Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ, 1993 ГОД.




" ЗВЁЗДНЫЙ ПОХОД"

Водный поход 5-й категории сложности. Ловозеро, подъём по р. Афанасия, волок на р. Поной, сплав по р. Поной, подъём по р. Кинемур, волок на р. Варзуга, сплав по Варзуге, волок на р. Стрельня, сплав по Стрельне, волок на Чёрное озеро, волок на оз. Мелкое, переход по ручью в Малое Ондомское озеро, сплав по р. Юрос в Большое Ондомское озеро, сплав по р. Чаваньга в Белое море.

Воспоминания эти посвящаю своему учителю премудростям путешествий по воде - Черняеву Геннадию Васильевичу, человеку удивительной судьбы, знавшему толк в философии жизни и бесконечно преданному туризму.

- 15 -

«Адмирал» - так его называли те, кого он водил по местам диким и прекрасным в своей первозданной красоте.

Этот поход он начал готовить зимой 1993 года. В мае у него застучал «мотор», и он вынужден лечь в областную больницу, где провалялся около месяца.

О нагрузках, тем более о походе, врачи приказали забыть. Без «Адмирала» предприятие стало разваливаться. Первыми отказались идти «старики», друзья его возраста. Как поётся в песне, - «нас оставалось только двое». Я, Медведев Владимир и Чуйкин Юра, самые молодые в составе бывшей команды. На очередной встрече мы с ним решили пойти, несмотря ни на что. Я взял командование и всю организацию похода на себя. До отъезда оставалось чуть больше месяца. Самым трудным в этой ситуации оказался подбор команды. Через неделю нашли третьего. Саша, друг Юры, дал добро и начал готовиться к путешествию. Оставалось найти ещё одного. Техника безопасности в таких походах предписывает движение как минимум на двух байдарках. Это значит, что команда должна состоять из четырёх человек. Нам был рекомендован один человек, который за три дня до отъезда, когда билеты были куплены, отказался от поездки. Люди, которые нам его рекомендовали, вместо него привели нам шестнадцатилетнего парнишку по имени Дима.

Из разговора с ним выяснилось, что его туристическая подготовка близка к нулю. Юра и Саша ходили только в местные походы. Это означало, что учить их придётся на ходу, в условиях интенсивного движения. Но выбора не было. Поезд тронулся на север 15 июля. Утром третьего дня мы выгрузились на станции Оленегорск. На привокзальной площади погрузились на автобус и покатили дальше в посёлок Ловозеро. С нами в автобусе ехали парень с девушкой, туристы-водники из Москвы, но с уклоном активного отдыха, т.е. рыбалка, секс и охота. Груза у них было столько, сколько у нас на четверых. Запомнились они тем, что после того, как мы выгрузились на берегу Ловозера и стали собирать байдарки, у них не оказалось шкуры. Где они её оставили - неизвестно. Я посоветовал парню бежать на автобусную станцию со слабой надеждой успеть сесть на наш автобус и доехать до Ревды, где мы делали пересадку. Возможно, там они её и оставили. Девушке мы помогли поставить палатку, накормили ужином и распрощались. План нашего похода был нарушен по следующей причине.

Изначально мы планировали улететь из посёлка Ловозеро на самолёте АН-2 до посёлка Краснощелье, расположенного в центре Кольского на реке Поной. По прямой примерно 120 км. Когда мы узнали стоимость билетов и груза за перелёт, то сильно загрустили. Складывалась следующая ситуация. Если мы летим, то на выход из похода теплоходом «Юшар» через Белое море у нас не хватит денег.

Расклад такой: остаётся 25 суток отпуска, деньги ограничены, т.к. Дима, как выяснилось потом, свои деньги припрятал, и мы везли его на свои в долг. Подумав, я предложил своей команде два варианта нашего похода.

Вариант 1. Ходим по Ловозеру и речкам, которые в него впадают, ловим рыбу, отдыхаем, знакомимся с достопримечательностями природы, затем, как надоест, возвращаемся в Оленегорск и едем домой.

