Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Алекс подошла ко мне, обняла, а после поцеловала.




- Я сейчас в душ, а потом, давай, спать ляжем? Честно, я так устала. Последние дни спала часа по три. – девушка виновато и устало улыбалась.

- Почему? Мы же ложились спать вместе?

- Я, когда ты засыпал, шла к девочкам, мы сидели ночами и играли, рассказывали страшные истории. Я рассказывала им про призраков. Ну, конечно, не говоря, что знаю всё по себе.

- Не бережёшь ты себе. – я поцеловал её в лоб. – Конечно, ляжем. Я тоже устал.

Девушка ушла в душ, а я отправился стелить постель и кормить собак.

- И всё же, меня напугали эти странные люди на улице. – сказала Алекс, когда мы уже лежали в постели.

- Не беспокойся, просто психи, вот и всё. Наверное, перепутали тебя с кем-нибудь. – постарался я успокоить девушку.

- Надеюсь… Знаешь, страшно, когда люди сходят с ума, наверное, у них случилось что-то страшное. Может быть, они потеряли ребёнка?

- Может быть.

- Мне жаль их.

- Увы, но помочь всем никто не в силах, всегда кто-то будет несчастен.

- Наверное, ты прав, но мне всё равно больно за них.

- Ты – святая.

- Я – добрая, как и ты.

- Но я их не жалею.

- Жалеешь, просто не показываешь этого, чтобы не беспокоить меня.

- Ты знаешь меня лучше, чем я сам? – усмехнулся я.

- Вообще-то, да. – сказала Алекс, устраиваясь у меня на плече. – Всё, я спать. Добрых снов, Билли.

- Билл.

- Это же так мило – Билли.

- Это меня бесит.

- Ладно, Билл – не Билли, больше так не буду.

- Хорошо, а то придётся тащиться к шкафу за ремнём и воспитать тебя.

- А это идея!

- Спи! – рассмеялся я, блажено закрывая глаза.

- Сходим завтра в парк?

- Хорошо, только давай вечером? Я планирую проспать до обеда. – не открывая глаз, спросил я.

- Полностью солидарна! А ещё, я хочу персонального домашнего любимца!

- Какого?

- Эм… Поросёнка!

- Мне и одного хватает… Ладно, завтра посмотрим.

- Это значит да?

- Как я могу ответить нет?

- Вот и хорошо. – девушка вернула голову на мою грудь и затихла.

Я снова закрыл глаза, перед ними заскакали кадры прошедших счастливых дней. Я улыбался, засыпая. Наверное, я улыбался даже во сне.

Глава 4

- Билл! - в мой сон ворвался отчаянный крик Алекс.

Я резко открыл глаза, даже слишком резко, выходя из сна в реальность. Мой мозг не сразу смог понять: что происходит? Но его поторопил новый душераздирающий крик:

- Билл!!

Я откинул одеяло, выбегая из комнаты и направляясь к лестнице на первый этаж, откуда и доносились крики Алекс.

- Что происходит? – крикнул я.

Моё сердце заколотилось быстрее: в моей гостиной стояли полицейские и те самые мужчина и женщина, которые престали к нам вчера на улице.

- Билл, они хотят забрать меня! – заорали Алекс, пытаясь вырваться из хватки стражей порядка.

- Что здесь происходит? – придя в себя, спросил я. – Кто вы такие?

- Мы – её родители! – крикнула женщина. – А ты – похититель! Что тебе нужно от нашей девочки?!

Я крепко зажмурился и снова открыл глаза – уж больно эта ситуация напоминала дурацкий сон.

- Я не понимаю, что происходит? Алекс, - я указал на девушку, - моя девушка и проживает со мной она совершено добровольно.

- Господи, Джек, - расплакалась женщина, - что он с ней сделал? Розмари, он запугал тебя?

- Я вас не знаю! И я не Розмари, я – Алекс! – закричала в ответ Алекс.

- Информация проверяется, Миссис Биоли, не волнуйтесь, мы всё выясним. – обратился к женщине полицейский.

- Вы не имеете права здесь находиться! – повысил голос я. – Чтобы вломиться в мой дом, вам нужен ордер!

- Мистер Оцен, у нас он есть. – спокойно ответил полицейский. – Семья Биоли заявила о пропаже дочери четыре месяца назад и вчера, они пришли к нам, потому что увидели её с вами.

- Бред! – крикнул я. – Выметайтесь! – я сделал шаг в сторону полицейских.

- Мистер Оцен, будьте благоразумны. – полицейский взялся за кобуру, висящую на поясе.

- Пошли, Розмари, пошли. Кошмар закончился, мама с папой рядом. – женщина и мужчина обняли Алекс, уводя к двери.

- Нет! – надрывно заорала она. – Я не уйду! Билл, сделай что-нибудь! Не отдавай меня им!

