Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Институт истории и международных отношений




МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное автономное образовательное
учреждение высшего образования

«Южный федеральный университет»

Институт истории и международных отношений

Кафедра отечественной истории

 

 

БУХУРОВА ЗАЛИНА ХАБИЛОВНА

 

 

Шариатское движение в Кабарде

И Западной Черкесии

В эпоху Кавказской войны

 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

По специальности 030401 – История

 

 

Научный руководитель –

Доцент, к.и.н. Урушадзе Амиран Тариелович

 

Рецензент –

Доцент, к.и.н. Бородин Сергей Витальевич

 

Ростов-на-Дону – 2015


ОГЛАВЛЕНИЕ

 

    Стр.
ВВЕДЕНИЕ
     
ГЛАВА 1. ШАРИАТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В КАБАРДЕ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВВ.    
  1.1 Предыстория шариатского движения: особенности исламизации кабардинцев до начала Кавказской войны  
  1.2 Шариатское движение в Кабарде на начальных стадиях Кавказской войны  
  1.3 Судебные преобразования и миграции кабардинцев в конце XVIII – первой четверти XIX в.  
     
ГЛАВА 2. ПОСЛЕДСТВИЯ ШАРИАТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В КАБАРДЕ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX В.    
  2.1 Роль шариата в общественно-политической жизни кабардинцев во второй четверти XIX в.  
  2.2 Движение Шамиля в контексте похода в Кабарду в апреле 1846 г.  
     
ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ШАРИАТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ЗАПАДНОЙ ЧЕРКЕСИИ НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ      
  3.1 Учреждение «мехкеме» как одна из форм проявления шариатского движения на Западном Кавказе в 40-е гг. XIX в.  
  3.2 Деятельность наиба Шамиля Мухаммеда-Амина в Западной Черкесии в конце 40-х – 50-х гг. XIX в.  
     
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
   
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 


ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность исследования.В настоящее время большую актуальность приобрело научное исследование проблем, связанных с функционированием различных конфессий на территории Кавказа и их влияние на общественно-политическую ситуацию в регионе. Это объясняется и попытками деструктивных сил создать теократические объединения в регионе и мобилизовать на это общественные массы под лозунгами конфессиональной направленности.

Исследование этнополитической и конфессиональных процессов на территории Кавказа показывает, что предпосылки формирования религиозных течений различного толка на Кавказе уходят корнями вглубь веков. Поэтому исследование шариатского движения у черкесов в Кабарде и Северо-Западном Кавказе в период Кавказской войны во многом имеет важное значения для понимания всего происходящего на этой территории в настоящее время. В этом и заключается практический интерес к исследованию данной темы.

Шариатское движение у черкесов в период Кавказкой войны – явление сложное и многосоставное. Сложность определяется неоднозначными оценками исследователей. Многосоставность – тем, что в это движение были вовлечены представители различных черкесских субэтносов, проживавших в то время на данной территории, и тем, что на разных этапах Кавказской войны и на разной территории оно приобретало специфические черты. В целом же, под шариатским движением понимается объединение черкесов по конфессиональному принципу в период Кавказской войны как реакция на политику Российской империи по включению данной территории в свой состав.

В историографии Кавказской войны есть некоторые работы, посвященные шариатскому движению черкесов на разных территориях в разное время. Однако комплексная работа, позволяющая представить это явление как непрерывный процесс – отсутствует. Это, в свою очередь, также определяет актуальность поставленной проблемы.

Объектом настоящего дипломного проекта являются различные субэтнические группы черкесов, проживавшие в последней трети XVIII – первой половине XIX в. в Кабарде и Западной Черкесии; а предметом – шариатское движение в эпоху Кавказской войны.



Общая характеристика поставленной проблемы. Дипломная работа посвящена недостаточно исследованной в кавказоведении проблеме. В ходе исследования планируется рассмотреть шариатское движение в Кабарде в последней трети XVIII – начале ХХ в. и его последствия во второй четверти XIX в., а также особенности шариатского движения в Западной Черкесии на завершающем этапе Кавказской войны. Для этого предполагается изучить труды ведущих исследователей-кавказоведов по данной теме и проанализировать источники.

В дипломной работе выдвигается следующая рабочая гипотеза: шариатское движение в Кабарде и Западной Черкесии в период Кавказской войны возникло как ответ на мероприятия российских властей по включению данных территорий в состав империи; в целом это движение не помешало России покорить Кавказ, однако после Кавказской войны шариат продолжал применяться в определенных сферах общественной жизни черкесов. Это во многом объясняется тем, что в это время конфессиональное сознание оставалось важнейшим, но не самым главным элементом повседневной жизни черкесов.

Историографический обзор показывает, что в научной литературе данная проблемам недостаточно разработана, несмотря на существование значительного корпуса исследований, посвященных религии черкесов в последней трети XVIII – первой половине XIX в. Поэтому историографию проблемы характеризуют в основном исследования, в определенной мере касающиеся распространяя мусульманской религии у черкесов в обозначенный период. Историографию данной темы можно условно разделить на три периода: дореволюционный, советский и современный.

В дореволюционный период о распространении ислама и его роли в традиционном адыгском обществе в XVIII–XIX вв. первыми писали Хан-Гирей[1] и Ш. Ногмов[2]. Распространение шариата и характеристика роли ислама в общественных отношениях в Кабарде и на Северном Кавказе в XVIII–XIX в. рассматриваются в обстоятельном введении к сборнику «Адатов кавказских горцев» Ф.И. Леонтовича[3], а также в работах С. Броневского[4], И. Бларамберга[5], И.В. Шаховского[6], Н.Ф. Грабовского[7], В.А. Потто[8], В.Н. Кудашева[9] и др. В это время тематика шариатского движения как реакции на политику России по включению территории Кавказа в вой состав в исследовательской литературе специально не рассматривалась, а сам термин «шариатское движение» указанными авторами еще не применялся.

Одним же из первых советских исследователей, затрагивавших проблемы функционирования шариата у кабардинцев, был А.М. Ладыженский[10]. Однако данная проблема в его работах затрагивалась фрагментарно. Обзор судебной практики у кабардинцев с применением норм шариата в первой половине XIX в. дает В.К. Гарданов. Во введении к изданным им материалам по обычному праву кабардинцев рассматривается место мусульманского права в судопроизводстве[11]. В историографии советского периода можно выделить и ряд других работ, например, труды Т.Х. Кумыкова[12]. Первым же на рубеже 80–90-х гг. ХХ в. о шариатском движении у кабардинцев конца XVIII – начала XIX в. писал Р.У. Туганов[13]. Таким образом, в историографии советского периода наблюдается повышение исследовательского интереса к мусульманской проблематике на Кавказе, к этому же периоду относится и введение в научный оборот термина «шариатское движение».

В современный период исламская проблематика рассматривалась в трудах Х.М. Думанова[14], Н.М. Емельяновой[15], Ж.А. Калмыкова[16], Б.К. Мальбахова[17], К.Ф. Дзамихова[18], И.Л. Бабич и А.А. Ярлыкапова[19], А.Х. Карова[20], С.И. Аккиевой[21], А.Х. Мукожева[22], В.А. Матвеева[23], З.Х. Мисрокова[24], В.А. Дмитриева[25], М.В. и Ю.Ю. Клычниковых[26], А.Д. Панеш[27], Я.А. Гордина[28] А.Ю. Чирга[29], С.Г. Кудаевой[30], М.Г.Хафизовой[31] и др.[32] В их работах исследованы этапы исламизации черкесов (в том числе и кабардинцев), обращали внимание на синкретизм религиозных воззрений и сохранение доисламских традиций и т.п. В этом ряду следует особо выделить работы В.Х. Кажарова, который особое внимание уделяет социально-политическим аспектам шариатского движения и его роли в истории Кабарды в конце XVIII – первой четверти XIX в.[33] В целом, в современной историографии поставленные в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. проблемы шариатского движения получили дальнейшее рассмотрение. Однако они в основном рассматривались в работах, посвященных отдельным эпизодам Кавказской войны, а как перманентное явление в Кабарде и Западной Черкессии до сих пор не рассматривались.

Таким образом, предшествующая историография сделала немало в разработке истории ислама среди черкесов в период Кавказской войны. Несмотря на широкий спектр рассмотренных вопросов, данная работа является первым комплексным исследованием роли ислама в общественно-политической жизни черкесов в 1763–1864 г.

В целом историографический обзор позволяет сформулировать цели и задачи данного дипломного проекта. Так, цель настоящей дипломной работы определяется поставленной в названии проблемой и заключается в исследовании особенностей шариатского движения у черкесов Северного и Северо-Западного Кавказа в период Кавказской войны.

