Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности.




 

Этот специальный деликт сравнительно молод, ибо исторически первые попытки закрепления специальных правил такого деликта появились лишь в 19 веке. Из-за чего? Из-за промышленной революции, когда появились механизмы, не полностью подконтрольные гражданину. Тут девальвация вины. Тут, кто создает повышенную опасность, должен нести ответственность, независимо от вины.

 

А вот дальше произошли события, которые с точки зрения регулирования этого вопроса вывели отечественный правопорядок на самые ведущие позиции. Сегодня это то, чем наша страна может гордиться.

 

Основной признак источника повышенной опасности – неподконтрольность человеку.

 

Очевидно, что для применения данного специального деликта основополагающее значение имеет понятие источника повышенной опасности. Тут на уровне догматики есть разногласия. Есть две конкурирующие позиции: теория объекта (источник повышенной опасности – вещества, средства и предметы, обладающие особыми свойствами) и теория деятельности (источник повышенной опасности – деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда).

 

Эти две теории в своем исходном виде являются диаметрально крайними позициями. Истина посередине.

 

Сам закон не присоединяется ни к одной из этих позиций. П.1 говорит о деятельности, а п.2 ст.1079 говорит о владении источником повышенной опасности.

 

Есть ППВС №1 от 26.01.2010. Там п.18. ВС говорит о том, что по смыслу ст.1079 источник – эта любая деятельность. А в следующем абзаце ВС говорит о предмете, веществ или иных объектов как источниках повышенной опасности.

 

Такой половинчатый подход является самым правильным. Объект и деятельность не должны противопоставляться друг другу. Объект и деятельность неразрывно связаны. Не сам по себе объект является источником повышенной опасности, а объект, используемый субъектом. Так же и с деятельностью: не сама по себе деятельность, а использование объекта.

 

Мы будем оперировать категорией владельца источника повышенной опасности. Но владелец, при этом, должен использовать, эксплуатировать объект.

 

Практика так же рассуждает. ППВС №1 в п.18 говорит, что вред считается причиненным ИПО, если он является результатом эксплуатации объекта. ВС говорит, что причинение вреда открытием двери стоящего автомобиля – это не причинение вреда ИПО.

 

Не стоит механизировать эту категорию. В доктрине на примере с автомобилем часто используют категорию включенного или выключенного двигателя. Не в двигателе вещь. Это абсурдно. Например, едет гражданин на автомобиле и до причинения вреда выключает двигатель. То есть что, нет ИПО? Херня. Есть. Потому что есть эксплуатации.

 

Для признания объекта источником повышенной опасности, речь должна идти только о такой эксплуатации, при которой проявляются повышено вредоносные свойства объекта.

 

Количество источников повышенной опасности велико. Следовательно, возникает вопрос об их классификации. Традиционная классификация (О.А. Красавчиков) – в зависимости от источника энергии, заключенного в объекте: (1) физические (в т.ч. электрические, механические, тепловые), (2) химические (отравляющие, взрыво- и огнеопасные), (3) физико-химические (радиоактивные материалы, например), (4) биологические (в т.ч. зоологические и бактериологические).

 

Нужно понимать, что эта классификация не идеальна. Во-первых, с точки зрения этой классификации, возможны ситуации, когда один объект будет относиться к нескольким группам. Тот же автомобиль может быть и физическим, и химическим (из-за горюче-смазочных материалов).


Во-вторых, Красавчиков это давно придумал. Тогда это было актуально (60-е года). А сейчас не актуально.

 

Есть те объекты, которые в данную классификацию не вписываются. Сегодня, к ИПО относят часто компьютерные вирусы. К какой из указанных групп компьютерные вирусы относятся? Непонятно.

 

В-третьих, имея серьезное методологическое значение, показывая разнообразность ИПО, у этой классификации нет практического значения.

 

Современная классификация – деление ИПО на две категории: обычные и особые источники повышенной опасности.

 

В чем смысл этой классификации? Сегодня, если посмотреть на регламентацию деятельности, связанной с использованием тех или иных объектов, то увидим, что регламентация схожа в общих чертах, но отличается деталями. Общее правило – владелец ИПО несет безвиновную ответственность до пределов непреодолимой силы. Но есть случаи, предусмотренные законом, когда владелец ИПО отвечает не только за вину и случай, но и за непреодолимую силу, или за часть непреодолимой силы. Например, космические объекты или радиоактивные объекты. Это обусловлено международными соглашениями РФ. Там ограничение ответственности, конечно, есть, но она ограничивается не непреодолимой силы. Т.е. там ответственность еще выше, чем безвиновная ответственность.



 

Но эта классификация строится логически неверным способом. Под итог регулирования подводится обоснование, что неверно. Поэтому, когда автор классификации пытается объяснить, чем обычные объекты отличаются от особых объектов, это у него не получается. Автор говорит, что особые объекты – это те, которые не «жизненно необходимы» сегодня. Но ядерные реакторы и космические корабли сегодня вполне естественные для оборота.

 

Короче, нормальных классификаций нет.

 

Кто является лицом, ответственным за вред, причиненный ИПО? Закон говорит о владельце ИПО. При этом догматически под владельцем традиционно понимается субъект, который одновременно обладает двумя признаками.

 

Первый признак – юридический (наличие правового титула в отношении данного объекта).

 

Ст.1079, указывая на этот признак, в качестве примеров его называет право собственности, иное вещное право, право владения, вытекающего из договора, и ряд других примеров. Определение этого признака труда не составляет. Но есть один нюанс. В ст.1079 указывается на доверенность на право управления транспортного средства. Это традиционный подход. Пленум 63 года еще говорил об этом. Но это не оправдание.


Дело в том, что если мы прочитаем ст.1079, то может сложиться впечатление, что наличие доверенности свидетельствует о наличии юридического признака. Практика так и делает. Это приводит к абсурдным результатам. Суды считают, что от наличия или отсутствия доверенности зависит наличие лица, ответственного за вред от ИПО. Едет человек, причиняет вред, его спрашивают: Твой автомобиль? – Нет. – Доверенность есть? – Нет. – Слава Богу. Тогда гражданская ответственность с него снимается. Бред же, ну.

 

Доверенность сама по себе титулом не является и титула не создает. Доверенность – внешнее выражение внутренних отношений. Доверенность на управление ТС – это для административного права. Доверенность показывает для ДПС, что есть договорные отношения между собственником и водителем ТС. Не доверенность создает титул, титул создает договор. Доверенность лишь подтверждает титул. Но если доверенности нет, то это не значит, что у гражданина нет титула. Многие договоры, по которым передается титул, могут заключаться устно. А доверенность – это вот типа констатация договора.

 

Более того, забегая чуть вперед, при правильном разрешении этой ситуации, у лица, управляющего ТС, возможностей избежать признания титула владельца ИПО не имеется!

 

Это был юридический признак.

 

Второй признак – материальный признак. Он состоит в том, что соответствующее лицо должно фактически господствовать над объектом, должно осуществлять его эксплуатацию. Например, собственник и арендатор. Юридический признак у обоих есть. А фактический признак только у одного из них. Короче, упрощая, тот, кто в машине, тот и имеет материальный признак.

 

Есть одно изъятие из этого правила: неправомерное завладение ИПО. Неправомерно завладевшее лицо на весь период считается владельцем и несет ответственность за вред. Несмотря на то, что у такого лица только материальный признак, а не юридический.

 

ВС говорит (в ППВС №1): доверенность титула владельца ИПО не создает.

 

Если в неправомерном завладении наличествует вина собственника, то тут долевая ответственность за причиненный вред.

 

ВС, описывая эту ситуацию, приводит следующий пример. Например, если владелец ТС оставил авто на неохраняемой парковке с открытыми дверями и ключом в замке зажигания. А если только два из этих трех условий? Суды у нас инструктивно все воспринимают. Так что так подробно говорить нельзя.

 

Главная особенность, которая предопределила появление данного деликта, состоит в повышенной ответственности владельца ИПО. Ст.1079 прямо указывает: владелец ИПО отвечает за причиненный вред независимо от своей вины до пределов непреодолимой силы. Владелец ИПО отвечает и за случай.

 

Возникает вопрос в ситуации, когда вред причинен взаимодействием источников повышенной опасности. При этом законодатель различает 2 ситуации.

 

Первая ситуация: когда вред причинен третьим лицам путем взаимодействия источников повышенной опасности.

 

Регламентируя такую ситуацию, ст.1079 устанавливает солидарную ответственность владельцев соответствующих ИПО. Данное правило установлено в интересах потерпевшего (кредитор в деликте), чтобы обеспечить ему (1) повышенный уровень защиты и (2) избавить его от поиска виновника причинения вреда.

 

Но нужно понимать, что дальнейшее разложение понесенных имущественных потерь между сопричинителями будет происходить исходя из степени их вины. Если у владельца ИПО №1 есть вина, а у владельца ИПО №2 нет вины. Потерпевший может предъявить требование к владельцу ИПО №2. Но поскольку у второго владельца нет вины, то он потом сможет регресс предъявить к первому (виновному) владельцу в полном объеме.

Если потерпевший сидит в одной из машин, то все равно будет солидарная ответственность владельцев ИПО, потому что он третье лицо (хотя бы и внутри ИПО).

 

Это разделяется практикой. ППВС №1 в п.5 ВС указывает: третьи лица – например, пассажиры, пешеходы.

 

Вторая ситуация: когда взаимодействующие ИПО причиняют вред друг другу. При такой ситуации ответственность наступает на общих основаниях ст.1064 (в т.ч. и вина).

 

П.5 ППВС №1 говорит об этом.

 

Если владельцы ИПО причиняют вред друг другу путем эксплуатации ИПО, то нести ответственность будет виновный владелец. Если виноват потерпевший, то возмещение не производится. Если наличествует обоюдный ущерб и обоюдная вина, то в зависимости от степени вины будет производиться возмещение. При отсутствии вины (никто не виновен) вред не возмещается.

 

Когда мы сказали, что ответственность владельца ИПО является повышенной (безвиновной), мы, конечно, предполагали, что у этой ответственности есть пределы (основания освобождения от ответственности). Все эти основания могут быть разделены на две группы. Первая группа – безусловные основания, которые сами по себе освобождают владельца ИПО от ответственности. Это непреодолимая сила, которой не могут признаваться свойства самого ИПО, и которой могут являться только внешние по отношению к ИПО обстоятельства. К этой же группе относится умысел потерпевшего.

 

В п.23 ППВС №1 ВС пытается разъяснить, что же должно пониматься под умыслом потерпевшего. Под умыслом понимается такое противоправное поведение, когда потерпевший не только предвидит, но и желает или сознательно допускает (например, суицид). Павлов говорит, что противоправность для вины значения здесь не имеет. Но вот ВС говорит, что противоправное поведение должно быть.

 

Это была группа безусловных оснований освобождения владельца ИПО от ответственности.

 

Есть вторая группа оснований. Это такая группа, при наличии который суд может освободить от ответственности. Сюда относятся обстоятельства, указанные в ст.1083 ГК РФ. Ст.1083 говорит о грубой неосторожности потерпевшего. При нарушении имущественных прав у суда есть возможность уменьшить размер возмещения или освободить от ответственности. Суд сам выбирает. Если же речь идет о причинении вреда жизни или здоровью, то грубая неосторожность потерпевшего может быть только основанием для уменьшения размера возмещения, но не для освобождения от ответственности. Еще есть п.3 ст.1083. Если у причинителя вреда имущественное положение плохое, то суд может уменьшить размер возмещения.

 

Причинение вреда в крайней необходимости (ст.1067) – это общая норма. Соответственно, она применяется и к ст.1079. По общему правилу, вред возмещается, но суд может, с учетом всех обстоятельств дела, возложить обязанность возместить на лицо, в интересах которого действовал причинитель в состоянии крайней необходимости. Также суд может освободить от ответственности и причинителя вреда, и того, в интересах которого действовал причинитель.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. I. НАЛОГОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАЛОГОВЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  2. I. Налоговая ответственность за налоговые правонарушения и преступления
  3. IV. Составление описи. Неограниченная ответственность наследника
  4. XIII. ОБЯЗАННОСТИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЕЙ И ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ОГНЕВЫХ РАБОТ
  5. А.9 По УК Республики Беларусь уголовная ответственность за покушение на самоубийство
  6. Административная и уголовная ответственность за нарушение законодательства по
  7. Административная ответственность
  8. Административная ответственность военнослужащих
  9. Административная ответственность.
  10. Административные правонарушения и административная ответственность
  11. Анализ электрических цепей постоянного тока с одним источником энергии
  12. Вексель как средство расчетов и кредитования. Понятие, признаки, виды. Вексельная ответственность. Протест векселя.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 590; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.019 с.) Главная | Обратная связь