Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Лексика активного и пассивного залогов.




По частотности разграничивают активную и пассивную лексику.

 

К активной лексике относятся слова, часто используемые носителями языка. Значение этих слов понятно всем носителям русского языка. Например: земля, учиться, ходить, красный, быстро, лишь, восемь.

 

К пассивной лексике относятся устаревшие и новые слова.

Устаревшая лексика представлена историзмами и архаизмами.

Историзмы – устаревшие слова, являющиеся названиями не существующих в настоящее время реалий, объектов действительности.

Историзмы обозначают предметы, явления, вышедшие из современной жизни. Например: бестужевка – студентка высшего учебного заведения для женщин, учреждённого в Петербурге в 1878 г.; волосник – повязка на волосы, обвитая вокруг головы, которую надевали женщины под платок или под кокошник.

Архаизмы (от др.-греч. archaios – первоначальный, древний, старинный, устарелый, старый, прежний) – устаревшие слова, вышедшие из активного употребления и имеющие синонимы, которые употребляются в современном русском языке.

К архаизмам относятся слова, которые устарели как целостный звуковой комплекс. Например: отроковица – девочка-подросток, рамена – плечи.

 

По критерию «период использования» устаревшим словам (архаизмам и историзмам) противопоставлены новые слова (неологизмы).

Неологизмы (греч. neos – новый + logos – понятие, слово) – новые слова, в которых свойство новизны распространяется в равной степени на звуковой комплекс и на лексическое значение, а также слова, в семантической структуре которых появляются новые значения.

Слово остаётся неологизмом до тех пор, пока оно сохраняет свойство новизны. Таким образом, принадлежность слова к категории неологизмов – его временное состояние в системе языка. С утратой новизны слово может переходить в активный словарный фонд, впоследствии может стать архаизмом или историзмом, а потом совершенно выйти из употребления. Так, например, после революции 1917 г. появляется множество новых реалий, нашедших отражение в новых словах: нарком, чекист, красноармеец, коллективизация, раскулачить и т.п. В современном русском языке многие слова той эпохи считаются историзмами.

Свойство новизны может быстро утрачиваться словом, так как новая реалия в короткий срок получает широкое применение. К таким словам, например, относится «космическая» лексика, появившаяся в русском языке в 60–70-е гг. ХХ в.: космодром, космонавт, приземлиться.

Неологизмы:

1)языковые

собственно лексические

семантические

2)индивидуально-авторские

потенциализмы

окказионализмы

Окказионализмы (от лат. occasio – случай) – неологизмы, созданные по нестандартным моделям; они являются индивидуальными словами, используемыми только в данном контексте. Например: Плясал на Дону ветер, гриватил волны (М. Шолохов).

 

 

28. Литературный язык с точки зрения происхождения. (заимствования, кальки, словообразования)

Русский язык по сходству корней, аффиксов, слов, фонетических, грамматических и других языковых особенностей входит в современную славянскую семью языков, которая распадается на три группы: восточнославянскую (украинский, белорусский, русский языки), западнославянскую (современные чешский, словацкий, польский, кашубский, серболужицкий и мертвый полабский языки), южнославянскую (современные болгарский, македонский, сербско-хорватский, словенский языки, а также мертвый старославянский язык, который включается в эту группу условно, так как в нем есть черты групп других языков).

Подобная классификация славянских языков основывается на общности их происхождения и исторического развития. Современные славянские языки уходят корнями в то далекое прошлое, когда их объединяла этническая и языковая общность. К этому периоду (примерно до VII в. н.э.) относится существование единого общеславянского (или праславянского) языка, который, в свою очередь, восходит к еще более раннему по времени функционирования единому индоевропейскому праязыку, породившему современную индоевропейскую семью языков с многочисленными группами и подгруппами.

Исконная лексика русского языка.В соответствии с относительно установленной хронологией развития словарного состава русского языка в нем выделяют несколько ярусов исконной лексики: индоевропейский, общеславянский, восточнославянский (или древнерусский), собственно русский. Индоевропейскими называются слова, которые после распада индоевропейской этнической общности (конец эпохи неолита) были унаследованы древними языками этой языковой семьи, в том числе и общеславянским языком. Так, общими для многих индоевропейских языков будут некоторые термины родства: мать, брат, дочь; названия животных, продуктов питания: овца, бык, волк, мясо, кость и т.д.

