Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Не мог бы ты немного рассказать о наблюдении и о сердце. Можно ли чувствовать их одновременно?




 

Наблюдение и сердце – это одно и то же. Наблюдение идет не от ума, ум никогда не может быть наблюдателем. Когда вы начинаете наблюдать, ум становится тем, за чем наблюдают, а не наблюдателем, он – наблюдаемый, не наблюдающий. Вы видите, как движутся ваши мысли, ваши фантазии, ваши воспоминания, ваши мечты – так же, как на экране вы видите кадры фильма. Но вы не отождествляетесь с ними.

Не-отождествление – вот что подразумевается под наблюдением. Тогда кто же этот наблюдатель? Ум – это то, что видят, а кто же тот, кто видит? Это сердце.

Поэтому сердце и наблюдение – это не две вещи. Если вы будете наблюдать, вы будете центрированы в сердце, или, если вы будете центрированы в сердце, вы станете наблюдателем. Это два процесса для достижения одной цели. Любящий, преданный никогда не думает о наблюдении, он просто пытается достичь сердца, источника своего существования. Как только он достигает сердца, наблюдение следует само по себе.

Медитирующий никогда не думает о любви и о сердце, он начинает с наблюдения. Но как только появляется наблюдение, открывается сердце, потому что больше неоткуда наблюдать: путь медитирующего и путь преданного различны, но они достигают наивысшей точки в едином переживании. В высшей точке они достигают одной и той же вершины.

Вы можете выбрать путь, но вы не можете выбрать цель – потому что целей не две, цель только одна. Конечно, если вы двигались по истинному пути, то, когда достигнете, не будете говорить о наблюдении – вы будете говорить о любви. Если вы шли по пути медитации, то, когда достигнете, не будете говорить о любви – вы будете говорить о наблюдении. Различие лишь в словах, в языке, в выражениях. Но то, что они выражают, – одна и та же реальность.

 

Ты говорил нам, что, если регулярно медитировать, ум становится все тише и тише. В прошлом году, когда я один жил в Европе, во время моих медитаций мысли становились все более шумными, в итоге я начал с ужасом думать о медитировании. Теперь, когда я снова с тобой, в твоей коммуне, эта проблема ушла. Но меня мучил вопрос: как можно десять лет быть саньясином, медитировать каждый день и при этом иметь ум, который становится все более и более шумным?

 

Заданный тобой вопрос имеет много подтекстов. Во-первых, необходимо понять то, что ваш ум – очень древний. Двенадцать лет – ничто по сравнению с историей ума, это история всей Вселенной с самого ее появления.

Он так долго, так эффективно работал, что ученым (как они сами признаются) до сих пор не удалось создать компьютер, который мог бы составить конкуренцию человеческому уму. Человеческий ум заключен в маленьком пространстве, в вашем черепе, – их же компьютеры занимают целые комнаты. Один ученый подсчитал, что потребуется почти целая квадратная миля, чтобы создать компьютер, сопоставимый с человеческим умом. Человеческий ум – это чудо.

Сидя со мной, вы сидите с еще большим чудом. Вы сидите с не-умом. Молчание становится естественным, и медитация приходит сама по себе, как легкий ветерок. Когда вы остаетесь наедине с собой, ваш ум – это все, что у вас есть. Пока ваша медитация не достигнет таких глубин – я имею в виду, пока вы не обретете что-то более ценное, чем ум, – эта проблема будет повторяться.

Сидя со мной, вы можете получить озарение, проблеск озарения, на какой-то миг. И этот проблеск создает страстное желание, чтобы этот момент растянулся на целую вечность. Такой покой, такая прохлада, такое спокойствие – кому это не понравится? Но когда вы возвращаетесь назад в мир, вокруг вас ходят одни компьютеры, вам приходится общаться с компьютерами. Один психолог определил человеческое тело просто как механизм, позволяющий функционировать уму. Вы думаете, что несете ум. Этот психолог говорит прямо противоположное: это ум носит вас, все ваше тело работает исключительно на благо ума.

Поэтому в тот момент, когда вы идете в мир – а здесь не часть мира, – мы пытаемся создать небольшие островки, на которых ум как компьютер больше не нужен. Но в мире вам будет нужен ум. И проблема будет продолжаться до тех пор, пока у вас не будет чего-то большего, чем ум. Просто получить озарение недостаточно.

Вам нужно питание, вам нужно осознание, вам нужно просветление – только тогда вы сможете оставаться в мире, и ваш ум не будет работать, если вы этого не пожелаете.

Ум – это чрезвычайно ценный механизм, одно из величайших чудес в биологии, в эволюции человека. Ум и то, как он работает, просто невероятно… Но вы ничего о нем не знаете, хоть он и является вашим умом. Вы не знаете, как он накапливает миллионы воспоминаний.