Вариант 2. Идём по разработанному маршруту, только к нему добавляются ещё 180 км по речкам и озёрам, которые мы должны были покрыть на самолёте.

Мои мужики, не знающие всех прелестей таёжной жизни, браво проголосовали за второй вариант. «Ребята», - сказал я им, - «Все днёвки и полуднёвки, которые я заплани-ровал на отдых, охоту и рыбалку, мы скушаем нашим броском в Краснощелье. Будьте готовы к тяжёлому походному труду без отдыха и развлечений. Подняв флаг, который изготовили из шёлковой женской косынки с олимпийскими кольцами, мы лихо бросились в это серьёзное и длительное путешествие.



Сейчас, спустя 22 года, когда у меня появилось время и желание написать об этом походе, я благодарен своей команде за то, что они выбрали именно этот вариант. Если бы

- 16 -

он не состоялся, не было бы тех увлекательных приключений, которые с нами произошли, не было бы преодоления себя и трудностей, которые выпали на нашу долю.

Время пошло на часы. Его дефицит весь поход будет давить на меня, вынуждая делать ошибки и промахи. Первая из них произошла в первые часы похода. Маршрут от Ловозера до Краснощелья я прошёл три года назад. Карту этого участка я с собой не взял.

Идти нужно было по памяти. Память моя в первый и последний раз в этом походе подвела нас. Вместо того, чтобы вести команду на юг, я двинул её на север. Примерно через час мы уткнулись в северную оконечность озера. Внутренне матерясь и ругая себя, я повернул суда в нужном направлении. Два часа времени ушло на «разминку». Погода нам благоприятствовала. Тихая и солнечная. Белые ночи позволяли нам плавно переводить ходовые дни в ходовые ночи, до тех пор, пока мы не уставали, а наши желудки не напоминали, что " в тюрьме дают макароны". Устье реки Афанасия расположено в 25 км. от места старта. В условиях хорошей погоды я планировал дойти до него в первый день нашего похода. Моя ошибка на старте и усталость первого дня похода, когда люди только входят в режим «лопатирования», вынудили меня свернуть на остров и заночевать там. Я очень боялся, что за ночь погода испортится, подует ветер и поднимет волну. Такое случилось в моём первом походе на Кольский, тогда мы почти сутки скрывались в рвущихся от ветра палатках, а волны метровой высоты крушили каменный берег нашего острова. Опасения мои не оправдались. Утро подарило нам такой же прекрасный день, что был накануне. Встал пораньше, приготовил завтрак, тем самым позволил моим спутникам ещё часок поспать.

В устье Афанасия мы вошли спустя два часа, после того как отвалили от острова. Выйдя на песчаную отмель, немного размялись. Зашли в лесок, который вплотную подходит к озеру и реке. Съев по горсти черники, пошли дальше. Подъём по этой реке определяется тремя этапами. Первая часть - спокойная река с течением, которое легко преодолеваются на вёслах.

Вторая часть - шиверы, пороги и перекаты, которые преодолеваются проводкой.

Третья часть начинается сразу за порогом «Плита», опять спокойная, узкая, таёжная речка, почти без течения. Двигаться по ней легко. Идём достаточно быстро.

Выйдя из-за очередного поворота, вижу две утки, сидящих на камнях. Быстро, чтобы не спугнуть, сдаём назад и причаливаем к берегу. Беру «Белку», ружьё, которое нам дал напрокат Анатолий Мазуров (старый друг "Адмирала"), берегом крадусь к уткам и стреляю. Есть!!! На ужин первая дичь и 100 грамм для детей после восемнадцати.

