Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


РАЗДЕЛ 3. Криминалистическая методика



Введение

Криминалистическая методика является завершающим разделом науки криминалистики. Именно в методике аккумулируются и на практике апробируются все достижения научно-теоретического и научно-практического характера. Можно сказать, что криминалистическая методика - это " лицо" криминалистики.

Разработки криминалистов научно-прикладной направленности позволяли достаточно успешно решать практические задачи в области раскрытия и расследования преступлений. Так, например, уровень раскрываемости убийств до 1995 г. составлял 95-96%. Безусловно, это показатель высокой степени зрелости разрабатываемых криминалистами методических рекомендаций. Данное положение дел в известной мере объясняется таким принципиально значимым для развития криминалистической методики обстоятельством, как устойчивость ритма развития науки криминалистики. Устойчивость служила благоприятным условием адекватного познавательного отношения к существовавшим и вновь возникавшим уголовно-наказуемым деяниям.

В современный период эффективность многих существующих частно-криминалистических методик значительно снизилась, и тому есть определенное объяснение.

Очевидно, что тотальное снижение уровня раскрываемости и эффективности расследования преступлений неразрывно связано с изменениями в общественном и государственном устройстве Российской Федерации. Переживаемое российским обществом переустройство затронуло не только фундаментальные основы экономического, правового, политико-идеологического механизмов. Глобальность происходящих процессов определяется еще и тем, что формируется иное общественное сознание, иной ареал ментальности (духовности); качественно изменяется структура общественных отношений, трансформируются нормативно-ценностные установки и иерархия ценностных ориентации.

Объективная реальность формирует иное мировоззрение (мировосприятие, миропонимание, мироотношение), в том числе и в науке, в интеллектуально-ментальной деятельности. Осознание изменений стимулирует масштабную рефлексию и ревизию полученных ранее знаний, устоявшихся, привычных взглядов и представлений. Идейно-мировоззренческие изменения в оценках и интерпретациях неизбежны и необходимы: такова философия жизни. В ее недрах криминалистике и криминалистической методике еще предстоит отыскать свой " нерв", который был бы адекватен времени, не разрушал бы столь необходимую в развитии науки преемственность, инспирировал бы прогрессирующую эволюцию знания.

Меняющаяся общественная психология, морально-нравственная атмосфера предельно обостряют межличностные отношения. Масштабному нарастанию деструктивных процессов способствуют такие социокультурные особенности текущего времени, как алкоголизм, наркомания, беспризорность, нарастание малообразованного, равнодушно-тупого маргинального слоя. Показателем того, что данные процессы все более и более вызревают, укрепляются, сращиваются в деструктивно-целостное образование, служит, в частности, возрастающая криминализация общества, принимающая характер явственно завершенной, саморегулирующейся и самовоспроизводящейся системы, порождающей новые формы, виды и уровни преступлений и преступности.

Быстро меняющаяся событийная картина является одним из масштабных факторов, оказывающих существенное влияние на эффективность как ранних, так и более поздних частно-криминалистических методик. Так, уровень раскрываемости уже упоминавшихся убийств составил в 1995 г. по РФ чуть более 73%, а в Москве - 37%.

Названные процессы, безусловно, деструктурируют сложившиеся в криминалистической методике научно-теоретические и предметно-практические связи. Однако при всей весомости данных процессов они составляют лишь фрагмент характеристики криминалистической методики. Существуют и другие факторы, сказывающиеся на эффективности частно-криминалистических методик.

В научно-криминалистической литературе они упоминаются крайне редко, они не столь впечатляющи, как названные выше причины, не лежат на поверхности, но масштабность и глубина их влияния на эффективность методических рекомендаций не становится от этого менее значимой. Неудовлетворенность ученых и практиков общим состоянием криминалистической методики обусловлена научно-историческими особенностями, уходящими своими научно-мировоззренческими корнями в этап зарождения и формирования первичного образа криминалистической методики и вырабатывавшихся знаний. Обратимся к истории.

Первое упоминание в криминалистической литературе о криминалистической методике как самостоятельном разделе науки криминалистики относится к 1925 г. и справедливо связывается с именем профессора Ивана Николаевича Якимова. Как И.Н. Якимову, так и его современникам криминалистическая методика виделась сугубо прикладной частью науки криминалистики. Безусловно, для этапа становления отмеченное видение роли криминалистической методики вполне логично. Однако эта заданность научного вектора развития во многом сохраняется до настоящего времени. Устойчивое, приобретшее оттенок консервативности представление о целевом назначении криминалистической методики существенно повлияло на развитие ее методологических и теоретических начал, низведя данную часть науки до уровня рецептурно-технологического. Дело в том, что знаниями в методике долгие десятилетия считались правила, приемы, способы, схемы расследования, рекомендации, словом, рецепты определенных практических действий, которые при этом излагались так, что были доступны всякому лицу, даже не имеющему юридического образования. В итоге криминалистическая методика развивалась не столько в гносеологическом (познавательном) аспекте, сколько в онтологическом (описательном).

В этом последнем качестве методика расследования выступает не как абстрактно-идеализированное знание, т.е. теоретическое знание, основанное на действительном знании, а как своего рода матрица для собирания и накопления фактов, что придает ее развитию ситуационно-практический характер.

Научные знания, как известно, существуют в виде теорий, теоретических построений, что и позволяет науке, в том числе и криминалистической методике, осуществлять одну из важнейших функций науки - объяснительную. Однако до настоящего времени криминалистическая методика не может полноценно осуществлять указанную функцию. Главная функция методики в ее нынешнем виде - это функция применения. Значение названных функций состоит в том, что они являются конституирующими факторами, их сбалансированная развитость может служить показателем зрелости науки. Смещение же вектора в ту или иную сторону ведет к однобокому развитию науки.

Недостаточная теоретическая освоенность криминалистической методики в известной мере предопределяет неудовлетворительный уровень разработки ряда научных понятий, входящих в систему научно-понятийного аппарата криминалистической методики. К числу таких понятий относятся " криминалистическая характеристика преступления", " следственная ситуация", " механизм преступления" и некоторые другие.

Выстроенные на основе описательного подхода, сводящегося к перечислению некоторой совокупности объективных свойств и признаков познаваемых предметов, явлений, они оказываются чрезвычайно уязвимы как для научной критики, так и для скепсиса практикующих органов.

Следствия влияния описательного подхода на построение знания различны. В качестве иллюстрации приведем одну из существующих в криминалистической литературе классификаций " следственной ситуации".

Так, по мнению одного из криминалистов, " следственные ситуации" могут быть классифицированы на " простые", " сложные" и " архисложные". Нет необходимости подбирать какие-то особые аргументы, подтверждающие отсутствие всякой научной, научно-методической и практической значимости данной классификации.

Такого рода примеры можно было бы продолжить. Но важнее понять другое - описательный подход необходим, но его познавательные возможности ограничены. При задействовании описательного подхода в научном исследовании всегда существует опасность недооценить какой-то признак, элемент и тем самым не включить его в ту или иную структуру (характеристику) или, наоборот, переоценить его значение. В результате научная дискуссия, по существу, сводится к обсуждению вопроса " вклю­чить - исключить" тот или иной признак из данной конструкции.

В этой связи отметим, что состояние познавательного объекта считается описанным полностью только тогда, когда известны абсолютно все его характеристики. Но в этом случае и об объекте надо знать абсолютно все, что, естественно, невозможно в силу ограниченности наших знаний.

Показательна в этом плане научная судьба понятия " криминалистическая характеристика преступления". Зародившись в недрах описательного подхода более тридцати лет назад, она до настоящего времени является предметом дискуссии. Амплитуда научной оценки колеблется от полного признания данного образования в качестве имеющего несомненное научное и практическое значение, до полного его отрицания как абсолютно надуманной конструкции, как некоего фантома. Такова плата за описательность.

Таким образом, реально действующим познавательным внутренним механизмом, инспирирующим научное развитие криминалистической методики, является мир " вещей", содержательно и доказательно состоящий из набора объективных свойств. Не теоретическое знание, не объяснение познаваемых явлений составляет существо криминалистической методики, а применение, причем применение всегда неполных, рожденных описанием знаний.

Гносеологически криминалистическая методика преимущественно сориентирована не на миропонимание (объяснение), а на миросозерцание (описание).

Отсутствие глубоких теоретических знаний ведет к тому, что процесс накопления и интеллектуального освоения новых явлений, связей и отношений осуществляется в рамках традиционной следственной практики, т.е. с более или менее подробным описанием действительности.

Акцентируя внимание на факторах, оказавших влияние на становление и развитие криминалистической методики и знаний, необходимо назвать и влияние иных наук. Данный фактор значим для понимания особенностей формирования научно-понятийного и терминологического аппаратов, трудностей роста знаний в криминалистической методике.

Научно-познавательный опыт свидетельствует, что возникновение науки, в том числе и отраслевых наук, не начинается с " чистого листа". Хотя криминалистическая методика является лишь разделом науки криминалистики, тем не менее ее зарождение и формирование осуществляются в соответствии со сложившимися закономерностями развития познавания и организации знания.

Так, криминалистическая методика, претендуя на самостоятельность, обозначая свое предметно-содержательное пространство, намечая свои " вотчины" и познавательные рубежи, потенциально оказывается не готовой надлежащим образом решать принимаемые на себя задачи. Данное положение дел возникает и в течение длительного времени существует в силу отсутствия внутренних познавательных ресурсов, в частности доказательно и содержательно оформленной теории, собственного, разработанного научно-понятийного и терминологического аппарата, надлежаще упорядоченного, эмпирического (первичного) материала. Все это, вместе взятое, вызывает необходимость обращения к иным, главным образом смежным наукам. Процесс заимствования стимулируется совместностью решаемых задач.

Криминалистическая методика широко заимствовала научные понятия из таких наук, как уголовное право и уголовный процесс. Заимствованные понятия, вплетаясь в ткань формирующегося знания, в терминологический и научно-понятийный аппараты криминалистической методики, до определенного времени играют позитивно-конструктивную роль, поскольку несут известный познавательный потенциал. Так было, например, с частно-криминалистическими методиками, где основу их классификации и самостоятельного значения составила структура особенной части уголовного кодекса. Такого рода примеры несложно продолжить.

В последующие периоды, с нарастанием и укреплением научно-познавательных ресурсов, в криминалистической методике все более утверждается самостоятельный стиль научных исканий. Появляются ранее не известные в криминалистической методике теоретические построения (учение о криминалистической характеристике следствия, криминалистическое учение о судебном следствии), конструируются новые научные понятия. Вызревая в недрах криминалистической методики, они укрепляют ее самостоятельное значение и формируют иной, самобытный образ. При этом важно подчеркнуть, что прежние заимствованные понятия, вступая во взаимодействие с новыми понятиями, порождают массу противоречий. Противоречия неизбежны в силу того, что более глубокое осознание решаемых криминалистической методикой теоретических и практических задач инспирирует иную, отличающуюся от материнской науки, интерпретацию заимствованных понятий. В противном случае крайне затруднительно, если вообще возможно, адекватное стоящим задачам осмысление и объяснение познаваемых криминалистической методикой явлений.

Замена заимствованных понятий понятиями, зародившимися внутри самой криминалистической методики, есть длительный, противоречивый, но неизбежный и необходимый процесс. Научно-познавательная значимость новых понятий, несмотря на все трудности и издержки роста, многократно возрастает, поскольку они устремлены на более полное и точное познание и объяснение природы криминалистически значимых явлений, связей и отношений.

В ряду базовых факторов, определяющих полноту и пополнение научно-теоретических и научно-прикладных ресурсов криминалистической методики, актуальным является научно-познавательное отношение к личности преступника. Долгое время научно-познавательный интерес к личности преступника носил узкоспециализированный, локальный характер.

Личность обвиняемого (преступника) рассматривалась как средство решения ряда следственно-тактических практических задач. При этом знания не выходили за пределы некоторого объема сведений, характеризующих личность обвиняемого, и учета ряда психологических особенностей, значимых при производстве отдельных следственных действий. Созданная усилиями исследователей, деятельностно-практическая область знаний о личности обвиняемого в известной мере удовлетворяла потребностям и нуждам предварительного следствия и повышала эффективность решаемых задач.

Вместе с тем познавательное отношение к личности преступника (обвиняемого) лишь как к некоторой совокупности сведений, как к средству решения некоторой совокупности практических задач свидетельствует об узости понимания личности. Эта " некоторость", характерная для инструментального подхода, существенно сужает познавательные рубежи, личность преступника познается фрагментарно.

Изложенное, естественно, не охватывает всего базового массива научно-познавательной и научно-прикладной проблематики криминалистической методики. Вместе с тем ознакомление с данными положениями позволит более вдумчиво и объективно оценить трудности становления и развития этого интереснейшего раздела криминалистики.


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 606; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.025 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь