Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Отец Иоанн Кронштадтский, 1906 год.




Летию со дня рождения

Владимира Феодоровича фон дер Лауница посвящается

 

 

 

Издание Православного братства Свт. Питирима

 

 

Тамбов-2004 г.

Верою и любовью

на службе

 

Царю и Отечеству©

 

Жизнеописание

Новомученика Российского,

Владимира Феодоровича

фон дер Лауница©

 

«Разъясняя же, как надобно служить царю и сколько дорожить его жизнью, он приводил в пример военачальника Давида, Авессу. «Однажды он, для утоления жажды Давидовой, прокрался в виду неприятельского стана к источнику и добыл воды и, несмотря на тучу стрел из неприятельского стана, пущенных в него, возвратился к нему ни в чем невредимым, неся воду в шлеме, сохранен будучи от тучи стрел только за усердие свое к царю. Когда же что когда приказывал Давид, то Авесса ответствовал: «Только повели, о царю, и все будет исполнено по твоему». Когда же царь изъявил желание сам участвовать в каком-то кровопролитном деле для обозрения своих воинов, то Авесса умолял его о сохранении своего здравия и, останавливая его от участия в сече, говорил: «Нас много у тебя, а ты, государь, у нас один. Если бы и всех нас побили, то лишь бы ты был жив, Израиль цел и непобедим. Если же тебя не будет, что будет тогда с Израилем?..»

Преп. Серафим Саровский.

 

В четверток, на Пасху 1832 года в беседе с Н.А. Мотовиловым преподобный Серафим Саровский рассказав подробно об Илии Фесвитянине и об Авессе военачальнике Давидове, о Гедеоне, вожде Израильского народа, он заключил, что - «...в России много есть еще верных Богу людей, хотя разврат духовный и многих от Бога отвлекает, и, сказав, что надобно Царям служить тек, как Авесса, который за жизнь Давидову стократно готов был своего собственного пожертвовать, и, прибавив, что, подобно Гедеону, людям Божиим надобно призыва и избрания Божьяго ожидать и тогда, действуя по Боге, не отчаиваться, если б их усердие к Отечеству и не получило надлежащей оценки, ибо любовь к Царю и Отечеству угодна Богу, и если бы люди не оценили, то Бог воздаст». Ярким примером самоотверженного горения на службе Царю и Отечеству на рубеже 19-20 веков был Владимир Феодорович фон дер Лауниц, свиты Его ВеличестваГенерал-майор, Почетный гражданин городов Тамбова и Лебедянь, Санкт-Петербургский Градоначальник.

Происходил Владимир Феодорович фон дер Лауниц из древнего прибалтийского рода, представители которого известны в России с XV века. Один из основателей российской генеалогической ветви фон дер Лауниц был в числе сопровождавших наследницу Византийского Императорского престола Софию Палеолог, будущую супругу Великого Князя Московского Иоанна III (1440-1505 г.г.), которая прибыла в Россию в 1472 году.

Представители рода фон дер Лауниц входили в так называемое служивое дворянство, отличались верностью и преданностью Отечеству и престолу.

Владимир Феодорович фон дер Лауниц родился 10/23 августа 1855 года в селе Каргашине Елатомского уезда Тамбовской губернии (ныне с. Каргашино Сасовского района Рязанской обл.) у благочестивых родителей Феодора Феодоровича (1811-1886 г.г.) и Софии Николаевны (1829-1905 г.г.), в доме деда Николая Ивановича Карачинского.

Его отец, генерал-лейтенант русской армии, участник целого ряда военных кампаний, проходил службу в лейб-гвардии Гродненского полка и лейб-гвардии Гусарского полка. Детство и отрочество Владимира Феодоровича прошли в его родовом поместье, среди его детских интересов и увлечений на "первом плане была история России, которую он хорошо знал, наши былины, наши богатыри". Очевидно, именно тогда в душе ребенка была заложена любовь к самому дорогому для православного русского человека понятию – Святая Русь. Мать его была православная, и потому Владимир Феодорович фон дер Лауниц принадлежал к православной церкви.

В 11 лет он поступил в Пажеский Его Величества корпус, по окончании воспитания в котором в 1873 г. Владимир Феодорович был произведен в корнеты 5-го гусарского, 15-го драгунского Александрийского полка. Затем был прикомандирован к Гродненскому гусарскому полку, куда впоследствии был переведен на службу. 10 августа 1877 г. он был произведен в офицеры и уехал на войну с Турцией (1877-1878 г.г.). За храбрость и мужество в войне он был награжден орденами Святой Анны III степени, Святого Станислава III степени с мечами и бантом и Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость».

По окончании военных действий Владимир Феодорович был откомандирован в распоряжение заведующего гражданскими делами при главнокомандующем армией и командирован в Болгарию. Здесь Владимир Феодорович был назначен на должность мидийского окружного начальника Адрианопольского санджака. Затем, назначенный в распоряжение начальника войск милиции в Восточной Румелии, Владимир Феодорович командовал Сливенской конной сотней.

В 1880 г. Владимир Феодорович вернулся с войны в Гродненский гусарский полк. В 1883 г. женился на княжне Марии Александровне Трубецкой. Мария Александровна была наследницей древних русских родов, восходивших своими корнями к Рюриковичам – к главной ветви этого рода: от Иоанна Красного, Иоанна Калиты, Святых Даниила Московского и Александра Невского к крестителю Руси князю Владимиру.

В 1885 г., имея семью, Владимир Феодорович задумал выйти в отставку из Гродненского полка в чине полковника. Он захотел заняться хозяйством. С одной стороны, с тем, чтобы прочнее поставить материальную сторону своего положения, с другой стороны, чтобы послужить своему родному краю. Этот край, где было его родное имение, был голодным и запущенным.1

С крестьянами окружающих сел, особенно по праздникам, у него был такой живой обмен мнений, взглядов, разговоров, что удивляешься, когда он находил время для того, чтобы так подробно с ними беседовать обо всем. В его доме по праздникам была постоянная "толкучка" с крестьянами. Настолько эти собрания были многолюдны и часты, что домашние Владимира Феодоровича называли их "клубными".

Вот где и когда окончательно окрепла и утвердилась его связь с простыми крестьянами-землеробами, его любовь к крестьянину, простому люду. Беседа с крестьянами доставляла ему приятные минуты жизни. Впоследствии, он, будучи в Тамбове, всегда себя называл "мужицким губернатором", неизменно в 4 часа спускался в приемную и всегда лично беседовал с крестьянами об их нуждах, интересовался всем, входил в их положение. В беседах был очень прост.

Владимир Феодорович глубоко жалел русского мужика, ценил и крепко любил за его простоту, искренность, за набожность, за всю прямую серую мужицкую душу. Он жалел его, защищая интересы его в течение всей своей административной деятельности, чем вполне оправдал свое название "мужицкого губернатора".

Будучи глубоко верующим христианином, он свято чтил православную веру, впоследствии в течение всей своей жизни боролся за ее величие, ее силу, негодовал при виде того безверия, того легкомыслия, с которым теперь относятся к религиозным вопросам нашей святой православной веры.

В своем родовом имении Каргашине он построил церковно-приходскую школу[2], а когда она оказалась мала и тесна, ходатайствовал об открытии второклассной школы[3]. Отремонтировал храм, устроил дом священнику, крестьяне избрали его старостой. Высшее духовное начальство отличило эту любовь к храму Божиему дважды свидетельствами благодарности из Святейшего Синода и представлением к Высочайшей награде – ордену. Такая кипучая, разносторонняя и очень полезная деятельность Владимира Феодоровича в деревне не могла пройти незамеченной. Дворяне выбирают его на должность Предводителя дворянства Харьковского уезда дважды (с 1894 по 1900 г.г.), дважды он был избираем на должность мирового судьи. В бытность свою председателем губернского собрания в Харькове заботился о народном просвещении, выступал за увеличение количества школ, добившись увеличения ассигнований на школы до двухсот тысяч рублей ежегодно.

Именно там, в Харькове, Владимир Феодорович впервые лицом к лицу сталкивается с революционным движением, которое к этому времени набирает силу. Его вожди, «живя чужим умом и на чужие средства, старались сеять классовую вражду и поселять смуту». Подлинно христианский облик Владимира Феодоровича выразился в том, что он одним из первых земских деятелей выступил не против этих лиц, а против их политики. В этом было понимание опасности разделения русского народа, которого добивались революционеры и которое привело спустя два десятилетия к гражданской войне.

Этот период его жизни знаменуется храмоздательными и духовно-просветительскими трудами. В селе Рогозянка, Харьковской губернии, планировалось закрытие имевшейся там часовни. Видя настоятельную потребность у крестьян в храме, Владимир Феодорович не только отстоял часовню, но и выхлопотал разрешение на закладку храма, участвовал в его постройке и впоследствии был в нем церковным старостой.