Ученые подсчитали, что ум одного человека может вместить в себя все библиотеки мира. Он может запомнить все, что когда-либо было написано за многие века. Это его потенциал, вы можете использовать его, а можете не использовать.

Но вы не знаете о библиотеках. Одна только библиотека Британского музея насчитывает столько книг, что если вы будете складывать их в ряд (так же, как вы ставите книги на полку в библиотеке), их количества хватит, чтобы трижды обогнуть земной шар. И это только одна библиотека! В Москве, вероятно, библиотека еще больше, все крупные университеты мира тоже имеют подобные библиотеки. В одной только Индии насчитывается сто университетов с невероятно большими библиотеками.

И сама мысль о том, что ум одного человека способен запомнить все, что написано во всех существующих в мире книгах… Она просто ошеломляет, это кажется невероятным.

Вы не знаете, что делает для вас ум. Он регулирует все процессы в вашем теле. В противном случае, как, по-вашему, можно прожить семьдесят, или восемьдесят лет, или даже сто лет? А есть и такие, кто преодолел этот рубеж: они дожили до своего стопятидесятилетия, а на территории Советского Союза есть несколько сотен человек, доживших до ста восьмидесяти лет.

Ученые говорят, что нет никаких причин для смерти тела, по меньшей мере, до трехсот лет. Это всего лишь старый гипноз, самогипноз, который сделал доминирующей идею о том, что у вас есть всего лишь семьдесят лет. Она так глубоко проникает в ваше сознание, что к семидесяти годам вы начинаете думать, что тонете, что вас нет.

В любом случае, к шестидесяти годам, когда вы уходите на пенсию, вам нечего делать. Смерть кажется облегчением, а не опасностью. Мы не проявили достаточно умения и человечности, чтобы создать такие условия, в которых наши старики могли бы иметь какое-то достоинство, какое-то самоуважение, какую-то гордость. Мы не смогли найти те измерения, в которых они могли бы дать что-то миру. А они имеют опыт и, безусловно, могут многое дать – достаточно для самоуважения, достаточно для того, чтобы жить и не чувствовать себя обузой.

 

Когда Джорджу Бернарду Шоу исполнилось семьдесят лет, он начал ездить по небольшим деревушкам в окрестностях Лондона. Его друзья были удивлены:

– Что ты делаешь? Ты пропадаешь целыми днями. В таком возрасте тебе следует отдыхать.

Он ответил:

– Я ищу такое место, в котором я мог бы отдохнуть в старости.

– Что ты имеешь в виду? У тебя есть прекрасный дом, у тебя есть все, что тебе нужно, – сказали друзья.

Шоу объяснил:

– Вы не понимаете. Я езжу по всем этим деревням и смотрю на их кладбища, на могилы, в поисках такого места, где многие люди дожили хотя бы до ста лет.

Наконец он нашел деревню, в которой на одном могильном камне была надпись: «Этот человек безвременно скончался в возрасте ста двадцати лет». Он сказал:

– В этой деревне стоит жить, здесь люди полагают, что в сто двадцать лет смерть безвременная.

Он поселился в этой деревне и прожил больше ста лет.

 

Возможно, это имеет какое-то значение… это не простая случайность. Бернард Шоу был человеком глубочайшей мудрости, и если жители деревни верят в это, то эта атмосфера обязательно изменит его собственную обусловленность.

В Пакистане есть часть Кашмира, принадлежавшая Индии. Пакистан держал ее в оккупации на протяжении сорока лет. Эта территория изолирована – она прячется в горах, – и люди, которые там жили, не имеют связи с людьми, умирающими в возрасте семидесяти лет. Это необразованные люди – они даже не могут посчитать до семидесяти, как же они могут умереть в семьдесят лет? У них нет календаря. Они не знают, когда родились, не знают, сколько им лет.

Это самый примитивный народ, обнаруженный по ту сторону гималайских вершин, в долине – в прекрасной одинокой долине. Люди, живущие там, никогда ее не покидали. И там находили жителей, которым, по мнению врачей, было двести лет. И они молоды, они работают на полях, в огородах, в садах, а когда их спрашивают о возрасте, они говорят: «Мы не знаем. Здесь никто не знает, здесь нет школы».

Теперь Пакистан открывает школы и больницы, и можно быть уверенными в том, что скоро эти люди начнут умирать ровно в семьдесят лет. Они просто забыли о смерти, потому что не помнят, когда родились, и не умеют считать.

Ученые говорят, что человеческое тело способно прожить по меньшей мере – это минимум – триста лет. Но почему человек не живет так долго? Возможно, он не знает, как жить, возможно, он не знает, как использовать свое тело, как использовать свой ум.

Вы должны ясно понять две вещи: во-первых, ум – это великое чудо.

Существование не смогло создать ничего, что могло бы превзойти ваш ум. Его работа настолько сложна, что заставляет недоумевать величайших ученых. Он управляет всем вашим телом, а это такая сложная система. Кто контролирует, чтобы определенная часть вашей крови приливала к мозгу? Кто следит, чтобы лишь определенное количество кислорода поступало в мозг? Кто решает, какая часть вашей пищи должна превращаться в кости, какая часть – в кровь, а какая – в кожу? Кто следит, чтобы часть вашей кожи превращалась в ногти, часть – в глаза, а другая часть становилась ушами?

Естественно, вы этого не контролируете, и я не вижу поблизости никаких других управляющих. Так что прежде всего вы должны быть благодарны уму. Это первый шаг к тому, чтобы выйти за пределы ума – не как врага, но как друга. Слушая, как я беспрерывно говорю вам о том, что вы должны выйти за пределы ума, у вас может сложиться неправильное понимание. Я питаю огромное уважение к уму. Мы настолько многим ему обязаны, что никогда не сможем его отблагодарить.

Так что первое: медитация – не против ума, она за пределами ума. А за пределами не означает против.

Это недопонимание становится тем более распространенным, чем больше люди говорят о медитации, особенно те, кто не понимает ее – те, кто читал о ней, те, кто слышал о ней, те, кто знает техники… А техники просты, они доступны во многих писаниях, вы можете о них прочитать. Теперь есть книги по всем наукам – по автомеханике, по электроинженерии, о чем угодно. Только спросите, и продавец готов дать вам книгу о том, как это делать.

Мои друзья в Европе подумывали о том, чтобы издать книгу с кассетой. Книга даст всю информацию о медитации, а кассета даст инструкции, чтобы вам не нужно было никуда идти. Вы просто сидите в своей комнате с магнитофоном, и мастер рядом с вами! Гаутама Будда больше не нужен…

Мастер никогда не потеряет актуальности по одной простой причине: кто будет учить вас любить ум и при этом выходить за его пределы? Любить ваше тело, уважать ваше тело? Чувствовать благодарность по отношению к своему уму, к его потрясающей, чудесной работе? Это создаст великую дружбу, мост между вами и умом.

Если эта дружба станет углубляться, то всякий раз, когда вы будете медитировать, ваш ум не будет мешать вам, потому что медитация не направлена против него. Это на самом деле его собственная реализация, его собственное высшее цветение. Выход за пределы не несет в себе антагонизма, это лишь дружеская эволюция.

Вот такой должна быть основа для всех медитирующих – не быть борцом. Если вы будете бороться, то, может, у вас получится на какое-то время заставить ум молчать, но это не будет вашей победой. Ум вернется, он вам понадобится. Вы не можете без него жить, вы не можете существовать без ума.

Если же вы сможете построить с умом дружеские отношения, мост из любви, то вместо того, чтобы мешать медитации, он начнет ей помогать. Он оберегает ваше безмолвие, потому что это безмолвие является и его сокровищем, оно принадлежит не только вам. Ум превращается в ту почву, на которой расцветут розы медитации, и эта почва будет так же счастлива, как и розы. Когда розы будут танцевать на солнце, под дождем, на ветру, почва тоже будет радоваться.

Мой подход в корне отличается от того подхода, который использовался до сих пор. На протяжении четырех тысяч лет все религии учили быть против тела, против ума. И только сегодня я узнал, что есть даже такие идиоты, которые учат быть против медитации. Парламент Израиля издал закон, согласно которому личная или публичная медитация является преступлением. В это невозможно поверить! Эти политики не знают даже азбуки ума – что там говорить о медитации. Но почему они так обеспокоены? Одно из их беспокойств – это я, потому что среди моих саньясинов пятьдесят процентов евреев. Рано или поздно я захвачу Израиль, в этом нет никаких проблем – прежде чем его захватят палестинцы, его захвачу я.

Отчего вдруг политики так заволновались? И если у них есть какие-то опасения, им следует проконсультироваться с теми, кто знает, что такое медитация. Превращать ее в преступление – это невероятно, нигде раньше… Религии учили быть против тела. Это так смешно – вы должны жить в этом теле, вы должны питать тело, вы должны сохранять его здоровье, это ваш дом. Потом они настраивали людей против ума. И, наконец, теперь – Израиль стал пионером! Похоже, что парламент Израиля состоит из первосортных идиотов.

