Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Abyss, Pt. 1 Публичный дом



 

 

#np Oomph! – Labyrinth

 

 

Мои слова – цепочка калик перехожих.

На выдумку голь, помнится, хитра!

Под ярмарочный смех себе дать в рожу –

со стороны весёлая игра.

Пишу про то и сё, но в самом деле

глаза чуть дальше носа не глядели.

 

Как табуретка, тривиален мой сюжет.

Чем жизнь сама, нет сочинителя искусней.

Бывает всякое. И в полночь, и в обед

заглянешь в окна... ну, на всякий вкус есть.

Людей понять не больно мудрено,

из комнаты, где сам, шагнув в окно.

 

 

Черта была в характере у Лоры:

мгновенно видеть вектор направления,

не так уж много фактов зная. Горы

опорный камень подвергает разрушению.

Предугадав историю с сестрицей,

решила сразу оттого перебеситься.

 

Заранье ощутить землетрясение

и оказаться среди выбитого дома –

не то же самое. Но некто с разумением

тряхнётся загодя. А в катастрофе твёрд он.

Всё замечает: кого следует спасать,

кого же – в окна под шумиху побросать.

 

Не для демарша Кобре нужно заведение

(снаружи – просто частный особняк) Ладьи.

Звонок. Врата. От камер наблюдения

зависит, кто войдёт. Она – "свои".

Ей без пароля пропуск. Через двор к дверям.

За дверью – холл. Охранник хмурый рад гостям.

 

Хозяин в кирзачах и байковом халате,

встречает ядовитую подругу.

– Ты к девочкам? Иль просто поболтать? Я

сготовил кофе, будешь? – Мне услугу

сегодня, – и по имени, устало,

накоротке к нему. – Одной тут мало.

 

– По очереди или сразу? – Очерёдно.

Не знаю, сколько нужно. Там посмотрим. –

Не удивляется он даже. «Что угодно

способна отмочить эта оторва».

– Так хватит? – ему тянет та купюры.

– Оставь. Потом сочтёмся, после тура.

 

Ты что-то мрачная какая-то. Всё в норме?

– Конечно, – ухмыльнулась, – как обычно.

– Обидит кто, скажи. Отрежу ноздри. –

Смешок: – Тьфу, скажешь тоже. Я и лично

могу ответить, что добавки не попросят.

– Не сомневаюсь. Ну, не вешай носик. –

 

Как шкаф-купе мужик, здоровый, лысый,

к ней относился с должным уважением.

Не потрясал назначенным для выстрелов

и не считал минуты посещения.

Держал он ящериц; змей как-то опасался.

И был, как большинство, не чем казался.

 

Дом разделён по комнатам особым.

Кому что нравится. Любой доступен вид.

Всё, что к цепям, насилью и тюремным робам –

в подвале. Именно туда она частит.

Работницы отдела садо-мазо

готовы на недетские проказы.

 

Такие практики нужны не так физически,

как способ вывернуть (с изнанки вне) узлы.

Над кем-то пленным издеваясь методически,

ты сам свой видишь плен: снаружи. И,

из недр выуживая, тем освобождаешься.

Грех "высказав", уходишь за края его.

 

Для Лоры женщина – глубины, где есть всё.

Святая грязь: чем хочешь, тем и станет.

Она спускается в низину. Там её

уж рады видеть. Явно или тайно.

– Привет, Зарина. Уделишь часок мне свой. –

«God save the queen!» – Да... – Шёпот глушит вой

 

под маской, на сей раз – самой себя.

Частенько и без грима мы играем.

Ну что, будем подсматривать, ребят?

Иль по окрестностям, топча снег, погуляем?

Прохладно, правда. Всё-таки зайдём.

Не страшно заглянуть одним глазком.

 

Суть завсегдатайства в борделе "первой леди" –

не область удовлетворять, где всё горит.

Как смерть, она являлась к каждой Еве,

растлённой, но не взросшей до Лилит.

– Ну что, посмотрим на тебя, краса моя.

Не отдавать, а брать желаю я.

 

Изображаешь ты отдачу с ними, правда?

По симуляции оргазма вы спецы.

– Себя я знаю, королева, в кандалах лишь.

– Лишь телом, чтоб в него пихать концы.

Души излишки выпью, как из фляжки.

Умрёшь ты, образно. Очистясь на растяжке. –

 

Не так общались. Смысл таков их фраз.

Сходные фокусы издревле проводились:

«Заставить женщину кончать десятки раз,

сам – не давать ей семя, тем бессилясь».

Подпитка от разрядки девы – больше

(энергетический поток) чем вся любовь той.

 

Шлюх истощала Лора до нуля,

экстазов сливки с пары губ снимала.

Пальцы крадут заряд их – для себя.

Хоть крошка, хоть алмаз. Доход немалый.

Из тех ковала сплав, каким потом

сама уже делилась. Я – о чём?

 

Век одноразовых игрушек, двадцать первый...

Звучит всё выше бредом сумасшедшего.

На телевидении фрики о размерах

инопланетных поселенцев что-то шепчут.

Их глушит стерео. "Коррозия металла".

От милых мисс (тс-с-с) сама взяла немало.

 

Предчувствуя Инессин близкий выход,

из горностая шила себе шлейф.

Кто раз хоть слышал настоящий крик иль

молчанье глаз закатанных, в момент,

когда близка партнёрша к взрыву, тот не спросит,

зачем ей это. Обволакивает ночь всех,

 

а тут средь бела дня. Зато в подвалах.

 

– Рвались к свободе тела? – Нужен йод! –



 

Себя, прищурясь, Яном представляла.

Лицо его как будто – на её.

До мимики копировала. Жестов.

И сигареты в уголке рта. Можно жечь ей.

 

Процессом так надолго увлеклась,

что перестало волновать что-либо кроме.

Ладья коллекцией владел – первейший класс.

В кирзовых сапожищах и короне.

 

«Каждый день – новые люди, портреты, лица.

А тот самый, нужный до боли, он – был ли?»

 

Она к нему явилась самолично.

Покуривал бритоголовый бодибилдер.

Давно, прежде чем дом открыл публичный,

видал такое, что не снял бы Спилберг.

Потешный облик прятал хищника. Да, бизнес

есть бизнес. – Очень долго... Очень низко... –

 

Высокий, переливчатый, жил тембр

в Ладьиной мощной шее: неувязка!

Им как повадками играл манерными.

И посмотреть любил на девок пляски.

Его высокоставленность с приветом

всегда встречала "чокнутую эту".

 

– Так сколько я должна? – Нисколько, Кобра.

Мои девчонки рады, что ты ходишь.

Товар доволен, и купец, логично, добрый.

Им отдых; мне же прибыли с них больше.

Тебе б я сам доплачивал, но этика...

– Спасибо. – Улыбнувшись, та ответила. –

 

Тут кто-то кофе предлагал? – Остыл. Согреем. –

Похоже, он был вправду рад визиту.

– Предупрежу заранье. Если встретишь

похожую ужасно, но красивей,

это сестра моя, Инесса. Всех касается:

чтобы никто не спутал близнеца со мной. –

 

На стул присела возле стойки барной.

(Жилая часть отдельно от рабочих.) – О.

Запомню, – сутенёр взгляд кинул странный. –

Настолько одинаковые? – В точности.

Глаз у неё, однако, целых два.

А так – и тело то ж, и голова. –

 

Рассеянно курила, нога на ногу.

– Две одинаковых, а наша только ты.

Паук ту знает? – В курсе. – Часто появляться ей

не надо в городе. Иначе ведь... кранты. –

Развёл руками. Кофе турку мучил.

– Защиту, пока здесь, она получит.

 

– Если ему понадобится это.

Я Яна знал ещё давным-давно.

Соображалка, что твоя комета,

но, как не нужен, выбросит в окно.

Он у меня раненько объявился.

Глаз как-то девочке продыроколил спицей...

 

На одноглазок, значит, был тогда уж спрос.

Ущерб восполнил, но осадок сел немалый.

"Большой секрет" все знают. Вы всерьёз

с ним оба взяли город под начало.

Ты осторожней будь. Насчёт сестры.

Ей лучше бы держаться вне игры.

 

– Тебя услышала. Спасибо. – На здоровье.

Как раз доспел и кофе... вот он, пей.

Есть люди, что твоей желают крови.

Сама суди, тебя он сменит – ей.

Вот присказка, да... «Царскую семью,

чтоб не было наследников, забьют», –

 

пропел. На хвост несбитый намекнул:

Алиса и мамаша её нервная.

Себе налил, потом ей, отхлебнул.

Гостеприимство демонстрируя, наверное.

Недолго посидела с сутенёром

и распростилась. Шла к Инессе Лора.

 Редактировать часть

 

____

 

 

Примечание:

 

Очень долго... Очень низко... (англ. So long... So low...) – по созвучию с именем, Лора (Lora). Игра растянутых звуков. Билингвам с любовью.

 

(чёрные страницы)







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-01; Просмотров: 149; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.024 с.) Главная | Обратная связь