Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Голодные волки и жадные коршуны




 

«У национальной России есть враги… Они появились не со вчерашнего дня, и дела их всем известны из истории», — писал в 1949 году знаменитый русский философ-эмигрант Иван Ильин, пытаясь осмыслить бурные события русской жизни последних десятилетий. К сожалению, многие годы скорбей и неописуемые страдания народа потребовались русской интеллигенции для того, чтобы осознать трагедию революции, о возможности которой Русская Церковь предупреждала задолго до катаклизмов 1917 года.

Еще 20 февраля 1905 года на проповеди в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга авторитетнейший русский архипастырь — епископ Антоний Храповицкий предупреждал: «Все слои общества под воздействием культуры еретического Запада, как голодные волки, требуют себе всяких прав и льгот. В случае, если Россия поддастся этим гибельным соблазнам, — продолжал святитель, — русский народ будет несчастнейшим из народов… Россия распадется на множество частей, начиная от окраины и почти до центра, наши западные враги бросятся, подобно коршунам, и обрекут ее на положение порабощенной Индии и других западноевропейских колоний».

«Не забывай же о них, русский народ, — взывал преосвященнейший владыка Антоний, — берегись богохульников, кощунников, мятежников, желающих оторвать тебя от вечной жизни, от Царствия Христова». На нашу беду, похоже, справедлива та поговорка, которая говорит, что история «учит лишь тому, что она никого ничему научить не может». Русская духовность и русская государственность пережили десятилетия тяжелейших испытаний, но сегодня, когда решается судьба России, наши беззаботность и нерасторопность порой превосходят все мыслимые границы.

«Полноте, да есть ли у России враги?» — твердят люди, одураченные лживой пропагандой, лишенные правильного образования, непредвзятой информации и здравого нравственно-религиозного мировоззрения. Поскольку Церковь сегодня осталась последним оплотом истинной, неискаженной духовности, последним бастионом нравственного здоровья народа, последним выразителем русского самосознания, не изуродованного идолопоклонничеством перед фальшивыми «общечеловеческими» ценностями, — необходимо, как видно, чтобы именно из-за церковной ограды прозвучал отрезвляющий и вразумляющий голос.

Да — к великому сожалению, у нас есть враги. Да — сегодня лишь слепец или провокатор может утверждать, что все ужасы и беды, терзающие нашу Родину уже много лет подряд, есть результат «естественного течения событии» или плод «ущербного русского менталитета». Да — противостоящие России силы обладают огромной экономической, финансовой, военной и политической мощью. Так что же делать? Прежде всего — осознать правду таковой, как она есть на самом деле. И спокойно, не впадая в панику или в неоправданное благодушие, осмотреться, определить ближайшие задачи и цели.

Митрополит Иоанн (Снычев)

 

О земной Церкви

 

Церковь — это источник всего того живого и духовного, светлого и творческого, что действует в вас… Посторонний и холодный взгляд не заметит в ее жизни ничего, кроме игры человеческих и политических страстей… Но мы-то знаем, что у нашей Церкви есть иная жизнь, которая не является нашей, но даруется нам. И нужны любящие и верующие глаза, чтобы узреть дыхание благодати в жизни той Церкви, что и выговорить иначе нельзя, как с большой буквы…

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

 

О познании тайны Церкви

 

Познать самого себя — это уже немало. Прикоснуться к познанию тайны Церкви — это уже много. Если же человек поймет, что второе имеет отношение к первому и что духовный опыт Церкви — это не только сокровищница прошедших столетий, но прежде всего рука, протянутая не из прошлого, а из вечного к нему самому, значит свершилось чудо. Христос тихо постучался еще в одну душу.

 

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Разрушение традиционного уклада русской жизни и попытка не то в колбе, не то в концлагере создать нового человека привели к убожеству и одичанию. Более того, к неспособности понять собственное убожество и одичание. Беда не просто в том, что наши соотечественники дики и часто потрясающе невежественны в вопросах религиозных. Беда в том, что они часто не подозревают о том, что продолжает вопреки всем внешним обстоятельствам жить в их душе. Не ведают ни того, чем живут, ни того, что творят.



Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси

 

Ф. М. Достоевский

Христианство есть единственное убежище Русской земли ото всех ее зол.

 

 

Благодать сильнее генов

 

В конце 1990 года на заснеженную станцию «Саракташ» прибыли два пассажира — молодой священник отец Николай и его супруга матушка Галина, приехавшие из Сергиева Посада. Он закончил духовную семинарию, она — иконописную школу. И начало их семейной жизни совпало с назначением на службу в этот, ставший приграничным с Казахстаном, поселок Оренбургской области. Единственная церковь здесь — храм святого праведного Симеона Верхотурского — была разрушена в 1961 году. Тогда тросами стянули купол, сбросили с высоты иконы. Немногочисленные верующие пытались защитить храм, но мощные струи воды из пожарных брандспойтов били в них, защитников вталкивали в автомобили и вывозили в степь. В этой продуваемой холодными ветрами оренбургской степи молодому священнику и его спутнице пришлось начинать новое служение.

Начало молитвенной жизни в поселке, где уже и забыли, как выглядит священник, совпало с испытанием на любовь к человеку. Однажды какая-то незнакомая старушка привела к их порогу двух детей: мальчика и девочку. Сказала, что отца у них давно нет, а мать недавно сгорела. Попросила отца Николая позаботиться. Другой бы, может, гневно сверкнул очами да воскликнул: «В своем ли ты уме? Церковь без купола. Петь в храме никто не может, разучились. Копейки на ремонт собрать не могу. Мы с матушкой с ног сбились, света белого не видим». Но он только взглянул на двух укутанных в старые платки детей, смотрящих на него с непривычной серьезностью, обернулся на супругу, замерзшую рядом, а та, вдруг покраснев от волнения, тихо промолвила: «Если жалко котенка, неужто не жалко ребенка», — и открыла широко дверь, дохнувшую из избы теплом и светом.

Вскоре по поселку, а затем и по всему Оренбуржью люди стали передавать друг другу, что батюшка берет детей. И детей стали приводить: одного, второго, третьего. Потом приковыляла старушка. Взрослые сыновья продали ее дом в деревне, а мать у себя держать не захотела. Пока отец Николай соображал, где ей постелить, она успела рассказать всю свою жизнь (работа с утра до ночи: «тюки с сеном на себе таскала»), потеряла мужа на фронте («у полдеревни так-то»).

Обитель росла очень быстро (сейчас в ней 28 стариков). Отец Николай не старался задумываться о том, что будет дальше. «Сегодня есть что покушать нам, есть что одеть. А завтра — как Бог даст», — говорил он своим домочадцам и шел в церковь. И однажды в ней произошло чудо. Совершенно темная икона Богоматери внезапно, без вмешательства людей, просветлела. Неожиданно вслед за этим стала приходить помощь. То соседний директор совхоза землю даст под огороды, то строители кирпич привезут, то заезжий богач, своих-то здесь не много, расчувствуется и рублем одарит. Появилась возможность строить новый храм да давнишнюю мечту отца Николая — православную гимназию, «чтобы воспитывать детей в православной вере!»

Однажды, когда у отца Николая и матушки Галины было уже около тридцати детей, их подожгли. В окно деревянного дома бросили бутылку с тлеющей паклей и керосином. Дом вспыхнул. На счастье, все были в церкви, никто не пострадал.

Зажатая кольцом низеньких деревенских изб, обитель попробовала расширить свою территорию, но соседи требовали, чтобы за один домик давали в обмен три квартиры. Долгое время их обсчитывали за электроэнергию, начисляли тарифы как промышленному предприятию. Когда мнимый долг вырос — отключили свет и тепло. Но сердце обители уже билось, и его теплые токи, пробиваясь сквозь безразличие окружающего мира, притягивали к себе щедрые и открытые души.