В 1901 г. Владимир Феодорович призывается на государственную службу – получает назначение на должность Архангельского вице-губернатора. 1 год и 7 месяцев продолжались его труды и заботы о людях, живших на русском Севере – на Мурманском побережье, в Печоре, Кеме, на Новой Земле. Имея великую любовь к святыням и храма Божиим, Владимир Феодорович проявлял особое попечение о Соловецком монастыре, входившем в территорию его губернии, любил бывать там, уходя от суеты мирской, званных обедов… Ему хотелось быть только с Богом, в молитвенном уединении.

 

 

Тамбовский губернатор

и торжества 1903 года в Сарове ©

 

 

"Повелевает Господь подданным царя оградить его власть от всего того, что ее колеблет и даже уничтожает; и, прежде всего — чтобы она была неприкосновенна от недовольства и осуждения с их стороны, так как последнее колеблет авторитет царской власти, расшатывает ее, а вместе с нею и государство".

Святитель Серафим,

Архиепископ Богучарский,

Софийский чудотворец.

 

 

В 1902 г. 28 августа Владимир Феодорович был назначен Тамбовским губернатором. Этот период был, несомненно, одним из самых ярких и плодотворных в его жизни. На службе в Тамбовской губернии во всей полноте раскрылись его дивная душа, его беззаветная любовь к Царю и Родине и его прекрасные административные способности. Вот как свидетельствует один из современников тамбовского губернатора священник отец Феодор (Светозаров), приглашенный на Губернское совещание по пересмотру законодательства о крестьянах 26 мая 1904 года:

«Губернатор открывал и закрывал заседание. Надо отдать ему справедливость: он умелою рукою направлял обсуждение вопросов. Когда нужно, он останавливал безконечные прения; когда нужно он и сам говорил, уясняя вопрос и резюмируя данные к решению его. Лучшего председателя собрания и не найти бы!»*

Владимир Феодорович фон дер Лауниц являлся непременным Попечителем и Почетным членом Тамбовской Ученой Архивной Комиссии. При его ходатайстве ТУАК в 1904 году была принята под Высочайшее Его Императорского Величества покровительство.

Владимиру Феодоровичу суждено было послужить великому Саровскому торжеству прославления мощей преподобного Серафима. Много вложил он в организацию торжеств Церкви своего труда, хлопот, забот, опасений и тревоги. На его плечах была вынесена тогда вся ответственность с гражданской стороны.

Государственный архив Тамбовской области хранит в своих фондах сотни документов, освящающих труды Владимира Феодоровича по подготовке Саровских торжеств. Поразительно, что многие подготовительные мероприятия он, видя нехватку средств, проводил за свой счет. Так, например, им были пошиты новые мундиры для служащих, участвовавших в торжествах.

19-го июля 1903 года предстояло открытие мощей преподобного Серафима. Вся тяжесть и ответственность за успех этого светлого события жизни России легла с одной, церковной, стороны на преосвященного Иннокентия, а с другой – гражданской, на Владимира Феодоровича фон дер Лауница. Много вложил он в организацию торжеств Церкви своего труда, хлопот, забот, опасений и тревоги.

На этих же торжествах, во всей силе и красоте, обнаружились особые свойства его административных дарований: крепкая воля, энергия, быстрота в исполнении распоряжений, твердость и решительность, строгость и определенность, не допускающая колебаний и послаблений. Эти свойства стяжали ему Царское внимание и любовь.

Они дали ему впоследствии средства и возможность быстро водворить спокойствие и порядок в Тамбовском крае, охваченном пламенем аграрных волнений. И все он делал с надеждой на помощь Божию, верой в Святое Провиденье. На все опасения за жизнь и безопасность Государя, при его приезде в Саровский лес, Владимир Феодорович как ответственное лицо за порядок, охрану и распорядительность при приезде Государя во вверенную ему Тамбовскую губернию, отвечал: «Преподобный Серафим поможет».

Проводя время в неустанных трудах, он вел тогда самый простой образ жизни; часто целый день пробавлялся квасом с сухарями; обедать куда-либо не ходил. Некогда было. Нужно было все устроить образцово и в порядке: кубы для кипятка воды, пекарни для хлеба громадному количеству народа, при чем в виду недостатка хлеба приходилось его выписывать даже из Нижнего Новгорода.

При встрече Государя на границе своей губернии и подаче ему рапорта Владимир Феодорович, вознеся в душе горячую молитву Богу за все, истово перекрестился широким размашистым крестом.

В половине шестого вечера Их Величе­ства прибыли к границе Тамбовской губер­нии. Там, на дороге, окаймленной густым сосновым лесом, была воздвигнута краси­вая, в русском стиле, арка, увенчанная по­средине фронтона сияющим золоченым крестом. В середине ее на фронтоне вид­нелся с одной стороны образ старца Серафима, а с другой – лик Спасителя. Фигуры серафимов украшали капители арки, и вся она была красиво перевита по фронтону капителям и колоннам гирляндами зелени. Под образом Спасителя была начертана на славянском языке надпись: «Благословен грядый во имя Господне», а с другой стороны под ликом старца Серафима: «Гос­поди, силою Твоею возвеселится Царь». С арки спускалась вишневого бархата дра­пировка с золотою бахромою.

За аркой слева, в лесу, была устроена декоративная палатка-сень, в виде старого ветхого шатра-навеса, прикрепленного к деревьям, издали казавшегося вет­хою избою в лесу. В ней супруга Владимира Феодоровича, Мария Александровна, встречала Государынь с цветами в руках.

Здесь же собрались встретить Их Вели­честв все власти губернии, дамы и мест­ные дворяне. Близ арки стали земские начальники, городские и волостные де­путации, а за ними – широкий эффект­ный полукруг крестьянских депутаций.

Эти депутации имели чрезвычайно колоритный вид. Тамбовская губерния выслала сюда своих типичных коренных представительниц в их любопытных ярких колоритных костюмах. Сначала шли ря­ды красивых рослых великорусских кре­стьянок в шитых сарафанах и парчовых кокошниках с золотом. Далее тянулись ряды мордвы и мещеряков в их белых, тоже расшитых всевозможными узорами костюмах. Позади них, чтобы лучше оттенить красочность и эффектную пестроту их одежд, были поставлены однотонными рядами татары в зеленых, черных и белых халатах.

Государь обошел дворян и земских начальников. Государыни Императрицы обходили земских начальников и каждого отдельно удостоили своим внимани­ем. Государь повелел старшинам пере­дать всем крестьянам Тамбовской губер­нии благодарность Его Величества за хлеб-соль.

Государь Император, Государыни Им­ператрицы, Великие князья и княгини отбыли на лошадях в Саровскую пустынь; оглушительное «Ура!» сопровожда­ло Царский кортеж.

Долго не расходились крестьянские де­путации, и долго гремели их радостные крики и летели вверх крестьянские шапки.

Владимиру Феодоровичу пришла в голову идея – представить Государю при его пребывании в Сарове депутации от жителей всех уездов губернии в их местных костюмах с их всевозможными различиями. Было собрано до 600 мужчин и женщин, которые помещались в особых бараках и содержались на счет администрации.

И хотя с этими организациями Владимиру Феодоровичу и была масса хлопот, но зато, какую чудную, замечательно красивую картину представляли из себя эти депутации!

Тут были и великороссы, и татары, и мордва, – все в русских костюмах с своими характерными местными отличиями. Женщины были кто в сарафанах, кто в платьях с разноцветными лентами на голове и местными украшениями.

Государя все это очень интересовало. Он обошел все депутации, все помещения, где они находились. Замечательна та простота, та беззаветная любовь народа к своему Царю-Батюшке, которая ярко здесь проявилась в отношении к повелителю громаднейшей в мире Империи. Земно кланяясь Государю, касаясь рукой до земли, обращаясь к Государю при его обходе депутации, простецы земли русской говорили ему: «Здравствуй, наш Царь-Батюшка». Одна из женщин – молодка – преподнесла Царской чете в деревянной липовой чаше, сделанной в Сарове, с рисунками видами монастыря, работы художницы Шнейдер, на деревянном блюде пирамиду яиц. И эта чаша была отнесена в царские покои, где и находилась после.

