Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Соотношение кондикционных обязательств с иными способами защиты гражданских прав.




Сам этот вопрос предполагает выяснение соотношения кондикции с реституцией, виндикацией и деликтом.

Кондикция v. реституция.

Вопрос этот в значительной степени усложнен тем обстоятельством, что природа реституции до настоящего времени непонятна. Догматически этот вопрос – предмет дискуссий. Есть точка зрения, согласно которой реституция – это просто условное обозначение, не самостоятельное требование, а в зависимости от того, истребуется свое или чужое, реституция является виндикацией или кондикцией.

Господствующее мнение: реституция – это самостоятельное требование.

Даже при такой позиции, у нас получится, что предоставление права на реституцию – это последствие недействительности, а значит, правила главы 60 применяются только в том случае, если правилами главы 9 установлена недействительность сделки.

Есть ст.1103. Положения главы 60 применяются субсидиарно, в том числе и к реституционному требованию. Следовательно, при анализе вопроса о последствиях предоставления совершенного по недействительной сделке, мы сначала должны применять правила главы 9. И только если по правилам главы 9 мы не получим полного возмещения неосновательного обогащения, то к таким отношениям будут применяться правила главы 60.

Для такого субсидиарного применения места достаточно, ибо правила главы 9 содержат лишь начальное регулирование таких вопросов. Там есть только ст.167: двусторонняя реституция (возврат друг другу все полученное по сделке). Других вопросов глава 9 не решает. Отсюда потребность использования главы 60 возникает часто. Например, по недействительной сделке совершается предоставление, и сторона, его получившая, получает доход, то такая ситуация не регулируется главой 9, а решить вопрос надо. Так вот решаем его по правилам главы 60 (ст.1107 и ст.1108 о судьбе доходов и расходов). Кроме того, нужно использовать и п.2 ст.1107 – проценты по ст.395. Еще применяются правила ст.1104 – риски случайной гибели ранее совершенного предоставления. Эти правила не вступают в противоречие с правилами ст.167.

В разговоре о соотношении реституции и кондикции особого упоминания заслуживает проблема применения правил о кондикции в отношении недействительной сделки, исполненной обеими сторонам. Эта проблема находится под влиянием правоприменительной практики, а она дает на этот вопрос специфический ответ.

Ну, примером такого ответа может служить казус п.7 Инф. Письма №49. Договор аренды, который на поверку является недействительным. Но по этому договору с двух сторон совершены предоставления: имущество передано в пользование, и уплачивается арендная плата. Если рассуждать с чистого листа, то, что должно получаться? Если предоставление совершено обеими сторонами, то и одной, и у второй стороны есть неосновательное обогащение. Один обогащается за счет приобретения сумм в качестве арендной платы, а второй обогащается в виде пользования имуществом. По идее, можно рассуждать, что тут два неосновательных обогащения, и к обоим применяются субсидиарно правила главы 60.

Однако ВАС в п.7 рассудил иначе. По сути дела, жертвуя теоретической обоснованностью, в угоду целесообразности: два встречных неосновательных обогащения равно ноль неосновательных обогащений. Соответственно, когда в рамках этого казуса было предъявлено требование как бы арендатором о взыскании сумм, заплаченных в качестве арендной платы, суд отказал арендатору как раз на этом основании: ноль неосновательных обогащений.

Конечно, эту позицию можно оправдать: процессуальная экономия (вместо двух споров, один спор всего лишь).

Но возникает вопрос: а насколько сама эта ситуация является обоснованной? Потому что за счет такого решения мы утрачиваем возможность применения тех же самых ст.1107 и ст.1108. Даже если доходы и расходы образуются, они не компенсируются.

Такой подход опасен не сам по себе, а понимание его опасно. Если порок договора аренды не связан с пороком воли, то это решение с точки зрения справедливости может быть и правильным. Но как только сталкиваемся с вариантом, при котором недействительность аренды обусловлена пороком воли, то такой подход опасен. Например, в результате сговора одной стороны с контрагентом договор заключается на условиях ниже рыночных (рыночная стоимость – 100, а договор на 70). Сделка признается недействительной по ст.179 (заключение злонамеренного соглашения). Если применять правило «ноль неосновательных обогащений», то это плохо. ВАС воспринимает это правило буквально: правило о нуле неосновательных обогащений универсально: хоть стоимость арендной платы 2, хоть 80 – все равно ноль неосновательных обогащений.