Но они не успели замерзнуть. В последний момент бухгалтер обители выявил подвох. Потом, специально или нет, это уж Бог ведает, вышел закон, запрещающий усыновлять более семи детей…

С небольшими котомками за плечами сюда приходили русские люди, растерявшие на окраинах бывшего Советского Союза земные богатства, но не расточившие своей любви к человеку. В основном это были женщины, и вскоре при обители образовалось сестричество.

 

Храм Святого праведного Симеона Верхотурского в посёлке Саракташ.

Семнадцать сестер со всех концов бывшего Советского Союза обрели здесь для себя новый дом. Теперь в обители у отца Николая места много. Здесь подрастают 43 юных насельника в возрасте от одного года до пятнадцати, нашли приют 20 старушек, многие из которых уже не могут ходить. В общем, категория населения, требующая постоянного ухода. И это не под силу одному батюшке с матушкой. Поэтому обитель сегодня — одно из немногих мест в поселке, где можно еще найти работу. Но про зарплату учителей, воспитателей, сиделок, швей не спрашиваю — уже как-то неловко. Известно, что из бюджета начисляют деньги только учителям, и то 30 процентов от положенного, все остальное надо искать самим.

Упование на помощь Божию помогает ребятам и здесь, в обители. Распорядок дня у них строгий. Любое дело начинается с молитвы. Наряду с обучением грамоте и обычным предметам здесь преподается Закон Божий, церковнославянский язык. Расширен курс истории Отечества, английского языка, музыкальной грамоты.

Вечером в храме святого праведного Симеона Верхотурского идет служба. День хоть и будний, но молящихся много. Отец Николай молится в алтаре. Матушка Галина — на левом клиросе, в лике поющих. Сестры привели годовалых малышей — к помазанию (младенцев причащают и помазывают на каждой службе). Дети постарше уже давно в храме. Девочки по левую сторону; мальчики — по правую. Из вновь прибывших один малыш уверенно взобрался на лавочку, стоящую у стены, дотянулся до иконы святителя Кирилла и поцеловал ее. Малыша зовут Саша. Рассказывают, что когда он научился говорить, то сразу спросил у отца Николая: «Ты папа?» — «Да, я папа», — ответил тот. «А где ты был?» — строго спросил малыш. Отец Николай не растерялся, ответил: «А ты где был?» — поставив в тупик маленького прокурора.

Детей у отца Николая сорок три. «Борьба в их сознании часто идет совсем не детская, — продолжает он. — Я это знаю не только как отец, но и как священник. Чем дольше они пробыли в атмосфере разврата и пьянства, чем больше видели дурного, тем труднее им потом одолеть греховный навык. Что же касается наследственности, то этого не стоит пугаться. Склонность ко греху есть у нас у всех. Но Божья благодать перерождает и побеждает всякие гены».

В морозную сухую погоду колокольный звон Свято-Троицкой обители разносится далеко за Саракташ, разливается по степи, перешагивает через реки и государственные границы. И тот, кто его услышит, поднимет голову и посмотрит вдаль, невольно соизмеряя расстояние между собой и источником далекого звука.

 

Праздничный Крестный Ход в Казанской-Трифоновой женской Пустыни Пермской епархии. 90-ые годы XX века.

 

ВСЕНОЩНАЯ В ДЕРЕВНЕ

 

Приди ты, немощный,

Приди ты, радостный!

Звонят ко всенощной,

К молитве благостной…

 

И звон смиряющий

Всем в душу просится,

Окрест сзывающий

В полях разносится. <…>

 

И стар, и млад войдет:

Сперва помолится,

Поклон земной кладет,

Кругом поклонится…

И стройно мирное

Несется пение,

И дьякон мирное

Твердит глашение

 

О благодарственном

Труде молящихся,

О граде царственном,

О всех трудящихся,

О тех, кому в удел

Страданье задано…

А в церкви дым висел

Густой от ладана, —

 

И заходящими

Лучами сильными,

И вкось блестящими

Столбами пыльными —

От солнца — Божий храм

Горит и светится…

 

И. С. Аксаков

 

Что будем возрождать?

 

К сожалению, современные понятия о путях возрождения России отличаются крайней запутанностью и противоречивостью. Похоже, мы никак не можем решить, чего же хотим достичь? Что будем возрождать? Какими средствами будем пользоваться?

Россия… Святая Русь… Дом Пресвятой Богородицы… Что стоит за этими именами? Не разобравшись в том, каково действительное, непридуманное содержание тысячелетней русской истории, в том, чем была Русь в собственных глазах и пред лицем Божиим, не устраним и нынешний пагубный разброд в среде русских патриотов.

Россия есть государство народа русского, которому Господь вверил жертвенное, исповедническое служение народа-богоносца, народа — хранителя и защитника святынь веры. Этими святынями являются религиозно-нравственные начала, позволяющие строить жизнь личную, семейную, общественную и государственную так, чтобы воспрепятствовать действию зла и дать наибольший простор силам добра. Именно таким было исторически сложившееся самовоззрение россиян. Это — основа основ русского самосознания в том виде, в котором сформировали его десять веков отечественной истории. Оно столетиями лежало в основании государственной политики Русской державы. «Русская история поражает необыкновенной сознательностью и логическим ходом явлений», — писал К. С. Аксаков более 130 лет назад. В угоду сегодняшним идеологическим штампам мы часто забываем об этой осознанности, невольно возводя хулу на своих предков, подверстывая их высокую духовность под наше нынешнее убожество.

Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несгибаемый державный дух русского патриотизма? Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным — без лести, мужественным — без жестокости, щедрым — без расточительства, стойким — без фанатизма, сильным — без гордости, милосердным — без тщеславия, ревностным — без гнева и злобы? Церковь Православная!

Разве это католические прелаты набатом поднимали новгородское ополчение на брань с псами-рыцарями и подавали последнее духовное напутствие дружинникам святого благоверного князя Александра Невского на залитом кровью льду Чудского озера? Разве это протестантские пасторы вдохновляли святую ревность донского героя, великого князя Димитрия на поле Куликовом, где страшная сеча с татарами решала: быть или не быть Святой Руси?

Разве это мусульманские муллы удержали нашу Отчизну от распада в лютую годину Смуты, подвигнув Козьму Минина и Димитрия Пожарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения — на борьбу до победы? Разве это иудейские раввины под свист японской «шимозы» поднимали в атаку преданные, смертельно уставшие роты под Мукденом и Порт-Артуром, спасая русскую честь от позора?

Разве это кришнаиты и буддисты на протяжении тысячи лет ежедневно, сосредоточенно, неспешно и благоговейно возносили ко Господу молитвы о «богохранимой» Земле русской, «властех и воинстве ея», отдельным молитвенным чинопоследованием поминая «вождей и воинов, за веру и отечество живот свой на поле брани положивших»?

Многие ли из вас смогут вспомнить сегодня хоть один случай, когда иноверцы и инославные — будь то католики или иудеи — в трудный для России час делом доказали ей свою верность, до конца разделив ее неласковую судьбу? Зато противоположных примеров в русской истории — сколько угодно!

Горько, ох как горько писать эти слова: славная история Отечества нашего искажена и забыта, ее духовный смысл извращен и оболган! Очнитесь, русские люди! Неужели вы не чувствуете, как подло, цинично и жестоко обманывают вас, лишая Родины и веры — державной опоры в борьбе с внешним злом и небесной врачевательницы внутренних недугов душевных?

Братия и сестры, вспомните — ведь это блаженный митрополит Кирилл, духовный наставник и сотрудник Александра Невского, рука об руку с князем отстаивал родную землю одновременно от Востока и Запада, от татарских орд и орд крестоносцев!

Это святой преподобный Сергий, игумен Радонежский, благословил Димитрия Донского на Куликовскую битву, предрек князю победу и — в нарушение всех обычаев и правил, как зримый образ участия Церкви Русской в борьбе за свободу Родины — дал ему двух иноков-воителей, Пересвета и Ослябю, павших в сече на донских полях рядом с бесчисленными безымянными русскими ратниками, шедшими на смерть за веру и отечество, защищая Святую Русь от господства «поганых»!

