Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Цель и мотив преступления и их уголовно-правовое значение



Согласно психологической теории вины каждое общественно опасное и противоправное действие или бездействие, совершенное вменяемым лицом, считается волевым и сознательным. При этом волевое и сознательное деяние мотивировано и целенаправленно, то есть совершается по определенному мотиву для достижения конкретной цели [93].

Именно эта психологическая суть объединяет все виды преступлений с различными формами и видами вины. В зависимости от последних меняется лишь сте­пень «охвата» наступивших последствий мотивацией и целеполаганием субъекта. И. Лекшас справедливо заметил: «Цель, которую виновный в конкретном случае сознательно преследовал, если рассматривать ее изоли­рованно, в большинстве случаев не является преступной»[94].

Рассмотрим пример и на его основе разберем соотношение цели и мотива. Выстрел из ружья может внести в окружающую среду множество последствий: причинение смерти и вреда здоровью различной тяжести, уничтожение или повреждение имущества, пожар, дезорганиза­цию общественного порядка, испуг присутствующих, задержание убегав­шего преступника и т. д. Одни из последствий могут быть прямо или кос­венно указаны в уголовном законе, а другие нет; среди них могут быть и общественно опасные. В перечне последствий, перечисленных в законе, одни для субъекта могут быть желательными, другие хотя и нежелательны­ми, но допустимыми, третьи — нежелательными, четвертые — не только нежелательными, но и непредвиденными и неожиданными. Поэтому даже в преступлениях, совершаемых по прямому умыслу, когда мотивация виновного «охватывала» собой все предусмотренные законом последствия, она не является всеобъемлющей. Из нее «выпадает» значительная часть реально наступивших, но непредвиденных и нежелательных последствий. При кос­венном умысле этих несоответствий больше, при легкомыслии – еще боль­ше, а при небрежности – вообще нет совпадений между мотивацией субъ­екта и образовавшимися последствиями [95].

Это позволяет сказать, что умышленные и неосторожные деяния различа­ются не наличием или отсутствием мотива и цели, а их разной соотнесенно­стью с преступными последствиями, разной степенью «охвата» имеющихся последствий желанием (мотивом, целью) виновного. Причем «ножницы» между мотивацией и последствиями обусловлены не психологическими особенностями поведения, а нормативными установлениями. В психологи­ческом плане может меняться лишь содержание мотивации, а не структура поведенческого акта.

При прямом умысле мотивом выстрела, причинившего смерть человеку, может быть кровная месть, при косвенном - желание избежать задержания, при самонадеянности — желание попугать окружающих, а при небрежно­сти - желание опробовать механизм спуска. И, как правило, мотивы, свой­ственные преступлениям, совершаемым с прямым умыслом, не могут быть мотивами деяний, совершаемых с косвенным умыслом или по неосторож­ности. По тому же мотиву кровной мести конкретному лицу нельзя со­вершить убийство с косвенным умыслом, а тем более неосторожно, но, реализуя эту месть в людном месте, можно по названным формам вины причинить смерть другим лицам и при этом не достигнуть желаемой це­ли. В то же время желание опробовать механизм спуска при заряженном ружье, приведшее к смерти, не может быть мотивом умышленного убий­ства.

Все сказанное свидетельствует о том, что между содержанием мотива (цели) и формами вины есть неполная корреляционная зависимость. Она давно была замечена и разработана[96]. Если содержание мотива (цели) пре­ступного поведения непосредственно или опосредованно (прямо или кос­венно) «охватывают» указанные в уголовном законе последствия, то это соответствует умышленному деянию, а если не «охватывают» - неосто­рожному. Степень этого «охвата» позволяет дифференцировать умысел на прямой и косвенный, а неосторожность - на легкомыслие и небреж­ность.

Уголовно-правовое значение мотивации и целеполагания фундаментально изучалось как составная часть субъективной стороны преступления в плане квалификации и разграничения преступлений, анализа обстоятельств, исключающих об­щественную опасность, стадий совершения преступления, соучастия, инди­видуализации уголовной ответственности и наказания и т. д. Поэтому не будем останавливаться на этих вопросах, рассмотрим лишь место мотива и цели в структуре субъективной стороны преступления. Дело в том, что, несмотря на многие убедительные доказательства общей значимости моти­ва и цели для понимания субъективной стороны преступления, в общест­венном сознании юристов они так и не вышли за прагматические пределы факультативных признаков субъективной стороны. В этом наглядно прояв­ляется ограниченность нормативистского подхода к проблеме субъектив­ной стороны преступления в целом.



Провозгласив психологическую теорию вины, уголовно-правовая наука в этом плане не порвала с нормативизмом, поскольку анализ вины до сих пор ведется исходя из норм закона, а не из психологических закономерно­стей преступного поведения, укладывающихся или не укладывающихся в рамки закона. Надо ли доказывать, что нормы закона о вине лишь отража­ют психологическую реальность, производны от нее и не всегда адекватны ей.

Факультативность мотивации при таком подходе обосновывается про­сто: в диспозициях абсолютного большинства статей УК нет указания на мотив и цель. Следовательно, они безразличны для квалификации этих деяний, а потому необязательны. Если следовать этой логике, то формы и виды вины - тоже не обязательные признаки, поскольку они еще реже упо­минались в диспозициях статей УК РСФСР 1960 г., чем мотивы и цели. Этот недостаток в УК РФ 1996 г. определенным образом преодолевается.

Конечно, указать в диспозициях статей конкретные мотивы или цели преступлений практически невозможно, да и не нужно. Они (как любые другие признаки - формы и виды вины, способы совершения преступления, другие квалифицирующие обстоятельства) вводятся в диспозиции статей только тогда, когда необходимо ограничить уголовную ответственность за то или иное деяние, мотивированное только указанным побуждением. Од­нако в любом случае факт упоминания или неупоминания мотивов и целей в диспозициях статей - аргумент формальный и слабый. Проблема мотива­ции в субъективной стороне преступления намного глубже практических вопросов квалификации отдельных деяний.

В широком плане мотивация преступного поведения может быть опре­делена как внутренний субъективный стержень (процесс) преступления, который включает в себя актуализацию потребности, формирование кон­кретного мотива, опредмечивание мотива в цели, выбор путей достижения цели, предвидение и прогнозирование возможных последствий, принятие решения действовать, контроль и коррекция совершаемых действий на основе действующего мотива и другие моменты [97]. В этом сложном и цело­стном состоянии мотивация выполняет ряд уникальных функций:

- формируясь во взаимодействии личности с социальной средой, в форме субъективного желания отражает всю совокупность обстоятельств, обусловливающих совершение преступления (отражательная функция);

- «толкает» субъект к активности (побудительная функция);

- придает этой активности личностную значимость (смыслообразующая
функция);

- направляет действия субъекта в соответствии с актуальным желанием
(регулятивная функция);

- выступает в качестве эталонной составляющей в процессе соотнесения
субъектом желаемых и достигнутых результатов своих действий (контро­лирующая функция)[98].

Само собой разумеется, что эти функции выполнимы при включенности всех свойств и процессов личности - эмоциональных, волевых и интеллек­туальных.

Известно, что уголовное право не оперирует понятием «мотивация», а употребляет лишь термины: «мотив», «побуждение», «цель». Это сужает мотивацию, хотя и до основополагающих, но единичных элементов. Мотив (побуждение) и цель – главные составляющие мотивации и, как полагал Н. С. Таганцев, составляющие коррелятивные[99]. Остальные элементы дост­раивают мотивацию в процессе их практической реализации. Но уголовное право использует и другие элементы мотивации (выбор субъектом путей и способов достижения цели, предвидение своих действий и последствий, контроль за их достижением через институты оконченного преступления, покушения, добровольного отказа от совершения преступления, эксцесса исполнителя и т. п.), которые опредмечивают исходное побуждение и пре­вращают его из внутреннего хотения в действенный стимул поведения и реальные результаты преступления.

Итак, если мотивация действительно представляет собой внутрен­нюю суть человеческого (в том числе и преступного) поведения, то ни сознание общественной опас­ности и противоправности своего действия (бездействия), ни предвидение их общественно опасных последствий, ни желание и нежелание (созна­тельное допущение, самонадеянный расчет на предотвращение и т. д.) на­ступления этих последствий не могут быть поняты вне этой психологиче­ской сути. Только исследуя действительное хотение субъекта, можно по­нять его фактическое отношение к своим действиям и их возможным по­следствиям, т. е. установить его реальную вину, не нарушая принципа субъ­ективного вменения.

 

В последние годы проблемам мотивов преступного поведения были посвящены ряд кандидатских диссертаций[100]. Несмотря на то, что эти работы внесли определенный вклад в развитие учения о мотиве преступления, они не смогли однозначно ответить на все поставленные вопросы и решить существующие проблемы.

В настоящее время на законодательном и правоприменительном уровне допускается смешение мотива и цели преступления, на уровне теории права не решен до конца вопрос о соотношении понятий «мотив поведения» и «мотив преступления», нет четкой классификации функций преступных мотивов и их видов, не выработано критериев определения юридически значимых мотивов преступного деяния для квалификации преступления, для назначения наказания и иных мер уголовно-правового характера, освобождения от уголовной ответственности и дальнейшего отбывания наказания. Не все мотивы получили соответствующую оценку в уголовном законе.

Мотив преступления производен от мотива поведения, который может быть непреступным (общим) и преступным. Мотив поведения, объективизируясь в виде деяния, запрещенного УК РФ, становится мотивом преступления.

Мотив преступления представляет собой психолого-правовую категорию, имеющую юридическое значение для всех преступлений. Психологический аспект мотива преступления характеризует содержание умысла (образуется как от преступного, так и непреступного мотива) или неосторожности (образуется от непреступного мотива); юридический - наполняет субъективную сторону состава преступления, имеет составообразующее значение и влияет на назначение и исполнение уголовного наказания.

Классификация функций мотива преступления:

а) составообразующая функция (образует основной, квалифицированный либо привилегированный состав преступления);

б) функция, влияющая на назначение уголовных наказаний (образует обстоятельства, отягчающие и смягчающие наказание, а также исключительно смягчающие обстоятельства, позволяющие применить положения ст. 64 УК РФ);

в) функция, влияющая на исполнение уголовных наказаний (позволяет дифференцировать и индивидуализировать процесс исполнения уголовного наказания за счет классификации осужденных для обоснования системы воздействия на них, выработки критериев оценки конечного результата деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы, прогнозирования поведения осужденных в период отбывания наказания и после освобождения).

Мотив – первичная, универсальная психолого-правовая категория по отношению к цели, побуждениям, заинтересованности и иным побудительным началам, которые представляют собой направление деятельности человека и без мотива возникнуть не могут. В целях устранения противоречий при юридической оценке побудительной функции преступного поведения предлагается использовать единый термин «мотив».

Мотив – это, прежде всего, категория психологическая и впоследствии перенесенная в область уголовно-правовых отношений. С психологической точки зрения мотивы преступлений существенным образом отличаются от чувств, влечений, желаний, интересов, эмоций, психических состояний, стимулов, формулировок и представляют собой устойчивое, длительное по времени побуждение к действиям. С уголовно-правовой точки зрения мотив преступления произволен от мотива правомерного поведения и выступает как юридически значимый признак субъективной стороны преступления, имеющий своим содержанием побуждение лица к достижению конкретного результата, обусловленного определенными потребностями и вызывающего у него решимость совершить преступление.

Мотив преступления обладает следующими основными свойствами (признаками):

1) мотив носит волевой и осознанный характер;

2) в основе мотива чаще всего лежит система потребностей человека (как искаженных, так и нормальных), среди которых наблюдается явное преобладание естественных и материальных над духовными;

3) мотив носит субъективно-объективный характер, так как пребывает в постоянном развитии, изменении и преобразовании под влиянием как внутренних, так и внешних факторов.

Такая система признаков, характеризующих мотив преступного поведения, позволяет рассматривать его как психолого-правовую категорию: а) психологическую категорию, образующую содержание вины как внутреннего психологического отношения человека к своему поведению; б) уголовно-правовую категорию, наполняющую своим содержанием признаки субъективной стороны преступления.

Мотив поведения человека может быть непреступным (корысть, личная заинтересованность, желание достичь результата в кратчайшие сроки и т. д.) и преступным (хулиганский мотив, желание совершить преступление ради преступления и пр.). Эти мотивы поведения, объективизируясь в виде деяния, запрещенного УК РФ, становятся мотивом преступления.

Мотив и цель выступают юридически значимыми критериями для выделения отдельных групп конкретных составов преступлений, входя в них в качестве обязательных, квалифицирующих, привилегированных признаков, либо для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, выступая в качестве отягчающего или смягчающего обстоятельства.

Мотив выступает первичной категорией по отношению к цели и иным побудительным началам, которые представляют собой направление деятельности человека и без мотива возникнуть не могут. Мотив, наполняя содержанием цель преступного поведения, определяет форму его вины, которая без мотива теряет свою предметность. Имеющиеся в судебной практике и в теории уголовного права случаи отождествления мотива преступления с его целью вытекают из небрежного отношения законодателя к этим понятиям. Для устранения подобных разногласий при законодательном описании побудительной функции преступного деяния предлагается использовать единый термин «мотив».

Уголовно-правовое значение мотива как признака субъективной стороны состава преступления выражается в том, что он:

1) образует:

- основной состав преступления;

- квалифицированный состав преступления;

- привилегированный состав преступления;

- смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства;

2) детерминирует исключительные смягчающие обстоятельства, позволяющие назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом;

3) позволяет дифференцировать и индивидуализировать процесс исполнения уголовного наказания за счет классификации осужденных для обоснования системы воздействия на них, выработки критериев оценки конечного результата деятельности органов уголовно-исполнительной системы, прогнозирования поведения осужденных в период отбывания наказания и после освобождения.

Особо следует подчеркнуть, что мотив преступления не всегда включается законодателем в признаки его состава, хотя мотивация любого поведения всегда присутствует. На уровне закона происходит деление мотивов на юридически значимые для квалификации преступления и иные мотивы, которые приобретают правовой смысл при дальнейшей реализации уголовного закона (назначение наказания, иных мер уголовно-правового характера, освобождение от уголовной ответственности и наказания и др.).

Таким образом, мотив преступления рассматривается как психолого-правовая категория, имеющая юридическое значение для всех преступлений. При этом психологический аспект мотива преступления характеризует содержание умысла, который возникает как от преступного, так и непреступного мотива или неосторожности, которая всегда образуется только от непреступного мотива. Юридический аспект наполняет субъективную сторону состава преступления, влияет на квалификацию преступления, назначение и исполнение уголовного наказания.

Исходя из алгоритма формирования субъективной стороны преступления, определения мотива поведения, формирующего мотив преступления (уровни мотива деяния), выделяются непреступный (общий) мотив и преступный мотив, которые также рассматриваются как самостоятельные виды мотива преступления.

Рассматривая мотив преступления как правовую категорию, которая наполняет субъективную сторону состава преступления, имеет составообразующее значение и влияет на назначение и исполнение уголовного наказания (значение мотива как признака субъективной стороны состава преступления), осуществляется классификация функций мотива преступления.

Выделяются следующие функции мотива: а) составообразующая функция (образует основной, квалифицированный либо привилегированный состав преступления); б) функция, влияющая на назначение уголовных наказаний (образует обстоятельства, отягчающие и смягчающие наказание, а также исключительно смягчающие обстоятельства, позволяющие применить положения ст. 64 УК РФ); в) функция, влияющая на исполнение уголовных наказаний (позволяет дифференцировать и индивидуализировать процесс исполнения уголовного наказания за счет классификации осужденных для обоснования системы воздействия на них, выработки критериев оценки конечного результата деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы, прогнозирования поведения осужденных в период отбывания наказания и после освобождения).

С учетом существующего опыта законодательного регулирования признаков субъективной стороны состава преступления, анализа отечественных теоретических разработок в этой сфере и практики применения УК РФ следует отметить, что мотив является первичной категорией по отношению к цели, побуждению, заинтересованности и иным побудительным началам.

Мотив выполняет в уголовном праве функции, имеющие свои особенности при конструкции положений уголовного закона. Мотив преступления как конститутивный признак является необходимым условием для наступления уголовной ответственности.

Безусловно, что по степени общественной опасности все преступления отличаются друг от друга и обладают индивидуальными признаками. Одним из таких признаков является мотив преступления как фактор, влияющий на общественную опасность деяния и характеризующий личность виновного. Первоначальным значением мотива следует признать то, что он, как субъективный фактор, влияет на общественную опасность содеянного. Таким образом, выражая конкретную степень отрицательного отношения личности к общественным интересам, мотив характеризует меру общественной опасности преступления.

Для обозначения мотива преступления законодатель использует различные технико-юридические приемы. Так, в уголовном законе мотивы преступного поведения в ряде случаев не имеют прямого формулирования, а их наличие подразумевается. Большей частью для обозначения понятия «мотив» законодатель использует другие выражения, такие как «побуждение», «корыстная заинтересованность», «личные интересы» и др. Этимологически все эти термины имеют разное значение, но используются законодателем с учетом устоявшейся юридической техники для обозначения основного побудительного начала преступного поведения человека. Таким образом, законодатель, формулируя нормы уголовного закона с использованием термина «побуждение», обозначает именно мотив преступления, который в таком разрезе выполняет составообразующую функцию и непосредственно влияет на квалификацию преступления.

Мотив преступления также выступает неотъемлемым элементом общественной опасности вне зависимости от конструкции состава преступления. Мотив – это фактор, влияющий на общественную опасность деяния, а если точнее, то участвующий в формировании общественной опасности преступления, имеющий ценностную направленность и характеризующий личность виновного.

Итак, мотив - первичная, универсальная психолого-правовая категория по отношению к любым побудительным началам, которые представляют собой направление деятельности человека и без мотива возникнуть не могут. В целях устранения законодательных разногласий при описании побудительной функции преступного деяния в УК РФ во всех составах, где такие начала являются обязательным признаком субъективной стороны, предлагается использовать единый термин «мотив».

На стадии осуществления правосудия, назначая наказание, суд учитывает все то, что позволяет его индивидуализировать, при этом проводимая оценка правоприменителем совершенного деяния и лица, его совершившего, направлена на достижение целей наказания с условием их сочетания, а также с учетом всех обстоятельств совершенного преступления и личности виновного.

Наиболее значимым здесь является то, что мотив преступления является необходимым компонентом в обеспечении индивидуализации наказания на основе норм не только Особенной, но Общей части УК РФ. Это становится возможным, когда мотив преступления должен учитываться правоприменителем непосредственно при определении конкретной меры уголовно-правового воздействия, выступая смягчающим или отягчающим наказание обстоятельством.

Следует отметить, что в уголовном праве используются два понятия, относящиеся к личности правонарушителя: субъект преступления (физическое вменяемое лицо, достигшее определенного возраста) и личность преступника. Второе понятие необходимо для индивидуализации наказания: для того чтобы конкретизировать меру ответственности за совершенное преступление, необходимо более полное изучение личности, позволяющее определить степень ее общественной опасности.

Однако эти положения закона нельзя представлять абстрактно, изолированно от совершенного преступления, вне связи с ним. Суд, учитывая образ жизни и поведение преступника в прошлом, его характеристику, которые помогают выяснить, что привело данное лицо на путь преступления, а также то, как проявило себя данное лицо в преступном деянии и каковы были мотивы преступления, определяет на основе этого меру наказания, соответствующую степени виновности лица и тяжести совершенного преступления. Именно мотивы выражают наиболее важные черты и свойства, потребности и стремления личности. Поэтому обоснованно утверждение, что каковы мотивы, такова и личность, и наоборот.

Таким образом, система уголовного права, связывающая меры уголовно-правового воздействия с объективной тяжестью учиненного деяния, имеет свой механизм воздействия, позволяющий индивидуализировать наказание в соответствии с характером психического облика виновного. Это достигается, в частности, наличием в уголовном законе перечня смягчающих и отягчающих обстоятельств, учета судом при назначении наказания мотивов совершения преступления, прошлого преступника и его личных особенностей. В этом проявляется еще одна функция мотива преступления (образует обстоятельства, отягчающие и смягчающие наказание, а также исключительно смягчающие обстоятельства, позволяющие применить положения ст. 64 УК РФ).

 

 





Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 705; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.021 с.) Главная | Обратная связь