Тут проблема не ВАСа, а проблема упрощения его идеи нижестоящими судами. Такое часто бывает.

На самом деле, предтечей п.7 Письма №49 являлось разъяснение п.27 Пленумов 13/14. Там разбиралась схожая ситуация. Встречные предоставления обеих сторон по недействительной сделке. Тогда ВС и ВАС установили такое правило лишь в качестве презумпции. При этом дальше они оговорились: нормы о неосновательном денежном обогащении применяются только тогда, когда стоимость существо различается от встречного вещного, например, предоставления. Ну, тот же пример: плата в размере 2 рублей за квартиру стоимостью 100 рублей.

То есть правило о нуле неосновательных обогащений было лишь презумпцией, которую можно было опровергнуть. Но суды положили болт на презумпцию и стали воспринимать это правило как безусловное.

А почему нельзя опровергать эту презумпцию без явного несоответствия? Ответа, кроме процессуальной экономии, нет.

Даже исходное применение этих принципов нарушает закон. Пример тут – это прецедентное дело, которое летом прошлого года было принято ВАСом. Там договор аренды причала. Был договор аренды. Он, поскольку был по поводу государственного имущества и отсутствие согласования с собственником такого имущества, являлся недействительным. Но по нему вносилась арендная плата. В последующем, собственник имущества предъявил требование о неосновательном обогащении в размере разницы между рыночной стоимостью и фактически оплачивавшейся платой. ВАС сказал: соглашение же сторон было, стороны же воспринимали стоимость как эквивалентную. Поэтому никакого неосновательного обогащения нет.

На самом деле, такое решение в корни противоречит предписаниям ст.1105. Почему? П.2 ст.1105 определяет нам, по каким параметрам надо исчислять стоимость пользования. Стоимость пользования на момент окончания пользования – это рыночное типа. То есть соглашение, заключенное еще при царе Горохе, могло содержать цену, ниже сегодняшней. По сути дела, ВАС пренебрег ст.1105. Никто никому ничего не должен.

Кондикция v. виндикация.

Тут нужно понимать, что разграничение данных требований сложилось исторически. Понятийно кондикция и виндикация друг друга исключают. Виндикация – вещно-правовой способ защиты, а кондикция – обязательственно-правовой способ защиты. С помощью виндикации истребуется свое имущество. Виндикация – способ восстановления владения у собственника.

Кондикция же предполагает истребование чужого имущества. Это лишь способ восстановления материальных благ. Вот и получается, что если лицо пытается истребовать у другого лица имущество и возвратить соответствующее имущество, то квалификация соответствующего требования будет зависеть от того, чье имущество истребуется. Если свое истребуется, то виндикация. Если чужое, то кондикция.

Не противоречит этой позиции вывод о том, что кондикция может сопровождать виндикацию. Наглядный пример этого: с помощью двух исков этих достигаются два разных результата. Например, лицо пользуется чужим имуществом и имеет доход. Истребование вещи – это виндикационное требование. Истребование доходов – это кондикция.

Отсутствие виндикации не означает, что мы не можем использовать кондикцию. Например, чужая вещь потреблена. Виндикации уже нет. Только нужно выяснить: по каким причинам виндикация недоступна? Нужно помнить, что то, что нельзя по виндикации взыскать, нельзя пытаться взыскать с помощью кондикции. Когда мы говорим, что кондикция доступна при отсутствии виндикации, нужно прогонять это утверждение через призму недопустимости замены одного требования к другому.

Есть Постановление 10/22: в силу ст.302 такое лицо будет собственником (если к нему нельзя виндикацию в силу добросовестности предъявить). Такое лицо нельзя считать неосновательно обогатившимся собственником.

Например, вещь сдана на хранение. Хранитель продает третьему лицу. К третьему лицу нельзя виндикацию (ибо он добросовестный). И кондикцию нельзя. Но есть неосновательное обогащение хранителя, ибо деньги, вырученные с продажи, должны причитаться поклажедателю. Но тут встает вопрос о соотношении кондикции и договорного требования.

