Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Я, всё же, заставил себя взглянуть ей в глаза, они были покрасневшими и влажными. Мне защемило сердце. Почему, я должен не просто страдать, а ещё и мучить этим других?




- Алекс, - мой голос непривычно хрипел, от количества выкуренных сигарет, - ты не должна убиваться из-за меня.

- Не должна… - тихо повторила она мои слова. – Но я чувствую это.

- А ты не чувствуй… Знаешь, как было у классика:

Глупое сердце, не бейся!
Все мы обмануты счастьем,
Нищий лишь просит участья...
Глупое сердце, не бейся.

Месяца желтые чары
Льют по каштанам в пролесь.
Лале склонясь на шальвары,
Я под чадрою укроюсь.
Глупое сердце, не бейся.

Все мы порою, как дети.
Часто смеемся и плачем:
Выпали нам на свете
Радости и неудачи.
Глупое сердце, не бейся.

(С.Есенин 1925)

- А как же… - она прикрыла глаза, вспоминая:

Сердце, скажи, ты любишь?

Сердце, прошу, ответь,

Глупенькое, не надо

Песни от счастья петь.

Сердце, давай забудем,

Нам ли с тобой тужить?

Только, вот сможем, сердце,

Мы без неё прожить?

Алекс проследила мой вопросительный и удивленный взгляд:

- Да, я тоже стихи знаю.

- Не ожидал.

- Билл:

Итак, он твой. Теперь судьба мояОкажется заложенным именьем,Чтоб только он - мое второе "я" -По-прежнему служил мне утешеньем. Но он не хочет и не хочешь ты.Ты не отдашь его корысти ради.А он из бесконечной добротыГотов остаться у тебя в закладе. Он поручитель мой и твой должник.Ты властью красоты своей жестокойПреследуешь его, как ростовщик,И мне грозишь судьбою одинокой. Свою свободу отдал он в залог,Но мне свободу возвратить не мог!(У.Шекспир). Я посмотрел ей в глаза, отвечая на вызов:

Песня подбитая, милая пташка,
Смолкнуть приходит пора.
Полно рыдать нам и горько и тяжко,
Кончилась эта игра.

Полно тревожить нам рану открытую,
Полно вопить про любовь,
С каждой строфою и с каждою нотою
Каплет горячая кровь.

С каждой терциною, с каждой октавою
Ритм ослабляется твой;
Песня напитана горем-отравою,
Время идти на покой.

(И.Франко).

- Как тот актер, который, оробев,
Теряет нить давно знакомой роли,
Как тот безумец, что, впадая в гнев,
В избытке сил теряет силу воли, -

Так я молчу, не зная, что сказать,
Не оттого, что сердце охладело.
Нет, на мои уста кладет печать
Моя любовь, которой нет предела.

Так пусть же книга говорит с тобой.
Пускай она, безмолвный мой ходатай,
Идет к тебе с признаньем и мольбой

И справедливой требует расплаты.
Прочтешь ли ты слова любви немой?
Услышишь ли глазами голос мой?

(У.Шекспир)

- Услышу… - тихо ответил я, на её вопрос.

Алекс, удовлетворенная моим ответом, слегка кивнула, пристала, вытягиваясь в мою сторону, и легко коснулась моих губ. Насколько это прикосновение было нежным и невесомым, настолько же оно было томительным, мучительным, исполненным безумной любви, нежности, страсти, желания. Удивительно, как можно так легко касаться, когда, у тебя внутри, извергается вулкан?

Я аккуратно начал отвечать на поцелуй, ещё медленней и тягучей, чем сама Алекс. Так мучительно медленно, казалось, что наши губы превратились в податливый воск, тёплый и мягкий. Каждый из нас вкладывал в этот поцелуй что-то своё: для Алекс это была робкая и несмелая попытка выместить всё то, что творилось в её юной мятежной душе, то, что я считал ребячеством, что казалось мне несерьёзным. То, что не понять многим, не испытать взрослым, а это юное создание жило с этим грузом на своих хрупких плечах, жило, улыбаясь и веря в лучшее. Я же вкладывал в этот поцелуй тоже томление, но оно было иным: в нём была боль, одиночество, поскуливание души, томившейся в клетке плоти, всё то, что я не мог рассказать никому, порою, даже себе, всё то, что наваливалось на меня гнётом, прижимая к сырой земле, мешая дышать, убивая всё то живое, что ещё осталось во мне. Этот поцелуй, казалось, был не нужен никому и нужен всем. Нужен нам, каждому по-своему.

Я не знал, когда стоит остановиться, да и не нужно мне об это задумываться, судьба сама подскажет мне. Она всегда подсказывает, останавливая от ненужных поступков.

Алекс обняла меня за шею, её рука казалась такой тёплой и нежной сейчас, а сама она была похожа на испуганную птичку, пригревшуюся в ладонях: доверяющую, надеющуюся на защиту и понимание, но готовую в любой момент упорхнуть, спугнутую неловким лишним движением. Я зарылся пальцами ей в волосы, притягивая к себе, всё моё естество ожидало сигнала «стоп», но и противилось ему. Судьба, чего ты молчишь?

Алекс шумно выдохнула мне в рот, её дыхание, отчего-то, пахло малиной (и где она её нашла?). Она села ко мне на колени, я обнимал её, поглаживая и сжимая спину, кофту на ней. Обычно, в такие моменты, тело становится горячим, чуть ли не обжигающим, а её тело оставалось приятно тёплым, как парное молоко.

Она сделала неловкое движение, едва не соскользнув с моих коленей, я аккуратно приподнял её, укладывая на постель. Я был удивительно спокоен, зная, что ничего не будет и что-то меня остановит, а пока, я наслаждался моментом единения с другим человеком, моментом, в котором я не чувствовал себя одиноким.

Но судьба распорядилась иначе…

Я лежал на спине, положив руки под голову. Алекс лежала у меня на плече, перебирая мои распущенные волосы, её шевелюра смешно растрепалась, ниспадая по хрупким белым плечам. Судьба не дала мне сигнала «стоп» и, честно, я был рад этому. Мне сейчас было покойно, как давно не было, словно, всё то, что роилось в моей душе, выплеснулось и было повергнуто.

- Знаешь, - Алекс повернулась на бок, подперев рукой голову, - если бы я только знала, что на тебя стихи так действуют, я бы прибегла к этому приёму раньше. – в её глазах заплясали знакомы смешливые чёртики.

Я тоже повернулся, оказавшись лицом к ней:

- Никогда бы не подумал, что ты в свои пятнадцать знаешь столько хороших стихов. – она улыбнулась, прикрыв речницами глаза.

- Честно, - она внимательно посмотрела на меня, в глазах читалась вина, - это всё, что я знаю и, после последнего стиха, мне было просто нечего сказать.

- Так этот поцелуй был просто обходным манёвром, чтобы не проигрывать в нашей стихотворной битве? – я улыбнулся.

- Почти… - она пододвинулась ко мне, я сделал тоже самое, поцеловав её, куда-то, около носа.

- Не жалеешь? – моё лицо приобрело серьёзность и я заглянул ей в глаза.

Она открыла рот, чтобы ответить, но её прервал голос, из-за двери:

- Оливер, можно зайти? – голос принадлежал Лане, моей подруге.

- Нет! – завопил я не своим голосом. – Я не одет! В шкаф! – кричащим шёпотом сказал я Алекс. Она заметалась, но направилась в нужном направлении.

Когда дверь шкафа хлопнула, я натянул трусы со штанами, откинул волосы на спину и открыл дверь:

- Привет! – улыбаясь, сказал я.

- Привет! – девушка прошла в комнату. – Знаешь, мог бы так не кипишить, я же видела тебя голым. – девушка присела на край кровати.

- Но это было давно и… мы же были тогда в отношениях. – из шкафа раздался странный звук. Лана вопросительно посмотрела в сторону шума.

- Вешалка упала. – спокойно ответил я, тоже взглянув в сторону шкафа.

- Знаешь, Оливер, - Лана закинула ногу на ногу, обнажая колено, - если бы я тебя не знала, я бы подумала, что ты был здесь не один. – она игривым взглядом окинула комнату и вернула его на меня.

- Если бы, - улыбнулся я, - просто, последнее время, мне ужасно лень убираться.

- Странно, ты же такой маниакально чистоплотный.

- Да, нужно брать себя в руки. – снова улыбнулся, начав собирать вещи с пола.

Мне в руки попался лифчик Алекс, который я быстро зашвырнул под кровать.

- Так что ты хотела? – обратился я к девушке.

- А что мне уже нельзя просто так прийти? – притворно обиделась Лана. – Ладно, - она улыбнулась, - пришла я за тем, что ты – друг невесты, свадьба через три недели, а ты, как друг, ни черта не делаешь! – она сложила руки на груди, надув свои и без того пухлые щёчки.

- Извини, буду исправляться. – я присел на корточки перед ней, извиняющееся заглядывая в глаза. – Сегодня же нарисую эскиз платья, к концу недели будет готово к примерке. Мир? – я протянул ей раскрытую ладонь.

Она взглянула на меня, наиграно тяжело вздохнула:

- Мир. – она пожала мне руку. – И, когда ты заберёшь собак, а то они… немного мешают нам. – она слегка покраснела.

- Я даже догадываюсь, в какой именно области они вам мешают.

- Вот всё ты знаешь! – весело воскликнула она. – Ладно, - она встала, одёрнув свою узкую юбку, - с тебя эскиз, а я пойду, а то Джереми в машине ждёт. Собак завезу вечером.

- Я сам заеду, не беспокойся.

- Окей. – она чмокнула меня в щёку и вышла из комнаты.

Когда внизу хлопнула входная дверь, я подошёл к шкафу:

- Выходи.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. A. Смещение суставной головки через вершину суставного бугорка на передний его скат
  2. A.10. Размещение освещения электровоза
  3. B. Многократный оргазм во всем теле, с Оргазмическим Вытягиванием Вверх.
  4. B. Падение АД наступает позже, но труднее поддается коррекции
  5. C. Библейское обоснование позиции Претрибулационизма
  6. F) величина сбережения по отношению ко всему доходу
  7. F) дополнительных расходов по выпуску и размещению
  8. H) Такая фаза круговорота, где устанавливаются количественные соотношения, прежде всего при производстве разных благ в соответствии с видами человеческих потребностей.
  9. I EXPLORE MY CAVE FURTHER (я исследую мою пещеру дальше)
  10. I MAKE ANOTHER VOYAGE (я предпринимаю еще одно путешествие)
  11. I. Проникновение в империю. Битва при Адрианополе. Поселение вестготов на Балканах. Аларих. Первое нападение на Италию. Второе нападение. Захват Рима. Атаульф. Мирный договор с Римом. Валия.
  12. I. Чтобы они поистине были универсальными для научных занятий.


Последнее изменение этой страницы: 2016-07-13; Просмотров: 271; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь