Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Вопрос 48. Установление, прекращение и защита сервитута.



Возникновение сервитутов. По цивильному праву приобретение сер­витутов совершалось различно:

(1) Путем in iure cessio для всех видов, а к сельским сервитутом применя­лась также манципация (Гай. 2. 29). Земельный собственник — отчуждатель мог при этом оставлять за собой, путем добавочного к манципации соглаше­ния, земельные или личные сервитута. Это называлось вычетом сервитута (из права собственности) - deductio servitutis (Гай. 2. 33; Vat. fr. 47. 50). Приобре­татель получал в этих случаях право собственности, за вычетом сервитута — deducta servitute, который сохранялся за отчуждателем.

(2) В начале республики допускалось приобретение сельских сервитутов по давности. Для этого требовалось только выполнение одного условия — осуществление сервитута в течение двух лет. Закон Скрибония (Lex Scribonia, после Цицерона) отменил этот способ установления сервитутов. (Сервитута к этому времени юристами были отнесены уже к нематериаль­ным вещам).

(3) В процессах о разделе общей собственности судья мог, производя раз­дел, устанавливать между разделяемыми для уравнения сервитутные отноше­ния, предоставив одним большие участки и компенсировав других за мень­шие установлением сервитутов на первые.

(4) Наконец, в сделках на случай смерти — mortis causa — наследователи могли в завещаниях возлагать на наследников установление сервитутов путем отказов посторонним лицам (п. 271 и cл.).

(5) Эдикты римских правителей создали для сервитутов на провинциаль­ные земли особые способы установления. Взамен недопускавшихся там ци­вильных способов, они допустили неформальные договоры — pactiones et stipulationes (п. 433). Взаимодействие столичного и провинциального эдиктов и давление практических потребностей приводили к распространению несложных провинциальных способов установления сервитутов и на италийские земли. Перегрины могли устанавливать сервитута в интересах своих участков лишь способами, признанными в ius gentium.

(6) Признание возможности владения сервитутным правом — iuris quasi possessio — привело к допущению передачи сервитутного права в форме тра­диции. Исходя из этой воображаемой традиции преторы распространяли вла­дельческие способы защиты на возникавшие по этой традиции сервитутные права (D. 8.3, 1.2).

(7) Преторы защищали, подобно собственности, десятилетнее и двадца­тилетнее владение сервитутом, что приводило к установлению преторской давности для приобретения сервитутов — longi temporis possessio (D. 8. 5. 10 рг.). Соответственно этому преторами была введена и погасительная давность для сервитутов в пределах тех же сроков.

(8) В праве Юстиниана исчезли и манципация и процессуальная цессия. Их место заняли описанные выше преторские способы установления, а так­же longi temporis possessio с его цивильными последствиями (I. 2. 3.4; 2.4.1).

Прекращение сервитутов. Прекращение сервитута имело своим по­следствием восстановление в полном объеме права собственности, обреме­ненного прежде сервитутом. Это происходило:

(1) Путем отказа управомоченного в процессуальных формах уступки своего права собственнику (in iure cessio) (Гай. 2. 30).

(2) Путем погасительной давности. Личные сервитута погашались в силу неиспользования — поп usus — в течение двух лет при недвижимостях и од­ного года при движимых вещах.

Предиальные сервитута сельского типа погашались при двухлетнем не­пользовании. Городские сервитута для погашения требовали, чтобы собст­венник обремененного сервитутом участка создал такое состояние последне­го, которое противоречило бы сервитуту, и поддерживал это состояние в течение двух лет. Это означало, что собственник обремененного участка, не взирая на права соседа, совершению свободно распоряжался своим участком и освобождался по давности от сервитута — usucapio libertatis (D. 8.2.17). Основанием такого различия в понимании непользования было то, что осу­ществление городских сервитутов всегда зависело от состояния построек на господствующем или служащем участке. Было бы нецелесообразным сохра­нять сервитут, если управомоченное лицо в течение продолжительного срока пренебрегало пользованием выгодами соседнего строения.

(3) Сервитута прекращались в случаях, когда собственник служащего участка приобретал собственность на господствующий участок в силу слия­ния обоих прав: nemini (nulli) res sua servit. При личных сервитутах слияние собственности и пожизненного пользования в лице уполномоченного приво­дило к тем же результатам и по тому же основанию.

(4) Личные сервитута прекращались в случаях существенных перемен в характере их объекта, изменявшего свою способность к личному использова­нию, например, при гибели здания от огня (D. 7. 4. 5. 2). Такое же влияние оказывала смерть управомоченного или умаление его правоспособности — capitis deminutio — всех степеней. В праве Юстиниана такое действие произ­водили только высшее и среднее умаление правоспособности — capitis deminutio maxima и media (п. 122).

Защита сервитутов

Actio confessoria. Подобно собственнику, управомоченный по серви­туту защищался против наличных и угрожающих в будущем нарушений его прав и мог требовать как возврата отнятого сервитута, например, ususfructus, так и устранения нарушающих его права состояний и положений. Принадлежавший ему иск назывался сначала vindicatio servitutis, позднее actio confes­soria. В праве Юстиниана этот иск давался против всякого, кто мешал управомоченному осуществлять свои права, независимо от того, принадлежала или нет нарушителю права служащая вещь. Цель actio confessoria сближала этот иск с actio negatoria собственника. Исковое требование направлялось на восстановление состояния, соответствующего предиальному или личному пользованию, на предоставление обеспечении от нарушений в будущем, на возмещение убытков. Истец должен был доказывать основания и способы ус­тановления сервитутов.

Другие средства защиты. Преторский эдикт установил ряд специаль­ных интердиктов для защиты земельных сервитутов, например, водных, во­допойных, дорожных, а также для личных, по аналогии с владельческими ин­тердиктами (interdicta utilia de aqua, de rivis, de fonte, aquaehaustu).

В классическом праве упоминается один раз иск добросовестного вла­дельца (actio Publiciana), как служивший для облегченной, по сравнению с actio confessoria, защиты сервитутов, но это место (D. 6. 2. 11.1), по-видимо­му, сильно обобщено при кодификации.

В праве Юстиниана конфессорный иск предоставлялся для защиты сер­витутов, установленных путем как traditio — воображаемой передачи, так и пассивного допущения пользования (pati-patientia), а также давностным вла­дением — longa possessio.

Вопрос 49. Эмфитевзис.

Отдача земель в обработку имела много разнообразных форм. Образованию института эмфитевзиса в Риме предшествовали сходные с его содержанием отношения по владению и найму государственных, городских и общинных земель. Весьма рано развилась и получила широкое распростра­нение особая форма наследственной аренды, так называемых agri vectigales — оброчных земель. Эти земельные участки, принадлежавшие государству или публичным корпорациям, отдавались частным лицам в наем на длительный срок или навсегда (in perpetuum), с оговоркой, что наниматель и его наследни­ки не будут лишены владения, если они будут платить определенную годовую плату — vectigal. Положение собственника с внешней стороны оставалось та­ким же, как и при всякой аренде. Но тогда как при обычной аренде нанима­тель имел лишь право требования — иск actio conduct) против собственника земли, здесь права арендатора принимают характер прав на вещь. Нанимате­лям agri vectigales претор предоставлял не только интердикты для защиты от нарушений владения, но также иск actio in rem vectigalis, аналогичный винди­кации (actio in res utilis), против всякого нарушителя и даже против собствен­ника — adversus quern vis possessorem. Впоследствии это право могло распрост­раняться как на государственные, так и на частные земли. Наниматель мог отчуждать, закладывать и завещать свое право, но с тем, чтобы положение соб­ственника не ухудшалось. Если он был неисправным плательщиком vectigal, то собственник возвращал себе землю посредством rei vindicatio.

Такая рано развившаяся форма наследственной аренды широко применя­лась и при империи, когда все общественные земли перешли в частную соб­ственность императоров. Но в эту же эпоху право ager vectigalis определилось как ius perpetuum. В республиканскую эпоху право in agro vectigali распрост­ранялось главным образом среди мелких арендаторов, при империи на пер­вый план выступают арендаторы крупных земельных фондов. С течением времени (к концу V и нач. VI вв.) форма ius in agro vectigali или ius perpetuum стала переплетаться и проникать в сходное ему по содержанию право эмфи­тевзиса. Тексты, относившиеся к ager vectigalis, были распространены на эмфитевзис путем интерполяции.

С IV в. н.э. agri vectigales потеряли окончательно свое самостоятельное су­ществование, в законах этот термин уже не встречался.

От описанного выше правоотношения вначале отличалось право с гречес­ким названием эмфитевзис. Этот институт умел весьма древнее происхожде­ние и применялся в практике Египта и Карфагена. В Греции еще в III в. до н. э. была распространена практика сдачи земли за известную плату в наследствен­ную аренду. Земли, сдававшиеся в Риме в такую аренду, назывались agri emphyteuticarii, а аренду называли emphyteusis, ius emphyteuticum, от греческо­го слова emphyteuein — насаждать. Позже это правоотношение распространи­лось и на частные поземельные имущества. На римской почве этот вид наслед­ственной аренды получил окончательную разработку как самостоятельный юридический институт в византийском — юстиниановом праве.

Однако, еще в начале нашей эры была издана lex Manciana, позже пере­работанная в lex Hadriana. Это были частные указы по делам аренды доменов и защиты мелких арендаторов-издольщиков (coloni partiarii). Первоначально признание этого института римским правом диктовалось стремлением пре­вратить необработанные громадные участки земли в обработанные сельско­хозяйственные фонды. В начале он применялся на обширных завоеванных Римом участках Северной Африки, но примерно к концу III и IV вв. был пе­ренесен в Италию. К тому же времени относится практика продажи земель­ных фондов с тем, чтобы покупатель платил ежегодную ренту. Постепенно применение института для целей разработки государственных пустырей пе­решло на церковные и частные земли и стало относиться не только к пусты­рям, но и к обработанным землям. Выражение emphyteusis стало охватывать всякий земельный сельскохозяйственный участок, составляющий объект на­следственной аренды. Установление этой аренды имело вначале формы «эмфитевтической продажи», которая сообщала нанимателю собственность на землю, при условии уплаты умеренной покупной цены и ежегодной выпла­ты аренды (salvo canone) деньгами или натурой, и налагала обязанность рас­пахать участок.

Развитие эмфитевзиса в области частного права привело к спору между юристами: являются ли сделки, устанавливающие это право, куплей-прода­жей (emptio-venditio) или наймом (locatio-conductio). Гай (3, 145) защищал положение, что это есть locatio-conductio — аренда. Император Зенон опре­делил это отношение, как особое правоотношение (С. 4. 6. 6), устанавливае­мое особым договором — emphyteuseos contractus. Развитой и окончательно обработанный институт эмфитевзиса носил характер смешения италийского и восточного эмфитевзиса и считался вечной арендой, которая давала право на вещь, защищаемое особым иском (D. 6. 3; С. 4. 66).

Права эмфитевты (лица, которому принадлежало ius emphyteusis) были весьма широки. Не являясь собственником и имея ius in re aliena, он в то же время имел право осуществления всего содержания права собственности. Он осуществлял владение и, следовательно, пользовался и владельческой защи­той. Наподобие собственника ему принадлежали и петиторные иски. Плоды земли и все доходы поступали в его собственность после отделения — separatio (D. 22.1. 25.1). Права его переходили к наследникам, могли быть завеща­ны, подарены и проданы надежным приобретателям. Но при продаже он был обязан уведомить собственника и отчислить 2% с цены — laudemium — эм­фитевзиса или предоставить собственнику право первой купли — ius protime-seos. Он мог изменять хозяйственное назначение вещи, но не ухудшать ее. Эмфитевта мог устанавливать залоги и сервитута. Обязанности его состояли в следующем: он должен вести хозяйство, как хороший хозяин, и платить об­щественные налоги, вносить собственнику ежегодную ренту — canon (день­гами или натурой). Рента была обычно ниже обыкновенной наемной платы, и поэтому эмфитевта не имел права на сбавку ренты, тогда как наниматель в некоторых случаях имел право на уменьшение наемной платы (п. 505).

Для защиты своих прав против всякого владельца эмфитевта имел особый иск actio vectigalis и все владельческие интердикты.

Права эмфитевты прекращались в следующих случаях: при нанесении им большого ущерба, собственник мог лишить его участка (ius privandi): при трехлетней неуплате canon'a или публичных налогов (на церковных землях — до двух лет) (Nov. 7. С. 3. 2); при нарушении предписаний о продаже (С. 4. 66. 3). Собственник земли имел по поводу исполнения обязанностей особый иск против эмфитевты — actio emphyteuticaria.

Суперфиций.

Superficies в общем смысле означало все созданное над и под землей и связанное с поверхностью земли. Как особое правоотноше­ние, superficies представляет собою наследственное и отчуждаемое право пользования в течение длительного срока строением, возведенным на чужой земле. Постройка здания производилась за счет нанимателя участка (супер-фициария). Право собственности на строение признавалось за собственни­ком земли — semper superficiem solo cedere — все находящееся на земле, но связанное с ней принадлежит (как accessio) собственнику земли. Однако только суперфициарию принадлежало в течение срока суперфициарного до­говора право осуществлять пользование зданием. У классических юристов superficies рассматривалось как право на чужую вещь — ius in re aliena, могу­щее переходить от одного лица к другому, независимо от того, сохраняется ли право собственности на землю в прежних руках или же отчуждается.

Исторически это соглашение о superficies возникло в отношении земель, принадлежавших государству или городам — loca publica, не подлежавших продаже, и носило публично-правовой характер. За предоставленную под по­стройку землю наниматели должны были в установленные сроки вносить го­сударству определенную наемную плату — поземельный оброк solarium (vectigal). В дальнейшем, с деградацией экономической жизни и обострени­ем потребностей городского населения в жилье, практику сдавать в аренду землю под постройку на длительный срок за определенную плату (solarium) усвоили и частные лица (D. 43. 18. 2), и таким образом это отношение перешло и в область частного права. Отношение, носившее прежде характер обя­зательственного, развилось в практике преторов и получило значение права на вещи — ius in re. Суперфиций стал рассматриваться как вещь, юридичес­ки отделенная от поверхности и имеющая обособленное правовое положе­ние. Это вполне соответствовало возросшей ценности домом в городах (D. 44. 7. 44. 1).

Претор предоставил суперфициарию интердикт о суперфиции — interdictum de superficie, наподобие интердикта uti possidetis (п. 181), предназначен­ный для защиты пользования от третьих лиц. Суперфициарий in perpetuo по­лучал, согласно обещанию претора, иск на вещь — actio de superficie (in rem), аналогичный иску о собственности, utilis rei vindicatio. Он предоставлялся в случае потери владения постройкой. После расследования дела, направлен­ного против третьего лица и признания нарушения его права (включая и соб­ственника), происходило восстановление.

Для установления суперфиция по цивильному праву было недостаточно простого договора, а требовалась еще передача постройки. Претор уполномо­чивал приобретателя на exceptio pacti против новых приобретателей земли. Право суперфиция могло устанавливаться также путем давности и легатов. Суперфициарий мог передавать свое право по наследству и путем сделок между живыми — отчуждать, закладывать, обременять сервитутами, но лишь без ущерба для прав собственника земли. Для сделок отчуждения требова­лось согласие собственника.

Суперфициарий обязан был уплачивать собственнику земли в срок позе­мельную ренту (solarium). Эта уплата включала всегда не только текущие платежи, но и все недоимки, накопившиеся за прежнее время. Суперфициа­рий оплачивал также все государственные подати и налоги.

Собственник не мог произвольно лишить суперфициария его правомо­чий. Он ограничивался получением с него solarium и, в случае неуплаты в ус­тановленные сроки, мог возбудить иск о собственности (rei vindicatio).

Прекращался суперфиции с истечением назначенного при его установле­нии срока, вследствие дереликции, т. е. отказа от этого права со стороны су­перфициария, слияния прав, т. е. приобретения суперфициарием права собст­венности на участок или собственником — суперфиция, а также вследствие погасительной давности.

 


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 857; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.027 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь