Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Бойся осуждать иереев Божиих




 

Не осуждайте, говорит Господь, и не будете осуждены. Слыхал я от многих: "Горе мне! Как мне спастись? Поститься я не могу, не спать — тоже, быть девственником я не в состоянии, уйти из мира в пустыню не в силах, милостыню творить — ничего у меня нет, — не знаю, как я могу спастись!.." Такому человеку я отвечаю: прости, и тебе будет прощено; не осуждай, и не будешь осужден — вот чем ты можешь спастись. Если у тебя ничего нет из имений, если твое тело не в силах понести труды, то не осуждай, хотя бы ты и своими очами видел кого-либо согрешающим — вот тебе средство ко спасению! Един Бог есть Судия всех, Он каждому воздаст по делам его. А кто судит чужие грехи, тот противник Самого Христа, он и называется антихристом, ибо присваивает себе Суд Христов. Когда ты видишь брата согрешающим, то ведь не знаешь, в каких делах проведет он остальную жизнь свою. Разбойник, со Христом распятый, был человекоубийца, а Иуда — ученик и Апостол Христов, и притом один из самых близких к Нему учеников, и в самое краткое время какая произошла с ними перемена! Разбойник вошел в Царствие Божие, а ученик — в погибель... Посему-то и не должно осуждать человека, как бы он грешен ни был: ведь он брат тебе; где тебе знать, хороши ли его дела или худы? Часто бывало, что многие согрешали явно, а покаяние прилежное приносили втайне; и мы видели, как они согрешали, но их покаяния и обращения к Богу не видали; так что мы осуждаем их, как грешников, а Бог оправдает их, как праведных. Итак, умоляю вас, не будем никого осуждать! И особенно бойся осуждать иерея Божия в его явных или тайных прегрешениях, о которых приходится тебе слышать; не дерзай говорить: "Он грешник, а приступает к совершению таинств, и потому не нисходит благодатный дар Святого Духа", — ничего подобного не смей и в уме помышлять. Иерей Божий есть сам судья и испытатель таин сердечных. Пойми же, что иерей, во всяком случае перед Богом, выше тебя, и предоставь Суд Судие Праведному. Если иерей и согрешил в чем-либо, то он согрешил против Божественных повелений, а ты в чужих делах не судья и не исследователь. Знай свою меру и свой чин. Ты скажешь: разве не подлежит и сам иерей церковному суду и канонам? — Конечно, подлежит, но не твое дело судить его или допрашивать, — это дело Божие, или дело поставленного Богом святителя (епископа). Ты — овца: как же смеешь судить своего пастыря? Зачем предвосхищаешь, как фарисей, Суд Божий и судишь священный сан? Ведь Бог тебе не поручал сего, не давал на то права. Посему умоляю тебя, не осуждай никого, а особенно иерея Божия. С верой и с великим страхом, с истинным покаянием и с чистой совестью приступай к Божественным Таинам и касайся святыни их. Ибо если бы даже и Ангел Божий приносил святую безкровную жертву, а ты причащался бы от руки его Святых Таин недостойно, то тогда и сам Ангел не очистил бы тебя от греха, как и Писание о сем свидетельствует. Иуда принял от Самого Владыки Христа Пречистое Тело Его, но причастился недостойно, и за то тотчас же вошел в него сатана, от которого да избавит нас Господь Бог. Аминь.

(Из поучений преподобного Анастасия Синаита)

Святые Таинства не теряют своей силы от недостоинства совершающего их иерея

Недаром так усердно просил Бога псалмопевец: «не уклони сердце мое в словеса лукавствия непщевати вины о гресех». Все мы, грешные, стараемся подыскать оправдание своим слабостям и порокам; а самое обыкновенное оправдание у нас, что "не мы одни грешники", что "вот и пастыри наши, наши отцы духовные, такие же грешники, да еще, пожалуй, и похуже нас". А наше ли дело судить своих пастырей? Господь заповедал слушаться даже лицемерных фарисеев: «...вся елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите: по делом оке их» — и только по делом их —«не творите» (Мф. 23; 3). А наши пастыри, слава Богу, еще не фарисеи; если и есть у них какие-либо немощи, то ведь они не Ангелы, — они такие же люди, как и мы, с такими же слабостями и недостатками... Что же? если они, как люди, согрешают, то неужели не следует и слушать их? Они возвещают нам не свое слово, а слово Божие: Сам Господь сказал Своим Апостолам, а через них и всем пастырям Церкви: «...слушали вас, Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается» (Лк. 10; 16). Стало быть, кто повинуется своему духовному отцу, тот повинуется Самому Христу, а кто не слушает своего духовного отца, кто осуждает его немощи, — тот не слушает Самого Христа!



Вот если бы не имели силы таинства, совершаемые немощными иереями, тогда, пожалуй, позволительно было бы нам сетовать на их немощи, и то — только скорбеть и сетовать, а не судить и осуждать. Но этого, слава Богу, нет и быть не может... Как бы грешен не был иерей — совершитель таинства, самое таинство имеет для нас, грешных, всю спасательную свою силу. Ведь таинство совершает иерей не своей силой, а силой благодати Божией, данной ему в рукоположении через епископа; лучше сказать, таинство совершает Сам Бог, а иерей — только видимое орудие Божие в этом важном деле благодати Божией. Послушаем одно древнее сказание, записанное святыми людьми для душевной нашей пользы и назидания.

Один вельможа в Палестине купил себе раба, мальчика, родом из Скифии, и отдал его священнику, который служил в его домовой церкви. Мальчик обучился грамоте и стал прислуживать священнику. Раз вельможа спросил его: "Христиане скифы или нет?" — "Нет, господин, — отвечал отрок, — они не знают Христа, и я, кажется, не крещен". Тогда вельможа поручил священнику окрестить отрока, что тот и исполнил. Новопросвещенный пришел к своему господину, по обычаю держа в руках зажженую свечу. — "Поди, призови крестившего тебя", — сказал вельможа. Отрок пошел, но скоро возвратился и сказал, что того, кто крестил его, уже нет в церкви. Три раза господин посылал его в церковь, но мальчик каждый раз возвращался с тем же ответом. Тогда удивленный вельможа обратился к другому рабу и сказал: "Поди ты, позови священника". Тот пошел, застал священника еще в алтаре (он потреблял Святые Дары) и пригласил его к вельможе. Тогда господин сказал новокрещенному: "Как же ты говорил, что нет в церкви крестившего тебя? А это кто же?" — Отрок отвечал: "Истинно говорю тебе, господин мой, что этот священник не крестил меня; тот, кто совершал надо мною крещение, имел лицо, подобное молнии, он весь сиял, точно солнце, он же совершал и Божественную литургию. И когда он служил, то сей священник стоял за дверями церковными, связанный железными оковами по рукам и ногам, а двое каких-то черных держали его все время, пока светоносный муж совершил литургию". Еще более удивился этому вельможа, в страхе отвел он священника в свою опочивальню и спросил его, что все это значит? Тогда священник со слезами упал к ногам вельможи и сказал: "Вижу, что Господь не утаил от тебя истины, господине мой, поэтому и я скажу тебе всю истину о себе. Когда я был в своем родном городе, то, по действию врага, впал в тяжкий грех. Узнал о том мой епископ и наложил на меня запрещение — не совершать службы Божией. А я человек бедный, без служения мне нечем было жить, и вот я ушел сюда. Ты, господин мой, сжалился над нищетой моей и принял меня в свой дом. И я, окаянный, попирая свою совесть и забывая о вечной муке за нарушение Божественных правил, и доселе служил, как прежде...". Тогда вельможа посоветовал ему удалиться в монастырь, чтобы там принести покаяние в своем тяжком согрешении, что тот и исполнил.

Итак, нет нам, братие, никакого извинения в осуждении всякого человека, тем паче — иерея Божия! Лучше подумаем: сами-то мы можем ли сказать о себе, что достойно приступаем к Святым Таинствам, которые совершает для нас иерей, нами осуждаемый?..

