Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


I. КОНЦЕПЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА




ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

 

Для студентов юридического факультета курс «Международное уголовное право» образует следующий комплекс взаимосвязанных между собой проблем:

1. Теория Общей части международного уголовного права как наука о понятии, принципах, источниках международного уголовного права; действии последних во времени и пространстве; преступности деяния по международному уголовному праву и ответственности за него.

2. Взаимодействие международного уголовного права и национальной правовой системы.

3. Теория Особенной части международного уголовного права наук об отдельных видах преступлений в международном уголовном праве и реализации ответственности за их совершение.

4. Практическое осуществление правильной уголовно-правовой оценки деяния в соответствии с положениями международного уголовного права.

Глубокому пониманию правовой и социальной природы преступления и наказания по международному уголовному праву и соответствующих процедурных норм способствует тесная связь названной дисциплины с другими науками: уголовным правом России и зарубежных государств, международным публичным правом, национальным уголовным процессом, криминологией.

Успешным решением практических задач по применению норм международного уголовного права стоящих перед сотрудниками органов внутренних дел определяется значение, которое имеет изучение курса для всех юристов, и особенно для выбравших уголовно-правовую специализацию. Достижение указанных задач изучения курса международного уголовного права предполагает решение следующих основных задач:

- дать студентам знания об основных проблемах международного уголовного права, его предметах, принципах и методах, действии во времени и пространстве;

- выработать у студентов научно обоснованное понимание преступления и ответственности по международному уголовному праву;

- сформировать у студентов умения и навыки правильного применения норм международного уголовного права.

Изучение данной дисциплины осуществляется в процессе лекций и семинарских занятий, а также самостоятельной учебной работы. В процессе изучения курса необходимо изучить источниковую базу, а также основную рекомендуемую литературу. В завершении изучения курса сдается экзамен.


I. КОНЦЕПЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА

 

1. Развитие концепций международного уголовного права.

2. Понятие современного международного уголовного права.

3. Задачи, предмет и методы международного уголовного права.

4. Взаимосвязь международного уголовного права с иными отраслями.

5. Литература.

6. Контрольные вопросы.

 

Взаимосвязь международного уголовного права с иными отраслями

 

Необходимо определить взаимосвязь международного уголовного права с другими отраслями права.

Наиболее тесную связь имеет исследуемая отрасль с национальным уголовным правом. Взять хотя бы тот факт, что национальное уголовное законодательство различных стран в значительной мере формировалось на протяжении второй половины ХХ века под непосредственным воздействием международного уголовного права.

Реализация международного уголовного права происходит в рамках международного и национального уголовного процессуального права. Уголовное судопроизводство производится посредством деятельности органов международной уголовной юстиции, осуществляющих на международном и национальном уровнях расследование, рассмотрение и разрешение уголовных дел о преступлениях, регламентированных международным уголовным правом.

Международное уголовное право тесно связано с криминологией - в первую очередь это обусловлено задачей поддержания мирового правопорядка, в которую безусловно включается борьба с международной преступностью. По этому поводу в литературе было удачно отмечено, что не случайно основные стандарты, нормы и правила ООН начинаются со слов "предупреждение преступности", а совершенствование международного уголовного права в первую очередь связывается с предупредительной деятельностью государств и международных организаций (11, стр. 21).

И, конечно, в силу того, что международное уголовное право является составной частью единой системы международного права, оно тесно связано с иными отраслями международного права - международным гуманитарным, международным морским, международным воздушным, международным экономическим и другими отраслями.

 

Литература

 

1. Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. – М., 1998. – С. 8-17.

2. Галенская Л.Н. О понятии международного уголовного права // Советский ежегодник международного права. 1969. – М., 1970. – С. 247-250.

3. Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. – СПб., 2003. – С. 9-42.

4. Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право. – СПб., 2003. – С. 11-40.

5. Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. – Ставрополь, 2001. – С. 6-41.

6. Костенко Н.И. Развитие концепции международного уголовного права в отечественной литературе // Государство и право. – 2001. - № 12. – С. 81-88.

7. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. – М., 1999. – С. 9-13.

8. Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. – СПб., 1896. – С. 376-380.

9. Международное уголовное право. 2-е изд. / Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М., 1999. – С. 8-49.