 

 

- 17 -

У начала порогов остановились на ночёвку. Подготовили байдарки к проводке и провели учения, как это делать. Весь следующий день шли вдоль берега по камням и воде, волоча за собой гружёные байдарки. Изредка на плёсах шли на вёслах. После бурлацкой работы всегда приятно двигаться, сидя в байдарке. Вечером вышли на порог «Плита». Ребята, изрядно уставшие, начали понимать, что такое хорошая походная работа. Здесь отличное место для стоянки и рыбалки. Я раз десять бросил блесну в слив порога, но безуспешно. Видимо, рыба уже отдыхает, в отличие от нас. Время уже 24 часа, и солнце склонилось к верхушкам тундровых ёлок. Рано утром, когда ребята досыпали и готовили завтрак, я решил сбегать на вершину близлежащей горы. Она расположена в двух километрах от стоянки на левом берегу «Афанасия». Утро в таёжной глуши необыкновенное. Северное солнце, не заходящее за горизонт, воздух, напоённый запахом особой северной растительности, и тишина, давящая тишина! Ощущение такое, будто за тобой наблюдают неведомые существа, живущие здесь. «Зачем ты пришёл сюда? Что ты здесь делаешь?» - спрашивают они. Иду низкорослой тайгой, и чем выше к вершине, тем она ниже и реже. Неожиданно из-под ног с шумом вылетает тетёрка. Вздрогнул, как юная дева, и сердце забилось сильно-сильно. Хороший выброс адреналина! Иду дальше, карабкаюсь на вершину, чтобы посмотреть с неё, куда нас занесло. И вот я на вершине. Солнце поднимает из недр необъятной тайги голубую дымку, тут же превращая её в голубизну неба. Ощущение полёта дополняет лёгкий ветерок. С высоты просматриваю нашу речку, бескрайнюю тундру, кейвы, где должен быть наш первый волок на Поной. Через час я пью чай со своими друзьями, делюсь впечатлениями и результатами разведки. Им тоже хочется сбегать на высотку, но время нас не ждёт. Ребята, вперёд! Красоты ещё будут, я вам обещаю. Мы поднимаемся по речке, которая после порога заметно сузилась.

Периодически хариус бьёт комара. Я поглядываю на правый берег в надежде увидеть столб с прибитым на нём рулём от байдарки. Это знак начала волока на Поной. Во второй половине дня выходим на волок. Во время разгрузки байдарок хариус хлещет речку так, что удержаться невозможно. Беру спиннинг и говорю: «Смотрите, ребята, как здесь ловится рыба». После очередного удара бросаю блесну и вытаскиваю экземпляр на килограмм. В течении пяти минут вытаскиваю ещё три штуки, т.е. каждому по оному на ужин. Это наша первая рыба в походе. В этом месте очень красивые места. Редкая, чистая тайга, покрытая белым ягелем, небольшие озёра, большие валуны как будто специально расставлены между сосен и берёз. Это нерукотворный японский сад на очень большом пространстве. Ранним утром, гуляя по этой красоте, я невольно подумал: «Если есть на том свете рай, то наверное он выглядит именно так».

 

 

- 18 -

Оленеводы пригоняют сюда зимой оленей на пастбище. Здесь стоит их избушка. Свою палатку мы поставили рядом. Я и Дима готовим ужин, а Юра с Сашей, взяв часть груза, ушли на разведку волока. Волок длиной километра три, идёт по хорошей тайге, тропа достаточно натоптанная. К обеду следующего дня мы сделали волок. Три верховых озера, соединённых между собой ручьями, отдают свои воды в р. Поной. Сброс воды из озёр идёт глубоким и очень узким ручьём по безлесной тундре. Гребём, упираясь в берега, заросшие густой травой. В некоторых местах ручей настолько узок, что мы вынуждены вылезать на берег и ставить байдарку на ребро, протискивая её вперёд. На крутых поворотах корму байдарки приходится приподнимать и заносить в изогнутое русло.

