Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины



Исходя из психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию, в подавляющем большинстве своем преступления характеризуются одной формой вины – умыслом или неосторожностью. При этом, в зависимости от конструкции составов, одни преступления могут совершаться только умышленно, другие – только по неосторожности, третьи – как умышленно, так и по неосторожности. Однако в некоторых случаях признаки совершаемого преступления носят сложный характер, когда требуется устанавливать форму вины не только по отношении к совершаемым лицом действию или бездействию, но также отдельно и по отношению к наступившим последствиям [85].

Статья 27 УК РФ впервые определила ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины – умышленно и неосторожно.

Данная норма регламентирует положение, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

В реальной и правовой действительности такие случаи нередки. Напри­мер, ч. 1 ст. 111 УК РФ предусматривает умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни или повлекшего за собой серьезные последствия, четко описанные в законе. Части 2 и 3 этой статьи предусмат­ривают то же деяние, совершенное при различных отягчающих обстоятель­ствах, а ч. 4 указанной статьи сформулирована следующим образом: «Деяния, предусмотрен­ные частями первой, второй и третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего». В статье содержатся несколько составов умышленных преступлений и одно умышленно-неосторожное.

Раздельное определение умышленной и неосторожной вины осуществ­ляется по известным признакам, описанным в ст. 25 и 26 УК РФ, и не пред­ставляет особых трудностей. Они возникают лишь при оценке деяния в целом [86].

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении.

Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

Некоторыми учеными искажается законодательное толкование преступлений с двумя формами вины. Так, В.Д. Иванов и С.Х. Мазуков пишут: «Особенность рассматриваемых преступлений состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершаемым действиям (бездействию) и к наступившим последствиям в материальных составах преступлений, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны. В формальных составах преступлений последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию (бездействию) и последствию является только однородным»[87]. Хотя в ст. 27 действующего УК РФ и терминологически, и по существу разрешена проблема сочетания умысла и неосторожности в одном умышленном преступлении, некоторые ученые (Р.И. Михеев, В.А. Ширяев) продолжают утверждать, что в подобных случаях имеет место некая третья форма вины, совмещающая некоторые признаки обеих форм вины, но при этом отличающаяся и от умысла, и от неосторожности.

По нашему мнению, основанному на теоретических положения, высказанных ведущими юристами, объединение двух самостоятельных форм вины – умысла и неосторожности в одном сложном составе нельзя трактовать как какую-то новую или третью форму вины [88].

Следует подчеркнуть, что анализ мотивации как обязательного элемента вины дает возможность по-иному взглянуть на так называемую сложную вину.

Как отмечает В.В. Лунеев, расхождения между направленностью желания (мотива) и различными объективными признаками, обстоятельствами и последствиями – постоянный спутник любого человеческого поведения, правомерного или противоправного, умышленного или неосторожного, предумышленного или ситуативного. Действие (бездействие), как правило, является «умышленным» (волевым) [89].



В составах преступлений с двойной (смешанной, сложной) виной, которую можно обнаружить в ряде статей УК РФ, как мы уже отмечали, никакой новой формы вины нет. Есть лишь неоднозначное соотношение мотива (цели) с наступившими последствиями, которые по-разному отражены в законе. Поэтому квалификация отношения субъекта к ним требует раздельного установления вины субъекта к различным действиям и последствиям, поскольку последние по-разному криминализированы. Только такой подход, который разрабатывался и ранее, соот­ветствует психологическим реалиям и принципу субъективного вменения.

В связи со сказанным трудно разделить позицию закона (ст. 27 УК РФ) о том, что виновность лица при двойной вине в целом следует оценивать по отношению к действию, т. е. как умышленную, поскольку такая позиция близка к оценочной формуле вины. Эта позиция высказывалась и ранее. В частности, М.Г. Угрехелидзе писал: «Если в результате умышленного совершения преступления лицо по неосторожности причинит иные общест­венно опасные последствия, с которыми закон связывает повышенную уголовную ответственность, то это преступление в целом признается со­вершенным умышленно»[90].

В литературе формулировалась и противоположная позиция, которая также неприемлема. Ф.С. Бражник, критикуя концепцию сложной вины, указывает, что «научная несостоятельность ее в том, что она придает самостоятельное правовое значение психическому отношению к отдельным признакам преступления, в то время как действие или бездейст­вие вне связи с последствием самостоятельного значения не имеет»[91]. Обе приведенные позиции могут быть в чем-то целесообразны, но не более того. Правда, их авторы, хотя и по разным основаниям, в конечном итоге приходят к пониманию раздельного установления каждой из форм вины, считая, что в деяниях с двойной виной есть два самостоятельных состава преступления. С этим нельзя не согласиться, но основания для такого под­хода шире, и они не правовые, а сущностные, психологические.

Вина всегда должна устанавливаться по отношению и к действиям, и к последствиям. Обратимся к неосторожным деяниям. Они возможны при умышленных действиях и неосторожных последствиях, при неосторожных действиях и неосторожных последствиях. Во всех этих случаях преступле­ния согласно ст. 27 УК РФ в целом будут неосторожными. Не учитывать этого важного момента в целях строгой реализации виновной ответственности нельзя. Иной подход будет противоречить психологии поведения и прин­ципу виновной ответственности. Стремление «договориться» определять форму вины того или иного сложного деяния, как это сделано в действую­щем законодательстве, только по действиям или только по последствиям –оценочно и не психологично. Практическая потребность в таком упроще­нии есть: от формы вины зависят многие вопросы уголовной ответственно­сти и наказания. Но это уже другие проблемы. Они могут решаться по раз­личным правилам сложения, но только не за счет принципа виновной от­ветственности.

Реальная основа для сочетания умысла и неосторожности в одном преступлении заложена в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов. Своеобразие состоит в том, что законодатель объединяет в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое – неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно новое преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей). При этом важно помнить, что каждая из образующих частей такого состава не утрачивает своего преступного характера и при раздельном существовании.

Таким образом, субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: умысел (прямой или косвенный) является субъективным признаком основного состава преступления, а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие, не образуя никакой новой формы вины.

Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из следующих двух типов.

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие, как правило, заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ) имеет объектом здоровье человека, но если оно сопряжено с неосторожным причинением смерти потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), то объектом этого неосторожного посягательства становится жизнь. Это, а также другие преступления подобной конструкции, например умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167 УК РФ), характеризуются умышленным причинением основного последствия и неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (например, смерть человека при незаконном производстве аборта, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава – ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 211 УК РФ) либо оцениваться с точки зрения тяжести (крупный ущерб, тяжкие последствия). В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

Особенность рассматриваемых преступлений состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершаемым действиям (бездействию) и наступающим последствиям в материальных составах преступлений, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны [92].

Подводя итог рассмотрению вопроса о преступлениях с двумя формами вины, можно сделать следующие выводы:

а) они характеризуются сочетанием двух различных форм вины, т.е. умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины);

б) эти формы вины устанавливаются по отношению к различным юридически значимым признакам общественно опасного деяния;

в) в преступлениях с двумя формами вины неосторожным может быть отношение только к квалифицирующим последствиям;

г) две формы вины могут существовать только в квалифицированных составах преступления;

д) преступления с двумя формами вины в целом, как это указано в законе, относятся к умышленным, что определяется умышленной формой вины в основном составе преступления.

Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для отграничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой – от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам. Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, причиненного умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как убийство. И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности. И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по ч. 4 ст. 111 УК РФ.





Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 685; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.021 с.) Главная | Обратная связь