Я ринулся к Алекс, мой мозг взорвал крик женщины: «Капитан, сделайте что-нибудь! Он не отпустит её!». В следующую секунду меня повалили на спинку дивана. Я брыкался, но обученные полицейские не ровня мне. Вывернув шею, я наблюдал, как уводят плачущую Алекс. Я снова зажмурился, это всё ужасный идиотский сон. Должно им быть. Но боль, от заломаной за спину руки, утверждала обратное – я не сплю.



Глава 5

- Мистер Оцен, вы обвиняетесь в похищении и удержании в заложниках Розмари Биоли. Сейчас, вы оденетесь и мы проедем в участок. Так же, вы можете сделать один звонок, я бы посоветовал вам позвонить вашему адвокату. – полицейский отпустил меня и я, наконец, смог посмотреть ему в глаза.

- Мистер… - я выдержал паузу, выжидая, чтобы мой собеседник представился.

- Стрэнджер.

- Мистер Стрэнджер, вам не кажется не логичным, что человек, которого удерживали без его на то воли, не хотел уходить и звал меня на помощь?

- Нет, мистер Оцен, это распространенное явление – стокгольмский синдром. Я бы, всё же, посоветовал вам одеться, нам нужно проехать в отделение полиции.

- Хорошо. – я поджал губы, направляясь в сторону лестницы. – Тогда я позвоню своему адвокату.

От лица Алекс.

- Дорогая, теперь всё будет хорошо, этот маньяк ответит за свой поступок, он больше тебя не тронет. – говорит мне женщина, пытаясь дать выпить какие-то успокоительные капли. – Розмари, ты меня слышишь? Тебе плохо? Джек, - женщина переключила своё внимание на мужчину, ведущего машину, - он её чем-то накачал.

- Всё в порядке, Аманда, - ответил мужчина, глядя в зеркало заднего вида, - когда Розмари немного придёт в себя, мы съездим в больницу, где она пройдёт полное обследование. Кто знает, что он мог с ней сделать… - женщина всхлипнула, а я скривилась от одной мысли о том – кем они считают Билла. – Может быть, можно будет избежать многократного общения Розмари с полицией? Это может ещё больше травмировать её.

- Да. Надеюсь, всё обойдётся одной-двумя встречами. И нужно будет настоять на том, чтобы не устраивать следственные эксперименты, или как они это там называют, когда приходиться встречаться с преступником.

- Конечно, милая, Розмари несовершеннолетняя, по закону она – ребёнок, а детей освобождают от участия в подобном. – мужчина крепко стиснул челюсти, вернув свой взгляд на проезжую часть.

До этого, я не особо вслушивалась в их разговоры, меня интересовала только дверная ручка, которую я пыталась незаметно открыть, чтобы убежать на первом же светофоре, но тут меня будто пронзила молния – они считают, что Билл – преступник! Они считают, что он меня, точнее эту – Розмари, похитил и… И даже подумать страшно, что они там считают! Ему светит настоящий срок! Похищение, удержание в заложниках, нанесение психических травм (о чём-то таком они говорили – что я не в себе), к тому же, мой возраст! В Германии, за это можно получить лет семнадцать. Нет! Я не позволю этому произойти! Мне нужно срочно что-то придумать…

- Мам? – я сделала голос поспокойнее, на сколько это возможно, в сложившейся ситуации, и обратилась к женщине.

- Да, дорогая? – к нам обернулся и мужчина.

- Приехали. – сказал он.

- Хорошо. – я расстегнула ремень безопасности. – Тогда уже дома… Мне нужно с вами поговорить. Это очень важно. – я посмотрела, по очереди, на мужчину и женщину и вышла из машины.

- Дорогая, подожди! – за мной поспешила женщина, открывая входную дверь дома. – Рози, что ты хочешь сказать? С тобой что-то не так? Нам нужно в больницу?! – женщина была явна близка к истерике и я поспешила её успокоить.

- Нет, нет! – я взяла её за руку, поглаживая. – Совсем наоборот. Мам, дело в том, что произошло не совсем то, что вы думаете. Просто… - как же трудно подбирать слова, когда ты не знаешь, что говорить. – Просто, от шока, я не совсем поняла, разобралась в ситуации. Мам, Оливер ни в чём не виноват.

- Как же? – округлила глаза женщина.

- Мам, - я прошла к дивану и показала «родителям», чтобы тоже сели, - пап, знаете… - я сделала паузу, пытаясь придумать начало истории. Я проснулась в морге? Звучит неубедительно... – Я не совсем помню, что было в начале, ну, тогда, когда я пришла в себя. – родители понимающе закачали головами. – Я помню, что испугалась и убежала из больницы. Знаете, сознание было такое спутанное… Я… Я ходила по улицам, не понимая: что со мной и куда мне идти.

- Почему ты не пошла домой? Не позвонила нам?

- Дело в том, что я… я не помнила, тогда… Я пришла в себя и в моей голове была каша и я просто пошла ходить по городу. Я… я не помнила, кто я.

- Девочка моя. – женщина обняла меня, прижимая к груди. – Как же так произошло? Но… - она утёрла слёзы. – Но Хвала Богу, что произошло так, ведь… ведь ты живая! Ты есть у нас! А остальное – мелочи! – она снова прижала меня к себе.

- Да, - я лёгко улыбнулась, прикрывая глаза, - но… Но что произошло? Почему я… почему я оказалась в морге? – «родители» переглянулись.

- Родная, может быть, мы расскажем тебе об этом потом? У тебя и так полно стрессов сейчас.

- Нет, я в порядке.

- Что ж… Розмари, дорогая, хорошо, что ты не помнишь. Ещё лучше было бы, если бы нам не нужно было тебе об этом напоминать… Розмари, у тебя была онкология. Мы боролись с этим последние три года, нам даже казалось, что успешно, но последний рецедив… Ты провела в клинике почти пол года… И…

- И меня не стало? – помогла я договорить «отцу».

- Да. – чуть слышно выдохнул он.

- Как видно, что-то врачи упустили… Я же жива? И за последние четыре месяца у меня ни одной жалобы. Я чувствую себя превосходно.

- Это здорово, Рози, но тебе стоит пройти обследование, чтобы мы были уверены, что всё в порядке. Хорошо?

- Хорошо. Я могу продолжить рассказ?

- Да, конечно, дорогая.

- На следующий день, утром, я познакомилась с Оливером, так… совершенно случайно. Я была растеряна, сказала ему о том, что мне некуда идти. И он пригласил меня к себе. Он очень помогал мне, делал всё, чтобы я вспомнила и, знаете, я вспомнила… начала вспоминать. Но мне так не хотелось уходить от него. Знаете, я поняла, что… люблю его.

- Бред! – сказала «мать», я бросила в неё полный злобы взгляд. – Прости, дорогая, но ты не можешь его любить, он тебе в отцы годится.

- И что? – смотря в упор, спросила я.

- Рози, - она положила свою ладонь на мою, - просто, у тебя был очень сложный период, а он оказался рядом и тебе показалось, что ты что-то чувствуешь к нему, но это, на самом деле, лишь благодарность.

- Аманда, ты так быстро изменила своё мнение насчёт этого Оливера? – спросил «отец».

- Пап, - я старалась держать себя руках, хотя мне хотелось забиться в уголок и рыдать, звать на помощь, - Оливер не сделал мне ничего плохого, клянусь.

- Рози, ты хочешь сказать, что четыре месяца жила со взрослым мужчиной и он… - «отец» замялся. – И он не предпринимал попыток сблизиться с тобой?

- О чём ты, пап?

- Джек хочет спросить… приставал ли он к тебе? Склонял ли к близости?

- Что за бред? – вскрикнула я. – Тут скорее я бы это сделала, чем он.

- И он согласился? – глаза «матери» вновь увлажнились и округлились.

- На что? – до меня не сразу дошло. – А! Мам, пап, вы что? – я выдавила из себя улыбку. – Максимум телесного контакта, что был между нами – это объятия. Мы часто обнимались, как друзья, не более того. Он никогда не пытался продолжить наши отношения.

Я смотрела на «родителей», всеми фибрами души надеясь на то, что они мне поверят, потому что сексуальные отношения с несовершеннолетней – это тоже статья, к тому же, в данных условиях это точно бы выдали за изнасилование. И пади потом докажи, что изнасилование было скорее с моей стороны, почему-то, существует миф, что насильник всегда мужчина, а жертва – женщина.

- Рози, мне кажется или ты защищаешь этого мужчину?

- Я просто не хочу, чтобы его наказывали за то, чего он не делал. Это несправедливо. – я сложила руки на груди. – Он всего лишь помог, когда мне было сложно.

- Почему ты не вернулась к нам, когда всё вспомнила? – не успокаивалась «мать».

- Потому что я влюбилась, я же говорила вам. Неужели вы не помните, что такое первая любовь?!

- Конечно, Рози, - ответил мне «отец», - но давай не будем сориться? Мы так рады, что нашли тебя. – он обнял меня. – Только… нужно, всё-таки, пройти обследование. У тебя была не самая простая болезнь.

- Хорошо, пап. Но сначала нам нужно съездить в отделение полиции, я должна всё объяснить полицейским, чтобы у Оливера не было проблем. – я встала, одевая кроссовки. – И вы должны забрать заявление, пожалуйста, мам, пап. Поверьте мне, он не сделал ничего плохого, наоборот, вы должны поблагодарить его. Если бы не он, кто знает, на кого бы я нарвалась и что со мной было бы?

-Хорошо, родная, как ты скажешь.

Я выскочила за дверь, постоянно оборачиваясь – идут ли следом родители? Прекрасно, убедить этих людей в том, что Билл не маньяк-педофил, а добрый и благородный человек, у меня получилось. Осталось только пересказать всё это стражам порядка и… и рассказать Биллу, чтобы наши показания сошлись. Вот только как нам встретиться для разговора? Ладно, не важно. Главное, что я расскажу всё, а Билл, я думаю, вряд ли станет признаваться во всех тех гнусностях, что его обвиняют и что он не делал.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-13; Просмотров: 418; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.014 с.) Главная | Обратная связь