10. Наумов А. Международное уголовное право как научная и учебная дисциплина // Уголовное право. – 2000. - № 2. – С. 45-49.

11. Панов В.П. Международное уголовное право. – М., 1997. – С. 8-18.

12. Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие между­народного и национального права и Российская Конституция // Московский журнал международного права. - 1995. – № 2. – С. 25-27.

 

6. Контрольные вопросы

 

1. В чем выражается тенденция обособления международного уголовного права от иных отраслей международного публичного права?

2. Как соотносятся между собой предмет и методы международного уголовного права?

3. Какие задачи ставит перед собой международное уголовное право?

4. Какие акты являются источниками международного уголовного права?

5. В чем состоит взаимосвязь международного уголовного права с иными отраслями?


II. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

 

 

1. Принцип nullum crimen sine lege в международном уголовном праве.

2. Преступление в международном уголовном праве как деяние.

3. Признаки преступления по международному уголовному праву.

4. Состав преступления в международном уголовном праве.

5. Литература.

6. Контрольные вопросы

 

Литература

 

1. Адельханян Р.А. Преступность деяния по международному уголовному праву. – М., 2002. – С. 9-18.

2. Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. – СПб., 2003. – С. 132-152.

3. Иногамова-Хегай Л.В. Преступление по международному уголовному праву и его закрепление в национальном уголовном праве // Международное и национальное уголовное законодательство: проблемы юридической техники. – М., 2004. – С. 333-336.

4. Кибальник А.Г. Современное международное угололвное право. – СПб., 2003. – С. 91-109.

5. Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. – Ставрополь, 2001. – С. 128-156.

6. Кибальник А. Принципы международного уголовного права // Уголовное право. – 2002. - № 3. – С. 22-25.

7. Костенко Н.И. Международный уголовный суд. – М., 2002. – С. 17-29.

8. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. – М., 1999. – С. 21-33.

9. Международное уголовное право. 2-е изд. / Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М., 1999. – С. 50-56.

10. Цепелев В.Ф. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. – М., 2001. – С. 73-87.

 

6. Контрольные вопросы

 

1. В чем состоит значение принципа nullum crimen sine lege в определении преступности деяния по международному уголовному праву?

2. Каковы признаки преступления по международному уголовному праву?

3. Какие существуют особенности понимания виновности и наказуемости деяния по международному уголовному праву?

4. В чем заключается принцип недопустимости ссылки на приказ (распоряжение) начальника?

5. Каково соотношение понятий «преступление» и «состав преступления» в международном уголовном праве?

 


Общие положения об ответственности физических лиц в международном уголовном праве

 

Принцип индивидуальной ответственности по международному уголовному праву явился одним из важнейших тезисов Нюрнбергского процесса. В силу этого принципа, ответственности по уголовному международному праву могут подлежать только физические лица (ч. 1 ст. 25 Римского Статута). При этом Международный уголовный суд обладает юрисдикцией только в отношении лиц, достигших 18-летнего возраста (ст. 26).

Принцип индивидуальной (личной) ответственности означает, что лицо несет ответственность по международному уголовному праву в случае, если оно является исполнителем или иным соучастником преступления, а также если оно покушается на преступление.

Вполне допустимо несоответствие в возрастном цензе субъекта ответственности по международному и национальному уголовному праву.

Так, например, в нормах УК России, предусматривающих ответственность за преступления против мира и безопасности человечества (ст.ст. 353-360) возраст субъекта определен в 16 лет. Может ли лицо, совершившее такое преступление в возрасте от 16 до 18 лет нести ответственность по международному уголовному праву?

В нормах международного уголовного права практически нигде не указывается на минимальный возраст субъекта преступления. Поэтому, в силу понимания положения о толковании любого сомнения в пользу лица, ответ может быть только один - такое лицо нести ответственность по международному уголовному праву не может.

Принцип индивидуальной ответственности физических лиц позволяет также добиться более последовательной дифференциации и индивидуализации ответственности по международному уголовному праву в зависимости от своего фактического участия в совершении деяния, а также от степени завершенности последнего.

В силу принципа индивидуальной ответственности лиц по международному уголовному праву, очевидно, что общим субъектом преступления должен расцениваться любой человек, вне зависимости от каких-либо демографических, социальных, имущественных либо иных характеристик, совершивший это преступлений и подлежащий ответственности по международному уголовному праву.

