет их ученики и последователи пришли к власти, они запретили КПСС, распустили СССР и расстреляли из танков здание Верховного Совета РСФСР. Такова логика политической борьбы.

10 ноября 1982 г. наступила смерть больного Л.И. Брежнева, и в Политбюро развернулась борьба за выдвижение кандидатур на высший пост. Победу одержал Ю.В. Андропов. Избрание Ю.В. Андропова вызвало удовлетворение не только здоровой части партийной элиты, но и большинства населения, которое ожидало перемен и наведения порядка в стране. К этому времени кризис государственной системы был очевиден уже для самых широких кругов общественности. Резко возросло сочувствие к движению диссидентов, существование которого ранее массами игнорировалось. Развитие теневой спекулятивной экономики, рост коррупции в руководящей элите, несоответствие провозглашаемых лозунгов «развитого социализма» действительности - все это создавало подлинный политический застой. Попытки вмешательства КПСС в польский внутриполитический кризис, участие СССР в гражданской войне в Афганистане и другие акции резко обостряли политическую ситуацию и подводили широкие массы к мыслям о необходимости обновления.

Ю.В. Андропов стимулировал расследование ряда громких уголовных дел, которые был вынужден ранее свернуть по указанию окружения Л.И. Брежнева. Но одновременно в стране было продолжено преследование противников из числа диссидентов, которые также не вписывались в андроповскую модель советской системы.

Борьба за улучшение экономического положения, в котором явственно прослеживались элементы стагнации, началась с широкомасштабной кампании по наведению элементарного порядка и производственной дисциплины, которая была фактически «нулевым циклом» реформ. Но в дверь стучалась проблема многоукладной экономики. Различные хозяйственные уклады уже давали о себе знать в теневой экономике СССР и в открытой экономике восточноевропейских социалистических странах в сфере обслуживания и легкой промышленности. Ю.В. Андропов осознавал, что в таких отраслях частный сектор полезен и эффективен и размышлял о его возможностях в СССР. Смысл андроповской модели реформ заключался в том, чтобы сохраняя политические устои государства, постепенно вести дело к преобразованиям на основе экономических реформ, развития многоукладной экономики, введения рыночных отношений под бдительным контролем государства, пресекающим казнокрадство и коррупцию.

Ю.В. Андропов ставил задачу частично децентрализовать экономику, придать плановой системе менее директивный и всеобъемлющий характер. Для этого в ЦК КПСС был создан Экономический отдел, который возглавил Н.И Рыжков, а вокруг Ю.В. Андропова стала складываться группа прогрессивных ученых и управленцев, готовивших разработки новых путей развития экономики. В целом умеренные преобразования Ю.В. Андропова, несмотря на свою противоречивость и половинчатость, дали положительный результат: темпы прироста валового продукта составили почти на 3,5%. Этот факт не признают современные экономисты, считающие, что либеральным рыночным реформам не было альтернативы.

От Ю.В. Андропова интеллигенция ожидала ослабления политического режима, однако он не стал форсировать политические реформы. При этом Андропов особые надежды возлагал на демократизацию внутренней жизни правящей партии, которая оказалась полностью формализованной и потерявшей способность к реформам, поиску и творческим инициативам. Он провел умеренную и осторожную чистку и обновление кадров партийного и государственного аппаратов, включая органы безопасности. За пятнадцать месяцев его правления было сменено 18 министров СССР, переизбрано 37 первых секретарей обкомов. Это перепугало старую политическую элиту, боявшуюся перемен и потери руководящих постов. Однако она знала о тяжелом состоянии здоровья Андропова и готовилась к реваншу.

В марте 1984 г. Ю.В. Андропов умер. Консервативное и престарелое большинство Политбюро ЦК настояло на избрании новым Генеральным секретарем ЦК КПСС профессионального управленца, длительное время заведовавшего Общим отделом ЦК, близкого сподвижника Брежнева, консерватора, престарелого и тяжело больного человека К.У. Черненко. При нем кратковременно возобновились практически все процессы, которые были характерны для последнего периода правления Л. И. Брежнева. Между тем, огромный народнохозяйственный комплекс нуждался в создании механизмов самоуправления и саморегулирования на основе внедрения кооперативной, акционерной, личной и даже элементов частной собственности. Дальнейшая эволюция централизованной политической и управленческой систем была уже невозможна. В результате наступила стагнация и кризис экономики.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 632; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.016 с.) Главная | Обратная связь