Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Авторитаризм: типология форм




Авторитаризм обычно рассматривается как тип режима, который занимает промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. Однако подобная характеристика не указывает на сущностные признаки явления в целом, даже если принять во внимание то, какие черты от тоталитаризма, а какие от демократии можно обнаружить в нем. Сущностно значимым при определении авторитаризма является характер отношений государства и личности: они построены боль-

ше на принуждении, чем на убеждении. При этом авторитарный режим либерализует общественную жизнь, не стремится навязывать обществу четко разработанной официальной идеологии, допускает ограниченный и контролируемый плюрализм в политическом мышлении, мнениях и действиях, мирится с существованием оппозиции. Руководство различными сферами жизни общества не столь тотально, нет строго организованного контроля над социальной и экономической инфраструктурой гражданского общества, над производством, профсоюзами, учебными заведениями, массовыми организациями, средствами массовой информации. Автократия (от греч. autokrateia — самодержавие, самовластие, то есть неограниченная власть одного лица) не требует демонстрации преданности со стороны населения, как при тоталитаризме, ей достаточно отсутствия открытого политического противостояния. Однако авторитарный режим беспощаден к проявлениям реальной политической конкуренции за власть, к фактическому участию населения в принятии решений по важнейшим вопросам жизни общества. Авторитаризм подавляет основные гражданские права.

Для того чтобы сохранить неограниченную власть в своих руках, авторитарный режим осуществляет циркуляцию элит не путем конкурентной борьбы кандидатов на выборах, а кооптацией (волевым введением) их в руководящие структуры. В силу того, что процесс передачи власти в подобных режимах осуществляется не путем установленных законом процедур замены руководителей, а насильственно, эти режимы не являются легитимными. Однако, несмотря на отсутствие поддержки со стороны народа, автократии могут существовать длительное время и достаточно успешно. Они способны эффективно решать стратегические задачи, несмотря на свою нелегитимность. Примерами подобных эффективных с точки зрения осуществления экономических и социальных реформ могут служить авторитарные режимы в Чили, Сингапуре, Южной Корее, Тайване, Аргентине, странах арабского Востока.

Указанные черты авторитаризма свидетельствуют об известном сходстве его с тоталитаризмом. Однако самое существенное различие между ними состоит в характере отношений власти с обществом и индивидом. Если при авторитаризме эти отношения дифференцированы и опираются на «ограниченный плюрализм», то тоталитаризм вообще отвергает всякий плюрализм и разнообразие социальных интересов. Существенным различием является и то, что тоталитаризм стремится ликвидировать не только социальный, но и идеологический плюрализм, инакомыслие, тогда как авторитаризм не оспаривает права на автономное самовыражение различных групп общества.

Одна из современных типологий авторитарных режимов принадлежит немецкому политологу Д. Берг-Шлоссеру. Он выделяет следующие разновидности авторитаризма.

Традиционные абсолютистские монархии — режимы, в которых отсутствуют разделение властей и политическая конкуренция, власть сконцентрирована в руках узкой группы лиц, господствует идеология аристократического класса. Примером могут служить режимы в странах Персидского залива, а также в Непале, Марокко и т.д.

Традиционные авторитарные режимы олигархического типа преобладают в Латинской Америке. Как правило, экономическая и политическая власть при таких режимах сосредоточена в руках нескольких влиятельных семейств. Один лидер сменяет другого при помощи переворота или фальсификации итогов выборов. Элита тесно связана с церковью и военной верхушкой (например, режим в Гватемале).