Везде нужно было Владимиру Феодоровичу поспеть, самому распорядиться, все нужно было видеть самому, "своим хозяйским глазом", иначе можно было нажить беду. Один раз, государыня императрица Мария Феодоровна вздумала идти к источнику преподобного Серафима в лесу. Простонародья кругом было масса. Всякий хотел взглянуть на Царицу-Мать. Владимир Феодорович шел около Государыни. К сожалению, подчиненные Владимира Феодоровича вовремя не распорядились поставить полицию. На пути был лишь один конный стражник. Владимир Феодорович видит, как одна деревенская баба, очевидно желая посмотреть на Государыню, которую она не могла видеть из-за лошади стражника, начала пырять в бок лошадь стражника бывшей у нее в руках железною палкою с острым концом. Лошадь, взвиваясь на дыбы от боли, начала пятиться назад, прямо на Императрицу, а Государыня совсем близко в двух шагах идет себе вперед совершенно спокойно, вероятно думая, что присутствующая здесь полиция усмирит лошадь. Еще момент и разъяренная от боли лошадь могла смять Государыню, и во время поднявшейся среди громадной толпы сумятицы и криков, при отсутствии полиции натворить смертельных бед... Владимир Феодорович пронизывает своим орлиным взором толпу и видит… помощи нет… Тогда он, моментально оценив ситуацию, решительно бросается к лошади. При мысли, во что бы то ни стало предупредить катастрофу, он с такою силою хватает лошадь за уздцы, так страшно ее осаживает, что лошадь стала как вкопанная. Государыня спокойно прошла вперед. Случай прошел незамеченным. Но Владимир Феодорович купил себе это дорогой ценой. От страшного напряжения он порвал связки в плече руки. Проводив обратно Государыню благополучно, он от страшной боли в руке вернулся к себе в помещение.

Никогда не приучая себя к изнеженной слабости, потому что лечиться он не любил, да в это время и некогда было, он сам стал просить жену сделать ему массаж руки. И когда руку обнажили, то увидели, что плечо было все черное от внутреннего кровоизлияния в порванных связках. После этого Владимир Феодорович во всю свою остальную жизнь никогда свободно не владел этой рукой. При подъеме руки всегда чувствовалась слабость.

Раз был такой случай. Предстояло служение всенощного бдения в присутствии Государя Императора. Святые мощи преподобного Серафима лежали в гробу посредине церкви, окруженные массивными подсвечниками с горящими свечами. Народу в церкви было масса. Битком набито. Шум, страшная давка… Полиция из сил выбивалась, сдерживая невообразимый натиск народа. А в храм прибывали все новые и новые толпы. Владимир Феодорович в ожидании выхода Государя со всей Царской семьей, из своих покоев не был в это время в храме. Но вот Государь вышел и направился в храм. Владимир Феодорович, приготавливая путь Царю, заранее вошел в храм и моментально сообразил все безпомощное положение полиции. Несмотря на невероятные усилия, она не в состоянии была сдерживать напора народной толпы. Уже закачались тяжелые подсвечники вокруг гроба со святыми мощами. Еще натиск и все полетело бы на пол... Грозила серьезная опасность. Владимир Феодорович, расталкивая народ, со словами: «Позвольте, позвольте, пропустите…», – кинулся к святыне, протискиваясь вперед. Народ, видя губернатора, несколько отодвинулся. А Владимир Феодорович, добравшись до гроба со святыми мощами, ухватил руки высокопоставленных лиц, стоявших здесь, и моментально устроил из них цепь вокруг святыни. Министр внутренних дел В. К. Плеве, бывший здесь же, сам стал в цепь, призывая земских начальников помочь губернатору. Путем такой решительности и быстроты действий, порядок вокруг святых мощей был установлен и возможная серьезная опасность предупреждена. После очень многие возмущались якобы грубостью Владимира Феодоровича, хватавшего без разбора всех высокопоставленных лиц и устраивавшего из них цепь. Здорово же ругали его. Но он видит святыню в опасности. Он должен был предупредить эту опасность, и, не взирая на ранги земного положения стоявших вокруг святыни, заставил их волей-неволей этим самым их рангом сдержать бушующую толпу. Много нужно было такта, ума, стойкости и твердости своих убеждений, чтобы при таких обстоятельствах и самим собою остаться и с честью выйти из тяжелого положения.

 

«В день отъезда Их Величества посетили скит Святого и находящуюся близ него купальню. Государь и вся свита шли пешком. Туда было проведено широкое шоссе, но немало забот было у Лауница, получившего указание Его Величества не мешать народу находится на царском пути. Организовать это было нелегко, так как шоссе шло вдоль речки Саровки, куда круто спускалась гора… Были вызваны войска, сдерживающие толпу в 150 тысяч человек, заполнившую весь спуск от обители до дороги.

В купальне был отслужен молебен, после которого Царь со свитою, но без духовенства оправился обратно в монастырь. Из монастыря был устроен дощатый спуск, местами на высоких козлах, ведущий напрямик до шоссе.

Гора была сплошь покрыта народом. Лауниц и я шли в середине свиты, за Императором. Губернатор высказывал опасение, что толпа, желающая ближе видеть Царя, прорвет тонкую цепь солдат и наводнит шоссе. В это время, не предупредив никого, Государь свернул круто направо, прошел через цепь солдат и направился в гору. Очевидно, он хотел вернуться по дощатой дорожке и дать, таким образом, большему количеству народа видеть себя вблизи. Я крикнул Лауницу: «За мною!», – и мы с великими усилиями пробились непосредственно до Императора, от которого уже была оттерта почти вся прочая свита.

Его Величество двигался медленно, повторяя толпе: «Посторонитесь, братцы». Государя пропускали вперед, но толпа немедленно опять сгущалась за ним, только Лауниц да я удержались за Царем. Пришлось идти все время медленнее, всем хотелось видеть и, если можно, то коснуться своего Монарха. Все более теснили нашу малую группу из трех человек, и, наконец, мы совсем остановились. Мужики стали размахивать руками и кричать: «Не напирайте!». Опять продвинулись вперед на несколько шагов. Я предложил встать на наши с Лауницем скрещенные руки, тогда Его будет видно издали, Царь не согласился. В это время толпа навалилась спереди, и Он невольно сел на наши руки. Затем мы его подняли на плечи. Народ увидел Царя, и раздалось громовое «Ура!».

Мы крикнули двум дюжим мужикам проталкиваться впереди нас по направлению к дощатой дорожке. Когда, наконец, мы достигли ее, там толпа была реже. Государь пошел по сходням, но, несмотря на все мои просьбы спешить, продолжал идти размеренным шагом. В этом месте доски были посланы на высоких деревянных козлах. И помост за нами вдруг с грохотом провалился, увлекая всех, сзади шедших. Царь стал увеличивать шаги, и мы благополучно достигли боковых дверей монастыря».*

 

Владимир Феодорович блестяще выполнил свою роль, получивши благодарность Государя за порядок при открытии мощей преподобного Серафима. В шестой день декабря 1903 года он был награжден званием Шталмейстера двора Его Императорского Величества с оставлением в занимаемой им должности.

В память о торжествах от имени совершившего прославление Архиерейского и Священного Собора архимандрит Серафим Чичагов* преподнес Владимиру Феодоровичу великие святыни: крест с частицей святых мощей преподобного Серафима, часть его мантии и камня, на котором молился Старец, с написанным на нем иконописным изображением, а также наперсную икону Преподобного; такие же дары получила Царская семья.

* * *

 

В 1904 г. 24 января внезапно разразилась Русско-японская война. Владимир Феодорович обратился с просьбой о направлении его в действующую армию, но получил отказ. В губернии образцово и продуманно была организована мобилизация, проводился сбор пожертвований для солдат, причем первым и щедрым пожертвователем был сам Владимир Феодорович. Всего для воюющей армии было собрано 300 тысяч рублей наличными и огромное количество пожертвований вещами и продуктами, целые вагоны снаряжались и уходили на фронт. Тамбовская губерния первой в России внесла пожертвования на восстановление расстрелянного в Порт-Артуре русского флота.

В губернии Владимир Феодорович устраивал лазареты для раненых воинов.

Один из них находился в его доме-усадьбе в селе Каргашине. Самым крупным был основанный Владимиром Феодоровичем госпиталь имени преподобного Серафима Саровского. Для этого он взял на себя инициативу по устройству местного лазарета для раненых. В губернской типографии он отпечатал книгу с тем, чтобы вырученная прибыль пошла в фонд устройства больницы Красного Креста имени преподобного Серафима Саровского. Во всех этих трудах верным сотрудником и помощником ему был епископ Тамбовский и Шацкий Иннокентий (Беляев)*.

Супруга Владимира Феодоровича, Мария Александровна была одним из организаторов кружечного сбора пожертвований для воюющей армии и являлась попечительнцпей общины сестер милосердия.

По всей России проходила мобилизация войск, смотр войск Государем Императором и отправка на фронт. 2 июля 1904 года тамбовцы удостоились принимать у себя своего Батюшку-Царя. К приезду Государя Императора Тамбов украсился флагами, на окнах в магазинах видны были портреты Государя и Государыни, некоторые дома украшены были цветами, улицы были почищены и прибраны, особенно по пути Царского проезда. В городе царил образцовый порядок. Когда Государь прибыл на место смотра, там выстроены были четыре полка: Кромский, Мценский, Кирсановский, Борисоглебский и два эскадрона артиллерии. Около линии расположенных войск теснился народ в количестве 20-25 тысяч.

Как верному сыну своей горячо любимой Родины, Владимиру Феодоровичу выпало противостать тем разрушительным силам, которые стремились в России разжечь гражданскую войну. Революционные агитаторы организовывали в селах Тамбовской губернии беспорядки, совершали акты насилия, грабежа. Сознавая печальную необходимость применения суровых мер для предупреждения (хотя бы страхом боли) дальнейшего своеволия, Владимир Феодорович при своей природной мягкости души, при своей любви к простому серому мужику, с тяжелой болью в душе отдавал приказы о применении этих суровых мер. Он знал, что иначе поступить нельзя.