В отличие от национальных уголовных законов, практически во всех источниках международного уголовного права отсутствуют какие-либо указания на признаки, характеризующие субъекта преступления. в международных актах речь обычно идет о "лице", "всяком лице", "любом лице".

Оговоримся еще раз - в силу понимания правоотношения в международном уголовном праве, принципов последнего и возможности его применения, в качестве субъекта преступления должен пониматься только человек - по крайней мере, на современном этапе развития международного уголовного права.

Правоотношения и ответственность других "лиц" (юридических, государственных органов и государства в целом) носит принципиально иной характер. Другое дело, что руководители государства, юридических лиц могут и должны нести ответственность за совершенные ими преступления. Действительно, трудно не согласиться с А.Н. Трайниным в том, что "государство не может быть вменяемо или невменяемо; государство не может быть на скамье подсудимых или за решеткой тюрьмы" (8, стр. 42). Сказанное в полной мере относится к юридическим лицам (достаточно вспомнить действовавший еще в римском праве принцип "societas delinquere non potest" - юридические лица не могут совершать преступлений).

Таким образом, можно утверждать, что в современном международном уголовном праве смысл принципа индивидуальной ответственности лица сводится к установлению тождества между понятиями «субъект преступления» и «субъект ответственности». Как будет сказано ниже, отсутствие названного тождества порождает до сих пор не разрешенную проблему ответственности государств и юридических лиц в международном уголовном праве.

Под "лицом" как субъектом преступления по международному уголовному праву надо понимать любого человека, который:

- сам совершил преступное деяние;

- использовал для совершения преступного деяния другого человека (например, при исполнении незаконного приказа).

Национальное законодательство всегда устанавливает возрастной предел, с которого возможно признание человека субъектом преступления и, соответственно, возложение на него обязанности нести ответственность за совершенное преступление (например, ст. 20 УК России). Иначе обстоит дело в источниках международного уголовного права - указания на минимальный юридически значимый возраст лица как правило отсутствует.

Означает ли это, что возраст лица не играет никакой роли? Очевидно, что нет. В силу специфики правоотношения и его реализации в международном уголовном праве, установление возраста уголовной ответственности зависит от национального законодательства государства, осуществляющего юрисдикцию в отношении такого лица.

При этом надо особо подчеркнуть, что в ситуациях, когда возможно осуществление юрисдикции в отношении лица несколькими национальными правоприменителями, то сомнения в допустимости возможности признания лица субъектом преступления должны быть истолкованы в пользу такого лица.

Международное уголовное право знает исключительный случай, когда непосредственно в тексте его источника имеется указание на возрастной предел субъекта. Такое положение содержится в ст. 26 Римского Статута Международного уголовного суда - "Суд не обладает юрисдикцией в отношении любого лица, не достигшего 18-ти летнего возраста на предполагаемого момент совершения преступления".

Но данное положение относится только к юрисдикции Суда, и не мешает осуществлять национальную юрисдикцию над более молодыми лицами, совершившими "предположительно" преступные деяния по международному уголовному праву. В этом случае и более молодой человек (например, в возрасте от 16 до 18 лет - как это установлено, по общему правилу в ч. 1 ст. 20 Уголовного кодекса РФ) должен признаваться достигнувшим возраста ответственности и нести ответственность за преступление, предусмотренное в международном уголовном праве

Вторая неотъемлемая от личности субъекта характеристика - его вменяемость, то есть способность понимать фактический характер своего деяния (действия или бездействия) и свободно руководить им.

В определении вменяемости как юридической категории именно международное право находится в "выигрышном" положении по сравнению, например с российским Уголовным законом (где это понятие попросту отсутствует, а его понимание выводится из определения "невменяемости").

Международный стандарт ООН в области защиты прав человека признает каждого человека вменяемым, пока не доказано обратное (это следует, например, из ст. 16 Международного Пакта о гражданских и политических правах человека 1966 г.).

Следовательно, в международном уголовном праве действует презумпция вменяемости лица, достигшего наступления ответственности: любой человек, достигший возраста уголовной ответственности, считается вменяемым, то есть понимающим характер своих действий (бездействия) и руководящим ими, пока не доказано обратное.

Исходя из конституционного предписания о приоритете норм международного права над национальным правом, можно утверждать, что положение о презумпции вменяемости действует в уголовном праве тех стран, где ее законодательное определение отсутствует (например, в Российской Федерации).

Отсутствие хотя бы одного из этих признаков исключает возможность признания лица субъектом преступления.

Наиболее очевидно это с возрастным критерием. И, хотя в международных актах отсутствует определение "невменяемость", именно состояние невменяемости лица по каким-либо медицинским показаниям на момент совершения деяния, является основанием исключения ответственности по международному уголовному праву.

Так, в соответствии с п.п. "а" Римского Статута Международного уголовного суда, лицо не может нести ответственность, если страдает психическим заболеванием или расстройством, которое лишало его возможности осознавать противоправность или характер своего поведения или сообразовывать свои действия с требованиями закона.

С другой стороны, п. "b" этой же нормы в качестве обстоятельства непривлечения к ответственности расценивает состояние интоксикации, которое имело следствием лишение лица возможности понимать характер своих действий или сообразовывать их с положениями закона. При этом условием является то, что это лицо подверглось интоксикации недобровольно, то есть насильно, помимо его воли. В ряде национальных законов подобное обстоятельство, формулируемое как "физическое принуждение" расценивается не как лишающее субъекта его юридических характеристик, а как исключающее преступность деяния (при соблюдении допустимых критериев - например, в ч. 1 ст. 40 УК РФ).

Наконец, международному уголовному праву знаком специальный субъект преступления - то есть лицо, обладающее дополнительными юридически значимыми признаками. При этом указание на эти признаки должны содержаться в самой норме международного уголовного права (например, "начальник", "военный командир", "лицо, эффективно действующее в качестве военного командира" - ст.ст. 28, 33 Римского Статута).

 

Литература

 

1. Адельханян Р.А. Преступность деяния по международному уголовному праву. – М., 2002. – С. 19-22.

2. Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. – М., 1998. – С. 42-69.

3. Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право. – Спб., 2003. – С. 65-90, 110-134.

4. Кибальник А. Ответственность в международном уголовном праве // Уголовное право. – 2003. - № 2. – С. 39-41.

5. Международное уголовное право. 2-е изд. / Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М., 1999. – С. 90-125.

6. Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма / Отв. ред. И.А. Ледях, И.И. Лукашук. – М., 1995. – С. 96-115.

7. Панов В.П. Международное уголовное право. – М., 1997. – С. 19-38.

8. Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон. – М., 1969. – С. 42-60.

 

6. Контрольные вопросы

 

1. Каково содержание принципа личной ответственности в международном уголовном праве?

2. В чем состоят особенности ответственности за покушение на преступление и соучастие в преступлении по международному уголовному праву?

3. Какова роль принципа ne bis in idem при определении пределов ответственности по международному уголовному праву?

4. Каковы особенности ответственности по международному уголовному праву на национальном и международном уровнях?

5. В чем заключается проблема ответственности юридических лиц и государства в международном уголовном праве?


Литература

 

1. Бирюков П.Н., Погудина М.В. Международное право и российское уголовное право: проблемы взаимодействия // Правоведение. – 1992. - № 6. – С. 81-84.

2. Голик Ю.В. Международное и национальное уголовное право: трудный путь к единству // Международное и национальное уголовное законодательство: проблемы юридической техники. – М., 2004. – С. 13-15.

3. Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право. – СПб., 2003. – С. 177-194.

4. Кибальник А. Порядок применения международного уголовного права в национальной юрисдикции // Российская юстиция. – 2002. - № 10. – С. 61-62.

5. Клепицкий И.А. Преступление, административное правонарушение и наказание в России в свете Европейской Конвенции о правах человека // Государство и право. – 2000. - № 3. – С. 65-74.

6. Коняхин В.П. Международный договор как источник российского уголовного права // Уголовное право в XXI веке. – М., 2002. – С. 152-159.

7. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. – М., 1997. – С. 42-59.

8. Наумов А.В. Проблемы имплементации норм международного права в Уголовном кодексе Российской Федерации // Уголовное право России: проблемы и перспективы. – М., 2004. – С. 139-160.