Общеславянскими (или праславянскими) называются слова, унаследованные древнерусским языком из языка славянских племен. Например, общеславянскими в русской лексике являются наименования, связанные с растительным миром: дуб, липа, ель, сосна, клен, ясень, рябина, черемуха, лес, бор, дерево, лист, ветвь, ветка, кора, сук, корень; названия культурных растений: просо, ячмень, овес, пшеница, горох, мак; названия трудовых процессов и орудий труда: ткать, ковать, сечь, мотыга, челнок; названия жилища и его частей: дом, сени, пол, кров; названия домашних и лесных птиц: курица, петух, гусь, соловей, скворец, ворона, воробей; названия продуктов питания: квас, кисель, сыр, сало и т.д.

Восточнославянскими (или древнерусскими) называются слова, которые, начиная с VI – VII вв. возникали в языке восточных славян (предков современных русских, украинцев, белорусов), объединившихся к IХ в. и образовавших большое государство – Киевскую Русь. К таким словам относятся, например, названия различных свойств, качеств предмета, действий: темный, бурый, сизый, хороший, рокотать; термины родства, бытовые названия: падчерица, дядя, племянник, лапоть, кружева, багор, погост; названия птиц, животных: снегирь, белка; единицы счета: сорок, девяносто; ряд слов, с общим временным значением: сегодня, после, теперь и др.

Собственно русскими называются все слова (за исключением заимствованных), которые появились в языке уже тогда, когда он сформировался сначала как язык великорусской народности (с XIV в.), а затем и как национальный русский язык (с XVII в.).

Собственно русскими будут, например, наименования предметов быта, продуктов питания: волчок, вилка, обои, обложка, варенье, голубцы, лепешка, кулебяка; названия явлений природы, а также растений, плодов, животных, птиц, рыб: вьюга, гололед, зыбь, ненастье, кустарник, антоновка, выхухоль, грач, курица;наименования действий: ворковать, влиять, встретить, исследовать, корчевать, маячить, разредить; наименования признака предмета, а также признака действия, состояния и т. д.: выпуклый, досужий, дряблый, кропотливый, особенный, пристальный; вдруг, впереди, всерьез, дотла, кстати, мельком, наяву, однажды; наименования лиц по роду занятий: возчик, гонщик, каменщик, кочегар, летчик, наборщик, наладчики многие другие; наименования отвлеченных понятий: опыт, обиняк, обман, итог, урон, опрятность, осторожность и многие другие слова с суффиксами -ость, -ство и т. д.

Заимствованные слова в русском языке.Русский народ с древних времен вступал в культур­ные, торговые, военные, политические связи с другими государствами, что не могло не привести к языковым за­имствованиям. Постепенно заимствованные слова, ассимилировались (от лат. assimilare — усиливать, уподоблять) заимствующим языком, вошли в число обще­употребительных слов и уже не воспринимались как ино­язычные. В настоящее время такие слова, как автобус, автомат, активист или сахар, свёкла, баня и другие, счи­таются русскими, хотя они пришли: первое — из немец­кого языка, второе и третье — из французского, а три последние из греческого языка. Вполне обрусели и такие слова, как школа (из латинского языка через польский), артель (из тюркских языков) и многие другие. Нацио­нальная самобытность русского языка ничуть не постра­дала от проникновения в него иноязычных слов, так как заимствование — вполне закономерный путь обогащения любого языка.

Так, в свою очередь немало слов русского языка во­шло в языки других народов.

В зависимости от того, из какого языка пришли те или иные слова, могут быть выделены два типа заимствова­ний: 1) из славянских языков (т. е. родственных) и 2) из неславянских языков.

К первому типу относятся заимствования из старосла­вянского языка (иногда в лингвистической литературе его называют древнеболгарским), а также из других славянских языков (например, польского, болгарского, чешского и др.). Ко второму типу — из греческого, латин­ского языков, а также тюркские, скандинавские, запад­ноевропейские (романские, германские и др.) заимство­вания и т. д.

По времени появления в русском языке заимствова­ния также неоднородны: одни из них являются ранними (распространились или в период общеславянского язы­кового единства или в период развития восточнославян­ского языка), другие — более поздними (пополняли уже собственно русскую лексику).

Заимствования из славянских языков. Из родственных славянских языков в исконную лекси­ку русского языка в разные исторические периоды его развития вошло немало слов.

Одними из самых ранних, сыгравших наиболее значи­тельную роль в последующем становлении и развитии русского литературного языка были заимствования из старославянского языка, т. е. старославянизмы.

Старославянским называют язык, который, начиная с IX в использовался в качестве литературного письменного языка для перевода греческих богослужебных книг и внедрения христианской религии в славянских странах (например, в Моравии, Болгарии, Сербии, в Древней Руси). В его основу два греческих миссионера, братья Константин (в монашестве принявший имя Кирилл) и Мефодий, крупные ученые своего времени, положили македонский диалект древнеболгарского языка. В состав старославянского языка вошли элементы из многих известных греческим просветителям живых славянских языков того времени, а также из греческого, латинского и других языков.

Современные исследователи отмечают, что это был язык «священный», т. е. нормализованный, функционально отличный от народно-разговорного языка. Как всякий литературный язык, он был в известной степени искусственный, т.е. представлял собой своего рода «славянскую латынь», противопоставлявшуюся собственно латыни - древнему латинскому языку, на котором шло богослужение во многих европейских странах, в том числе и в некоторых славянских (например, Моравии), для которых этот язык был чуждым, непонятным.

Старославянский язык, применявшийся с самого начала в качестве языка церкви, называют ещё церковнославянским.

На Руси старославянский язык получил широкое распространение в конце X в., после принятия христианства.

Границы употребления этого языка (а точнее — его церковнославянского варианта) постепенно расширялись. Он подвергался влиянию исконно русского языка. В памятниках древнерусской письменности (особенно в летописях) нередки случаи смешения старославянского и русского языков. Это свидетельствовало о том, что старославянизмы не были чуждыми заимствованиями и многие из них прочно укреплялись в русском языке как близкородственные.

Из старославянского языка в русский пришли, например, церковные термины: священник, крест, жезл, жертва и др.; многие слова, обозначающие абстрактные понятия: власть, благодать, согласие, вселенная, бессилие, блуждание, бедствие, добродетель и др.

Старославянизмы, заимствованные русским языком, не все одинаковы: одни из них являются старославянскими вариантами слов, существовавших еще в общеславянском языке (глад, враги др.); другие — собственно старославянскими (ланиты, уста,перси, агнец и т. д.), причем существующие исконные слова русского языка, синонимичные им, иные по своей фонетической структуре (щеки, губы} груди, ягненок). Наконец, выделяются так называемые семантические старославянизмы, т. е. слова по времени появления общеславянские, однако получившие особое значение именно в старославянском языке и с этим значением вошедшие в состав русской лексики (грех, господь и т. д.).

Старославянизмы различаются фонетическими, морфологическими и семантическими признаками.

Так, к основным ф о н е т и ч е с к и м признакам относятся:

1) неполногласие, т. е. наличие сочетаний –ра-, -ла-, -ре-, -ле-, на месте русских -оро-, -оло-, -ере- -оло- в пределах одной морфемы: врата, злато, чреда, плен (ср. русские: ворота, золото, очередь, устар. полон);

2) сочетания ра-, ла- в начале слов на месте русских ро-, ло-: равный, ладья (ср.: ровно, лодка);

3) в известных условиях сочетание жд на месте русского ж (из общеславянского dj): хождение (хожу), вождение (вожу);

4) согласный щ на месте русского ч (из общеславянского tj): освещение(свеча);

5) звук е под ударением перед твердыми согласными и на месте русского е (о): небо (нёбо), перст (напёрсток);

6) звук е в начале слова на месте русского о: есень (осень), езеро (озеро), единица (один).

Морфологическими признаками являются старославянские словообразовательные элементы:

1) приставки воз- (воздать, возвратить), из- (излить, извергнуть, изгнать), низ- (низвергнуть, ниспадать), чрез- (чрезмерный), пре-(презреть, преемник), пред-(преднамеренный);

2) суффиксы -стви (е) (благоденствие, бедствие),-ч (ий) (ловчий), -знь (казнь, жизнь), -те(а) (битва),-ущ-, -ющ-, -ащ-, -ящ- (сведущий, тающий, лежащий, говорящий);

3) характерные для старославянского языка первые части сложных слов: благо-, бого-, добро-, зло-, жертво-,едино- и др.(благодать, богобоязненный, добродетель, злонравие, жертвоприношение, единообразие).

Лексические кальки.Различают два типа калек: словообразовательные и семантические.

Словообразовательной калькой называется слово или выражение, образованное посредством копирования того способа, при помощи которого оно образовано в родном языке. Такого рода кальки возникают в результате бук­вального перевода на русский язык отдельных знача­щих частей слова (приставок, корней и т. д.).

Кальками с латинского или греческого являются, на­пример, слова: междометие (лат. inter+jectio), наречие (лат. ad+verbium)t правописание (греч. orthos + grapho), жизнеописание (греч. bios + grapho), сверхчеловек (нем. uber + Mensch) и др.

К семантическим калькам относятся слова, в которых заимствованным является значение, например: трогать (фр. toucher) в значении «вызывать сочувствие», гвоздь (фр. clou) в сочетании «гвоздь программы» и др.

Словообразовательные кальки известны от слов гре­ческих, латинских, немецких, французских, семантиче­ские кальки — преимущественно от французских слов.

Кроме полных лексических (словообразовательных и семантических) калек, в русском языке выделяются еще и полукальки, т. е. слова, в которых наряду с заимство­ванными частями имеются и исконные русские. По со­ставу эти слова являются копией иноязычных слов. К по­лукалькам относится, например, слово гуманность (рус­ский суффикс -ость).

Сведения о происхождении слов можно получить в современных толковых словарях, в специальных словарях: исторических, этимологических, словарях иностранных слов.

Одним из основных исторических словарей русского языка являются “Материалы для словаря древнерусского языка” акад. И.И.Срезневского, которые он собирал, обрабатывал и готовил к публикации в течение 40 лет. Словарь был напечатан в трех томах с дополнением (1893г., 1902г. И 1912г.).В 1958 г. Переиздан фототипическим способом. В него вошло много слов и выдержек из памятников ХI-XIV вв. Слова расположены в алфавитном порядке. Примеры приведены в хронологической последовательности. Из недочетов словаря современные лексикографы обычно указывают на отсутствие толкований многих слов (объяснение значения нередко дано через латинский синоним), недостаточно четкое разграничение слов исконных и заимствованных, отсутствие грамматических и стилистических помет.

В 1961 г. В Москве был издан “Краткий этимологический словарь русского языка” Н.М.Шанского, В.В.Иванова, Т.В.Шанской под ред. С.Г.Бархударова (в 1971г. Он был переиздан с дополнениями и уточнениями). В словаре в алфавитном порядке объяснена этимология наиболее употребительных слов современного русского языка. Он является ценным пособием для изучающих русский язык.

В 1970 г. в Киеве издан “Этимологический словарь русского языка” Г.П.Цыганенко, подготовленный на материале существующих этимологических словарей русского и других славянских языков.

В словарях иностранных слов объясняются такие заимствования из неславянских языков, которые воспринимаются современными носителями как иноязычные. Эти словари дают толкование значения слова и указывают на источник заимствования.

Словообразование.

Словообразовательный формант

Слово может быть мотивировано более чем одним мотивирующим однокоренным словом и при этом отличаться от мотивирующих слов разными словообразовательными средствами. Например, слово учительница мотивируется как существительным учитель ‘женщина-учитель’, так и глаголом учить ‘женщина, которая учит’. При этом от слова учитель оно отличается одним словообразовательным средством - суффиксом -ниц(а), а от слова учить - двумя словообразовательными средствами - суффиксами -тель- и -ниц(а). Наименьшее в звуковом и семантическом отношении словообразовательное средство (средства) из числа тех, которыми мотивированное слово отличается от своих мотивирующих, называется словообразовательным формантом. Так, для слова учительница словообразовательным формантом является суффикс -ниц(а).

Словообразовательный формант может состоять как из одного словообразовательного средства, так и из нескольких. Например, словообразовательный формант глагола осложнить, мотивированного только прилагательным сложный ‘сделать сложным или сложнее’, состоит из двух словообразовательных средств - приставки о- и суффикса -и(ть). (см. § 122). Если бы в русском языке существовал глагол *сложнить (по правилам словообразования вполне нормальный), то формантом глагола осложнить была бы только приставка о-.

Словообразовательный формант имеется у всех словоформ мотивированного слова; этим он отличается от словоизменительных формантов (см. § 15), присущих отдельным словоформам.