Ручей Койнийок, по которому мы движемся, можно сравнить с извилистой траншеей, вырытой в рост человека и заполненной водой. Чем только матушка-природа не удивляет своего сына-человека! Изредка, когда русло становиться чуть шире, видно, как под брюхом байдарки мелькает тень хорошей рыбы. Видимо, в глубине траншеи ей комфортно пережидать жару. Постепенно ручей расширяется. Начинается падение вод с верховых болот. Хороший быстрый спуск с поворотом выносит наши суда в заводь, где встречаются два ручья - Койнийок и Пессарьйок. Отсюда начинается самая длинная река Кольского полуострова - "Поной".

Здесь, на высоком берегу, отличная стоянка для отдыха. Большие ягельные поля, куда приходят пастись олени, много уток, гусей, тетёрок, на коих я и пошёл охотиться. Пока я ходил, ребята поймали штук шесть хариусов. Ужин бог послал из даров природы. Лапша с дикой уткой, жареная тетёрка и жареные хариусы. На десерт был подан компот из ягод черники и голубики с пряниками. На этой стоянке произошёл случай, который рано или поздно происходит с туристами-водниками. Байдарка, не привязанная одним из

- 19 -

моих спутников, ушла от берега. Какое-то чувство тревоги толкнуло меня пойти глянуть на лодки, которых не было видно со стоянки. Выйдя на берег, я увидел, что одна из них медленно пересекает заводь и приближается к сливу. Сняв сапоги, бросился за ней вдогонку. На этот раз обошлось купанием, которое можно назвать «простирушкой» на себе.

Потеря лодки, продуктов и снаряжения, которые в ней находились, могла обернуться трагическими последствиями. Вернувшись на стоянку, провёл внеочередной инструктаж с применением матерных слов.

Всё время, пока мы идём, стоит сухая и тёплая погода. Несколько раз брызгал дождь, но не сильный и кратковременный. В этом месте я хотел сделать днёвку, однако жаркое солнце, а главное - комариное злобство, сбросило нас в воды Поноя. Река запомнилась прохождением двух порогов, быстрым движением по течению, непрофессиональной рыбалкой моих спутников, в результате которой большая часть блёсен остались в её водах. На восьмой день нашего движения мы увидели заплутавшегося щенка, который, завидев нас, визжал и лаял, умоляя спасти его собачью жизнь. Я, прошедший этот маршрут за 18 дней три года назад, очень удивился скорости нашего продвижения.

Взятый на борт щенок давал повод к выводу, что Краснощелье где-то рядом. Действительно, через час с небольшим мы пристали к левому берегу, на котором располагался этот посёлок. Щенок, виляя хвостом, забыв от радости гавкнуть «спасибо», бросился к дому своего хозяина.

Незапланированный участок похода пройден достаточно быстро. Это вселяет в меня надежду, что оставшийся неведомый путь будет пройден и пройден в установленный срок. Сомнения, которые всё время давили на меня, рассеялись. Задуманный поход от Краснощелья через Чёрное озеро к Белому морю становился реальностью. Быстро сходили в поселковый магазин, где прикупили продукты, т.к. по нитке маршрута до Белого моря никаких поселений больше не будет. Я нашёл местного рыбака, у которого сторговал шесть блёсен. Как ни странно, но в магазине их не оказалось. Этот факт впоследствии подтолкнул меня на разработку и организацию производства блёсен «Сурская» в цехе, которым я в те времена руководил. У нас оставалось 19 дней.

Через 19 дней в посёлок Чаваньга, стоящий на берегу Белого моря, должен подойти теплоход « Юшар». Если мы на него опоздаем, то следующий его заход будет только через две недели. Сидеть в посёлке без денег и продуктов - перспектива нерадостная.

Поной здесь широкий и полноводный. Карта, часы, компас и герметичная капсула со спичками, подаренная мне «Адмиралом», постоянно висят на шее. Здесь я не ходил, поэтому постоянно работаю головой, сверяя время движения, скорость и карту. Табличек и указателей здесь нет, есть однообразная береговая линия и множество входящих ручьёв.

- 20 -

Очень важно не промахнуться мимо речки-ручья «Кинемур», впадающего в Поной. В него мы должны нырнуть и подниматься дальше по маршруту. Однако время позднее, и пора вставать на покой. За одним из поворотов открываются покосы.

Сюда Краснощельцы приплывают косить траву для своих бурёнок. Этот год дождливый, поэтому многие покосы стоят в воде. На лугу мы увидели одиноко стоящий домик. Решили здесь заночевать, т.к. палатку поставить негде из-за всеобщей мокроты. Зайдя в сарайчик, ужасаемся тому количеству комаров, которые здесь живут и размно-жаются. Мы, уже привыкшие к комарам и гнусу, шлейфом летящими за нашими спинами, оробели перед тем, что здесь творилось. Одно окошко, в которое заглядывало припавшее к горизонту солнце, покрыто сплошной пеленой этих насекомых. Жизненное пространство заполнено тучей звенящих кровососов. В таких условиях ночёвка была невозможна. Бросив груз у порога, растопили печурку посредством гнилушек, начали выкуривать кровопийцев, размахивая вениками в сторону открытой двери. Задыхаясь в дыму, кое-как выгнали основную массу тварей на улицу. В этот день Диме исполнилось 16 лет. Мы приготовили ужин и вывели «Белую лошадь». Поздравляли и галдели часов до двух ночи. Усталость взяла своё. Накрывшись стареньким одеялом, команда уснула на нарах. Сон наш продолжался часа два-три. Потом, несмотря на нашу усталость и желание поспать, гнусо-комариная рать дала нам понять, кто в доме хозяин. Во все щели сарая они лезли на тепло пропахших потом тел. В конце концов, все дружно встали, собрали манатки и пошли искать устье Кинемура. Часов в семь, когда солнце начало припекать макушки наших накомарников, когда глаза начали слипаться, а бродяги беспрестанно зевать, Поной-батюшка принёс нас к заросшей кустами речке. Тупо поглядывая на это явление, минут пять совещались - то это, или не то. В конечном итоге, ещё раз сверив карту, скорость движения и время в пути, даю команду налечь на вёсла и подниматься по ручью вверх. Подъём этот затянулся часа на четыре. Кинемур в своём нижнем течении зарос таким кустарником, что пристать к брегу нет никакой возможности. Даже пи-пи делали с лодки. Голодные, невыспавшиеся, съедаемые гнусом и комаром, мы с трудом толкали свои лодки против течения. Наконец, на левом берегу по движению открылся маленький прогал в кустах и следы пребывания человека. Команде нужен был отдых, поэтому мы с радостью выползли на уютную полянку скрытую береговыми кустами Кинемура. Наспех перекусив всухомятку, завалились спать. Северное солнце, поднимаясь в зенит, греет не хуже южного. Из четверых мужиков, храпящих в закрытой палатке, первым не выдержал я. «Пусть лучше умру от гнуса, чем задохнусь в палатке"- думал я, переползая в тень одиноко стоящей берёзы. К вечеру народ выспался и отдохнул. Время восемь вечера, мы бодрствуем. Ловлю себя на мысли, что мы теряем чувство дня и ночи. Незаходящее солнце способствует этому. Хорошо это или плохо, пока не знаю. Решили ночевать здесь. Пока Саша готовит ужин, мы устроили соревнование по стрельбе. "Белка" - отличное промысловое ружьё, которое мне дал на поход мой друг Анатолий Мазуров.

- 21 -

Оно имеет два вертикально расположенных ствола, одно из которых 16-го калибра, другое - под мелкокалиберный патрон. "Адмирал" дал оптический прицел, а я достал 300 шт. мелкокалиберных патронов, которые нужно использовать, чтобы не тащить с собой лишний вес. Консервная банка, повешенная на ёлочку в пятидесяти метрах, стала отличной мишенью. После ужина пошли погулять по тундре. Во время прогулки собирали ягоды и грибы.