Реализация этой цели требует постановки и решения следующих задач:

– изучить особенности исламизации кабардинцев до начала Кавказской войны;

– дать характеристику шариатского движения в Кабарде на начальных стадиях Кавказской войны;

– проанализировать судебные преобразования и миграции кабардинцев в конце XVIII – первой четверти XIX в. в контексте шариатского движения;

– определить роль шариата в общественно-политической жизни кабардинцев во второй четверти XIX в.;

– охарактеризовать поход имама Шамиля в Кабарду в апреле 1846 г. и оценить роль конфессионального фактора в его последствиях;

– изучить учреждение «мехкеме» как одну из форм проявления шариатского движения на Западном Кавказе в 40-е гг. XIX в.;

– исследовать деятельность наиба Шамиля Мухаммеда-Амина в Западной Черкесии в конце 40-х – 50-х гг. XIX в.

Хронологическими границами данного исследования выступают 1763–1864 гг. и связываются с рубежными датами в истории Кавказской войны, принятыми некоторыми черкесскими историками. Нижний хронологический рубеж определяется 1763 г. – основанием крепости Моздок. Большинство черкесских историков считают, что именно это дата является началом Кавказской войны, так как факт возведения указанной крепости на территории кабардинцев послужил причиной их военных выступлений, что повлекло за собой ответные боевые действия со стороны России. Верхний связывается с 1864 г. – датой окончания Кавказской войны. В этом году 21 мая в черкесском селении Кбааде было объявлено о завершении военных действий.

Географические рамкиможно условно разделить на две части. К первой относится территория Кабарды. Именно здесь на первом этапе Кавказской войны зародилось шариатское движение. К второй – территория Северо-Западного Кавказа – место проживания значительной части черкесских субэтносов (в том числе, и «беглых» кабардинцев), где в 40–50-е гг. XIX еще продолжалось сопротивление российскому натиску.

Источниковая база данной дипломной работы характеризуется, в основном, опубликованными сборниками архивных документов. Среди них: Акты, собранные Кавказской археографической комиссией; Кабардино-русские отношения в XVI–XVIII вв. (М., 1957, т. 2). Кроме этого в ходе работы были использованы источники, собранные и опубликованные Ф.И. Леонтовичем[34], В.К. Гардановым[35], Х.М. Думановым[36], Р.У. Тугановым[37], А.В. Сивером[38] и др. По видовой принадлежности можно выделить следующие группы источников: нормативно-правовые акты и делопроизводственные документы. К числу нормативно-правовых актов относятся обязательные к применению правоустанавливающие документы. Это, в первую очередь, приказы и распоряжения военной власти в регионе. Так, например, принятые А.П. Ермоловым в 1822 г. прокламации устанавливали основания, по которым и во второй половине 40-х гг. XIX в. определялся правовой статус тех кабардинцев, которые после похода Шамиля в Кабарду в 1846 г. перешли на его сторону. Наиболее информативную группу источников представляют собой делопроизводственные документы. Это рапорты военных властей, журналы боевых действий и т.п. Материалы этой группы позволяют воссоздать детальную картину военных действий и деятельности духовных лидеров черкесского народа во время Кавказской войны. В целом же, решение поставленных в рамках настоящего дипломного проекта в полной мере обеспечено информативными возможностями опубликованных сборников архивных документов.

Методологическую базу дипломной работы составляют традиционные для исторического исследования принципы историзма и научной объективности. С помощью принципа историзма предмет исследования был рассмотрен в его исторической динамике. На основе принципа научной объективности исследуемый предмет был критически оценен в тесной взаимосвязи с политическими условиями рассматриваемого периода.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Шариатское движение представляет собой одно из выражений черкесами нежелания мириться с политическим режимом, устанавливаемым Россией на территории Северного Кавказа в последней трети XVIII – первой половине XIX в.

2. Шариатское движение зародилось в конце XVIII в. в Кабарде. Оно стало одной из основных причин миграции кабардинцев на территорию Закубанья и Чечни, и привело к формированию мощного субэтнического массива кабардинцев в Западной Черкесии, известного в источниках и литературе под наименованиями – «хаджереты» или «беглые» кабардинцы. Конфессиональный фактор сыграл в этих процессах важнейшую роль. В этом плане следует учитывать и альтернативные направления этногенеза кабардинцев в этот период – формирования массива моздокских кабардинцев с доминированием в их среде христианской религии.

3. Наибольшую активность шариатское движение приобрело у западных черкесов в 40-е гг. XIX в. и связывается с деятельностью наибов Шамиля Сулеймана Эфенди и Мухаммеда-Амина. Внешним выражением было создание административно-политических объединений «мехкеме» у абадзехов в 1841 г., у «хаджеретов» – в 1846 г., у остальных черкесов – в 1849–1850 гг. Эти мехкеме существенно отличались от функционировавших в Кабарде в 1807–1822 гг. духовных судов «мехкеме».

Дипломная работа состоит из введения, трех параграфов, заключения и библиографического списка.


Учреждение «мехкеме» как одна из форм проявления шариатского движения на Западном Кавказе в 40-е гг. XIX в.

 

Во второй четверти XIX в. в то время, когда Кабарда была уже окончательно включена в состав Российской империи, на Северо-Западном Кавказе еще продолжалось сопротивление черкесов имперскому натиску. В это время на этой территории во многом под влиянием движения имама Шамиля на Восточном Кавказе были предприняты попытки создания теократических государственных образований. В эти процессы были включены представители практически всех черкесских субэтносов, в том числе и «хаджереты» («беглые» кабардинцы). Одним из проявлений этих процессов было учреждение «мехкеме».

Так, в 1841 г. состоялось всеобщее собрание представителей абадзехов, на котором было принято решение об учреждении у них духовного суда – мехкеме. Одна из статей принятого дефтеря (договора – З.Б.) запрещала всяческие различного рода проявления взаимоотношенией с «неверными», т.е. русскими, и «каждый виновный с этом должен заплатить штраф 30 туманов (300 рублей серебром)»[173]. В другом источнике по этому поводу говориться, что «за убийство простого черкеса – пару волов с арбою и принадлежностью и 25 туманов земли пустопорожней, или крепостного мальчика, не моложе 12 лет»[174]. Принятый абадзехами в 1841 г. в результате указанного собрания дефтерь (договор) может быть охарактеризован появлением в их юридическом быту качественно новых правил поведения, устанавливающих ответственность за неизвестные «до того времени виды преступлений. Например, п. 2 устанавливал, что никто не должен идти к неверным: дружеские отношения с ними строго запрещаются, и поэтому всякий мир, всякое предложение с их стороны должны быть постоянно отвергаемы. Более того, не позволяется покупать что бы то ни было в их укреплениях, которые стоят на нашей земле, и каждый виновный в этом платит штраф 30 туманов (300 рублей серебром)» [175]. В 1845 г. все пять народных судов слились в одно общее мехкеме[176].

При этом следует учитывать, что у черноморских и кубанских черкесов (адыгов) введение ислама «не повлекло за собой преобладание шариата. К нему черкесы прибегали только в редких случаях, и то лишь по маловажным делам»[177]. А.Д. Панеш по этому поводу писал, что «и в первые десятилетия XIX века мусульманская религия не получила широкого распространения, несмотря на активную деятельность мулл-агентов Турции. Абадзехи, шапсуги, натухайцы и убыхи приняли прочно ислам только в 1840 году и только через призму мюридизма»[178]. Ф.И. Леонтович в обобщенном виде отмечал, что «по сведениям, собранным в 1845 году горским управлением об адатах черкесов бывшей черноморской линии все дела разбирались у черкес по адату. Одно духовенство по делам, перед оными возникающими, разбирается шариатом, впрочем, не возбраняется никому из другого сословия горцев разбираться в своем деле сим судом (т.е. шариатом). Совершенно зависит от воли и согласия спорящихся сторон избрать для разбора своего дела суд адат или суд шариат»[179].

В июне 1842 г. Шамиль с письмами отправил нескольких кабардинцев в Западную Черкесию. В состав этой делегации входили Сосланбек Атажуккин, Эрбуздук Мирчагов и Жапар Махов. Их сопровождали два чеченца, чьи имена не известны. Путь этой делегации пролегал через Большую Кабарду. Российские чиновники установили, что они останавливались поодиночке на р. Аргудане у Магомата Кожокова, на р. Урвани у Магомата Тытырова, на р. Шелухе (Шалушке) – у Бек-Мурзы Зекова. Однако они находились в указанных местах всего лишь по несколько часов, после чего продолжили свой путь в Западную Черкесию к абадзехам. В рапорте командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал-адъютанту Граббе от 26 июня 1842 г. отмечалось, что военным властям в Центре Кавказской линии предписывалось принять все необходимые меры, чтобы лишить этих кабардинцев возможности отправиться обратно в Чечню той же дорогой.

В начале апреля 1845 г. на Северо-Западном Кавказе появился второй наиб Шамиля Сулейман-эфенди. Ф.А. Щербина писал, что это был «ученый мусульманин, превосходно знавший Коран и мусульманское право»[180]. Наряду с распространением мюридизма на Северо-Западном Кавказе перед ним была поставлена задача «собрать ополчение из черкесов и послать его в помощь Шамилю»[181].

В это время начальник Центра Кавказской линии также предпринимал определенные меры по предотвращению возможных вторжений на подведомственную ему территорию, т.к. «удержание в спокойствии Кабарды и карачаевцев, где чрез горные проходы лежит путь неприятелю, имело особенную важность по ограниченным средствам, которыми можно было располагать для обороны Центра»[182]. С этой целью генерал-майор усилил Кисловодсую линию, а «защиту пределов мирных обществ против вторжения неприятеля возложил на самих жителей»[183]. В документах отражалось, «чтобы на всякий случай оградить край от вероломства горцев, начальник Центра расположил отряд полковника Евдокимова так, чтобы при первой измене можно было бы захватить стада карачаевцев, внимательным обращением с их старшинами он еще более расположил их умы в нашу пользу»[184]. Все это, по мнению российских чиновников, имело положительный результат и не позволило реализоваться планам Сулеймана-эфенди[185].

Однако Сулейман-эфенди не смог достичь значимых результатов в пропаганде мюридизма среди черкесов в Закубанье. После этого Сулейман-эфенди с отрядом горцев направился к р. Белой. Однако ему не удалось соединиться с войсками Шамиля. В документах того времени отмечалось, что «происки агента Шамиля Сулейман-эфендия, старания его возмутить горцев и приглашения его вооружиться против покорных нам племен и потом идти на соединение с Шамилем остались и тут безуспешными»[186]. После чего, 3 августа 1845 г. Сулейман-эфенди покинул территорию Закубанья. Однако вскоре возвратился обратно с призывом к шапсугам и натухайцам направиться на помощь Шамилю. Осенью 1845 г. Сулейман-эфенди вновь начинал сбор ополчения среди черкесского населения Закубанья. По его планам, черкесские отряды должны были направиться к центру Кавказской линии, чтобы соединиться с войсками Шамиля. А последние, в свою очередь, должны были вытеснить царские войска из Кабарды. Собрание шапсугов и натухайцев вновь приняло решение выставить отряд для соединения с армией Шамиля. Царские войска были вынуждены принять некоторые меры предосторожности. Узнав о намерениях адыгов, начальник 1-го отделения Черноморской береговой линии контр-адмирал Серебряков выступил 8 августа 1845 г. с большим отрядом[187]. По итогам двухдневных переговоров 10 августа 1845 г. старшин старшины черкесов объявили, что «не изменят своего решения отправиться на помощь к Шамилю, но после коротких стычек с царским отрядом, адыги отказались от похода и разошлись по домам»[188].

В начале 1846 г. по заданию Шамиля агенты развернули широкую пропагандистскую деятельность среди западных черкесов. Имам преследовал цель обеспечить поддержку с их стороны. Например, по призыву натухайского эфенди Хаджука Магомета проходило собрание народа на р. Кудако. А.Д. Панеш отмечал, что «на нем эфенди огласил воззвание Шамиля, в котором имам требовал прекратить «всякие сношения с русскими»[189]. Такие же призывы распространял среди абадзехов Хаджи Тугуз Исмаил.

Важно отметить, что в 1846 г. и «беглые» кабардинцы учредили у себя верховное судилище (мехкеме), состоявшее из председателя и членов из почетных старшин и эфендиев[190].

Таким образом, продолжая антироссийское военное сопротивление, западные черкесы предпринимали определенные попытки по формированию органов власти и судебных учреждений, соблюдая конфессиональные принципы. Полагаем, что такая деятельность западных черкесов можно условно рассматриваться как шариатское движение, т.к. здесь явно прослеживаются объединительные тенденции по конфессиональному принципу.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

До начала Кавказской войны значительная часть черкесов была уже исламизирована, однако объединительных тенденций на почве мусульманской религии у них зафиксировано не было. Шариатское движение возникло в Кабарде в конце XVIII в. как реакция на действия Российской империи по включению Северного Кавказа в свой состав. Его основа была заложена во время восстания Шейха Мансура в середине 80-х гг. XVIII в. Шариатское движение в Кабарде имело своих лидеров, одним их первых таких лидеров был кабардинский князь Адильгирей Атажукин. На этом фоне началась волна миграции кабардинцев в Закубанье и Чечню. Одним из итогов шариатского движения в Кабарде было создание духовных судов «мехкеме» в 1807 г., где юридической основой судопроизводства было мусульманское право. Однако факты использования шариата как источника права в судопроизводстве кабардинцев были зафиксированы еще до учреждения духовных судов. Следует отметить, что процессы не затронули ту часть кабардинского народа, которая к тому времени проживала в Моздоке и его окрестностях и приняла христианство.

После окончательного включения Кабарды в состав Российской империи в 1822 г. шариатское движение на этой территории пришло в упадок. Однако шариат продолжал применяться в качестве источника права при решении определенной категории дел в Кабардинском временном суде. Наряду с этим адаты также не утратили своего значения и применялись в судопроизводстве по определенной категории дел. А сочетание адата, шариата и российского законодательства в одно и тоже время на одной и той же территории является основным признаком правового плюрализма.

Однако влияние лидеров мусульманского духовенство в обществе стало постепенно падать. Это во многом стало одной из главных причин неудачного похода имама Шамиля в Кабарду в апреле 1846 г. с целью поднять кабардинцев на борьбу с Россией. Шариатское движение постепенно переместилось на Западный Кавказ, который еще продолжал сопротивление. Переселение значительного массива кабардинцев в 20-е гг. XIX в. на территорию Западной Черкески привело к формированию «Хаджеретовой Кабарды».

В 40–50-е гг. XIX в. шариатское движение у черкесов на Западном Кавказе выражалось в основном в попытках создания специфичных политических образований по конфессиональному признаку («мехкеме»). В 1841 г. мехкеме были созданы у абадзехов, в 1846 г. – у «хаджеретов» («беглых» кабардинцев), в 1849–1850 гг. – у шапсугов, натухаевцев и др. Шариатское движение в Западной Черкесии в 40–50-е гг. XIX в. связывается с именами ниабов Шамиля Сулеймана-Эфенди и Мухаммеда-Амина.

После окончания Кавказской войны в 1864 г. шариатское движение в прежнем виде прекратило свое существования. Шариат оставался по-прежнему частью общественной жизни черкесов, широко применялся в повседневной жизни и при регулировании определенного законодательством Российской империи круга споров и конфликтов.

В целом же, шариатское движение не смогло переломить ход Кавказской войны и Кавказ был включен в административно-политическое и правовое пространство Российской империи. В истории черкесов оно занимает важное место как пример мобилизующей силы на фоне внешней угрозы. Данные тематика имеет широкие перспективы последующего исследования. В частности, отдельному исследованию могут подлежать: во-первых, особенности применения шариата при регулировании споров и конфликтов у кабардинцев до учреждения родовых судов и расправ в 1793 г.; во-вторых, роль Магомета-Мирзы Анзорова в истории Кабарды; в-третьих, обстоятельства и условия функционирования «мехкеме», учрежденных Сулейманом эфенди и Мухаммедом-Амином в Западной Черкесии в 40-х гг. XIX в.

 


Источники

 

1. Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. Вып. I. Нальчик, 2002.

2. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв. (далее – АБКИЕА) / Сост. В.К. Гарданов. Нальчик,1974.

3. Акты Кавказской археографической комиссии. Т. II. Тифлис, 1868; Т. Х. Тифлис, 1885.

4. Бутков П.Н. Материалы для Новой истории Кавказа с 1722-го по 1803 год. Извлечения. Нальчик, 2001.

5. Документы по истории адыгов 20–50-х гг. XIX в.: по материалам ЦГА КБР / Сост. З.М. Кешева. Нальчик, 2011.

6. Из документальной истории Кабардино-русских отношений (вторая половина XVIII – первая половина XIX вв.). Составитель Х.М. Думанов. Нальчик, 2000.

7. Материалы по истории западных черкесов (Архивные документы 1793–1914 гг.) / Сост. А.В. Сивер. Нальчик, 2012.

8. Материалы по обычному праву кабардинцев (Первая половина XIX в.) / Сост. В.К. Гарданов. Нальчик, 1956.

9. Об адате и о нравах и обычаях племен, обитающих на северной покатости кавказского хребта. 1847 г. // Правовые нормы адыгов и балкаро-карачаевцев в XV – XIX вв. Майкоп, 1997.

10. Сборник документов по сословному праву народов Северного Кавказа. 1793–1897 гг. Нальчик, 2003.

11. Шамиль – ставленник султанской Турции и английских колонизаторов. Сборник документальных материалов. Под ред. Ш. В. Цагарейшвили. Тбилиси, 1953.

 

Литература

 

1. Абазины. Историко-этнографический очерк. Черкесск, 1989.

2. Абазов А.Х. Административно-судебные реформы 1793 г. в Кабарде и их последствия // Исторический вестник КБИГИ. Вып. 9. Нальчик, 2010. С. 44–61.

3. Абазов А.Х. К вопросу о деятельности родовых судов и расправ в Кабарде (1793–1807) // Социально-гуманитарный вестник Юга России. № 6 (1). 2010. С. 196–205.

4. Абазов А.Х. Родовые суды и расправы в Кабарде (1793–1807): из истории интеграции региона в состав Российской империи // История науки и техники. 2014. № 10. С. 37–44.

5. Абазов А.Х. Этнокультурные процессы у моздокских кабардинцев в последней трети XVIII – XIX вв. // Город в этнокультурном пространстве народов Кавказа. Материалы Х Конгресса этнографов и антропологов России. М., 2014. С. 47–60.

6. Адыгская (черкесская) энциклопедия. М., 2006.

7. Адыгские песни времен Кавказской войны (под ред. Гутова А.М., Кажарова В.Х., Шериевой Н.Г.). Нальчик, 2005.

8. Аккиева С.И. Ислам в Кабардино-Балкарской Республик. М., 2009.

9. Алоев Т.Х. «Беглые» кабардинцы: формирование в Закубанье массива кабардинского населения и его участие в Кавказской войне в 1799-1829 гг. Дис. к.и.н. Майкоп, 2006.

10. Аутлева С.Ш. Фольклорная экспедиция в район Моздока и Малой Кабарды // Вестник Кабардино-Балкарского научно-исследовательского института. Вып. 3. Нальчик, 1970. С. 148–153.

11. Ахмадов С.В. Об истоках антифеодального и антиколониального движения в Чечне в конце XVIII в. // Известия Чечено-ингушского научно-исследовательского института. Т. IX. Ч. 3. Вып. 1. 1974.

12. Ахмадов Ш.Б. Имам Мансур. Грозный, 1991.

13. Бабич И.Л., Ярлыкапов А.А. Исламское возрождение в современной Кабардино-Балкарии: перспективы и последствия. М., 2003.

14. Бейтуганов С.Н. Кабарда и Ермолов. Нальчик, 1993.

15. Берже А.Д. Краткий обзор горских племен на Кавказе (по изданию 1858 г. Нальчик, 1992.

16. Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. М., 1994.

17. Болова И.М. Моздокские кабардинцы (историко-этнографическое исследование). Автореферат дис. к.и.н. Махачкала, 1995.

18. Боров А.Х., Думанов Х.М., Кажаров В.Х. Современная государственность Кабардино-Балкарии: истоки, пути становления, проблемы. Нальчик, 1999.

19. Гордин Я. Кавказ: земля и кровь. Россия в Кавказской войне XIX века. СПб., 2000.

20. Грабовский Н.Ф. Присоединение к России Кабарды и борьба ее за независимость: (Исторический очерк) // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1876. Вып. 9.

21. Гугов Р.Х. Кабарда и Балкария в XVIII веке и их взаимоотношения с Россией. Нальчик, 1999.

22. Дзамихов К.Ф. Адыги в политике России на Кавказе. Нальчик, 2001.

23. Дзамихов К.Ф. Адыги: вехи истории. Нальчик, 1994.

24. Думанов Х.М. Взаимодействие адыгэ хабзэ, норм шариата и русского законодательства в Кабарде в XVIII – первой половине XIX в. // Исторический вестник КБИГИ. Вып. VII. Нальчик, 2008.

25. Думанов Х.М. К вопросу о периодизации кавказской войны // Черкесия в XIX веке (Материалы 1 Кошехабльского форума «История – достояние народа»). Майкоп, 1991. С. 34–41.

26. Емельянова Н.М. Мусульмане Кабарды. М., 1999.

27. История многовекового содружества: К 450-летию союза и единения народов Кабардино-Балкарии и России. Нальчик, 2007.

28. Кажаров В.Х. Адыгская хаса: из истории сословно-представительных учреждений феодальной Черкесии. Нальчик, 1992.

29. Кажаров В.Х. Избранные труды по истории и этнографии адыгов. Нальчик, 2014.

30. Кажаров В.Х. Кабарда в период «духовного правления» (1807-1822) // Исторический вестник КБИГИ. Вып. IV. Нальчик, 2006. С. 255-272.

31. Кажаров В.Х. Песни, ислам и традиционная культура адыгов в контексте Кавказской войны // Адыгские песни времен Кавказской войны. Нальчик, 2005. С. 29–86.

32. Кажаров В.Х. Предпосылки возникновения религиозного фундаментализма в Кабарде в последней трети XVIII в. // Исторический вестник КБИГИ. Вып. VII. Нальчик, 2008.

33. Кажаров В.Х. Традиционные общественные институты кабардинцев и их кризис в конце XVIII – первой половине XIX века. Нальчик,1994.

34. Калмыков Ж.А. Интеграция Кабарды и Балкарии в общероссийскую систему управления (вторая половина ХVIII – начало ХХ века). Нальчик, 2007.

35. Калмыков Ж.А. Ислам в истории кабардинцев (ХIII – первая половина ХIX в.) // Вопросы Кавказской филологии и истории. Нальчик, 2004. Вып.4.

36. Кандур М. Мюридизм. История кавказских войн (1819–1859). Нальчик, 1996.

37. Каншоков М.В. Территориальная динамика Кабарды в 1763 – 1864 гг. Дис. канд. ист. наук. Владикавказ, 2012.

38. Касумов А.Х. Северо-Западный Кавказ в русско-турецких войнах и международные отношения XIX в. Ростов н/Д, 1988.

39. Касумов А.Х., Касумов Х.А. Геноцид адыгов. Нальчик, 2002.

40. Клычникова М.В, Клычников Ю.Ю. Вхождение Северного Кавказа в культурное поле России (1777 – 1864 гг.). Пятигорск: ИП Филиппов, 2006.

41. Кожев З.А. Кавказская война: закономерности промежуточных результатов, перспективы осмысления // Кавказская война: актуальные проблемы исторического дискурса (к 150-летию окончания). Нальчик, 2014.

42. Кудаева С.Г. Адыги (черкесы) Северо-Западного Кавказа в XIX веке: процессы трансформации и дифференциации адыгского общества. Нальчик, 2007.

43. Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. Киев, 1913.

44. Кумыков Т.Х. Культура, общественно-политическая мысль и просвещение Кабарды во второй половине XIX начала ХХ века. Нальчик, 1996.

45. Кумыков Т.Х. Экономическое и культурное развитие Кабарды и Балкарии в XIX веке. Нальчик, 1965.

46. Кунов Н.А. Моздокские кабардинцы: Историко-этнографическое исследование. Майкоп, 2002.

47. Ладыженский А.М. Адаты горцев Северного Кавказа. / Подготовка текста и комментарии И.Л. Бабич. / Южнороссийское обозрение. Вып. 18. Ростов-на-Дону, 2003.

48. Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа. М., 2001.

49. Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России. М., 1998.

50. Мальбахов Б.К. Кабарда в период от Петра I до Ермолова. Нальчик, 1998.

51. Матвеев В.А. Российское мусульманство на Северном Кавказе в контексте реальностей эпохи второй половины XIX – начала XX в. // Ставропольский альманах Российского общества интеллектуальной истории. Вып. 6 (специальный): Материалы международного научного семинара «Свое» и «Чужое» в исследовательском поле «истории пограничных областей. Пятигорск, 16–18 апреля 2004 г. Ставрополь, 2004. С. 269–277.

52. Матвеев В.А. Российское мусульманство на Северном Кавказе: исторические аспекты проблемы. Ростов н/Д; Армавир, 2004.

53. Матвеев В.А. Россия и Северный Кавказ: исторические особенности формирования государственного единства: Вторая половина XIX – начало XX в. Дис. канд. ист. наук. М., 2006.

54. Матвеев В.А. Сепаратизм на Северном Кавказе: границы явления на рубеже XIX–XX вв. // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2001. № 3-4.

55. Мирзоев А.С. Кавказская война – название, научное определение, хронология и периодизация // Кавказская война: актуальные проблемы исторического дискурса (к 150-летию окончания). Нальчик, 2014.

56. Мисроков З.Х. Адат и шариат в российской правовой системе: исторические судьбы юридического плюрализма на Северном Кавказе. М, 2002.

57. Мисроков З.Х. Адатские и шариатские суды в автономиях Северного Кавказа. Дисс. канд. юр. наук. М., 1979;

58. Мукожев А.Х. Ислам в новейшей истории кабардинцев. Дис. канд. ист. наук. Нальчик, 2009.

59. Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. Нальчик, 1994.

60. Павленко П.А. Шамиль. Махачкала, 1990.

61. Панеш А.Д. Мюридизм и борьба адыгов Северо-Западного Кавказа за независимость (1829–1864 гг.). Майкоп, 2006.

62. Покровский М.В. Из истории адыгов в конце XVIII – первой половине XIX в.: социально-экономические очерки. Краснодар, 1989.

63. Покровский Н.И. Кавказские войны и имамат Шамиля. М., 2000.

64. Половинкина Т.В. Черкесия – боль моя. Исторические очерки (древнейшее время – начало ХХ в.). Майкоп, 2001.

65. Потто В.А. Два века Терского казачества/Репринтное издание. Ставрополь, 1991.

66. Потто В.А. Кавказская война. В 5-и томах. Ставрополь, 1994. Т.1.

67. Скитский Б.В. Социальный характер движения имама Мансура. Орджоникидзе, 1932;

68. Смирнов Н.А. Мюридизм на Кавказе. М., 1963.

69. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М., 1986.

70. Трахо Р. Черкесы. Нальчик, 1992.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 660; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.065 с.) Главная | Обратная связь