Не думаю, что они что-то знают о медитации, но этот страх… Иудеи напуганы, мусульмане напуганы, индуисты напуганы, джайны напуганы – все они боятся медитации. Несмотря на то что они говорят о медитации, они ее боятся. Они говорят о ней, потому что без разговоров о медитации их религия кажется незаконченной. Однако в глубине души они против нее, потому что если человек становится медитирующим, он просто выскальзывает из любой организованной религии. Он больше не индуист, он больше не иудей, он больше не мусульманин. Он не может продолжать верить во всевозможные суеверия и глупости, которых полно в каждой религии.

Евреи думают, что являются избранным Богом народом. Так вот, на это не способен ни один медитирующий. Только послушайте, что они говорят: «Только мы, евреи, избранный Богом народ, а все человечество в каком-то смысле ниже нас…» Но не одни евреи совершили подобный грех. Они сильно за это пострадали, они до сих пор страдают. Они будут продолжать страдать, потому что сама эта идея так глупа, что создает антагонизм – особенно в таком мире, где нордические немцы считают, что они избранный народ, где индусы считают, что они избранный народ, потому что их священная книга является самой древней, это первое священное писание, созданное Богом. Эти нации не выносят идей, подобных той, что сказал Моисей своему народу: «Вы – избранный Богом народ, вы по рождению имеете право на превосходство над всеми остальными». Кто может это терпеть? Индусы думают, что они имеют превосходство над всеми.

Иудаизм и индуизм – единственные религии в мире, которые не принимают идею обращения в веру, потому что как можно обратить низших людей в более высокую религию? И из-за этой невозможности обращать в свою веру они являются ярыми противниками христианства и ислама, которые постоянно стремятся обратить людей в свою веру.

Итак, из-за страха, что количество мусульман и христиан продолжает расти, а иудеев и индуистов становится меньше, среди евреев есть небольшие ответвления… И у индуистов тоже есть небольшая группа, которые зовут себя Арья Самадж и которые ввели обряд обращения. Но пока эта группа не очень популярна. Глубоко внутри эти люди знают, что делают: они приводят в свои ряды более низких людей. Это делается исключительно из необходимости, в противном случае эти низшие люди превзойдут по численности – а это уже случилось – людей, стоящих выше.

Теперь в мире больше всего христиан, на втором месте мусульмане – и это две религии, которые допускают обращение в свою веру.

Страх перед медитацией имеет свои причины. Это стало очевидным после вступления в силу закона израильского парламента, но это свойственно любому религиозному уму: если люди начнут медитировать, если люди начнут любить свои тела, любить свои умы, и из этой любви будут спокойно трансцендировать по направлению к состоянию не-ума, они не будут принадлежать ни к какой глупой теологии.

Во всех идеологиях так много глупостей, что суеверия практически невозможно сосчитать, существует такое разнообразие суеверий. Однажды, когда человечество станет единым, нам понадобятся огромные музеи, чтобы собирать все суеверия, по которым можно будет вспоминать о своих праотцах. Так же, как Дарвин считал, что его предками были обезьяны, будущие поколения людей будут в своих воспоминаниях относить вас к той же категории.

Мне бы хотелось напомнить вам о нескольких суевериях… Лишь несколько примеров, потому что их слишком много.

Джайны полагают, что если мочки ваших ушей не достают до плеч, вы не можете стать просветленными. Так вот, я не понимаю, какая может быть связь между мочками ушей, которые являются почти мертвыми частями вашего тела… Вы когда-нибудь это замечали? Вы можете что-нибудь делать мочками своих ушей? Вы можете ими пошевелить? Они просто висят, ничего не делая. Вы не можете ничего ими делать, потому что в них нет нервных окончаний, это лишь куски плоти без нервов, чистая плоть. А без нервной системы вы не можете поворачивать ими вверх и вниз, туда-сюда.

Я знал лишь одного человека, который мог это сделать… А я объездил весь мир. По странной случайности он был моим приятелем в первом классе. Теперь он работает врачом в том же городе. Он единственный человек – настоящий уродец, – который может шевелить своими мочками и так и этак, вперед и назад. Это было чудом: по какой-то случайности в его мочках так развились нервы. Лишь иногда рождаются люди с шестью пальцами, с тремя глазами, с двумя головами – это уроды. И у того моего приятеля были очень большие мочки. Я все наблюдал, ждал, когда же он станет просветленным. Он всего лишь бедный врач, он ничего не знает о медитации, ничего не знает о просветлении. А из-за того, что он врач аюрведы, к нему не идут пациенты. Только количество его детей продолжает увеличиваться, а он становится все беднее и беднее. Каждый раз при встрече с ним я замечал, как он становится меньше, тоньше, тревожнее. Я спрашивал: «Что случилось? Ты должен быть просветленным!»

Но это все глупые идеи… И это не единственная религия, таковы все религии. И они не выносят друг друга.

Если медитация станет доминировать, тогда вы освободитесь от всех этих предрассудков – вот почему все религии против медитации, хотя они могут о ней говорить.

По мне ни Бог, ни рай, ни ад, ни ангелы не имеют значения – все они существуют лишь гипотетически. По мне, медитация – это сама душа религии. Но к ней можно прийти, только если вы будете правильно двигаться. Всего один шаг в сторону – и пиши пропало… Вы все время идете по лезвию бритвы.

Начните с любви к телу, которое является вашей самой внешней частью. Начните любить свой ум – и если вы будете любить свой ум, вы будете его украшать, так же как вы украшаете свое тело. Вы будете содержать его в чистоте, будете поддерживать его свежесть – вы же не хотите, чтобы люди чувствовали исходящий от вашего тела ужасный запах, вы хотите, чтобы другие любили и уважали ваше тело. Ваше присутствие должно быть не чем-то, что приходится терпеть, ему должны быть рады.

Вы должны украшать свой ум поэзией, музыкой, искусством, великой литературой. Ваша проблема в том, что ум заполнен лишь обыденными вещами. Через него проходят всякие третьесортные вещи, и вы не можете его любить. Вы не думаете ни о чем великом.

Постарайтесь настроиться на волну великих поэтов, настройтесь на одну волну с такими людьми, как Федор Достоевский, Лев Толстой, Антон Чехов, Тургенев, Рабиндранат, Калиль Джебран, Михаил Найми. Наполнитесь высочайшими вершинами, которых достиг их ум. Тогда вы не будете в разладе со своим умом. Тогда вы будете радоваться уму, даже если ум будет присутствовать в вашем молчании – ведь у него будет своя собственная поэзия и музыка, а трансцендировать такой ум очень просто. Это дружеский шаг навстречу высоким вершинам: поэзия превращается в мистицизм, великая литература превращается в глубокое понимание существования, музыка превращается в тишину. И как только эти вещи начнут превращаться в более высокие вершины, за пределами ума, вы будете открывать новые миры, новые вселенные, для которых у нас даже нет названий. Мы можем сказать «блаженство», «экстаз», «просветление», но ни одно слово по-настоящему этого не опишет. Просто это находится за гранью возможностей языка, и мы не в силах свести это к объяснениям, теориям, философиям. Это просто находится за пределами… Но ум радуется в своей трансценденции.

Вот в чем заключается мой дар вам. С абсолютной скромностью я хочу сказать вам, что я намного опережаю даже Гаутаму Будду – по той простой причине, что он все еще продолжает бороться с умом. Я любил свой ум, и через эту любовь трансцендировал его.

Это совершенно новое начало. Естественно, меня будут осуждать, моих людей будут осуждать. Многие будут приходить ко мне, но будут не способны пройти со мной даже несколько шагов, потому что вскоре обнаружат, что их предрассудки мешают им идти со мной.

Их предрассудки очень стары, и, естественно – я могу это понять, – они не могут подумать, чтобы кто-то пошел дальше, чем Гаутама Будда, так же как современники Гаутамы Будды не могли поверить, что он пошел дальше, чем Веды, дальше, чем пророки их Упанишад; как современники Лао-цзы и Чжуан-цзы не могли поверить, что эти мистики превзошли Конфуция.

И если просто из скромности я не скажу правды, я совершу преступление против истины. Меня не интересует скромность – я хочу, чтобы вы услышали объяснение именно того, что есть. Мой подход к медитации совершенно новый, абсолютно свежий, потому что он основан на любви – не на борьбе, не на войне. Махавиру я оставил двадцать пять веков назад. Его звали не Махавира – махавира означает «великий воин». Его звали Вардхамана, но люди изменили его имя, потому что он был великим воином. Против кого он воевал? Против тела, против ума. И я не думаю, что кто-либо, выступающий против ума, способен достичь запредельного.

Единственный путь – это любовь.

Сделайте ваш ум как можно прекраснее. Украсьте его цветами. Мне по-настоящему грустно, когда я вижу, что люди не знают «Книгу Мирдада» , что они никогда не изучали абсурдные истории Чжуан-цзы, что они никогда не утруждали себя тем, чтобы понять совершенно иррациональные притчи дзен.

Я не могу понять, как вы можете жить красиво, не зная книг Достоевского… «Братья Карамазовы» кажутся мне более важными, чем Библия. Это такое глубокое понимание, что Библию не стоит даже ставить рядом, даже для сравнения. Но Библию будут читать – а кого будут интересовать «Братья Карамазовы», в которых Достоевский излил всю свою душу? Или «Анна Каренина» Льва Толстого, или «Отцы и дети» Тургенева, или «Жертвенные песнопения» Рабиндраната? И это лишь некоторые имена, тысячи других тоже достигли высочайшего цветения ума.