Примечание. К числу аффиксов, выступающих во всех словоформах одного слова, относятся не только аффиксы, имеющие словообразовательное значение, но и аффиксы, имеющие несловоизменительные морфологические значения (см. § 15): -ива- в видовом значении, -ся в залоговом и др. Образования с этими аффиксами в «Краткой русской грамматике» рассматриваются наряду с образованиями, имеющими словообразовательные аффиксы.

В том случае, если мотивированное слово отличается от мотивирующего только одним формантом, имеет место непосредственная мотивация. Так, слово учительница непосредственно мотивировано существительным учитель, глагол посолить - глаголом солить, а глагол осложнить - прилагательным сложный. Если же мотивированное слово отличается от мотивирующего более чем одним формантом, то имеет место опосредованная мотивация. Так, слово учительница опосредованно мотивировано глаголом учить, а слово посолить - существительным соль. В глаголе посолить приставка по- является формантом самого этого глагола, а суффикс -и- - формантом непосредственно мотивирующего глагола солить.

Если мотивированное слово отличается от нескольких мотивирующих слов одним и тем же количеством формантов, то такие мотивации называются неединственными. Например, у слова неравенство - две непосредственные мотивации: равенство - не-равенство (формант - приставка не-) и неравный - нера-вен-ств-о (формант - суффикс -ств(о)). Неединственными являются также непосредственные мотивации слова проверка - глаголами проверить и проверять; но здесь при обеих мотивациях формантом является один и тот же суффикс -к(а).

В «Краткой русской грамматике» описываются главным образом непосредственные мотивации. Опосредованные мотивации указываются в редких случаях. Описание всех случаев неединственности мотиваций также не входит в задачу этой книги; указание одной из мотиваций не означает отсутствия у слова других мотиваций.

Словообразовательные цепочка и гнездо

Любое мотивированное слово состоит из двух частей - форманта и мотивирующей части. Формант - та часть, которая отличает мотивированное слово от мотивирующего или мотивирующих (о структуре форманта в разных способах словообразования см. § 31) и § 32)). Мотивирующая часть - та часть мотивированного слова, которая является общей с мотивирующим словом или словами (эта общность не исключает возможных морфонологических преобразований - чередований, наращений, усечений, см. § 33)). Мотивирующая часть может представлять собой основу мотивирующего слова (неизменную или морфонологически видоизмененную) и может быть равна целбму мотивирующему слову, включая и его окончания. Так, мотивирующая часть существительного мячик полностью совпадает с основой мотивирующего существительного мяч, а мотивирующая часть слова ручка (руч-) отличается от основы мотивирующего существительного рука (ру[к]- или ру[к']-: руки, руке) одной фонемой [ч]. В словах подкласс и подгруппа, где формант - приставка, мотивирующая часть равна целому мотивирующему слову (класс, группа). Сложения, сращения и аббревиатуры (см. § 31)) имеют сложную (комплексную) мотивирующую часть: так, в слове мореплаватель мотивирующая часть состоит из основ двух мотивирующих слов -мо[р']- и -плава-.

Ряд однокоренных слов, из которых каждое последующее непосредственно мотивировано предшествующим, представляет собой словообразовательную цепочку. Словообразовательная цепочка состоит из непосредственно и опосредованно мотивирующих слов: учить -> учитель -> учительница, соль -> солить -> посолить. Исходным (открывающим) словом цепочки является немотивированное слово.

Совокупность всех слов с общим корнем, упорядоченная в соответствии с отношениями мотивации, называется словообразовательным гнездом. Словообразовательное гнездо состоит из словообразовательных цепочек, имеющих одно и то же исходное слово, например:

Словообразовательные типы

Мотивированные слова группируются в словообразовательные типы. Словообразовательный тип - это общий отвлеченный образец, по которому построен ряд мотивированных слов. Слова одного типа характеризуются общностью части речи непосредственно мотивирующих слов и формантом, тождественным в материальном и семантическом отношении. То обобщенное значение, которое отличает все слова определенного типа от их мотивирующих, называется словообразовательным значением слов данного типа; носителем словообразовательного значения является словообразовательный формант. Например, глаголы седеть, смелеть, прочнеть относятся к одному и тому же словообразовательному типу, поскольку они мотивируются прилагательными (седой, смелый, прочный) и имеют один и тот же формант - суффикс -е(ть), означающий приобретение или усиление признака. Глаголы данного типа имеют словообразовательное значение «приобретать или усиливать признак, названный мотивирующим прилагательным»: седеть «становиться седым или седее».