В результате его решительных и продуманных действий, его увещеваний обманутых и одурманенных агитаторами крестьян, беспорядки, грозившие большим кровопролитием и гибелью множества людей были остановлены. Более того, виновные возвратили награбленное. Как известно из Новейшей истории, Тамбовская губерния менее других пострадала от революционных событий начала века и дольше других сопротивлялась большевикам (вспомним восстание Антонова на Тамбовщине). Память об этом даре миротворчества, которым Господь щедро наградил Владимира Феодоровича, удивительным образом сохранилась до наших дней. По свидетельству жительницы села Каргашина И. Лаптевой ее родители работали в имении Владимира Феодоровича фон дер Лауница: «Больше всего на свете Владимир Феодорович любил, чтобы все было миром и ладом, а не любил больше всего, когда ругаются».

В это же время происходило духовно-тесное сближение Владимира Феодоровича с епископом Иннокентием и адвокатом Гавриилом Николаевичем Луженовским. Все трое стали предметом злобы и травли. В подметных письмах им троим угрожали постоянно смертью. Голову преосвященного Иннокентия революционеры оценили в солидную сумму денег в виде награды убийце.

Революционные элементы становились все разнузданнее и борьба с ними, вследствие потакательства сверху, все затруднительнее. Владимир Феодорович предложил Г.Н. Луженовскому должность советника губернского правления – первый для него пункт к вступлению в ряды высшей администрации. 7 апреля 1905 г. был издан Высочайший указ о его назначении.

Тамбовский триумвират, Владимир Феодорович фон дер Лауниц, вице-губернатор Николай Евгеньевич Богданович и Гавриил Николаевич Луженовский под молитвенным благословением епископа Иннокентия, будучи согласными между собою до мелочей и энергичными мерами предупреждая всякие манифестации, понял необходимость сплотить разрозненных пока и поэтому безсильных верных сынов Отечества, дабы они дали своевременный отпор сплоченно действовавшей революционной клике и содействовать развитию деятельности вновь образовавшегося "Союза русских людей", который вполне потом оправдал его надежды в самые трудные политические минуты. В среде этого союза сплотились люди всевозможных профессий.

В бессильной ярости, революционеры приговаривают Тамбовский триумвират к смерти и выпускают об этом прокламации от 14 октября 1905 года, предназначая к смерти фон Лауница, Богдановича, Луженовского. В прокламации они говорят: «Эти лица вне закона… Долой палачей. Проклятье и смерть злодеям!».

Во время этой смуты, грубой разнузданности "черни", при благосклонном попустительстве высших властей, при их растерянности, всеобщего шатания умов, очевидно кому-то деятельность Владимира Феодоровича показалась в Тамбове "неудобной". И вот ему предлагают губернаторство в г. Харькове. Жители г. Тамбова, собравши громадную массу подписей под петицией, просили оставить его в Тамбове, в виду того, что при нем только в городе и губернии водворилось спокойствие. Просьба-мольба жителей Тамбовского края "высшими сферами" была уважена, и фон Лауниц был оставлен в Тамбове.

31 декабря 1905 года по именному указу Его Императорского Величества Владимир Феодорович назначается градоначальником столицы Российской Империи.

Всколыхнулся Тамбовский край, все наперерыв спешили ему перед отъездом выразить чувства любви, уважения, преданности.

Никогда Тамбов не провожал так своих губернаторов. Общество высоко ценило все понесенные им заботы и труды в пользу Тамбовского края. Город Тамбов и Лебедянь поднесли ему звание почетного гражданина, на присвоение которого Государь Император 3 апреля 1906 года всемилостивейше соизволил.

В Санкт-Петербург его провожали со слезами все сословия губернии, в том числе "нищая братия", которую он так любил. Бедняков тамбовских к отправлению поезда собралось более шестисот человек. И эта толпа ночлежников в 600 человек как один, стройно, степенно собралась пред домом губернатора 22 января 1906 года. Отслужен был молебен. Владимиру Феодоровичу бедняки поднесли икону преподобного Серафима. Один из "бывших людей" от лица всех прочитал поздравительный адрес Владимиру Феодоровичу.