Утром следующего дня, собирая вещи, Юра не нашёл свой нож, который ему сделали перед самым походом. Мы все вместе искали его на поляне и в местах, где он мог его обронить. Однако нож мы не нашли. После отдыха двигаться стало легче. Начали появляться разливы и озёрца. Это верный признак того, что мы выходим к верховью. Наконец, вышли в озеро. По описанию "Адмирала", в одной из его оконечностей находится стоянка, на которой валяются рулевые педали от байдарки и обрывки изоленты. Как это не странно, подвожу байдарку именно к этому месту. Всё, о чём он рассказывал, лежит на месте. На стоянке обнаруживаем свежее кострище. Два-три дня кто-то стоял здесь. Отсюда начинается волок на Варзугу.

У меня на руках мелкая фотография авиационной карты и схема волока, которую мне нарисовал "Адмирал". Эти два документа, по моим понятиям, не стыкуются. Река уводит нас на восток, а нам нужно держаться к югу. Такую команду я даю своим спутникам. По высокой траве мы перетаскиваем гружёные байдарки из одного озера в другое и, переплыв его, в третье, пока не утыкаемся в каменное пересохшее русло. Картина Репина "Приплыли".

Постояли, покурили и решили двигать в обратную сторону к кейвам, чтобы заночевать и сделать пешую разведку. Через час вернулись на берег большого озера. Время 22-00, но день по-северному светел. Команда устала и начала роптать, обозвав "Командора" "Сусаниным", а болота, по которым мы тягали свои байды, "Командорскими болотами". Звание "Командора" они мне присвоили в первые дни похода. Сначала они стали называть меня "Адмиралом", но я категорически воспротивился этому, т.к. "Адмирал" у нас есть. "Просто ваш командир"- сказал я им. «Командир» в пехоте, а "Командор" на флоте," - поправил Саша. Так потом они и звали меня. Юра залез на ель, чтобы осмотреть местность. С высоты он увидел озеро, которое соединяется с нашим, заросшим зелёной травой, болотом. Недалеко от берега я нахожу тропу и "затеси" на деревьях вдоль неё. Делаю вывод, что это волок на Варзугу. Тащить байдарки и вещи тайгой метров 400 мне не хочется, и мы с Димой решаем поискать проход по заросшему болоту. Метров через 200, находим узкий проход, по которому кто-то недавно проходил.

- 22 –

Кричу ребятам, которые уже начали разгружать байдарку для переноса в нижнее озеро. Наш экипаж воткнулся в это русло, но вскоре застрял. Осторожно вылезли на траву, которая толстым ковром покачивается под нашими ногами. Чувствуется, что под ним живая вода или трясина. Опираясь руками на борта, один справа, другой слева, осторожно прошли этот опасный участок. В данном случае риск был не оправдан. Ребята прошли тайгой, потеряв на это 30 минут. Немного передохнув и съев сухой паёк, мы с Юрой уходим в разведку. Саша и Дима разбивают лагерь и готовят ужин, который для нас превратился в завтрак. Мы идём вдоль кейвы, которая постепенно поворачивает на юг. Через некоторое время натыкаемся на тропу и идём по ней часа полтора. В одном месте пересекли болотистую балку с выраженной грязевой дорожкой. Поднявшись на горку, пошли вниз по хорошо просматриваемой, редкой северной тайге. Выйдя на окраину леса, увидели болото, а за ним, метров через 700, характерную для тундры полосу расти-тельности, которая растёт вдоль реки.

(Продолжение следует)

В.П.Медведев, "Командор" 15.12.2014 г.

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙАВТОРСКОЙ ПЕСНИ

12 марта 2016 г. В 14.00 в старом здании Областной библиотеки им.М.Ю.Лермонтова состоится концерт «Туристы с гитарой». Прослушивание желающих выступить на концерте производится по средам с 18 часов в отделе иностранной литературы Лермонтовской библиотеки (вход с ул.Кирова).





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 538; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.028 с.) Главная | Обратная связь