По характеру отношений между лексическими значениями мотивированного и мотивирующего слов словообразовательные типы делятся на две группы:

1. типы, у которых эти отношения одинаковы во всех словах или в подавляющем большинстве слов; например, седеть так относится по значению к седой, как смелеть к смелый, прочнеть к прочный и т. д.;

2. типы, у которых эти отношения нетождественны и число этих отношений принципиально не ограничено; так, в тип глаголов с суффиксом -и-, мотивированных существительными, входят такие глаголы, как партизанить, кашеварить, имеющие значение «совершать действия, свойственные лицу, названному мотивирующем словом (партизану, кашевару)», маслить, пудрить - «покрывать поверхность чего-л. тем, что названо мотивирующим словом (маслом, пудрой)», и другие глаголы, в том числе такие, которые находятся с мотивирующим существительным, в отношениях, свойственных только этим глаголам: бюллетенить «будучи больным, иметь бюллетень». Разные значения слов, относящихся к словообразовательным типам второй группы, сводятся к более общему значению; в глаголах с суффиксом -и- это значение - «совершать действия, имеющие отношение к тому, что названо мотивирующим существительным».

Значения типов второй группы, выводимые путем обобщения значений конкретных слов, входящих в эти типы, называются общими словообразовательными значениями. Значения, характерные для отдельных рядов слов в пределах таких типов, называются частными словообразовательными значениями. Они составляют семантические словообразовательные подтипы в рамках словообразовательного типа.

Одно и то же словообразовательное значение в одних типах может быть общим, а в других - частным. Так, значение «лицо, обладающее признаком, названным мотивирующим прилагательным», является общим для типов слов с суффиксами -аг(а), -уг(а) (бедняга, хитрюга) и частным для типов слов с суффиксами -ак, -ик: бедняк, умник. Общее значение типов существительных с суффиксами -ак, -ик, мотивированных прилагательными, - «предмет (одушевленный или неодушевленный), характеризующийся признаком, названным мотивирующим словом».

Словообразовательные типы и подтипы могут иметь различную продуктивность, т.е. способность служить образцом для производства новых слов. Типы и подтипы, по которым в современном языке активно образуются новые слова, являются продуктивными, а ряды слов, к ним относящихся, открытыми. Типы и подтипы, по которым в современном языке не образуются новые слова, являются непродуктивными, а ряды слов, к ним относящихся, закрытыми. Кроме того, существуют слабопродуктивные типы и подтипы, по которым новые слова образуются редко, лишь в единичных случаях.

Показателем продуктивности подтипа является наличие неологизмов и окказионализмов. Неологизмы - это новые слова, вошедшие в общее употребление: космодром, расстыковка, цементовоз, дискотека, нефтехимия, личностный. Окказионализмы - это индивидуальные новообразования, не вошедшие в общее употребление: громадьё, паспортина (Маяковский).

В разделе «Словообразование» описываются только основные, наиболее распространенные и прежде всего продуктивные, словообразовательные типы и подтипы. При этом исходной единицей описания является значение типа (для слов, относящихся к типам первой группы, см. выше) и значение подтипа - частное словообразовательное значение (для слов, относящихся к типам второй группы).

Способы словообразования. Несмешанные способы словообразования

Каждое мотивированное слово относится к тому или иному способу словообразования. Способ словообразования - это более крупная, чем словообразовательный тип, единица классификации - объединение ряда словообразовательных типов, характеризующихся одним и тем же видом форманта (приставка, суффикс, сочетание приставки и суффикса), в отвлечении от конкретных материальных воплощений форманта в разных типах.

Способы словообразования делятся на несмешанные (простые) и смешанные. К несмешанным способам словообразования относятся следующие:

1. Суффиксация. Формант состоит из словообразовательного суффикса и (в изменяемых словах) совокупности словоизменительных аффиксов мотивированного слова, например: смел-ость - суффикс -ость + совокупность окончаний существительных жен. р., III скл.; брат-ск-ий - суффикс -ск- + совокупность окончаний прилагательных адъективного склонения (см. § 234); прыг-ну-ть - суффикс -ну- + совокупность словоизменительных аффиксов глаголов I спр.; два-жды - суффикс -жды. Суффикс может быть нулевым: отход, высь, задира, проезжий. При нулевой суффиксации формант состоит из нулевого словообразовательного суффикса (см. § 317) и совокупности окончаний мотивированного слова.

2. Префиксация. Формантом является приставка: при-город, пред-последний, пере-читать, от-ныне.

3. Постфиксация. Формантом является постфикс: катать-ся, кусать-ся, какой-то.

4. Субстантивация прилагательных и причастий - переход в существительное прилагательных и причастий без изменения морфемного состава словоформ, но с сокращением состава парадигмы: существительные типов рулевой, командующий, приемная, будущее имеют формы только одного рода; существительные типа наличные - только формы мн. ч. Формантом при субстантивации является совокупность окончаний мотивированного существительного.

5. Сложение - способ образования слов, в которых опорный (последний, грамматически оформляющий слово) компонент равен целому слову, а предшествующий ему компонент (или компоненты) представляют собой чистую основу. Формант при сложении характеризуется: а) наличием интерфикса (см. § 15); б) закрепленным порядком компонентов; в) единым главным ударением, преимущественно на опорном компоненте: òвощехранúлище, зàсухоустóйчивый, пòлулежáть. Интерфикс может быть нулевым: царь-колокол, Ленинград.

6. Сращение - такой способ словообразования, при котором происходит соединение, слияние двух или более слов в одно слово без каких-либо изменений в их морфемном составе и без участия интерфикса: умалишенный, долгоиграющий. Образованные этим способом слова во всех своих формах по морфемному составу полностью тождественны синонимичному словосочетанию; таким образом, связь компонентов в структуре мотивированного слова сохраняется как живая синтаксическая связь. Формант при сращении характеризуется закрепленным порядком компонентов (подчиненный компонент + опорный) и единым главным ударением на опорном компоненте.

7. Аббревиация - способ словообразования на базе сочетания слов или (реже) одного слова путем сокращения исходных слов. Формант характеризуется: а) безразличным к морфемному членению усечением основ исходных слов (последнее из которых может и не быть сокращено); б) единым главным ударением; в) при сокращении последнего из исходных слов - системой окончаний в соответствии с отнесением аббревиатуры к одному из типов склонения существительных (см. § 171): СССР, вуз, профком, сберкасса, комроты, эсминец; спец, зам.

Смешанные способы словообразования

В смешанных способах словообразования соответствующие средства по-разному комбинируются, и, таким образом, формант равен сочетанию формантов, принадлежащих несмешанным способам (двум или трем). В русском языке имеются следующие смешанные способы словообразования:

1. Префиксально-суффиксальный. В состав форманта входят приставка и суффикс вместе с системой окончаний мотивированного слова: под-окон-ник, при-город-н-ый, у-спожн-и-ть, по-напрасн-у. При этом суффикс может быть нулевым: без-бород-ый, про-седь.

2. Префиксально-постфиксальный. Формант состоит из приставки и постфикса: про-считать-ся, съ-ехать-ся.

3. Суффиксально-постфиксальный. Формант складывается из суффикса вместе с системой окончаний мотивированного слова и из постфикса: колос-и-ть-ся, брат-а-ть-ся.

4. Префиксально-суффиксально-постфиксальный. Формант состоит из приставки, постфикса и суффикса вместе с системой окончаний мотивированного слова: пере-шёпт-ыва-ть-ся, рас-щедр-и-ть-ся.

5. Суффиксально-сложный. Формант состоит из всех компонентов, входящих в состав форманта при сложении и при суффиксации: мор-е-плава-тель, быстр-о-ход-н-ый, мимо-езд-ом.

6. Префиксально-суффиксально-сложный. Формант состоит из приставки и всех компонентов, входящих в состав форманта при сложении и при суффиксации: по-вс-е-мест-н-ый, раз-мокр-о-погод-и-ть (разг.), в-пол-оборот-а.

7. Сращение в сочетании с суффиксацией. Формант состоит из всех компонентов, входящих в состав форманта при сращении и при суффиксации: по-ту-сторон-н-ий, от-себя-тин-а (разг.), хри-ста-рад-нича-ть (устар.).

Последние два способа малопродуктивны.

Примечание. В отдельных группах слов и в изолированных словах, а также в окказионализмах представлены и другие смешанные способы словообразования, например: префиксально-сложный (у-мир-о-творить), сращение в сочетании с постфиксацией (за-благо-рассудит-ся), сращение в сочетании с субстантивацией (впе-рёд-смотрящий, сущ.).

 

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 801; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.118 с.) Главная | Обратная связь