Кондикция v. деликт.

Неосновательное обогащение может возникать и в силу правонарушений. Есть ситуации, когда формально у нас есть возможность предъявить как одно, так и другое требование (как кондикция, так и деликт).

При краже, например. Как разграничить требования? Понятно, что если деликт не сопровождается обогащением (уничтожение вещи, например), то кондикции нет. А вот если украл деньги.

В советское время в качестве ключевого критерия для разграничения использовалась вина или степень вины. Иоффе настаивал на вине, а Рясинцев говорил о степени вины. Сегодняшняя доктрина исходит из того, что критерий вины не может служить адекватным решением, ибо сегодняшнее законодательство демонстрирует девальвацию вины как элемента, значимого для деликта. Есть безвиновная ответственность по деликтам.

Одной из самых распространенных точек зрения является тезис о том, что в данной ситуации у нас налицо конкуренция требований, и потерпевший может выбирать: использовать ему предписания главы 59 (деликт) или главы 60 (кондикция).

Здесь есть проблемы. Конкуренция требования для континентальной правовой системы недопустима. Конкуренция исков – невозможный вариант. Давайте посмотрим. В рамках 59-ой главы есть возможность уменьшения судом размера взыскиваемого вреда на основании ст.1083, исходя из встречной вины (степень вины потерпевшего) и исходя из имущественного положения причинителя вреда.

В то время как в главе 60 таких показателей нет. В этой связи вопрос: а если потерпевшему будет предоставлена возможность выбрать главу 59 и главу 60. Он выберет 60-ю, чтобы не было риска уменьшения сумм. В итоге будет получаться, что этот выбор потерпевшего сопровождается нарушением интересов причинителя вреда (он мог рассчитывать на уменьшение размера вреда).

Уже эти обстоятельства показывают, что решение, при котором потерпевшему дана возможность выбора между деликтом и кондикцией, неоднозначно и не совсем справедливо.

Более того, такое решение с точки зрения не основано на законе. Правила о кондикции субсидиарно (!), а не альтернативно, применяются к деликту. Это означает, что если соответствующее требование может быть квалифицировано как деликт, оно должно быть квалифицировано как деликт. А правила главы 60 применяются лишь дополнительно, если возникающее у приобретателя обогащение не будет ликвидировано возмещением по главе 59.

П.2 Письма №49. Организация строила гараж, заморозила стройку, а другая организация пришла и забрала плиты бетонные. ВАС, стремясь найти место для ст.1103, предлагает: затраты на строительство надо компенсировать через главу 59, а стоимость плит – через главу 60.

Однако оказывается, что такой вывод ВАСа надуман от начала до конца. Правила главы 60 применяются только в том случае, если обогащение не ликвидировано за счет применения правил главы 59. Недостроенный гараж. Есть некие вложения в процесс строительства, и есть стоимость материалов. Через 59-ю главу причинитель должен возместить вред в полном объеме, т.е. и из первого, и из второго. Реальный ущерб – не просто стоимость материалов, но и затраты на строительство. Так что тут неправильно.

Сегодня за счет специфического регулирования, возможность субсидиарной кондикции при виндикации сведена практически к нулю.

Например, похитили деньги. Деньги вложены, приобретатель получил доход. Перед нами исходный вариант. Как квалифицировать? Деликт, ибо есть возможность квалифицировать как деликт. Применяем главу 59. Но остается непокрытые суммы. Смотрим ст.15 – если получили доходы, то упущенная выгода возмещается в размере не меньшем, чем полученные доходы. А у нас возмещаются все убытки по главе 59. Итого, по главе 59 можно получить и похищенную сумму, и полученные доходы как упущенную выгоду. Итого, места для 60-ой главы не остается.

Неосновательное обогащение закончено.

АВТОРСКОЕ ПРАВО.

Объекты авторского права. Субъекты авторского права. Интеллектуальные права на произведения. Распоряжение исключительным правом.

Объекты авторского права.

Ключом для понимания вопроса являются предписания п.1 ст.1259. Объекты авторских прав – произведения науки, литературы, искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения.

Объект авторского права – это произведение. Если мы поймем, что такое произведение, то мы поймем и круг возможных объектов авторского права.

Легальной дефиниции произведения никогда не было в нашем законодательстве, и не содержится и сейчас.

Однако существует это определение на догматическом уровне. Отечественная доктрина в качестве универсального определения использует определение, данное в 50-х гг. 20 века Серебровским.

Произведение – совокупность идей, мыслей и образов, получивших в результате творческой деятельности автора свое выражение в доступной для восприятия человеческими чувствами конкретной форме.

Сегодня это определение воспринимается как общепризнанное. Это определение, за счет того, что оно перечисляет ключевые признаки произведения, приближает нас к ответу на вопрос. Если поймем эти признаки, то мы поймем, что такое произведение, а, следовательно, и что такое объект авторского права.

Признаки произведения.

Во-первых, произведение есть нематериальное благо. Как реально существующее явление выступает в виде комплекса идей, мыслей и образов. При этом нужно четко разграничивать произведение как нематериальное благо с одной стороны и форму воплощения произведения, коим может быть материальный носитель, с другой. Даже в случае неразрывной связи между соответствующими явлениями (картина и скульптура), нужно понимать, что произведение и его носитель – это различные объекты гражданских прав. Режим этих объектов так же принципиально отличается друг от друга.

Разница в этих правовых режимах двух различных объектов существенна. Картина продана. Собственник картины – покупатель. А исключительные права остались у продавца.

П.2 ст.1227 подтверждает это. Переход права собственности на вещь не влечет перехода или предоставлений прав на результат интеллектуальной деятельности, в этой вещи воплощенной.

Поэтому, если сам автор, или приобретатель, уничтожил картину, то произведение осталось, ибо оно – нематериальное право, и оно – объект авторского права.

Во-вторых, из указанного выше догматического определения можно вывести творческий характер произведения. Этот признак подтверждается и действующим российским законодательством. Например, в ст.1259 ГК в п.2 и п.7 дважды косвенно указывается на необходимость творческого характера как обязательного признака произведения, чтобы ему охрана нормами части 4 ГК РФ предоставлялась. Также ст.1228.

Под творчеством понимается деятельность человека, порождающая нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и уникальностью.

В связи с таким признаком, как творческий характер, достаточно большой интерес представляют разъяснения п.28 ППВС и ППВАС 5/29 от 26.03.2009 (о некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК). Так ВС и ВАС подтверждают наш исходный тезис о том, что творческий характер – обязательный признак произведения.

Более того, эти разъяснения решают очень важный практический вопрос. Надлежит иметь в виду, что пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности признаются имеющими творческий характер. То есть действует презумпция творческого характера произведения. Хрен знает, где они ее взяли эту презумпцию, но вот так вот.

Показателем творчества является новизна или оригинальность. Например, в виде нового содержания, новой формы, новой идеи и т.д.

Если новизна присутствует, то это означает, что произведение создано творческим путем. Однако если новизна отсутствует, то это еще не означает, что произведение не создано творческим путем и не является объектом авторского права.

ВАС и ВС в п.28 подтверждают этот тезис.

Почему так? Ну, потому что есть такие виды деятельности, где творчество минимально. Например, произведения на ниве картографического искусства.

Такой подход – продолжение 13.12.2007 Инф. Письмо №122 ВАСа. В п.1 казус с картографическими произведениями разбирается. ВАС сказал, что отсутствие новизны еще ни о чем не говорит.

Ноября 2012 года

Следующий признак произведения, названный в том догматическом определении, взятым за основу – признак, заключающийся в объективной форме выражения. Само существование признака вполне логично. До тех пор, пока они не проявились вовне, отсутствует необходимость в правовой охране. Когда произведение приобретает объективную форму, тогда оно становится объектом охраны права. П.3 ст.1259 – примерный перечень объективизации произведения (письменная форма, аудио, видео). Перечень интересный, перечень открытый. Законодатель не стремится к тому, чтобы перечислить варианты объективизации исчерпывающим образом. Смысл указаний таков: произведение только тогда получает охрану с помощью норм авторского права, когда оно выражено в форме отдельной от автора. Только тогда мы можем говорить, что перед нами произведение, и оно получает соответствующую правовую охрану.

