Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Программа «Союза освобождения»




Документ № 1.

«Политика либеральной партии» (Доклад Д.И.Шаховского)

Освобождение. 1904. № 20(44). С. 345-346.

Март 1904 г.

Наступает время, когда нам приходится думать уже не об одних общих принципах нашей программы, но и об их детальной практической разработке. Теперь или никогда нам надо приступить к более обдуманному и планомерному участию в освободительном движении страны. Те­перь или никогда нам необходимо занять самостоятельную и твер­дую позицию, которая дала бы нам возможность в развертываю­щемся ходе событий сказать свое обдуманное и определенное слово и сомкнутой колонной стать на защиту тех начал, которые мы исповедуем, как священные основы либерализма.

Для того чтобы занять такую позицию, мы должны освободить ее от всяких принципиальных колебаний и сомнений; мы должны ясно и твердо осознать наши собственные начала и отмежеваться от других направлений, которые этих начал не принимают. И прежде всего нам необходимо определить себя и резко отмежевать­ся от того мечтательного славянофильского либерализма, который считает возможным осуществить реформу русской жизни в союзе с самодержавием.

Мы признаем, что в современном русском самодержавии монархи­ческий принцип имеет если не злейшего врага, то опаснейшего со­юзника, что русское самодержавие, делая монархический режим игрушкой в руках бюрократической олигархии, превращая его в тормоз свободного развития России, дискредитирует и подкапыва­ет самую идею монархии. С самодержавием следовало бы бороться даже во имя монархии, не говоря о других принципиальных и практических основаниях.

Вот почему мы должны решительно отвергнуть всякие следы славянофильских иллюзий о возможности дальнейшего развития России на почве союза самодержавного царя с народом. С точки зре­ния исторических и политических соображений, мы считаем прак­тически полезным удержать монархическое начало в том строе, ко­торый в ближайшем будущем призван сменить русское самодержа­вие. Но при этом мы признаем, что только в России конституци­онной, только в органическом союзе с представительством страны монархический принцип может оправдать свое действительное зна­чение.

Наше отношение к самодержавию ясно определяет и наши средства. Мы оставляем всякие иллюзии о возможном влиянии на самодержавное правительство и — еще более того — о возможном сотрудничестве с ним. Там, где речь идет ни о чем ином, как об упразднении самодержавия, наивно ожидать, что можно подейст­вовать на добрую волю монарха. Самодержавно-бюрократический режим для правящих лиц представляет собою такие очевидные и осязательные преимущества, что выпустить его из рук они не ре­шатся без настоятельной необходимости. Никакие адреса и пети­ции, никакие увещания и всеподданнейшие записки не повлияют на монарха, если за ними не будет стоять реальной и принудитель­ной силы организованного общественного мнения.

Стремясь к перевороту, мы полагаем всю силу в этом: в ши­роком и обдуманном воздействии на общественное мнение в целях подготовления его к мысли о необходимой ликвидации существу­ющего строя. Мы признаем своим гражданским долгом широко распространять эту мысль, пользуясь для этого существующими общественными организациями, образуя новые кружки и союзы, укрепляя в себе и других одно и то же общее убеждение. Все свои конкретные действия, все отдельные шаги в этих организациях мы должны сообразовать с одной общей целью — грядущей отменой самодержавия. Определенная с отрицательной стороны как партия переворо­та, стремящаяся к упразднению самодержавия, свое положитель­ное основание наша партия находит в утверждении свободы, как коренного требования жизни. В этом начале мы видим не только разрешительное слово для всех назревших общественных нужд, не только самое мудрое практическое средство для современной нашей политики, но вместе с тем то основное благо общественной жизни, которое мы ценим само по себе, независимо от его прак­тических результатов. В свободе личности мы признаем альфу и омегу нашего политического символа веры; в нашей программе это вместе с тем и исходное начало, на котором все строится, и ко­нечная цель, к которой все направляется. Мы считаем особенно важным настаивать на этом в русском обществе, среди которого не только реакционные, но и прогрессивные партии часто относились с пренебрежением к этому основному требованию общественности.



Не менее чем другие оппозиционные партии, мы имеем в виду реформы экономические и социальные. В наше время либеральная программа немыслима и невозможна без широкого плана социаль­ных улучшений, в которых и через которые свобода находит свое конкретное осуществление. Аграрная реформа, фабричное и рабо­чее законодательство, вся совокупность задач экономической и со­циальной политики должна найти место в нашей программе, но все это на почве и в связи с основным нашим началом — свободой личности.

От­казывать обществу в самодеятельности под предлогом неподготов­ленности масс к свободе — значит оставаться в заколдованном кругу, из которого нет исхода. Оставаться в этом кругу — значит не видеть, что близорукая политика правитель (по прямому пути к страшным и опасным катастрофам и готовит такой стихийный и бурный разлив масс, против которого никакие задерживающие и организующие силы уже не помогут. На терроризм сверху может последовать такой страшный ответ снизу, при котором на многие и многие годы спутается и смешается нормальное течение жизни.

Ответственность за это падет не на те революционные партии, которые — худо ли, хорошо ли — пытаются внести в это стихий­ное движение масс элементы организации и порядка, а на то пра­вительство, которое медлит с неотложными реформами, которое обостряет и питает народную смуту, которое бросает сотни милли­онов народных денег на рискованные и безнадежные авантюры. Вступать в союз с таким правительством для предотвращения воз­можных катастроф — значит поддерживать источник той самой опасности, которую мы ищем предотвратить.

(Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. М., 2001. С. 68-72)

 

Вопросы к документу:

  1. Определите отношение к самодержавию представителей русского либерализма. Как изменилось отношение к самодержавию русских либералов в начале 20 века? Чем это было вызвано?
  2. Определите основной принцип политической программы русского либерализма.

Документ № 2

Документ №3

Документ №4

Из воспоминаний Чернова В.М. о роли террора:

Терроризм, как программа единоборства с правительством кучки конспираторов, нам был чужд. В прошлом мы его чтили, как героический период, неизбежный для первых пионеров движения. Но мы его считали "террором отчаяния", безнадежным арьергардным боем после отступления первых, хлынувших в народ революционных легионов. Боевой клич террористов "Народной Воли" напоминал нам Ватерлоо и гордые слова: "старая гвардия умирает, но не сдается". Для своего времени мы ждали нового движения к низам, к народу, и на этот раз террор должен был облечься в новый вид. Террор отчаяния должен был смениться террором веры, террор арьергардного боя - террором наступления и артиллерийской подготовки, расчищающей дорогу штурмовым колоннам массового движения. Решающая роль отдавалась ему. Террор рассматривался, как служебное оружие этого массового движения.

(Чернов В.М. Записки социалиста-революционера. Кн. 1. Берлин-Петербург-Москва, 1922. С. 144)

 

Вопросы к документу:

  1. Какое значение придавали террору в революционной деятельности эсеры?

Используя учебник и дополнительную литературу, определите задачи и значение революционного террора в начале 20 века.

 

Документ № 5

Документ № 6

Документ № 7

Документ №8

Документ №9

Документ № 1.

«Политика либеральной партии» (Доклад Д.И.Шаховского)

Освобождение. 1904. № 20(44). С. 345-346.

Март 1904 г.

Наступает время, когда нам приходится думать уже не об одних общих принципах нашей программы, но и об их детальной практической разработке. Теперь или никогда нам надо приступить к более обдуманному и планомерному участию в освободительном движении страны. Те­перь или никогда нам необходимо занять самостоятельную и твер­дую позицию, которая дала бы нам возможность в развертываю­щемся ходе событий сказать свое обдуманное и определенное слово и сомкнутой колонной стать на защиту тех начал, которые мы исповедуем, как священные основы либерализма.

Для того чтобы занять такую позицию, мы должны освободить ее от всяких принципиальных колебаний и сомнений; мы должны ясно и твердо осознать наши собственные начала и отмежеваться от других направлений, которые этих начал не принимают. И прежде всего нам необходимо определить себя и резко отмежевать­ся от того мечтательного славянофильского либерализма, который считает возможным осуществить реформу русской жизни в союзе с самодержавием.

Мы признаем, что в современном русском самодержавии монархи­ческий принцип имеет если не злейшего врага, то опаснейшего со­юзника, что русское самодержавие, делая монархический режим игрушкой в руках бюрократической олигархии, превращая его в тормоз свободного развития России, дискредитирует и подкапыва­ет самую идею монархии. С самодержавием следовало бы бороться даже во имя монархии, не говоря о других принципиальных и практических основаниях.

Вот почему мы должны решительно отвергнуть всякие следы славянофильских иллюзий о возможности дальнейшего развития России на почве союза самодержавного царя с народом. С точки зре­ния исторических и политических соображений, мы считаем прак­тически полезным удержать монархическое начало в том строе, ко­торый в ближайшем будущем призван сменить русское самодержа­вие. Но при этом мы признаем, что только в России конституци­онной, только в органическом союзе с представительством страны монархический принцип может оправдать свое действительное зна­чение.

Наше отношение к самодержавию ясно определяет и наши средства. Мы оставляем всякие иллюзии о возможном влиянии на самодержавное правительство и — еще более того — о возможном сотрудничестве с ним. Там, где речь идет ни о чем ином, как об упразднении самодержавия, наивно ожидать, что можно подейст­вовать на добрую волю монарха. Самодержавно-бюрократический режим для правящих лиц представляет собою такие очевидные и осязательные преимущества, что выпустить его из рук они не ре­шатся без настоятельной необходимости. Никакие адреса и пети­ции, никакие увещания и всеподданнейшие записки не повлияют на монарха, если за ними не будет стоять реальной и принудитель­ной силы организованного общественного мнения.

Стремясь к перевороту, мы полагаем всю силу в этом: в ши­роком и обдуманном воздействии на общественное мнение в целях подготовления его к мысли о необходимой ликвидации существу­ющего строя. Мы признаем своим гражданским долгом широко распространять эту мысль, пользуясь для этого существующими общественными организациями, образуя новые кружки и союзы, укрепляя в себе и других одно и то же общее убеждение. Все свои конкретные действия, все отдельные шаги в этих организациях мы должны сообразовать с одной общей целью — грядущей отменой самодержавия. Определенная с отрицательной стороны как партия переворо­та, стремящаяся к упразднению самодержавия, свое положитель­ное основание наша партия находит в утверждении свободы, как коренного требования жизни. В этом начале мы видим не только разрешительное слово для всех назревших общественных нужд, не только самое мудрое практическое средство для современной нашей политики, но вместе с тем то основное благо общественной жизни, которое мы ценим само по себе, независимо от его прак­тических результатов. В свободе личности мы признаем альфу и омегу нашего политического символа веры; в нашей программе это вместе с тем и исходное начало, на котором все строится, и ко­нечная цель, к которой все направляется. Мы считаем особенно важным настаивать на этом в русском обществе, среди которого не только реакционные, но и прогрессивные партии часто относились с пренебрежением к этому основному требованию общественности.

Не менее чем другие оппозиционные партии, мы имеем в виду реформы экономические и социальные. В наше время либеральная программа немыслима и невозможна без широкого плана социаль­ных улучшений, в которых и через которые свобода находит свое конкретное осуществление. Аграрная реформа, фабричное и рабо­чее законодательство, вся совокупность задач экономической и со­циальной политики должна найти место в нашей программе, но все это на почве и в связи с основным нашим началом — свободой личности.

От­казывать обществу в самодеятельности под предлогом неподготов­ленности масс к свободе — значит оставаться в заколдованном кругу, из которого нет исхода. Оставаться в этом кругу — значит не видеть, что близорукая политика правитель (по прямому пути к страшным и опасным катастрофам и готовит такой стихийный и бурный разлив масс, против которого никакие задерживающие и организующие силы уже не помогут. На терроризм сверху может последовать такой страшный ответ снизу, при котором на многие и многие годы спутается и смешается нормальное течение жизни.

Ответственность за это падет не на те революционные партии, которые — худо ли, хорошо ли — пытаются внести в это стихий­ное движение масс элементы организации и порядка, а на то пра­вительство, которое медлит с неотложными реформами, которое обостряет и питает народную смуту, которое бросает сотни милли­онов народных денег на рискованные и безнадежные авантюры. Вступать в союз с таким правительством для предотвращения воз­можных катастроф — значит поддерживать источник той самой опасности, которую мы ищем предотвратить.

(Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. М., 2001. С. 68-72)

 

Вопросы к документу:

  1. Определите отношение к самодержавию представителей русского либерализма. Как изменилось отношение к самодержавию русских либералов в начале 20 века? Чем это было вызвано?
  2. Определите основной принцип политической программы русского либерализма.

Документ № 2

Программа «Союза освобождения»

Освобождение. 1905. № 69-70. С. 305-306

«Союз освобожде­ния» требует поэтому немедленного созыва учредительного собра­ния на началах всеобщей, прямой, равной и тайной подачи голосов для выработки русской конституции. «Союз освобождения» счи­тает далее необходимым выступить уже в настоящее, подготови­тельное к созыву учредительного собрания, время с определенной программой. Общей и непосредственною целью своей деятельнос­ти «Союз освобождения» считает коренное преобразование госу­дарственного строя России на началах политической свободы и де­мократизма.

Для осуществления провозглашенных Союзом начал полити­ческой свободы и демократизма, мы требуем признания в основ­ном государственном законе прав человека и гражданина. В состав их прежде всего входит равенство всех перед законом без разли­чия пола, вероисповедания и национальности. Всякие сословные различия и всякие ограничения личных и имущественных прав по­ляков, евреев и других отдельных групп населения должны быть отменены. Далее, сюда относится неприкосновенность личности и жилища. Никто не может быть ни обыскан, ни арестован, ни на­казан иначе, как в порядке общего судопроизводства, предостав­ляющего подозреваемому и обвиняемому все средства защиты на всех стадиях судебного разбирательства. Каждому гражданину должна быть предоставлена полная свобода передвижения; пас­портная система должна быть упразднена.

Затем, необходимо обеспечение свободы совести. Всякие рели­гиозные преследования должны быть прекращены; никто не может быть вынуждаем исповедовать какое-либо вероучение или принад­лежать к какой-либо вероисповедной организации; наоборот, вся­кий имеет право свободно либо выбрать себе то или другое вероучение и присоединиться к тому или другому вероисповедному обществу, либо отказаться от всякого вероучения и перестать надлежать к той церкви, членом которой он считался. Из призна­ния начала свободы совести вытекает, с одной стороны, освобож­дение церковных обществ от государственной опеки и, с другой - освобождение государства от подчинения церковным интересам. Равным образом, необходима свобода печатного слова. Свобода печати подразумевает полную отмену цензуры и право издавать и распространять всевозможные произведения печати, как периодической, так и непериодической, на всех языках, без всяких разрешений, залогов или других каких-либо ограничительных мер. Наконец, мы требуем свободы устного слова, публичных браний и союзов. Все граждане должны иметь право произносить речи, читать лекции, устраивать собрания как в закрытых по­мещениях, так и под открытым небом. Они должны иметь право образовывать постоянные и временные союзы для всяких целей, прямо не запрещенных уголовным законом, и притом без всякого предварительного разрешения полицейской власти. Для этого необходимо, чтобы законодательная власть принадлежала народно­му представительству, организованному на началах всеобщей, пря­мой, равной и тайной подачи голосов, без различия пола. Пред­ставители народа должны иметь право законодательной инициати­вы. Утверждение государственного бюджета должно быть неотъ­емлемым правом народного представительства. Никто не обязан платить налогов и пошлин, не предусмотренных сметой или когда смета уже потеряла законную силу. Высшие органы исполнительной власти — министры — должны быть ответственны перед народным собранием, которое, таким образом, не только облечено правом обсуждать действия министров и их подчиненных и требовать от них объяснений, но имеет также право, при соблюдении известных ус­ловий, привлекать министров к судебной ответственности.

Освобожденная Россия должна сознательно и решительно порвать с угнетением окраин и бюрократической цент­рализацией. Из этого следует, прежде всего, что конституция Финляндии, обеспечивающая ее особенное государственное поло­жение, должна быть всецело восстановлена и торжественно при­знана в основных законах Российской Империи. Самое широкое областное самоуправление должно быть, во всяком слу­чае, предоставлено областям Империи, резко обособленным по своим бытовым и историческим условиям, например, Польше, Литве, Малороссии или Закавказью. В отношении народностей, входящих в состав России, мы безусловно признаем их право на культурное самоопределение. Употребление в начальных школах и во всех местных учреждениях народного языка должно быть принципиально признано необходимым для всех народностей Рос­сийского государства. Политическая рефор­ма необходима также и ради осуществления глубоких культурных, правовых и экономических преобразований. Первое место среди них должно принадлежать школьной реформе. Немедленно должно быть приступлено к организации в стране всеобщего начального обу­чения с чисто светским характером, которое впоследствии должно быть сделано обязательным. Суд присяжных должен получить возможно широкое распространение с исключительной подсудностью ему всех преступлений. Относительно системы обложения мы требуем:

1. Отмены выкупных платежей, взимаемых с крестьянских зе­мель; 2. Развития прямого обложения и постепенного понижения и уничтожения косвенных налогов; 3. Реформы прямого обложе­ния на основе прогрессивной пропорциональности налогов дохо­дам облагаемых лиц. Наряду с изменением финансовой политики необходимы отказ от покровительства отдельным предприятиям и предпринимателям и усиленное покровительство развитию произ­водительных сил народа. Рядом с отказом от неразумного протекционизма должны быть проведены широкие аграрные реформы. Политическое освобожде­ние России должно быть вместе с тем и довершением дела осво­бождения крестьян. В этих целях необходимо: 1. Новое наделе­ние безземельных и малоземельных крестьян государственными, удельными и кабинетскими землями, а где их нет — частновла­дельческими, с вознаграждением нынешних владельцев этих земель; 2. Образование государственного земельного фонда для ши­рокой организации, с помощью государства, переселения крестьян на эти земли; 3. Создание арендного права, гарантирующего зем­ледельцу плоды его улучшений и учреждение примирительных палат для регулирования арендной платы трудящихся и для разбора споров и несогласий между арендаторами и землевладельцами. 4. Распространение рабочего законодательства на земледельческих рабочих применительно к особым условиям земледелия. В области рабочего вопроса необходимо, прежде всего, создание благоприятных условий для развития коллективной самодеятельности рабочих: право стачек и явочный порядок для профессиональных обществ и союзов. Затем, мы признаем необходимым: 1. Реформу рабочего законодательства и инспекции труда с распространением присущего им ныне бюрократического характера и с распространением их на все виды наемного труда; 2. Законодательное регулирование продолжительности рабочего времени путем введения 8-часового рабочего дня в тех производствах, где это возможно немедленно, и приближения к нему в других производствах; 3. Отмену сверхурочных работ, кроме технически необходимых; 4. Развитие охраны труда женщин и детей; 5. Законодательное регулирование всех отношений найма, которые поддаются такой нормировке.

(Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. М., 2001. С. 158-162)

 

Вопросы и задания к документу:

1. Установление какого политического строя предполагала программа «Союза Освобождения»?

2. Какие политические преобразования предусматривала программа?

3. Какое решение национального вопроса предлагалось в программе?

4. В чем видели решение аграрного вопроса, какую программу аграрных преобразований предлагали либералы?

5. Как предполагали решить рабочий вопрос?

 

Документ №3





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 1736; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.017 с.) Главная | Обратная связь