Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


вне угрозы столкновения с противником (наземным)



 

В предвидении вступления в бой – марш, когда предстоит развертывание в предбоевые и боевые порядки, чтобы атаковать противника или занять оборону по указанному рубежу. (Конечно, может быть и случай, что подразделение развернулось, а противника в указанном пункте не оказалось – он отошел или неверно доложила разведка. Развертывание было преждевременным.)

Вне угрозы столкновения с наземным противником – фактически только в мирное время. Всегда есть опасность засад диверсионных групп или иррегулярных вооруженных формирования (партизан).

 

Дистанции между машинами в колонне – 25-50 м. В условиях применения противником высокоточного оружия, авиации, а также в гололед – до 100-150 м.

Средняя скорость движения колонны всегда меньше чем скорость даже самого тихоходного транспортного средства. Например, одиночный автомобиль может ехать по дороге со скоростью 70 км/ч, а автоколонна только – 30-35 км/ч, одиночная БМП или танк по дороге или колонному пути – 40-50 км/ч, а гусеничная или смешанная (т.е. гусеничная и автомобильная) колонна – только 20-25 км/ч. Скорость марша пешего подразделения – 5-6 км/ч, подразделения на лыжах – 6-7 км/ч.

Величина суточного перехода для колесной техники – до 300 км, для гусеничной и смешанной – 200-250 км, для пешего подразделения – до 30 км.

Конечно, в сложных условиях местности и погоды (в горах, в распутицу, в проливной дождь, в метель) и средние скорости, и расстояния существенно снижаются.

 

В общем виде марш батальона имеет следующие пункты:

 

(**вставь рисунок!)

 

Исходный район – район расположения батальона перед маршем

Исходный рубеж – рубеж, от которого колонны подразделений (рот, отдельных взводов) встраиваются в общую колонну батальона (строго по порядку, каждое на свое место!).

Первый привал

Второй привал

 

 

Если в ходе марша в машине возникла поломка или неисправность, машина останавливается и ремонтируется или своими силами, или силами технического замыкания колонны, если быстрый ремонт невозможен – берется тягачом на буксир. В любом случае, она идет в хвосте колонны. Во избежание беспорядка, обгон колонн в движении (даже для занятия своего места) запрещен.

 

Походное охранение.

 

На марше в любом случае организуются разведка и походное охранение. Оно должно соответствовать условиям обстановки и возможностям подразделений. Фактически, выделенные вперед подразделения ведут и разведку, и охранение.

 

Если этого не сделать, батальон может вступить в бой внезапно, не готовым. Чем уязвима колонна?

1.Она едет по узкой дороге. При атаке «в лоб» она сможет задействовать только несколько огневых средств, едущих первыми.

2.При минировании дороге, завале, препятствии или просто сильном заградительном огне колонна не сможет продолжать движение по дороге. Либо она будет стоять – и будет уничтожена. Либо попытается разъезжаться в стороны, развертываться в боевой порядок, но для этого у нее будет мало времени, неудобная местность и вступать в бой она будет по частям.

3.Хуже всего оказывается внезапная атака противника во фланг – при этом колонна вся «как на ладони», танки и БМП (БТР) подставляют не лоб, а широкий и слабо бронированный борт. За то время, пока техника в колонне совершит маневр на 90 градусов или хотя бы повернет башни в сторону нападающего, она понесет огромные потери а личный состав, очень возможно, будет деморализован.

4.Хотя каждая машина или хотя бы каждый взвод должны вести круговое наблюдение (например, головной танк – вправо по маршруту, следующий – влево, замыкающий – задняя полусфера, каждому по 120 градусов), но держать постоянно высокую бдительность у всего личного состава невозможно, во время утомительного, часто однообразного марша она будет снижаться. И колонну могут застать врасплох – огонь из засады или атака с фланга будут неожиданными.

 

Поэтому необходимо иметь и периодически сменять походное охранение.

 

Как это организуется?

От батальона вперед выделяется головная походная застава (ГПЗ). Ее задача – вести разведку перед маршрутом движения, и в случае обнаружения противника – немедленно доложить об этом командиру батальона (обычно, по радио, но можно предусмотреть и другие способы, например, сигнальными ракетами, если удаление позволит их увидеть). Далее действовать по указанию командира (ждать главных сил, атаковать, если есть преимущество, отойти назад, к главным силам, начать обход обнаруженных сил противника – вариантов множество). Если же противник наносит удар – развернуться, занять оборону и сдерживать противника, даже ценой больших потерь, до тех пор, пока главные силы батальона не развернутся в предбоевой, а затем в боевой порядок (для обороны или наступления). Иначе противник сомнет не готовую к бою колонну главных сил.

 

Головная походная застава может быть численностью рота или усиленный взвод (например, от усиленного (танковой ротой) мотострелкового батальона может выделяться 2 мср или только 1 мсв 2 мср, усиленный 1-2 танками).

 

Примечание: когда мы пишем 2 мср 1 мсб – это значит НЕ «две роты из одного батальона», а «2-я мотострелковая рота 1-го мотострелкового батальона». Если же мы хотим указать количество – пишем так: «мср, тв – 2, гв (без го), оо - 2» (мотострелковая рота, два танковых взвода, гранатометный взвод (без одного отделения), два огнеметных отделения»).

 

Напоминаем, что численность и состав ГПЗ командир выбирает, исходя из обстановки, местности, своих наличных сил, сведений о противнике, исходя из указаний вышестоящего командира и других факторов.

Уставом определено различное удаление ГПЗ от колонны главных сил. Если ГПЗ в составе роты, то – до 15* км, если же в составе усиленного взвода – только 5-7 км, ведь командир предусматривает и то, что ГПЗ будет прикрывать развертывание главных сил, так и то, что главные силы должны успеть выручить ГПЗ, пока противник не успел ее разгромить. Поэтому ГПЗ слабее – расстояние меньше.

Однако что рота, что усиленный взвод – тоже крупное подразделение. С задачей охранения оно справится, а вот для разведки – неудобно. Разведку легче вести маленькой, мобильной группой. Задача разведчиков не сражаться, задача разведчиков – увидеть противника и быстро отойти, предупредив своих. Желательно, незаметно для противника.

Поэтому из состава ГПЗ выделяется разведывательный дозор – РД или дозорное отделение (ДО), от танкового подразделения – дозорный танк. Если ГПЗ в составе роты, то РД, а если ГПЗ – взвод, то ДО (или танк). При этом РД может двигаться перед ГПЗ на удалении 2-3* км, а дозорное отделение (танк) – только на расстоянии прямой видимости (а желательно, и поддержки огнем).

Почему? Расчет несложен. Если противник подобьет единственный танк или БМП (БТР), разведчики могут все погибнуть, не успев сообщить, где противник, сколько его (например, при подрыве на фугасе даже выжившие будут контужены, либо люди останутся живы и боеспособны, но будет разбита единственная в машине радиостанция). Бессмысленно погибнуть, не выполнив своей главной задачи. А если в РД взвод, то противник не успеет подбить всех, и они успеют предупредить ГПЗ об опасности.

 

Кроме того, как видно из картинки, перед колонной главных сил следует головной дозор (ГД) – обычно тоже отделение или взвод. Поскольку за то время, пока ГПЗ проедет свои 10-15 км, отделяющих ее от главных сил, обстановка может измениться – например, противник выставит засаду.

А сзади колонну обычно прикрывает тыльная походная застава, на удалении до 5 км от главных сил. Если мы движемся по направлению к противнику, она обычно в составе не более взвода, но если мы отходим и ожидаем нападения с тыла, то она, наоборот, намного сильнее БПЗ, ведь ее цель – прикрыть отход главных сил, не дать разгромить их на марше.

 

Естественно, что внезапное нападение возможно не только спереди, но и с флангов. Опасность нападения с фланга выше мы уже осознали. Поэтому часто выделяются боковые походные заставы (БПЗ).

Здесь мы подходим к очень тонкому вопросу, касающемуся характера боевых действий.

По опыту локальных войн во Вьетнаме, Афганистане и Чечне ясно видно, что ГПЗ и ГД своих задач не выполняют – обнаружить засаду, едя по дороге, они не могут, а партизаны (боевики) просто пропускают их, а удар обращают на неготовую к бою колонну главных сил, и или уничтожают ее, или наносят потери и быстро отходят. Поэтому в этих условиях БПЗ необходимы – двигаясь по сторонам вдоль маршрута, иногда спешиваясь, взаимодействуя с воздушным прикрытием (вертолетными парами), они способны или обнаружить засаду, или вынудить боевиков атаковать раньше времени.

Но у БПЗ есть и существенный минус – если ГПЗ и ТПЗ едут по той же дороге, что и главные сил.

Вообще, надо сказать, за исключением степей и ровных пустынь, где можно проехать почти везде (и где боевые действия сравнивают с морскими сражениями), ВОЙНА БОЛЬШЕЙ ЧАСТЬЮ ВЕДЕТСЯ ВДОЛЬ ДОРОГ. Только «оседлав» какую-либо стратегическую дорогу, можно перебрасывать по ней войска и предметы снабжения для них (боеприпасы, горючее, продовольствие, медикаменты и прочее, в огромных количествах). Окружающая местность, как правило, плохо проходима – овраги, перелески, болотины, реки, строения и множество других препятствий. А если проехать и можно, то скорость движения существенно замедляется. А кроме того, любая дорога – это еще и неплохой линейный ориентир. Едь за впереди идущим, а на перекрестках заботливый командир выставит регулировщика или хотя бы стрелу-указатель с кодированным наименованием подразделения. «Базальт-89 – туда». Если же крупное подразделение вести по пересеченной местности, то его легко «растерять». Гусеничная техника, правда, оставляет за собой хорошо видимые следы, безжалостно раздирая почву и дерн. Но если до нас по разным маршрутам проехало несколько подразделений – уже не разобраться. А еще (особенно когда земля сырая, мягкая) множество танков и БМП, проезжая по одному колонному пути (так называется та «дорога», которую они сами себе проторили), делают очень глубокие колеи, следующие танки и БМП начинаются «садиться на брюхо», и колонный путь надо смещать куда-то в сторону.

В принципе, сегодня с поддержкой навигационных систем GPS или «Глонасс» (если он будет полностью развернут), где у каждого командира танка (БМП) на тактическом планшете отображается электронная карта местности и метки всех машин, подразделения могли бы наконец «оторваться» от дорог. По крайней мере, чаще ездить не по дорогам в непосредственной близости от противника.

Зачем? Да в первую очередь, чтобы выходить на противника там, где он их не ждет. А вдоль дорог он свою очаговую оборону строит обязательно, закладывает в дорогу мины и фугасы, организует по участкам дороги сосредоточенный огонь артиллерии, выставляет засады.

Пусть ехать немного медленнее, зато наносить удар там, где не ждут – а это значит очень много.

 

Правда, опыт кампании США в Ираке в 2003 г. показал, что и с тем оборудованием, что было в Армии и Корпусе морской пехоты США, большая часть подразделений стандартно продвигалась по дорогам, а при встрече с обороной иракцев – останавливалось, вызывая поддержку с воздуха. Связано это и с консервативностью командиров, нежеланием рисковать, и с общим характером кампании, рассчитанной на деморализацию личного состава и предательство командного состава иракских войск. Зачем совершать рискованные операции, теряя людей, если враг и так скоро дрогнет, поскольку его предадут собственные генералы?

 

Важно другое – в любом случае, дороги (коммуникации) жизненно важны для маневрирования войсками и их снабжения. Даже без GPS, на уровне середины – конца ХХ в. (Вторая мировая война, войны во Вьетнаме, Афганистане, Чечне) стало ясно – есть два варианта совершения марша.

ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ. По Вьетнаму, Афганистану и Чечне классический вариант – кроме ГПЗ с саперным подразделением по дороге, колонна часто выставляет БПЗ. БПЗ идут по параллельным дорогам, по пересеченной местности, часто спешиваясь на наиболее опасных участках, при этом по команде командира или самостоятельно танки, БМП, гранатометчики могут обстреливать не только обнаруженные засады, но и места, выгодные для засад. Часто потом в таких местах находят убитых боевиков, которые ничем себя не выдали – просто место их засады было слишком очевидно, чтобы не проверить. С воздуха колонну прикрывают вертолеты, а в колонне обязательно едет авианаводчик, а если дотягивается своя артиллерия с блокпостов – то и арткорректировщик.

ЗАПОМНИТЕ! Этот вариант характерен для партизанской / противопартизанской войны. В этом случае партизанам неплохо известны маршруты передвижения войск, обычно война ведется партизанами на небольшой территории, поэтому у них есть время на выдвижения к месту засады и ее организации. А это время необходимо. И войска, и их тылы тоже медленно, тщательно проверяя местность, проходят по своим маршрутам.

ВТОРОЙ ВАРИАНТ. По опыту Второй мировой войны, войн на Ближнем Востоке, а также отдельных случаев войн во Вьетнаме и Чечне, есть и другой вариант. В этом случае полностью моторизованные, компактные группировки войск передвигаются вне дорог, или по второстепенным дорогам. Они передвигаются очень быстро, в походных порядках. Иногда в этих же порядках проходят через бреши или прорывают слабую оборону противника, и уходят в его незащищенный тыл. В этом случае боковое охранение (кроме степных и равнинных пустынь) минимально, ибо оно очень тормозит движение колонны (т.к. двигается вне дороги, заведомо медленнее).

Казалось бы, 1-2 фугаса на дороге и засада рядом – и этот стремительный бег споткнется. Но для этого нужно угадать, где пойдет эта колонна, и главное – успеть выдвинуть туда подразделение, назначенное в засаду. Успеть заложить фугас или хотя бы направленную противотанковую мину[2].

Хорошо управляемое по радио, такое маневренное подразделение (по опыту Второй мировой войны – даже соединение от бригады до нескольких дивизий), оно постоянно опережает противника менее маневренного, а главное – с хуже организованной связью и менее быстрым в принятии решений командованием. Засады выйдут на позиции уже после прохода колонны.

 

Этот опыт подтвердился даже в Чечне, пока война там не приняла явно выраженный партизанский / противопартизанский характер. Например, осенью 1994 г. 8-й гвардейский армейский корпус (фактически, усиленная дивизия) выслал группы разведки на один маршрут движения, а сам – в режиме радиомолчания, с минимальным охранением, выдвинулся совсем по другому маршруту. Боевики Дудаева подготовили засады по маршруту ***, а корпус за ** суток прошел по маршруту *** и неожиданно для противника навис над Грозным с севера. Опасный маршрут прошел с минимальными потерями.

 

Итог нашего рассуждения: постановка задач подразделению, построение походного порядка и охранения зависят от типа боевых действий

1.Локальная война: ведется на небольшой территории, со стороны противника действуют партизаны и/или спецподразделения (в т.ч. и в конфликте с Грузией в 2008 г.). Часто – сложная местность (горы, лесные массивы). Тогда противнику легко ставить засады, сложно от них уклониться, и поэтому колонне приходится двигаться медленно и осторожно.

2.Региональная или еще более крупная война. Ведется на значительной территории, оба противника обладают общевойсковыми подразделениями, авиацией. Если двигаться медленно и осторожно – противник будет всегда опережать. В засады, может, и не попадем – но его соединения всегда будут первыми занимать выгодные участки местности, бить нас с численным перевесом, громить по частям. Поэтому в таких войнах засады также возможны и опасны, но часто приходится идти на риск, пытаться ввести противника в заблуждение (в т.ч. обманные действия) и прорваться колонной на максимальной скорости, с минимальным охранением.

Любая война есть некое сочетание указанных выше вариантов.

 

Конечно, и в этом случае риск засад можно снизить:

1.Назначать дежурных наблюдателей на каждой БМП (танке), четко распределить между ними сектора наблюдения, периодически сменять их, чтобы не притупилось внимание.

2.Отработать до автоматизма действия каждого при попадании колонны в засаду, в т.ч. быстрая постановка дымовой завесы (у каждого бойца или у дежурных бойцов – дымошашки, термодымовая аппаратура (ТДА) танков и БМП и система «Туча» - исправны). Стволы танков и бронемашин разворачиваются «елочкой».

3.На танках – активная броня, на БТР, БМП и автомобилях – противокумулятивные экраны и/или мешки с песком. На грузовых автомобилях для перевозки личного состава нет тентов, зато борта усилены мешками с землей (песком) – чтобы с автомобиля можно было быстро выпрыгнуть.

4.На случай нападения с фланга танков и пехоты противника – быстрый разворот машин вправо (влево) и атака получившимся развернутым строем. А для этого опять же – заранее отработать много раз, и четкие условные сигналы для маневра.

5.Эффективное взаимодействие с дежурящей в воздухе авиацией и развернутой на временных позициях артиллерией.

6.Сами думайте.

 

 


[1] Используя внезапность, скорость и огневое подавление, возможен прорыв узким фронтом – «клином» с выходом в тыл слабо эшелонированной обороны противника. Но и в этом случае производятся некоторые перестроения.

[2] Типа ТМ-83, по действию напоминающую противотанковый гранатомет с датчиком движения или управляемый дистанционно. Ее можно БЫСТРО установить сбоку от дороги и она сама, или по проводам, безопасно для оператора, подобьет в борт головную машину колонны. Поражающий элемент («ударное ядро») летит очень быстро, и увернуться танку практически невозможно.







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 225; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.006 с.) Главная | Обратная связь