Пусть сначала ваш ум будет украшен. Только за пределами этого благоухающего сада ума вы сможете идти тихо, без борьбы, ум будет помогать, не мешая. Я не заметил, чтобы он был помехой. Поэтому я могу с полной уверенностью утверждать: он не является помехой. Вы просто не знаете, как его использовать.

Прекрасно, когда вы приходите сюда и чувствуете медитативность. По крайней мере, эти немногочисленные интервалы времени, эти несколько дней будут постепенно наполняться все большей силой и глубиной. Однажды вы уйдете, а эти моменты будут с вами даже на базарной площади, и это станет днем великой радости. Но на это нужно время.

Я должен говорить людям, что это может произойти в одно мгновение – нет, это не ложь, это может случиться мгновенно, но где найти такого гения, который может мгновенно это понять? Когда я говорю, что это может произойти в одно мгновение, люди просто думают: «Для нас это невозможно». Если я скажу им, что это может случиться через несколько жизней, они обрадуются: «Звучит превосходно», потому что это дает им время, чтобы в этом ожидании заниматься своими глупостями. Это вопрос нескольких жизней, так зачем же спешить? Сначала нужно позаботиться о своем приятеле или своей подружке, сначала нужно посмотреть развалины в Риме, в Греции, в Индии; сначала нужно сделать все те глупости, которых от вас ждет вся толпа. А что до просветления, то оно не случится сейчас, на это уйдет много жизней, так к чему эта спешка? Вы можете продолжать откладывать.

Вот почему люди так любят все эти религии, которые говорят о многих жизнях – не потому что они понимают смысл всего этого, но потому, что хотят воспользоваться этим в качестве предлога.

Только подумайте на мгновение: если бы я хотел сделать вас просветленными сию минуту, вы бы начали думать: «Но я не спросила своего мужа», «А как же мои дети?», «Мне нужно выдать дочь замуж», «Я только что встретил свою девушку, боже мой!», «И это произойдет прямо сейчас? Он не может подождать, просто пока я не вернусь из медового месяца?» В вашей голове возникают тысячи мыслей: «Боже мой, я начал новый бизнес, все в него вложил. Если бы он раньше мне сказал, я бы не заваривал всю эту кашу». И так со всеми, без исключения…

Я рассказывал вам историю о великом цейлонском Мастере.

 

У цейлонского Мастера были миллионы учеников, которым на протяжении около пятидесяти лет он говорил лишь одно: «Медитируйте». Пришло время его смерти, и он объявил:

– Через семь дней я покину свое тело. Пусть все мои ученики соберутся вместе, чтобы я смог еще раз на них взглянуть, потому что я больше не вернусь.

Пришли все его ученики – получилось что-то вроде огромного собрания. И старик сказал им:

– Я всегда говорил вам медитировать, но вы не слушали. Я даю вам еще один шанс. На этот раз вам не придется ничего делать, я могу взять вас с собой. Есть кто-то, кто готов пойти со мной?

Все зашептались:

– Ты довольно долго пробыл рядом с ним, ты можешь пойти.

– Лучше ты. Все твои дети уже женились, ты никому не нужен…

Мастер сказал:

– Тот, кто желает, пусть просто встанет, и я заберу его с собой.

Наступило глубокое молчание, люди потупили взгляды… Как посмотреть в лицо этому старику? Это было так неловко. Но никто не шелохнулся, потому что Мастер мог неправильно истолковать даже движение – он мог увидеть, что кто-то движется, и сказать: «Вставай!»

Наконец один человек поднял руку. Он сказал:

– Я прошу вас сначала понять, что я не встаю, я лишь поднял руку, чтобы задать вопрос.

Старик сказал:

– Пятьдесят лет я отвечал на ваши вопросы, и вы до сих пор задаете их? На этот раз я даю вам возможность пойти со мной!

Тот человек ответил:

– Мне очень жаль. Однажды я приду. Просто расскажите мне секрет того, как прийти и найти вас.

Он сказал:

– Что я вам говорил на протяжении пятидесяти лет?

Тот человек сказал:

– Еще всего лишь раз…

 

Можно прямо сейчас отбросить все ваши предрассудки, очистить ваш ум. Нужна лишь полная решимость, предельное доверие и безграничная любовь.

Но если это невозможно в данный момент, я не хочу, чтобы кто-то грустил или впадал в отчаяние. Это может случиться завтра. Расслабьтесь, не нужно никуда спешить. Но, пожалуйста, четко поймите процесс: любите свое тело – вопреки всем религиям. Любите свой ум, очищайте свой ум – вопреки всем религиям. Я говорю вам, что правильный путь – это не борьба, это любовь. Любите свое тело, любите свой ум, и сама эта любовь создаст необходимую энергию, атмосферу для того, чтобы трансцендировать ум, чтобы создать то, что я называю медитацией или состоянием не-ума. Это должно прийти. Никто не должен выйти из этого храма с пустыми руками.