9. Наумов А.В. Влияние норм и принципов международного права на сближение уголовного права различных систем // Уголовное право в XXI веке. – М., 2002. – С. 18-23.

10. Наумов А. О соотношении норм международного и уголовного права // Советская юстиция. – 1993. - № 19. – С. 2-3.

11. Сунцов А.Е., Трунцевский Ю.В. Теоретические проблемы имплементации норм международного уголовного права в России // Московский журнал международного права. – 1997. - № 2. – С. 92-99.

12. Талалаев А.Н. Общепризнанные принципы и нормы международного права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 1997. - № 3. – С. 66-73.

 

6. Контрольные вопросы

 

1. Когда возможно непосредственное применение норм международного уголовного права?

2. Почему опосредованное применение международного уголовного права является приоритетным?

3. Почему положения международного уголовного права надо считать источниками российского уголовного права?

4. Каково юридическое значение конституционного правила о приоритете норм международного права над внутригосударственным?

5. Какими способами международное уголовное право влияет на УК РФ?


Литература

 

1. Бингейм Т.Х. Европейская конвенция о правах человека: время инкорпорации // Правозащитник. – 1996. - № 3. – С. 18-27.

2. Волосюк П.В. Решения Европейского Суда по правам человека в уголовном праве России. – Ставрополь, 2004. – С. 105-130.

3. Даниленко Г.М. Международная защита прав человека. – М., 2000. – С. 70-96.

4. Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. – СПб., 2003. – С. 238-251.

5. Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право. – СПб.. 2003. – С. 195-223.

6. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. О соответствии уголовного законодательства Международному стандарту по правам человека // Государство и право. – 2001. - № 9. – С. 42-48.

7. Клепицкий И.А. Преступление, административное правонарушение и наказание в России в свете Европейской Конвенции о правах человека // Государство и право. – 2000. - № 3. – С. 65-74.

8. Ледях И. Новый Уголовный кодекс РФ и международ­ные стандарты по правам человека // Российская юстиция. – 1997. - № 1. – С. 4-6.

9. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. – М.. 1997. – С. 39-41.

10. Наумов А. О соотношении норм международного и уголовного права // Советская юстиция. – 1993. - № 19. – С. 2-3.

11. Нуркаева Т.Н. Личные (гражданские) права и свободы человека и их охрана уголовно-правовыми средствами. – СПб., 2003. – С. 170-233.

12. Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. – М., 1993. – С. 51-63.

 

5. Контрольные вопросы

 

1. Какие документы составляют Международный стандарт по правам человека?

2. Какую роль в понимании Международного стандарта по правам человека играют решения международных судов?

3. В чем состоит влияние Международного стандарта по правам человека на Общую часть УК РФ?

4. В чем состоит влияние Международного стандарта по правам человека на Особенную часть УК РФ?

5. Соответствуют ли положения УК РФ Международному стандарту по правам человека?

 


 

Преступление агрессии.

3. Незаконный оборот оружия массового поражения.

4. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой.

5. Литература.

6. Контрольные вопросы.

 

Преступление агрессии

 

Российское уголовное законодательство, описывая преступность актов агрессии, употребляет термин «агрессивная война». Однако, нет никаких сомнений в том, что термины «агрессия» и «агрессивная война» тождественны, что прямо следует из норм международного права. В решениях Нюрнбергского и других послевоенных трибуналов определение агрессии охватывает как «агрессивные акции», так и «агрессивную войну». При этом, например, в качестве агрессии Германии были расценены и аншлюс Австрии, и аннексия части Чехословакии, и прямое военное нападение на Польшу, Данию, Норвегию, Нидерланды, Бельгию, Люксембург, Югославию, Грецию, СССР и США.

В 1974 году Генеральная Ассамблея ООН выработала Определение агрессии, в котором агрессией признается применение государством вооруженной силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций.

Более того, в ст. 2 Определения агрессии указано, что применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава ООН является prima facie («доказательство, достаточное при отсутствии опровержения») свидетельством акта агрессии, «хотя Совет Безопасности может в соответствии с Уставом сделать вывод, что определение о том, что акт агрессии был совершен, не будет оправданным в свете других соответствующих обстоятельств, включая тот факт, что соответствующие акты или их последствия не носят достаточно серьезного характера».