Вот те три признака, которые хоть в законе и не указаны, но из него выводятся.

Выделяют ещё другие признаки. Например, воспроизводимость, возможность воспроизведения. Эта позиция долгое время поддерживалась, в ГК 64 года, например, это было. Сейчас это не самостоятельный признак. Это не влияет на признание соответствующих идей, мыслей и образов произведением.

На отдельных этапах отдельные авторы предлагали и иные признаки. Например, общественная полезность. Где-то в душе это стоит считать разумным, но язык не поворачивается назвать авторов божественными творцами Дарью Донцову, Кончаловского и т.д. J

Субъективные ощущения надо оставить при себе и констатировать, что с позиции современного законодательства значение и достоинство произведения не имеют значения для признания статуса произведения. Даже если ваш курсовик расценивается преподавателем как недостойный в виду того, что плохо написан, все равно можно успокоиться тем, что это произведение.

Говоря о произведении как объекта АП – не требуется оформление, регистрация и соблюдение иных формальностей. Если не успели 1 апреля зарегистрировать курсовик, правовую охрану это ваше произведение уже получило.

Момент возникновения интеллектуальных прав в действующем законодательстве связан с моментом создания произведения в окончательном виде, форме. С этого момента произведение получает правовую охрану и у автора возникают все интеллектуальные права.

Очень часто мы можем столкнуться с ситуацией, когда произведения снабжаются знаком охраны – например: (с) с указанием правообладателя и года издания. С точки зрения нашего права – этот знак имеет информационное и предупредительное значение, на условия и объем защиты это никакого влияния не оказывает. Снабжено произведение знаком охраны или нет – правовая охрана будет. Вправе – могут и не использовать, значит. Ст.1271 – Статья 1271. Знак охраны авторского права. Правообладатель для оповещения о принадлежащем ему исключительном праве на произведение вправе использовать знак охраны авторского права, который помещается на каждом экземпляре произведения и состоит из следующих элементов: латинской буквы "C" в окружности; имени или наименования правообладателя; года первого опубликования произведения.

Итак, объектом является произведение, соответствующее трем признакам, независимо от назначения и достоинства, независимо от регистрации и соблюдение иных формальностей.

Объектом АП является не только целое, но и его часть. При условии что часть – может быть использована самостоятельно и является объектом творческой деятельности. П.7 ст.1259 – например, название: «7. Авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи.». 29 июня 2006 года Постановление Пленума ВС РФ №15 «О вопросах… связанных с применением авторских прав и смежных прав».Постановление Пленума было до 4-ой части ГК. Касается закона «Об авторском праве и смежных правах». Постановление это не утратило силу, однако, кроме того, характер отношений сущностно кардинальных изменений не претерпел. По гамбургскому счету 4-ая часть вообще представляет компиляцию тех законов, которые существовали. Взяли соединили законы о микросхемах, патентах и т.д. В этой связи, поскольку сам характер норм не изменился, мы можем использовать объяснения Судов, принятых в актах до выхода 4-ой части ГК. Это относится к Постановлению №15 и Информационному письму ВАС РФ №122 (про произведения картографического искусства). Означает ли, что с принятием 4-ой части все постановление дезавуированы? Нет, конечно. Если нормы те же, то и все то же самое.

По интересующему нас вопросов про часть как объект АП. П.21 Пленума №15 – к объектам авторского права могут относиться названия пр-я, части и иные, если они творческие и оригинальные.

Во-первых, объект – произведение, во-вторых – части (в т.ч. название). Объектом являются и отдельные элементы произведения. Необходимо сослаться на классификацию всех элементов произведения, которая была разработана Владимиром Яковлевичем Ионесом. ВЯ предложил делить все элементы произведения на 2 большие группы: (1) неохраняемые (юридически безразличные), (2) охраняемые (юридически значимые).

(1) Неохраняемые: темы, материал, сюжет и идейное содержание. Вся совокупность указанных выше элементов определяется как содержание произведения. Все эти элементы неохраняемые. Тема относится к элементам неохраняемых. Материал также не охраняем.

(2) Охраняемые, юридически значимые – образы (внутренняя форма). Наиболее наглядным является персонаж. Кроме того, к ним относится язык или иначе – внешняя форма. Если мы теперь внимательно посмотри на соответствующую квалификацию, то увидим, что содержание – неохраняемое, охраняемое в формах. П.15 Постановление Пленума – произведение выраженное в объективной форме.

Чтобы закончить разговор по этому поводу нужно обратиться к объектам неохраняемым этим правом.

Во-первых, это те объекты, которые хотя бы без одного принципа – тут охране не принадлежит. Во-вторых, поскольку авторское право охраняет форму, а не содержание – глянем в статью, АП не распространяется. Во всех иных перечисленных. ВС перечисляет шахматную партию или методику обучения. В-третьих, это произведения, срок правовой охраны которых истек. Правовая охрана тут является срочной. С одной стороны компромисс между идеей обогащения и развития общества, а также развития интересов создателя. Это в сроках, АП охраняет предметы литературы и искусство. Срок 70 лет: в течение жизни и после смерти все пер. В-четвертых, к числу объектам неохраняемым АП ст.1259: 6. Не являются объектами авторских прав:

1) официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы;

2) государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и тому подобное), а также символы и знаки муниципальных образований;

Пп.3.п.6 ст.1259 - 3) произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов. Почему так? Автор – народ, он не единоличен.

Пп.4 п.6 ст.1259 - 4) сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное). Почему эти объекты не являются объектами АП? Творческого замысла тут явно не существует. При этом однако мы должны понимать, что главное тут – содержание, в его рамках нельзя творческие возможности особо рассматривать, но если форма креативна, то почему бы и нет. То есть если это креативно придумать, создать оригинальную форму, признать это объектом АП.

Мы должны осознать, что круг потенциальных объектов АП достаточно велик. Возникает потребность в классификациях произведений. Очень часто в качестве первой из таких классификаций используют предписания п.1 ст.1259: «1. Объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения: <…>». Перечень достаточно большой! Закрытый ли он? Вопрос не случаен. Классификация ведь это то, что делает предмет полностью Но это не классификация – это открытый перечень «другие произведения». И, действительно, поскольку сфера творчества безгранична, объекты творчества все расписать невозможно. Шарады, кроссворды, ребусы – ни к одной группе не могут быть отнесены, но это точно объект АП, тут воплощаются все три признака произведения.

Законодатель заколебался просто перечислять, закончил фразой «другие перечисления». Наверное, он нужен и ориентирует. Но воспринимать как классификацию не будем.

Итак, идем по классификации в законодательстве

1. Обнародованные/необнародованные

Статья 1268. Право на обнародование произведения. Обнародование - согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

Вторая группа действует по остаточному принципу и представляет из себя необнародованному. Они тоже охраняются безо всяких изъятий. Обнародованные в отдельных случаях могут быть использованы заинтересованным лицом без согласия автора. То есть автор делает изъятие из охраны, допуская использование без согласия автора.

Наряду с этим есть несовпадающее понятие «опубликование» - «При этом опубликованием (выпуском в свет) является выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения». Сергеев считает, что это отдельная классификация на опубликованные/неопубликованные. Опубликованные – легальную дефиницию используем с абз.2 п.1 ст.1268. Вторая группа – по остаточному принципу – неопубликованные.

Соотношение: обнародование/опубликование – опубликование может быть одним из способов обнародования, но, может иметь и самостоятельное значение: обнародовать можно единожды, а опубликовать можно несколько раз. Кроме того, обнародование касается любых произведений и можно сделать любыми действиями, а опубликование завязано на количестве экземпляров и носителей. Аудитория не касается обнародования также. Распечатка и сдача курсовика на кафедру – обнародование, но не опубликование – количество экземпляров для удовлетворения разумных потребностей публики не достаточно. Возможна классификация как на опубликованное и неопубликованное. Но вообще опубликованное/неопубликованное не дотягивает до классификации, так как затрагивает только произведения, записанные на материальных носителях.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 541; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.034 с.) Главная | Обратная связь