Но вам придется понять одну вещь: что я не представляю никакую старую традицию, я не представляю никакую старую религию, я не являюсь представителем ни Гаутамы Будды, ни Махавиры, ни Магомета, ни Иисуса, ни Моисея – я представляю самого себя. И если вы можете любить и доверять незнакомцу, который не принадлежит ни одной ортодоксальной организации, тогда в моем присутствии будет случаться медитация… И вскоре она будет также случаться и без меня. На это потребуется немного времени. Потребуется немного времени, потому что нужно, чтобы она пустила в вас корни.

Так что приезжайте каждый раз, когда у вас будет такая возможность. И пусть вас не беспокоит то, что происходит снаружи – это просто мусор. То, что происходит здесь, – считайте только это вашей реальной жизнью. Моменты, проведенные со мной, останутся с вами даже после вашей смерти, а моменты, которые вы впустую растрачиваете в мире, уходят в никуда.

Но не нужно беспокоиться. Если всего лишь несколько мгновений начнут превращаться в вас в семена, пустят в вас корни, не за горами тот день, когда внутри вас начнут расти первые цветы вашего сознании.

Я понимаю вас, я понимаю вас, ваше доверие и вашу любовь. Очень немногие люди могут так сильно любить и так сильно доверять. Но отбросьте всю враждебность по отношению к уму. В уме есть какие-то вспышки борьбы, возможно, бессознательные. Ум – это бедное и прекрасное создание…

 

Современные полицейские участки начали использовать компьютеры, чтобы улучшить борьбу с преступностью. Однажды вечером в полицию позвонил один человек и закричал:

– Полиция, приезжайте скорее! Там внизу грабитель, он складывает в мешок все наши ценные вещи.

Голос на том конце сказал:

– Успокойтесь. Успокойтесь, сэр, повесьте трубку, оставайтесь на месте и полицейская машина приедет совсем, скоро совсем скоро… совсем скоро… совсем скоро…

 

Компьютер может сломаться в любой момент. А ум – не что иное, как компьютер, так совершенно созданный природой. Но вы его совсем не ценили.

 

Гигантский компьютер занял все место в огромной комнате, и двое математиков, стоявших перед ним, казались совсем крохотными. Из компьютера вылезла длинная узкая полоска бумаги. Один из математиков, внимательно ее изучив, повернулся к другому и сказал:

– Ты понимаешь, что четырем сотням обычных математиков потребовалось бы двести пятьдесят лет, чтобы совершить такую большую ошибку?

 

В мире есть множество людей, которые начинают интересоваться медитацией, но девяносто девять процентов из них находятся не в тех руках, и если вы говорите им об этом, это их задевает.

Буквально сегодня я получил письмо. В письме сказано: «Недавно вечером ты говорил о Випассане Гоенки. Ты обвинял Гоенку в том, что он делает бизнес на Випассане. Ошо, я получил опыт Випассаны здесь, в ашраме в Пуне, а также прошел Дхампитх Гоенки в Игатпури. Мне кажется, твое замечание неверно».

Это письмо от одного человека, Ананда Пийоша, который всего два дня назад стал саньясином. В своем предыдущем письме он говорит: «Из-за неуверенности и нерешительности ума я принял саньясу спустя двенадцать лет. Из-за этой своей нерешительности я очень страдал. Как я могу навсегда от нее освободиться? Ананд Пийош».

Ему потребовалось двенадцать лет, чтобы решиться принять саньясу, и всего двенадцать часов, чтобы обнаружить, что я неправ относительно Гоенки – никакой нерешительности в этом вопросе! И если Гоенка был прав, тогда зачем приезжать сюда? Если Гоенка может обучить тебя медитации, тогда зачем ты напрасно тратишь свое время здесь, а также мое время и время моих людей? Если ты обладаешь таким пониманием, что так запросто можешь обвинить меня в неправоте, тогда это место не для тебя.

Что ты понимаешь о медитации?

Различие между медитацией Гоенки и той медитацией, что происходит здесь, огромно, и тебе потребуется как минимум двенадцать жизней, чтобы понять это отличие! Гоенка – всего лишь техник. Я не техник. Я никогда ни за кем не следовал, я искал сам. Это было трудно, это было опасно, но я продолжал искать свой путь в одиночестве, находя свои собственные пути, чтобы достичь своего существа. Гоенка – это всего лишь несчастный последователь традиции Гаутамы Будды, которая насчитывает две с половиной тысячи лет. За две с половиной тысячи лет она была переписана под копирку десятки раз! Ты хочешь сравнивать меня с этими копиями?

Если бы Гоенка понимал медитацию, он бы пришел сюда. Его медитация показала бы ему, что в существовании есть нечто гораздо выше, чем Гаутама Будда. Игатпури находится недалеко отсюда… Но у этого труса не хватает смелости. И если ты так четко видишь, что мое утверждение ложно, значит, ты не понимаешь ничего из того, что здесь происходит.

Здесь все медитации лишь готовят почву, они удаляют сорняки, корни, травы, дикую поросль, камни – просто расчищают сад, чтобы я мог посадить семена. Те люди, которые обучают здесь медитации, разным видам медитации, всего лишь готовят почву. Я – садовник.

Гоенка может подготовить почву, но где он собирается найти розовые кусты? У него нет нужного переживания: он не просветленный и не пробужденный даже по древним понятиям Гаутамы Будды. Просто пойди к нему и спроси, достаточно ли у него мужества сказать, что он обладает таким же сознанием, как у Гаутамы Будды? Я же оставил Гаутаму Будду две с половиной тысячи лет назад.

Мои люди, которые готовят для вас медитации, занимаются лишь подготовкой земли. Они всего лишь подготавливают почву. Завершающий и финальный штрих должен сделать я.

У меня есть свои способы сеять в вас семена: с помощью слов, с помощью глаз, с помощью жестов – или просто с помощью моего молчания, просто посредством моего присутствия, которое обладает живым полем энергии. И до тех пор, пока среди вас не будет живого пробужденного существа, все ваши терапии и все ваши медитации останутся абсолютно бесполезным занятием, они не особо помогут.

Пийошу, я хочу сказать: отправляйся назад к Гоенке. Это место не для тебя. И тебе нужно уехать прямо сейчас. Я устал от всяких идиотов. На протяжении тридцати лет я страдал от идиотов, терпел их, но теперь я решил, что идиотам здесь не место. Тебе понадобилось двенадцать лет, чтобы решиться принять саньясу, мне не понадобится и двенадцати секунд, чтобы ее забрать. Ты больше не саньясин. Верни свои бумаги, подтверждающие твою саньясу, и ты прекрасно знаешь, где находится дверь. Просто убирайся сегодня же вечером и больше никогда не возвращайся. Иди к черту – с кем угодно, Гоенкой, или найди какого-нибудь другого идиота. Их в Индии много.

Я существую только ради тех, кто может меня понять, кто может быть тотально со мной. Тому, кто ничего обо мне не знает, кто в первые двенадцать часов своей саньясы начинает сомневаться в моих словах, не имеет право быть здесь. Одна-единственная гнилая рыбина может отравить целое озеро. Так что ты проявишь огромное сострадание по отношению ко всем этим людям, навсегда покинув это место.

Меня всегда удивляет… Если ты понял, что Гоенка прав, тогда почему ты здесь? Когда кто-то обнаруживает что-то, что помогает его росту, он там и остается. И если ты увидел, что Гоенка прав, но не остался с ним, как ты собираешься остаться со мной, в чьих словах ты находишь неправду всего за двенадцать часов? Нет, не теряй попусту время. Я не заинтересован в том, чтобы собирать вокруг себя толпу и отсталых людей. Просто отправляйся к Гоенке и передай ему все то, что я сказал. И если у него хватит силы духа, привози его сюда, чтобы я мог показать тебе, что он ничего не знает о медитации и что он ничего не знает о том, что такое просветление. Все, что он знает, – лишь примитивная техника. Но обучать технике – это совсем другое дело.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. A.16.15.3.5. Экран вспомогательного блока управления (ACU) для использования в депо
  2. E) тело, размерами которого можно пренебречь в условиях данной задачи
  3. I. Общая характеристика непрямого остеогенеза
  4. III ПУТЬ ПРЯМОГО ВНУТРЕННЕГО ОПЫТА
  5. А МОЖНО ЛИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ИМЕТЬ ВСЁ ЭТО?
  6. Актуальность использования возможностей нарушителя и направлений атак
  7. Алкоголь: статистика и демография
  8. Амортизационные группы (подгруппы). Особенности включения амортизируемого имущества в состав амортизационных групп (подгрупп)
  9. Анализируя опыт мирового развития, можно выделить пять наиболее типичных моделей капиталистической экономики, базирующейся на многообразии форм собственности.
  10. Анемией, или малокровием, называется уменьшение содержания эритроцитов и гемоглобина в единице объема крови.
  11. Ассамблея была распущена, а Шарипутта понял, что это и был ответ. Есть вещи, которые невозможно высказать, но можно понять. Истина — одна из таких вещей.
  12. Аудит учетной политики аудируемого лица


Последнее изменение этой страницы: 2016-07-13; Просмотров: 263; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.03 с.) Главная | Обратная связь