Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Два основных запрета в деятельности ученого.




Этика науки, или научная этика, охватывает нравственный аспект деятельности ученого. Ее содержание прежде всего определяется спецификой самой научной деятельности, ее общественным назначением, которое состоит в том, чтобы производить знания.

Наука как общественно организованная, упорядоченная сфера познавательной деятельности предъявляет к занятым в ней людям особые требования. Наука рассматривает мир объективно, так, как он существует сам по себе, независимо от наших субъективный желаний и представлений; ее назначение состоит в том, чтобы наши знания о мире были истинными, то есть, такими, которые становясь нашим субъективным достоянием, тем не менее по своему содержанию не зависят от нас, ни от отдельного человека, ни от человечества. От ученых, которые являются живым мотором, двигателем науки, требуется, чтобы то, что составляет назначение науки, ее основную цель и общественно ценную функцию, стало их личной, субъективной страстью и жизненной установкой. Ученый – это человек, которой движим инстинктом исследователя и специально настроен на истину; подобно тому, как, например, музыканту режут ухо фальшивые ноты, так ученому претят пустые, бездоказательные, непроверяемые утверждения.

Ученый отличается от других специалистов, а также от обычных людей («людей с улицы»), в том числе и от самого себя в обыденном качестве, когда он действует вне собственно научного поиска (вне лаборатории), прежде всего, двумя основными качествами: а) осознанием безусловной ценности истины как критерия знания и б) первостепенной установкой на приумножение сферы истинного знания[53]. Разумеется, признание ценности знания и стремление к его расширению являются моментами всякого, в том числе обыденного, сознания и свойственны не только ученым, но в их случае эти требования имеют критически важное значение, выходят на первый план и становятся организующим началом их жизнедеятельности в качестве ученых. Когда историк сообщает о неизвестном факте из прошлого, он его тщательно проверяет и документирует, когда он же вечером в качестве дедушки рассказывает внуку о своей молодости, то ему оказывается достаточным довериться своей памяти. Когда физик использует в своих опытах достижения работающего рядом коллеги, он считает долгом сослаться на это, когда же он в кулуарах пересказывает услышанный от того же коллеги новый анекдот, то совсем не чувствует себя обязанным указывать на то, от кого он его услышал.

Осознание безусловной ценности истины реализуется в категорическом запрете на ее фальсификацию – на отступление от истины, ее искажение, сокрытие, имитацию и т.д. под каким бы предлогом и оправданием это ни делалось. Для ученого ценность истины выше всех других ценностей. Аристотель, формулируя свое понимание высшего блага и, отступая в этом вопросе от позиции своего учителя Платона, заметил, что «долг – ради спасения истины отказаться от дорогого и близкого, особенно если мы философы. Ведь хотя то и другое дорого, долг благочестия – истину чтить выше».[54]Это суждение со временем получило широкое признание и отлилось в афоризм: «Платон мне друг, но истина дороже». Показателен еще один пример из истории философии. Эразм Роттердамский высказал в споре с Мартином Лютером мысль, что даже если свободы воли и не существует, то ради общественного спокойствия следует придерживаться этой гипотезы. Лютер был взбешен такой позицией и ответил, что истинами такого рода нельзя манипулировать, даже если бы они могли повергнуть мир в хаос. Истина превыше всего именно для философа, ученого и в рамках его научной деятельности. Для Ахиллеса, например, в описанной Гомером ситуации Троянской войны превыше всего оказались честь и дружба. Существует много житейских, профессиональных, общественных ситуаций, когда приверженность истине вовсе не стоит на первом месте. Фольклорный образ рассеянного ученого, выходящего на улицу в ночной пижаме и допускающего много других житейских несуразностей, является карикатурой на его всепоглощающую увлеченность наукой.

Ученый не просто высоко ценит истину, он стремится внести свой личный вклад в ее углубление. Ориентация на новое знание закрепляется в категорическом запрете на плагиат. Плагиат считается в научной среде и в самосознании науки абсолютно недопустимым грехом, автоматически лишающим человека права называться ученым. Мир науки постоянно сотрясают явные и даже предъявляемые задним числом сообщения о плагиате. Одним из вопиющих случаев такого рода в последнее время стал случай ведущего генного инженера из Южной Кореи Хван Ву Сука, объявившего об успешном клонировании стволовых клеток человека, что вселяло надежду на создание лекарств против не поддающихся до настоящего времени лечению болезней Альцгеймера, Паркинсона и др. Научная комиссия, проверявшая это сенсационное сообщение, установила, что данные о стволовых клетках сфальсифицированы, признав одновременно достоверным другое достижение того же специалиста, клонировавшего впервые собаку. Ван Ву Сук был лишен звание профессора, он покинул университет, его имя исключили из научных рейтингов, он подвергся тюремному заключению. Отношение к плагиату является индикатором того, насколько человек, занимающийся наукой, соответствует канону ученого и насколько адекватной является атмосфера научного сообщества. Вопросы об авторстве, о правомерных и неправомерных заимствованиях, о культуре ссылок на предшественников и ряд других связанных с авторством аспектов являются одними из болезненных и постоянно обсуждаемых вопросов в научной среде, что свидетельствует как о сложности данной темы, так и о стремлении оградить науку от заразы плагиата. О важности запрета на плагиат свидетельствует также необычайная острота вопроса о приоритете в научной среде. Известен спор между двумя великими математиками Ньютоном и Лейбницем и их последователями по вопросу о том, кто из них первым открыл дифференциальное и интегральное исчисление; он растянулся почти на три столетия и только в наше время (к середине прошлого века) историки математики пришли в заключению, что открытие это было сделано каждым независимо друг от друга. В XVII веке существовали свои механизмы фиксации научного открытия: сообщения о полученных результатах помещали в надёжное место запечатанными в конвертах, сообщали в письмах другими учёным, шифровали в анаграммах. С появлением научной периодики и систематических научных форумов публичное объявление об открытии стало более упорядоченным, что, однако, не сняло остроты проблемы и связанных с этим злоупотреблений. Более того, борьба с плагиатом вышла за внутренние рамки научного сообщества и стала злободневной общественной проблемой; плагиат в науке – сегодня уже индикатор не только научной добросовестности, но и человеческой честности.

Запреты на фальсификацию научных данных и на плагиат суть базовые принципы деятельности, вытекающие из природы самой науки и характеризующие доброкачественность ученого, его добротность. Следует различать понятия ученого и хорошего (подлинного, настоящего) ученого. В первом случае речь идет о научном работнике - социологическом понятии, описывающем функциональную (социально-ролевую) принадлежность индивида, того, кто профессионально занят в сфере науки, обладает соответствующей официально удостоверенной квалификацией, занимает соответствующую должность и т.д. Во втором случае понятие ученого является нормативным, имеет идеально-типическую природу, задает канон для установления того, насколько ученый в социологическом (функциональном) смысле слова соответствует своему предназначению. Добротность ученого приобретает нравственный (этический) смысл и выступает как его человеческая добродетель. В этом смысле ученый – не только факт, это еще и долг. Соответствие деятельности ученого своему вытекающему из природы науки предназначению выступает как его добросовестность. Базовые запреты, очерчивающие пространство науки и ограждающие ее от враждебных, чужеродных влияний, получают этическую санкцию и выступают одновременно как нравственные обязанности: запрет на фальсификацию есть конкретизация (материализация) применительно к науке заповеди «не лги», а запрет на плагиат – заповеди «не кради».

 





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-05-18; Просмотров: 29; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.005 с.) Главная | Обратная связь