Самым позитивным моментом явился тот факт, что данное Определение перечислило перечень конкретных деяний, которые образуют преступление агрессии:

а) вторжение или нападение вооруженных сил на территорию другого государства;

б) любую военную оккупацию, какой бы временный характер она ни носила, являющуюся результатом вторжения или нападения вооруженных сил на территорию другого государства;

в) любую аннексию территории другого государства или части ее, совершенную с применением военной силы;

г) бомбардировку вооруженными силами территории другого государства или применение любого оружия против территории другого государства;

д) блокаду портов или берегов другого государства вооруженными силами;

е) нападение вооруженными силами на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства;

ж) применение вооруженных сил, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

з) предоставление территории для совершения акта агрессии против третьего государства;

и) засылку государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, равносильных перечисленным выше актам.

В международном праве перечень актов агрессии не является исчерпывающим – не должен он быть таковым и в российском уголовном праве. Соответственно, если международно-правовой акт определит иное деяние, являющееся проявлением агрессии, это деяние должно автоматически расцениваться как акт агрессивной войны в национальном праве.

Буквальное понимание уголовного законодательства и общепринятых правил квалификации преступлений позволяет утверждать, что ст. 353 УК РФ содержатся два самостоятельных состава преступления, а именно: планирование, подготовка, развязывание агрессивной войны (ч. 1) и ведение агрессивной войны (ч. 2).

С точки зрения законодательной конструкции составов этих преступлений, все они являются формальными – то есть для наступления уголовной ответственности достаточно установления деяний, описанных в диспозиции данных норм.

При этом состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 353 УК РФ, характеризуется наличием альтернативных признаков (планирование, подготовка или развязывание агрессивной войны) – это означает, что уголовная ответственность должна наступать при совершении виновным любого из указанных деяний.

Отметим, что особенность объективной стороны многих из актов агрессии является то, что деяния в виде планирования, подготовки, ведения агрессивной войны носят длящийся характер.

В отечественной доктрине планирование агрессивной войны обычно понимается как разработка ее идейно-политической и военной концепции, составление планов стратегии и тактики военных действий, мобилизационных планов, разработка предложений по структуре, составу, дислокации и задачам вооруженных сил, организация разведывательной деятельности, информационная деятельность и другие первоначальные этапы развязывания агрессии.

Данная позиция не вызывает принципиальных возражений по своему существу, за исключением признания за планированием агрессивной войны «первоначальных этапов развязывания» последней – ведь в этом случае планирование агрессивной войны как деяние является частным случаем другого деяния (развязывания такой войны), что вряд ли соответствует буквальному пониманию ч. 1 ст. 353 УК РФ.

Следовательно, под планированием агрессивной войны необходимо понимать совершение любого действия интеллектуального характера, ставящего своей целью достижение целей такой войны. А частными проявлениями планирования как раз могут расцениваться разработка стратегии и тактики ведения военных действий, военной концепции в целом, идеологического обоснования агрессии, мобилизационных планов и т.п.

В отличие от планирования, подготовка агрессивной войныподразумевает совершение любых конкретных дейст­вий, направленных на реализацию выработанных планов аг­рессии, реальное осуществление комплекса мер и меро­приятий организационно-военного и материально-техниче­ского характера в целях обеспечения готовности к началу ведения агрессивной войны.

Так, например, итогом подготовки агрессии против Польши стал тот факт, что для нападения на Польшу Германия сосредоточила, кроме войск ландвера, пограничных частей и словацкого корпуса, 57 дивизий и 2 бригады (в том числе – 6 танковых и 8 моторизованных дивизий), насчитывающих более 1,5 млн. человек, более 2500 танков и до 2000 боевых самолетов. В свою очередь, подготовка к агрессивной войне нацистской Германии против СССР начала облекаться в форму конкретных организационных действий сразу после оккупации Польши (по признанию немецких авторов, в июне 1940 г.).

Развязывание агрессивной войныпредставляет собой начало конкретных действий по ее ведению, как с объявлением начала войны, так и без такового. Обычно в литературе утверждается, что развязывание агрессии является «вероломным» актом, совершаемым вопреки наличию двух- и многосторонних мирных договоров. Так, например, расценивается нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г., совершенное в нарушение советско-германского Пакта о ненападении 1939 г. К сказанному можно добавить небольшое уточнение – любой акт развязывания агрессивной войны должен ставить целью ее дальнейшее ведение, а не быть просто актом спорадического агрессивного применения военной силы против другого государства (государств).