Тронутый до глубины души искренним и безыскусственным выражением к нему признательности, Владимир Феодорович благоговейно приложился и поцеловал подносимую святую икону, в теплых словах поблагодарил бедняков за их любовь к нему, трижды поцеловал депутата читавшего адрес. Затем предложил беднякам обед в ночлежном доме, куда приезжал сам.

С глубокой верой в Бога, в величие Родины Владимир Феодорович, сопровождаемый массой народа, охраняемый самым "сердцем" народным – его любовью, преданностью, сопутствуемый самыми искренними благословениями от множества депутаций, уехал в Петербург и стал часовым на посту градоначальника.

Революционеры по случаю назначения его градоначальником и его переездом из Тамбова говорили: «Нет, живым тебя не выпустим из Тамбова!»

Едва бедняки города Тамбова, которые так крепко любили Владимира Феодоровича, услыхали, что ему грозит опасность смерти, как тотчас предложили свои услуги и по всем пути выезда из Тамбова охраняли его.

 

 

Петербургский градоначальник©

 

Не в мирное, а безпокойное и крамольное время мы живем, время безначалия и безбожия, время дсрзкаго попрания законов Божеских и человеческих; во время безсмысленнаго шатания умов, вкусивших несколько земной мудрости и возмечтавших о себе чрез меру: ибо знание кичит, по слову Божию, а любовь назидает. Для всех очевидно, что царство русское колеблется, шатается, близко к падению.

Отчего же столь великое, бывшее столь твердым, могу­щественным и славным прежде, царство русское ныне так разслабело, обезсилело, уничтожилось, всколебалось? От­того, что оно сошло с твердой и непоколебимой основы истинной веры, и в большинстве интеллигенции отпало от Бога, Который один есть непоколебимая во веки вечная держава. Коим твердо держатся в дивной гармонии небо и земля – столько веков. Вот отчего царство наше колеблется; и одно ли русское царство, занимающее шестую часть земли, колеблется от безбожия и анархии? Нет, колеблются и трясутся все царства земныя, оставившия веру истинную; а некоторые царства и города, бывшие до Хри­ста и после Христа, сошли совсем с позорища мира за неверие и беззаконие. И чем дольше существует мир прелюбодейный и грешный и преуспевает в беззакониях, тем он больше и больше слабеет, дряхлеет и колеблется, так что к концу мира он совсем сделается трупом и дымящеюся го­ловнею, которая совсем истлеет от последняго страшнаго,всеобщаго огня: ибо земля и все дела на ней сгорят, по апостолу, и мы чаем новаго неба и новой земли, по обетованию Божию, на которых живет правда (2 Петр. 3, 10; 13).

Фон–деръ Лауницъ

10 авг. 1855 —21 дек. 1906".

В селе сохранилась школа, построенная Владимиром Феодоровичем, в которой сейчас обучается 85 детей. Родственники Владимира Феодоровича установили лучшим ученикам школы стипендию имени В.Ф. фон дер Лауниц. Развалины имения напоминают о прошлом величии его славного рода. Сохранилась конюшня6, принадлежавшая когда-то статскому советнику Владимиру Феодоровичу фон дер Лауниц.

Перед крестом – ныне большая яма, размером 3 на 4 метра и глубиной около 2 метров, поросшая густой травой и кустарником.

 

***

Владимир Феодорович явился достойным последователем и подражателем жизненных принципов своего небесного покровителя – Святого равноапостольного Великого Князя Владимира и своим собственным примером для многих был воплощением идеалов истинно христианского милосердия и сострадания.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. IV. Иоанн Дамаскин и юлианизм
  2. В день преставления св. апостола Иоанна Богослова
  3. В день рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
  4. В таблице 15 представлены налоговые ставки по страховым взносам на 2013 год.
  5. Взращивай силу духа, чтобы защитить себя от неожиданных невзгод. Но не беспокой себя мрачными плодами воображения. Многие страхи порождаются усталостью и одиночеством.
  6. Вопрос 99. Формы материального стимулирования труда работников: премии, вознаграждения по итогам за год.
  7. Воскресенье. Иоанн Креститель и «Настоящая истина».
  8. Джефф, отец пятнадцатилетней Джилл
  9. Житие преподобного отца нашего Иоанна Прозорливого, пустынника и затворника Египетского
  10. И возненавидел Исав Иакова за благословение, которым благословил его отец его; и сказал Исав в сердце своем: приближаются дни плача по отце моем, и я убью Иакова, брата моего. (Быт. 27:41).
  11. Иоанн одиннадцатый, возлюбленный своей матери
  12. КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ, 1993 ГОД.


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 376; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.019 с.) Главная | Обратная связь