Гегемонистский авторитаризм новой олигархии создавался как режим, выражавший интересы компрадорской буржуазии, то есть той части буржуазии экономически отсталых, зависимых стран, которая осуществляла посредничество между иностранным капиталом и национальным рынком. Такие режимы существовали при президентстве Маркоса на Филиппинах (1972—1985), в Тунисе, Камеруне и т.д. Достаточно массовой разновидностью авторитарных режимов являются «военные режимы». Они бывают трех видов: а) обладающие строго диктаторской, террористической природой и персональным характером власти (например, режим И. Амина в Уганде); б) военные хунты, проводящие структурные реформы (например, режим генерала Пиночета в Чили); в) однопартийные режимы, существовавшие в Египте при Г.А. Насере, в Перу при X. Пероне, и т.д. Следует выделить в качестве еще одной разновидности авторитаризма теократические режимы, при которых политическая власть концентрируется в руках духовных лиц. Примером такого типа может быть режим аятоллы Хомейни в Иране.



Демократия и ее разновидности

Демократия представляет собой самый сложный тип политического режима. По мнению русского юриста П.И. Новгородцева, «демократия всегда есть распутье... система открытых дверей, расходящихся в неведомые стороны дорог... Отнюдь не создавая твердого равновесия жизни, она более чем какая-либо другая форма возбуждает дух исканий».

«Демократия» (demos — «народ» и kratos — власть, властвование) в переводе с греческого означает «власть народа». Однако начиная с первого упоминания о ней в переводе аристотелевской «Политики» в 1260 г. и до настоящего времени не смолкают споры о ее содер-

с бюрократией, группами интересов и средствами массовой информации и коммуникации. Сама демократическая система институтов поддерживается сложным конституционным устройством и судебной системой;

2) конкурирующая политика. Главным при демократии является честная и всеобъемлющая конкуренция (соревновательные выборы) и процесс представительства с целью обеспечить трансляцию воли народа и ее последующее исполнение;

3) политические партии, служащие основным механизмом, облегчающим процесс формирования воли народа, его осмысленный выбор и влияние на правительство;

4) гражданские, политические и социальные права.

Демократия как сложная форма взаимоотношений власти и граждан представляется уязвимой в изменяющихся условиях, но достаточно эффективной в высокоорганизованных, плюралистических обществах.

Современные формы демократии (неодемократии)

Полиархия

Когда-то австрийский философ К. Поппер (1902—1994), размышляя над альтернативой: диктатура или демократия, заметил, что «мы основываем наш выбор не на добродетелях демократии, которые могут быть сомнительны, а единственно на пороках диктатуры, которые несомненны... Этого достаточно, чтобы сделать выбор в пользу демократии»... Действительно, термин «демократия» оказывается размытым в силу различных причин. Он стал включать не только формы политического правления (народовластие), но и идеологические, мировоззренческие, моральные предпосылки человеческого существования. То, что когда-то считалось главным в определении демократии — участие рядового гражданина в политической жизнь — теперь становится второстепенным, поскольку на первый план вышла проблема социальной стабильности. Это позволило американским политологам Т. Дай и X. Цайглер выявить парадокс демократии: «Демократия — это власть народа, но ответственность за выживание демократии лежит на плечах элиты. Это — ирония демократии: элиты должны править мудро, чтобы «правление народа» выжило. Если бы выживание американской политической системы зависело от активности, информированности и просвещенности граждан, демократия в Америке давно исчезла бы, ибо массы в Америке апатичны и дезинформированы в политическом отношении и удивительно

мало привержены демократическим ценностям... Но, к счастью для этих ценностей и для американской демократии, американские массы не ведут, они следуют за элитами...» Таким образом, демократия как идеал и демократия как набор институтов и процедур принятия решений не совпадают. Наиболее последовательно эту идею проводит американский политолог Р. Даль. Во втором — институциональном — смысле инфраструктуру современных демократий он обозначает термином «полиархия». Он рассматривает полиархию «как специфический вид режима для управления современным государством — режима с характеристиками, которые определенно отличают его от всех других режимов, существовавших до XIX в., а также от большинства современных режимов, установившихся в нациях-государствах». Полиархия как политический порядок предполагает наличие «относительно высокой терпимости к оппозиции — к тем, кто противостоит действиям правительства, и относительно широких возможностей участвовать во влиянии на поведение правительства и даже в смещении мирным путем различных официальных лиц».