Это священномученик патриарх Гермоген — седой, немощный, умирающий от голода в польском застенке старик — своим властным архипастырским призывом поднял с колен погибающую от склок и междоусобиц страну, устыдил малодушных, ободрил растерянных, совокупил воедино всех, жаждущих вызволить Русскую землю из иноземного, иноверческого плена!

Это святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, всероссийский молитвенник и чудотворец, грозный обличитель «либералов» и «демократов», до последнего своего вздоха не умолкал, предупреждая народ русский о губительности равнодушия к вере, о пагубных последствиях этой духовной заразы равно для жизни церковной и государственной!

Церковная основа русского бытия сокрыта в самом сердце России, в самых глубоких корнях народного мироощущения. Говорю об этом столь подробно, дабы стало ясно: то, что хотят «возродить» люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть Россия. Вполне допуская их личную благонамеренность и честность, надо все же ясно понимать — такой путь ведет в тупик. Лишенное религиозно-нравственных опор национальное самосознание либо рухнет под напором космополитической нечисти, либо выродится в неоправданную национальную спесь. И то, и другое для России — гибель. Не видеть этой опасности может лишь слепой.

«Патриоты», клянущиеся в любви к России-матушке и одновременно отвергающие Православие, любят какую-то другую страну, которую они сами себе выдумали. «Патриотическая» печать, призывающая к русскому возрождению и одновременно рекламирующая на своих страницах «целителей» и экстрасенсов, астрологов и колдунов, оставляет впечатление отсутствия простейшего национального чутья.

В этой ситуации все мы похожи на человека, который разрушает левой рукой то, что с великим трудом созидает правой. Лишь признание той очевидной истины, что вопросы русского возрождения — это вопросы религиозные, позволит нам вернуться на столбовую дорогу державной российской государственности. Здесь — ключ к решению всех наших проблем.

Митрополит Иоанн (Снычев)

 

ПОДВИГ

 

Подвиг есть и в сраженьи,

Подвиг есть и в борьбе,

Высший подвиг в терпеньи,

Любви и мольбе.

 

Если сердце заныло

Перед злобой людской,

Иль насилье схватило

Тебя цепью стальной.

 

Если скорби земные

Жалом в душу впились,

Верой бодрой и смелой

Ты за подвиг берись.

 

Есть у подвига крылья

И взлетишь ты на них,

Без труда, без усилья,

Выше мраков земных.

 

Выше крыши темницы,

Выше злобы слепой,

Выше воплей и криков

Гордой черни людской.

 

А. С. Хомяков

 

Иоанн Вольфгант Гёте

Хочешь узреть невидимое, всмотрись в видимое.

 

 

Патриаршее завещание

 

 

Святейший Патриарх Пимен

Вместе с патриаршим жезлом патриарху вручается и завет его предшественников, и заветы, хранящиеся Церковью уже на протяжении тысячелетия. И так случилось, дорогие мои, что я могу высказать эти заветы не из книг, но слышанные мной лично из уст патриарха Пимена. Они прозвучали в частной беседе моей с патриархом, но сказаны были значительно, категорично и со властью.

Вот что было сказано милостью Божией Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Пименом.

Первое. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль — Юлианский календарь, по которому преемственно молилась в течение тысячелетия Русская Церковь.

Второе. Россия, как зеницу ока, призвана хранить во всей чистоте Святое Православие, завещанное нам святыми нашими предками.

Третье. Свято хранить церковнославянский язык — святой язык молитвенного обращения к Богу.

Четвертое. Церковь зиждется на семи столпах — семи Вселенских Соборах. Грядущий VIII Собор страшит многих… Да не смущаемся этим, а только спокойно веруем в Бога. Ибо если будет в нем что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять.

Из воспоминаний архимандрита Иоанна (Крестьянкииа)

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 306; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.026 с.) Главная | Обратная связь