Ведение агрессивной войны представляет собой продолжение агрессивной войны после факта ее развязывания. Это преступление может выражаться в полно- и широкомасштабной агрессии против другого государства в виде наступления, нападения, вторжения на его территорию с целью захвата или с иными агрессивными целями.

Полагаем, что ведением агрессивной войны может быть необъявленное ведение военных действий против другого государства de facto – ведь юридически акт агрессии констатируется вне зависимости от объявления состояния войны.

Один из самых спорных моментов в отечественной доктрине уголовного права связан с определением круга субъектов преступлений, предусмотренных в ч.ч. 1, 2 ст. 353 УК РФ.

Если признать субъектами планирования, подготовки и развязывания агрессивной войны только лиц, занимающих высшие государственные должности, то вне уголовно-правовой оценки останутся действия непосредственных исполнителей приказов о совершении данных деяний. Не вызывает сомнений то, что совершение любого из перечисленных действий подразумевает соединение усилий большого количества людей, зачастую (если не всегда) действующих по прямому приказу и при этом не являющихся руководителями государства.

В решениях Нюрнбергского трибунала военными преступниками признавались не только нацистское руководство, но и исполнители актов агрессии, которые не могут получить освобождения от ответственности на том основании, что он действовал в осуществлении власти государства, если это государство, уполномочивая его на совершение определенных действий, выходит за пределы своей компетенции по международному праву.

Конечно, в реальной жизни планирование, подготовку, развязывание агрессивной войны могут совершить (и, как показала история, совершили), в первую очередь, лица, занимающие высшие государственные должности, руководители государства. Однако сей факт не означает, что не могут быть исполнителями данных преступлений и другие люди, не стоящие «у руля власти» - например, обычные исполнители приказов: работники штабов, промышленники, служащие различных уровней и рангов, просто рядовые люди. Еще раз подчеркнем – именно о таком признании субъектного круга преступлений против мира и безопасности человечества (в т.ч. агрессии) говорят документы современного международного права (решение Международного трибунала по Руанде Prosecutor v. Musema. Case № ITCR-96-13-T. 27 January 2000. § 264).

Следовательно, субъект планирования, подготовки и развязывания агрессивной войны по отечественному уголовному праву является общим, т.е. ответственности по ч. 1 ст. 353 УК РФ может подлежать любое вменяемое физическое лицо, достигшее на момент совершения деяния возраста 16 лет. Аналогичным образом обстоит дело с признанием круга субъектов ведения агрессивной войны (ч. 2 ст. 353 УК РФ).

На наличие специального субъекта указывает только квалифицированный состав публичных призывов к развязыванию агрессивной войны (ч. 2 ст. 354 УК РФ), где альтернативным отягчающим обстоятельством признается совершение данного преступления лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации либо государственную должность субъекта Российской Федерации.

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений выражена только в прямом умысле, который формулируется следующим образом: виновный осознает фактический характер и общественную опасность любого из совершаемых им действий и желает их совершения. Мотивы и цели юридического значения для квалификации не имеют.

 

В ст. 354 УК РФ речь идет о «публичных призывах» к развязыванию агрессивной войны, не являющихся подстрекательством либо приказом к совершению самого акта агрессивной войны.

Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны можно определить как совершение виновным в любой форме двух и более обращений к неопределенному кругу лиц с целью сформировать у последних убеждение в необходимости развязывания (инициирования) агрессивной войны в отношении другого государства (государств).

Как и при совершении преступлений, предусмотренных в 353 УК РФ, субъективная сторона публичных призывов к развязыванию агрессивной войны состоит в прямом умысле, а мотивы или цели могут быть самыми разными и юридического значения для квалификации не имеют.

В ч. 2 ст. 354 УК РФ содержатся два отягчающих обстоятельства – совершение данного преступления лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации (об этом обстоятельстве речь шла выше), либо совершение данных деяний в средствах массовой информации.

 

Литература

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 1202; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.036 с.) Главная | Обратная связь