Функционально полиархия как политический режим опирается на семь институтов, которые обеспечивают его эффективность. К ним относятся:

1) выборность должностных лиц; контроль за решениями правительства конституционно закреплен за избираемыми от народа представителями;

2) свободные и честные выборы, исключающие всякое насилие и принуждение;

3) всеобщее голосование, предполагающее право на участие в выборах всего населения и право претендовать на выборную должность в правительстве;

4) относительно высокая зависимость правительства от избирателей и результатов выборов;

5) свобода слова, обеспечивающая возможность свободно выражать свое мнение, включая критику правительства, режима, общества, господствующей идеологии;

6) существование альтернативных и часто конкурирующих между собой источников информации и убеждений, выведенных из-под правительственного контроля;

7) высокая степень свободы в создании относительно автономных и самых разнообразных независимых организаций, включая оппозиционные партии, группы интересов.

Мировой опыт демократизации чрезвычайно актуален для современной модернизации России. По крайней мере он позволяет выявить особенности политического развития российского общества, соотнести их с мировыми тенденциями.

Сообщественная демократия

Нормативная концепция демократии является продуктом преимущественно гомогенной западной культуры и была связана с ценностями индивидуальной свободы, политическим участием, патриотизмом, политическим плюрализмом и толерантностью. Основополагающим принципом демократии является принцип большинства, составляющий суть доктрины народного суверенитета. В соответствии с ней народ провозглашается источником верховной государственной власти. Кроме того, демократия предполагает право меньшинства на оппозицию, разделение властей и гарантии прав личности и т.д. Традиционно демократии связывались с обществами, где минимизированы социальные различия. В связи с этим Аристотель замечал, что «государство стремится, насколько это возможно, быть обществом, состоящим из одинаковых и равных».

Голландский политолог Аренд Лейпхарт заново переосмысливает концепт демократии в контексте перспектив ее утверждения вне западной культуры, а также возможности ее развития в обществах гетерогенных в социальном и культурном отношениях. А. Лейпхарт пытается доказать, что стабильные демократические режимы возможны и в многосоставных обществах, разделенных на сегменты (как в Австрии, Бельгии, Голландии, Швейцарии) по религиозному, языковому, идеологическому, социальному, этническому, культурному признакам. Разделенность в этих обществах уравновешивается установками на взаимодействие.

Сообщественную демократию как новый тип демократического правления А. Лейпхарт определяет с помощью четырех компонентов:

1) осуществление власти большой коалицией политических лидеров (либо в форме кабинета в парламентской системе, либо комитета с совещательными функциями в президентской системе);

2) взаимное вето или правило «совпадающего большинства» как гарантия интересов меньшинства;

3) пропорциональность как главный принцип политического представительства, распределение постов в государственном аппарате и средств государственного бюджета;

4) высокая степень автономности каждого сегмента в управлении своими внутренними делами.

Принцип большой коалиции, когда лидеры всех значительных сегментов многосоставного общества сотрудничают в управлении страной, противоречит традиционным представлениям о системе демократии, где есть большинство и меньшинство. Простейшим видом сообщественного механизма является кабинет большой коалиции, как, например, Федеральный Совет в Швейцарии — правительство страны, состоящее из семи человек. Важнейшую черту

гражданского общества, усиливая многосоставность и без того неоднородного общества.

Особой формой автономии сегментов является федерализм, выступающий в качестве способа обеспечения государственного единства при признании автономии регионов и их соучастии в принятии решений.

Существенным недостатком данной модели демократии является утрата гибкости и темпов при принятии политических решений, что значительно затрудняет достижение политической стабильности. Во-первых, в границах большой коалиции принятие решений осуществляется медленно: все-таки легче добиться согласия в коалиции с небольшим числом участников, нежели в большой коалиции. Во-вторых, принцип взаимного вето обладает негативным последствием, связанным с тем, что решение вообще не будет принято. В-третьих, правило пропорционального представительства при назначении на государственную службу игнорирует личные качества соискателя, основывается на его сегментарной принадлежности, что снижает эффективность управленческой системы. В-четвертых, автономия сегментов значительно удорожает сообщественную систему управления, поскольку предполагает создание для каждого сегмента своих управленческих структур.

И все-таки приходится признать, что сообщественная демократия медлительна и неповоротлива в принятии краткосрочных решений, но эффективна в реализации стратегических задач, которые требуют консенсуса всех политических сил.

Делегативная демократия

Новый тип демократии — делегативная, описан аргентинским политологом Гильермо О'Доннеллом на основе обобщения опыта политического развития новых демократий в Аргентине, Бразилии, Перу, Эквадоре, Боливии, на Филиппинах, в Корее и посткоммунистических странах. Ее принципиальное отличие состоит в том, что она не относится к представительным демократиям и не стремится быть таковой. Процесс принятия политических решений, формирование воли большинства населения с помощью справедливых выборов, равный доступ к власти не институционализированы, отсутствуют устойчивые формы взаимодействия субъектов политики в соответствии с правилами и нормами. Однако, несмотря на это, делегативные демократии могут быть достаточно устойчивыми. В этих обществах имеются определенные политические институты, которые являются официальными и составляют элементы конституционной системы: суд, парламент, политические партии, президент. Но в силу сложности социально-экономических проблем, доставшихся от предшествующих правительств, немногочисленности и слабости имеющихся институтов доминирующим в системе власти становится инсти-

тельные и судебные институты в делегативной демократии рассматриваются президентами как помеха на пути осуществления их «миссии».

Во-вторых, представительные демократии основаны на принципе разделения властей, их автономии, а процесс принятия решений рационализирован, осуществляется в результате консультаций и застрахован от грубых ошибок, хотя и движется очень медленно. В делегативных демократиях принятие решений остается за президентом, поскольку отсутствует подотчетность по горизонтали. Возможность быстрого принятия решений сопровождается вероятностью совершения больших ошибок. В этих условиях популярность президентов может испытывать резкие колебания от восхваления до проклятия.

В-третьих, представительные демократии, имеющие высокую степень институционализации и организационно-правового оформления плюрализма интересов, ориентированы на рационально-позитивный стиль политики, который предусматривает поэтапное решение актуальных задач, соответствие практической политики предвыборным обещанием. Делегативная демократия преимущественно формируется в условиях глубокого кризиса и экстремальной ситуации в обществе. Следствием этого является «магический» стиль политики, где президентов избирают под обещания «спасти» страну в короткие сроки, а «правительство спасителей» вынуждено опираться на бюрократию и при этом обещать быстрое решение всех накопившихся проблем. Однако на практике после выборов победители проводят совсем иную политику, не направленную на выполнение предвыборных обещаний.

Политический режим России





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Ex.1. Дополните предложения, используя условные конструкции и информацию из текста.
  2. Ex.2. Раскройте скобки, употребляя глаголы в корректной форме.
  3. I. ОТКРЫТЫЕ ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ БИЗНЕСА (open corporation, mutual, non-profit organization, political firm)
  4. I. Перепишите следующие предложения. Определите, является ли подчеркнутая форма инфинитивом, причастием или герундием. Переведите письменно предложения на русский язык.
  5. I. Россия в период правления Александра II. Либеральные реформы в 60-70-е гг. XIX в.
  6. I. СВЕДЕНИЯ О ПРОВОДИМОМ АУКЦИОНЕ В ЭЛЕКТРОННОЙ ФОРМЕ
  7. I.3. Формирование сербского этноса на территории Османской и Габсбургской империй.
  8. I.3. Формирование сербского этноса на территории Османской империи и Австро-Венгерской(Габсбургской) империи.
  9. II. По формам привлечения капитала.
  10. III. Вид работы: «Использование информационной базы данных»
  11. III. Зрелые форменные элементы класса VI
  12. III. Условия передачи и ознакомления с информацией




Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 755; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь