Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Рационализм как умонастроение и методология Просвещения




XVIII в. в истории Западной Европы называется эпохой Просвещения. В английской философии идеи этой эпохи наиболее яркое выражение нашли в творчестве Дж. Локка, Дж. Толанда и др., во Франции — в ра­ботах Ф. Вольтера, Ж-Ж. Руссо, Д. Дидро, П. Гольбаха, в Германии — в произведениях Г. Лессинга, И. Гердера, молодого Канта и Г. Фихте.

Одной из важнейших характеристик философии эпохи Просве­щения являетсярационализм. В прошлой теме мы уже встречались с рационалистическим учением Р. Декарта. В отношении учения Декар­та термин рационализм употребляется для характеристики гносеологических и логико-методологических установок. Рационализм трактуется как гносеологическое учение, утверждающее, что основным инструментом познания является разум. Ощущения и опыт имеют в познании вторичное значение. В этом смыслерационализм противо­стоит сенсуализму и эмпиризму. Сенсуализм придает решающее зна­чение человеческим чувствам, ощущениям и восприятиям, а эмпи­ризм на первое место в познании выдвигает опыт. Однако в истории философии имеет место и более широкий подход к понятию рациона­лизм. Тогда он рассматривается как широкое идейно-теоретическое течение, выражающее взгляды, потребности, общественные настрое­ния определенных социальных классов, слоев, групп на определенном этапе общественного развития. А на основе этих умонастроений он вы­рабатывает определенные методологические установки для ориента­ции человека в практической деятельности и познании. Рационализм, как правило, связывается с идейными устремлениями передовых, прогрессивных сил общества, находящихся на восходящей стадии своего развития. Для него характерны возвеличивание человеческого индивида как активного, свободного и равноправного существа, исто­рический оптимизм, вера в безграничные возможности человека в по­знании и преобразовании природы.

В этом смысле противоположным рационализму понятием яв­ляется иррационализм. Он выдвигается на авансцену истории в период кризиса общественных структур. Представителям иррационализма в большей мере присуща пессимистическая оценка познавательных и деятельно-преобразовательных возможностей человека, отрицания исторического и социального прогресса, скептицизма и агностицизм. Об иррационализме речь пойдет при характеристике философии кон­ца XIX — середины XX в. Для философии эпохи Просвещения, как уже отмечалось ранее, характерноумонастроение рационализма.

Почему же так произошло? Ответ на этот вопрос следует искать в социально-экономических, политических и идеологических процес­сах, происшедших в эпоху Просвещения. Прежде всего, следует отме­тить, что эпоха Просвещения — это период разложения феодальных отношений и интенсивного развития капитализма, глубоких перемен в экономической, социально-политической и духовной жизни народов стран Западной Европы. Потребности капиталистического способа производства стимулировали развитие науки, техники, культуры, просвещения и образования. Изменения в общественных отношениях и общественном сознании служили предпосылкой для раскрепоще­ния умов, освобождения человеческой мысли от феодально-религиоз­ной идеологии, становления нового мировоззрения. Яркую характе­ристику рационализма эпохи Просвещения дал Ф. Энгельс. «Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближающейся революции, выступили крайне революционно. Никаких внешних ав­торитетов какого бы то ни было рода они не признавали. Религия, по­нимание природы, государственный строй — все было подвергнуто самой беспощадной критике, все должно было предстоять перед судом разума и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него. Мыслящий рассудок стал единственным мерилом всего существую­щего» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20.— С. 16).

В этот период рационализм, состоящий на различных по философско-мировоззренческой и политической радикальности уче­ний, отражая взгляды, настроения, потребности буржуазии в ее борьбе против феодализма, абсолютизма и их опоры — католичес­кой церкви, по ряду важных вопросов выступал с общих позиций. В центре всех философских школ, систем, течений того времени на­ходится, как правило, активно действующий субъект, способный познавать и изменять мир в соответствии со своим разумом.Разум рассматривается в рационалистических системах в качестве источника всей субъективной деятельности человека. Человек, согласно этой теории, по своей сущности, по своей «природе» является разумным существом. Разум, как сущностная характеристика субъекта, выступает в рационализме как предпосылка и как наиболее яркое проявление всех других характеристик: свободы, самодеятельности, активности и т.д. Человек, как разумное существо, с точки зрения национализма, призван стать властелином мира, перестроить общественные отношения на разумных основаниях. На этой основе декла­рировалось право человека быть равным другому, быть свободным в своих решениях и действиях, разрабатывались меры по обеспече­нию гражданских и политических свобод. Эти свободы рассматрива­лись «как неотъемлемое право всякой нации и всякого общества, в виду того, что они существенно необходимы для сохранения и про­цветания общественных союзов» (Гольбах П. Избр. философ, произв. В 2-х тт. Т. 2— М„ 1963— С. 533).



Однако, общая позиция представителей разных философских школ, течений и направлений эпохи Просвещения не исключала различного решения ими как мировоззренческих вопросов, так и конкретных проблем теории познания. Поэтому при анализе методо­логии рационализма наряду с вычленением общих положений, необ­ходимо акцентировать внимание и на различии учений.

Весь рационализм при построении философской теории исхо­дит из установки о подобии и конечном совпадении разума и резуль­татов человеческой деятельности. На основе этой установки харак­теристики субъективной деятельности человека и, прежде всего, че­ловеческая сознательность (рациональность, целесообразность), были взяты ими в качестве прообраза, модели всего миропорядка. Мир предстает в рационалистических системах законосообразным, самоупорядоченным, самовоспроизводящимся.

Но в конкретной интерпретации устройства этого мира пред­ставители различных мировоззренческих ориентации обнаружи­вают различные подходы.Идеалистический рационализм мисти­фицирует рациональный аспект взаимоотношений человека с ми­ром и стремится доказать, будто бы разумное, рациональное существует вне и независимо от человеческой деятельности и ее объективизации. В этих учениях разум как специфическая, сущностная характеристика человека отделяется от его обладателя, за­тем наделяется самостоятельным существованием, то есть объек­тивируется. В результате получается образ субстанции, по своим основным характеристикам аналогичной деятельности человека, в которой неразрывно связаны цель и средство, результат и дейст­вие, реализация и замысел.

Представители жематериалистического рационализма суб­станциональное, законосообразное устройство мира связывают с внутренне присущими материи свойствами. «Вселенная, — пишет Гольбах, — это колоссальное соединение всего существующего, по­всюду являет нам материю и движение...», и далее — «природа су­ществует сама по себе, действует в силу своей собственной энергии;

и никогда не может быть уничтожена (Гольбах П. Избр. философ. I произв. В 2-х тт. Т. 1.— М., 1963.— С. 88, 504). Вечное пространственно-временное существование материи и ее непрерывное движение являются для французских материалистов XVIII в. несомненным фактом.

 

Механистический материализм

Учение французских материалистов о внутренней активности мате­рии, о всеобщем характере движения было прогрессивным завоева­нием философской мысли XVIII в. Однако, на этих воззрениях лежит печать механицизма. В XVIII в. химия, биология все еще находились в зачаточном состоянии и поэтому основой общего мировоззрения продолжала оставаться механика. Законы механики твердых тел, за­коны тяготения материалисты эпохи Просвещения возводили в ранг всеобщих и утверждали, что биологические и социальные явления развиваются по тем же законам. Наиболее яркий пример механициз­ма — взгляды французского философа Жюлъена де Ламетри (1709 —1751), изложенные им в сочинении с характерным названием «Человек — машина». В этой работе Ламетри доказывал, что люди яв­ляются искусно построенными механизмами и призывал изучать че­ловека, опираясь только на механику его тела. При этом он полагал, что исследование механики тела автоматически приведет к раскры­тию сущности Чувственной и мыслительной деятельности человека.

Наиболее обобщенно и систематично механистическое миро­воззрение материализма эпохи Просвещения выражено в работе П. Гольбаха «Система природы». Гольбах прямо заявляет, что мы можем объяснить физические и духовные явления, привычки с по­мощью чистого механицизма. В мире ничего не совершается без при­чины. Всякая причина производит некоторое следствие, не может быть следствия без причины. Следствие, раз возникнув, само становится причиной, порождая новые явления. Природа — это необъят­ная цепь причин и следствий, беспрерывно вытекающих друг из друга. Общее движение в природе порождает движение отдельных тел и частей тела, а последнее, в свою очередь, поддерживает движе­ние целого. Так складывается закономерность мира.

Нетрудно увидеть, что так называемые всеобщие закономерности мира — это абсолютизируемые законы механики твердых тел. «Соглас­но этим законам, — писал Гольбах, — тяжелые тела падают, легкие под­нимаются, сходные субстанции притягиваются, все существа стремятся к самосохранению, человек любит самого себя и стремится к тому, что выгодно ему, лишь только он познал это, и питает отвращение к тому, что может быть ему вредным». Движение и изменение в мире, согласно взглядам материалистов этой эпохи — это не постоянное порождение нового, то есть не развитие в собственном смысле, а некоторый вечный круговорот — последовательное возрастание и убывание, возникнове­ние и уничтожение, созидание и разрушение. Все совершающееся в мире подчинено принципу непрерывности. В природе нет скачков.

Этот взгляд, направленный против теологических представ­лений о свободном творении Бога и чудесах, базировался на призна­нии всеобщей и непреложной материальной обусловленности. Непрерывная, постоянная и нерушимая цепь причин и следствий, под­чиняют все происходящее в природе всеобщей необходимости. Необ­ходимость, понимаемая абсолютно и механически, перерастает в идею предопределенности всего совершающегося, в фатализм. Как вывод, отсюда следует отрицание случайности в природе и свободы и поведении человека. «Мы, — писал Гольбах, — называли случайными явления, причины которых нам неизвестны и которые из-за своего невежества и неопытности мы не можем предвидеть. Мы приписываем случаю все явления, когда не видим их необходимой связи с соответствующими причинами» (Гольбах П. Избр. философ, произв. В 2-х тт. Т. 1.—М., 1963—С. 428).

Фатализм, вера в предопределенность всего существующего вопреки общей тенденции философии эпохи Просвещения приводили к выводу о предопределенности всего существующего, к пассивному подчинению человека всему тому, что совершается в окружающей его действительности.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1153; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.063 с.) Главная | Обратная связь