 

Цветы

 

Знают весну по цветам, как лето по колосьям; лето жатвою красно, осень плодами богата, зима, как девица цветами, украшается снегами, а весну знают по цветам! И Господь наш велит нам смотреть на эти цветы: «смотрите,- говорит, крин селъных, как растут!»(Мф. 6; 28). Слово "крин " означает лилию, эту царицу цветов, и когда говорится в Евангелии: «смотрите крин селъных», — это значит то же, что — "смотрите на полевые цветы". Велит нам Господь наш смотреть на полевые цветы для того, чтобы мы получали от них некую духовную пользу, ибо как пчела, летая по цветам, собирает с них мед, так и мы, взирая не телесными только, но и душевными очами на цветы, соберем духовную сладость, научимся некоему познанию.

Во-первых, Господь наш, поучая нас нестяжанию или, лучше сказать, тому, чтобы мы не заботились слишком о приобретении имений, о пище, об одежде, об украшениях, о богатствах, — велит нам смотреть на полевые цветы, как они растут: «не труждаются, не прядут», а Бог их так одевает. Не подумай, что Бог этими словами запрещает трудиться и иметь житейские попечения, — нет: Он и Адаму повелел иметь пропитание от труда рук своих и добывать себе хлеб в поте лица. Он запрещает только излишнее попечение, которое бывает соединено со грехом и опасностью, Господь говорит о тех, которые не надеются на Промысл Божий, ненасытно ищут обогащения, забывают Бога и обижают своего ближнего грабежом, воровством, разбоем и всякими неправдами: вот таким-то Бог и велит смотреть на птиц, Богом питаемых, на цветы, Богом одеваемые, и полагаться более на Его Святой Промысл, чем на свои попечения. Так и святой Златоуст рассуждает: "Бог не запрещает нам трудиться — ибо и святой Апостол говорит: «праздный да не яст»; Бог повелевает только не полагаться во всем на свои заботы, не забывать Его Самого. Мы должны трудиться по мере сил наших, а о спасении душ наших стараться со всем тщанием, со всей чистотою". Так говорит святой Златоуст.

Смотреть на цветы полевые Господь велит еще и для того, чтобы мы познавали суету и скоротечность этой нашей жизни. Помните, что говорит Давид: «Человек, яко трава дние его, яко цвет сельный тако оцветет» (Пс. 102; 15); и еще: «...утро яко трава мимоидет, утро процветет и прейдет: на вечер отпадет, ожестеет и изсхнет» (Пс. 89; 6). Вся жизнь наша, как будто один день, как день имеет утро и вечер, так и в жизни нашей: утро — это рождение наше, а вечер — кончина смертная. В этом-то дне, то есть в жизни, мы как будто трава, по слову святого апостола Петра: «зане всяка плоть яко трава» (1 Пет. 1; 24). И что в траве — цветок, то в плоти нашей — дыхание наше; и как цветок травы утром расцветает, к вечеру отцветает, увядает, отпадает, так и жизнь наша: человек рождается и уже приближается к смерти; едва расцветает, как уже и отцветает; с минуты своего рождения, как от утра дневного, он идет к вечеру смерти; едва восходит, как уже начинает склоняться к своему западу!

И в такой-то краткой жизни нашей что другое можно видеть, как только траву и цветы, скоро увядающие? Посмотришь ли на красующуюся молодость? — Это цветок, которому нечего ждать, кроме того, что ему скоро придется поблекнуть! Взглянешь ли на цветущие красотой лица? — И это цветок, в тот же день увядающий и в прежнее состояние безобразия обращающийся. Видишь ли человека, телом бодрого, сильного, здорового? Опять — цветок, который из-за какого-нибудь маловажного случая тотчас потеряет и силы, и бодрость, и здоровье. Смотришь ли на богатство и роскошь? И это все цветок, который может исчезнуть за одну ночь, по слову Господа: «Безумие, в сию нощь душу твою истяжут от тебе, а яже уготовал ему кому будут» (Лк. 12; 20)? Видишь ли великую славу человеческую? И она — цветок, по слову Апостола: «...всяка слава человеча, яко цвет травный: изсше трава и цвет ея отпаде» (1 Пет. 1; 24), умрет человек, и слава его погибла... Когда он умирает, то все оставляет, и не сходит с ним слава его!..

И как из цветов редкий приносит плод, пригодный для пищи человеку, — большей частью они услаждают только зрение человека, и то немного, — так и с цветка бедной души нашей редко собираются духовные плоды добродетелей: большей частью человек насладится временной сладостью греха, но и та обращается для него в вечную горечь, ибо то, что услаждает, — временно, а то, что причиняет горечь, — вечно. Да и какого плода можно ожидать от красоты юности, от цветущих лиц, кроме гноя, червей и смрада в гробу? Что за плод от богатства и роскоши, кроме хлопот, печали и слез, как говорит святой апостол Иаков: «Приидите ныне богатии плачитеся и рыдайте... богатство ваше изгни, и ризы ваши молие поядоша!» (Иак. 5; 1, 2). Какой плод будет от почестей, славы и роскошной жизни, кроме оного рыдания, записанного в книге Соломоновой, рыдания, которым рыдают грешники по смерти: «Что пользова нам гордыня? и богатство с величием что воздаде нам? Преидоша вся она яко сень, и яко весть претекающая: яко корабль преходяй волнующуюся воду... или птицы прелетающия по воздуху!» (Прем. 5; 8-11). Вот пустоцвет кратковременной, жалкой жизни нашей!

Да! Непрочна красота цветов, — недолга жизнь наша! Иисус, сын Сирахов, берет столетнюю жизнь человека и сравнивает эти сто лет с одной каплей воды: «число дней человеку, — пишет он, — много лет сто: яко капля морския воды... тако мало лет в день века» (Сир. 18; 8). Слышите, что он говорит? Сто лет жизни человеческой столь же ничтожно в сравнении с вечностью, как одна капля воды в сравнении с целым морем! По нашему мнению, сто лет — долгая жизнь, и мы удивляемся, когда слышим, что кто-нибудь дожил до ста лет, а по мнению сына Сирахова, и в самом деле это так, — столетняя жизнь есть только одна капля воды! Да если бы кто и тысячу лет прожил, и то было бы ничтожно, и то — капля воды! Почему? А потому, что за временной жизнью настает вечная, бесконечная жизнь; в этой жизни все минувшие века, сотня и тысячи лет будут казаться одной каплей, мимолетным сновидением, которое человек по пробуждении тотчас же и забывает. Взвесь одну каплю в сравнении с целым морем: много ли в капле весу будет? Сравни сто или тысячу лет с бесконечной вечностью: долог ли век покажется? — разве одним днем, по слову псалмопевца: «тысяща лет пред очима Твоима, Господи, яко день вчерашний, иже мимо иде» (Пс. 9; 5)! Вот как кратковременна жизнь наша, которой мы наслаждаемся как красивым цветком, а того и не думаем, что этот цветок скоро, скоро завянет!

Но я опять обращаюсь к словам Господа: «...смотрите крин сельных, како растут». Как же растут сельные крины — цветы? Они растут и раскрываются к небу. Не к земле трава обращает свой цветок, а развертывает его к небу, раскрывает, распростирает внутренности свои, будто хочет показать их лицу небесному, или, лучше сказать, — Самому Создателю Богу. А Господь наш велит нам смотреть на это и учиться у цветов тому, чтобы наши помыслы сердечные, наши желания, наши привязанности обращать не к земным пристрастиям, но к Единому Богу, чтобы любить не тварь, а Творца, желать не земного, но небесного, искать не дольних, но горних. Вот почему Он и говорит: «смотрите крин сельных», — как бы говоря: пусть самые цветы полевые будут служить вам примером, о люди! пусть они будут для вас наставниками и учителями Богомыслия, Боголюбия и Богослужения!

Если человек, по слову псалмопевца, «яко трава», то помыслы в сердце будут «яко цвет», или листочки цветов. Вот их-то человек и должен раскрывать Богу, Создателю своему, о Нем, едином, всегда помышлять, Его, единого, в своих помыслах содержать. У кого сердце и ум расположены к сему, у того и цветы эти не останутся без плода, но принесут плод воистинну божественный: кто всегда помышляет о Боге, тот любит Бога, кто всегда мыслит о земном, тот любит землю. Кто что любит, тому и сам подобен!

(Из сочинений святителя Димитрия, митрополита Ростовского)





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 333; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь