Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Вопрос 24: соотношение понятий темперамента и характера




Наряду с понятием «темперамент» в психологии широко используется и понятие «характер» (от греч. charakter - «черта, признак, печать, чеканка»). Под последним подразумевают устойчивые индивидуальные особенности личности, скла-дывающиеся и проявляющиеся в деятельности и общении, что обусловливает типичные для нее способы поведения. Среди множества черт характера одни - ведущие, другие второстепенные, при этом они могут либо гармонировать (и тогда говорят о цельности характера), либо контрастировать с ведущими чертами (и тогда говорят о противоречивом характере).

Среди черт характера наряду с правдивостью и лживостью, тактичностью и грубостью и другими приобретаемыми в процессе социализации человека чертами личности, называются и экстраверсия - интроверсия, считающиеся свойствами темперамента. Отсюда возникает вопрос: каково же соотношение между темпераментом и характером?

Как отмечают А. Г. Ковалев и В. Н. Мясищев (1957), вопрос о соотношении темперамента и характера ставился многими психологами. Авторы выделили четыре группы мнений:

1) отождествление темперамента и характера;

2) противопоставление темпераменту характера, установление между ними антагонистических отношений;

3) признание темперамента элементом характера;

4) признание темперамента основной природой характера.

Автором первой точки зрения является Э. Кречмер, который, выводя темпераментиз особенностей телесной конституции по существу отождествляет его с характером личности. Эта точка зрения довольно распространена в западной психологии, где темперамент не выделяется как самостоятельное понятие, а выступает в качестве синонима понятий «личность» и « характер» (Р. Кеттелл ).

В российской психологии близкие взгляды разделял А.Ф. Лазурский (1923), который практически отождествлял темперамент и характер и относил их к эндопсихике, характеризующей врожденный запас физических и духовных сил. Он считал, что эндопрояв-ления выражают внутренние, субъективные соотношения между психофизиологическими элементами данной личности, и в то же время они всегда связаны с индивидуальными особенностями центральной нервной системы.

Сторонники второй точки зрения отмечают, что темперамент представляет собой врожденную первичную реакцию личности, а характер - это проявление вторичной, приобретенной в опыте реакции (П. Викторов, 1887). Между первичной реакцией, образующей «первичную индивидуальность», и вторичной реакцией, или «вторичной индивидуальностью», возникает антагонизм. Вторая тормозит первую.

Этой же точки зрения придерживается Н.Д. Левитов (1969), который считает, что темперамент не входит в характер и последний находится в антагонистических отношениях с первым. По мнению автора, развитие личности свершается как преодоление темперамента характером, преобразование первого под влиянием второго. Личность как бы раздваивается, отдельные ее свойства противопоставляются друг другу. При этом характер может вступать в конфликт с темпераментом.

Д.В. Ермолович (1991) тоже не отождествляет темперамент и характер. Первый он связывает с сочетанием свойств темперамента, обеспечивающих гармоничность в развитии индивидуальности, а второй - с акцентуацией черт, о которой пишут К. Леонгард и А. Е. Личко.

Третья точка зрения обозначена И. П. Павловым.

Наконец, сторонники четвертой точки зрения (Л. С Выготский, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, В. М. Русалов и др.) рассматривают темперамент как врожденную основу характера, как динамичную сторону характера и личности. По Л. С Выготскому, например, темперамент есть наличная предпосылка, а характер - конечный результат воспитательного процесса. Ученые, придерживающиеся этой точки зрения, считают темперамент ядром характера, его неизменной частью в отличие от самого характера, изменяющегося в течение жизни.

Сложность окончательного решения этого вопроса обусловлена отсутствием четкого понимания того, что же собой представляют и темперамент, и характер, какие свойства относятся к тому и другому.



В. М. Русалов считает необходимым различать темперамент и характер, так как их формально-динамические характеристики имеют разные аспекты обобщения, а также разное соотношение с содержательными свойствами психики. Если обобщение происходит за счет общности всех структурных и функциональных биологических свойств (гуморальные, соматические и нервные подсистемы организма), мы имеем дело с темпераментом; если в основании лежат динамические и содержательные характеристики побуждений, мотивов, то такое психическое образование следует отнести к характеру.

В. М. Русалов (1985, 1986) предлагает ряд критериев для отнесения того или иного психологического свойства к темпераменту. Оно:

1) не зависит от содержания деятельности и поведения, т. е. отражает их формальный аспект (является независимым от смысла, цели, мотива);

2) характеризует меру энергетического (динамического) напряжения и отношения человека к миру, людям, себе, деятельности;

3) универсально и проявляется во всех сферах деятельности и жизнедеятельности;

4) рано проявляется в детстве;

5) устойчиво в течение длительного периода жизни человека;

6) значимо коррелирует со свойствами нервной системы и свойствами других биологических систем (гуморальной, телесной);

7) является наследуемым.

Понятие «характер» выделяет из аффективной сферы целостно психическую личность, при этом, разумеется, интеллект остается неотделимым. Понятие «характер» имеет много общего с понятием «конституция», а именно унаследованную часть психических качеств оно абстрагирует от телесных коррелятов, которые заключаются в понятии конституции. Но, с другой стороны, в него входят как составная часть экзогенные факторы, особенно результаты воспитания и среды, чуждые понятию конституции. Помимо этого, тяжелые болезненные душевные состояния не относятся к характеру.

Кроме этого, точно отграниченного значения можно пользоваться понятием «характер» для построения личности, не придавая существенного значения различию между конституциональными и экзогенно развивающимися факторами.

Понятие «темперамент» не является для нас строго установленным понятием, а лишь эвристическим термином, который должен стать отправным пунктом для главной дифференцировки биологической психологии.

Темпераменты составляют ту часть психического, которая, вероятно, по гуморальному пути стоит в корреляции со строением тела. Будет правильно группировать понятие темперамента вокруг эффективности и общего психического темпа

Вопрос 25: Интегративные психические образования: общая характеристика

Общеизвестно, что попытки разработки представлений о целостной системе психических процессов (или, по крайней мере, – об их систематике) имеют достаточно длительную историю. На формирование представлений в данной области, ставших ныне традиционными, наибольшее влияние в историческом плане оказали две фундаментальные дифференциации. Во-первых, идущее от Тетенса разделение процессов на познавательные, волевые и эмоциональные (триада «ум – чувства – воля»), дополненное затем мотивационными процессами; во-вторых, дифференциация внутри класса когнитивных процессов их основных видов (ощущения, восприятия, представления и др.).

Выделение указанных классов психических процессов, таким образом, – это результат длительного развития психологии, продукт ее исторической эволюции. Вместе с тем, это развитие, как известно, протекало на основе доминирования аналитического способа изучения психических явлений, на основе аналитической установки расчленения более сложного объекта (психики в целом) на относительно менее сложные проявления (отдельные психические процессы). Это вполне соответствует и традициям функциональной школы в психологии . При таком подходе, который был и остается мощным инструментом познания, исходный объект изучения, имеющий объективно системное строение, расчленяется на относительно более простые образования. Они, далее, берутся в возможно более «чистом» и удобном для изучения виде, и только затем предпринимаются попытки синтеза аналитически исследованных «единиц», возврата к изначальной целостности исходного объекта познания.

Такой подход, конечно, правомерен, что убедительно доказывается всей историей развития проблемы психических процессов. Необходимо лишь помнить, что он, как и все иные подходы, является одним из возможных, а выделяемые процессы суть продукты некоторой абстракции. Наряду с указанным, возможен и другой подход – иной по отношению к нему способ исследования. Он направлен, прежде всего, на изучение процессов, которые выступают продуктами взаимодействия, комплексирования указанных процессов – то есть синтезов, в которых и благодаря которым традиционно выделяемые процессы проявляются в поведении, деятельности, а также представлены онтологически. При этом изучение психических процессов должно быть направлено уже, преимущественно, на раскрытие механизмов синтеза и интеграции ранее изученных процессов и, возможно, на выявление новых процессуальных образований психики.

Необходимо учитывать также, что из всех психических процессов в значительно большей степени изучены познавательные процессы. Последнее обусловлено явным доминированием исследования в психологии одной из функций психики – когнитивной, восходящего к картезианской и интроспективной традициям. Эти традиции, акцентирующие анализ на дифференциации познавательных процессов, связаны с более очевидной интроспективной данностью и расчлененностью, более того субъективной несомненностью последних. Познавательные процессы – это конкретизация отражательной, когнитивной функции психики. В связи с этим, однако, возникает вопрос о том, за счет каких процессов реализуются другие функции психики, в первую очередь-регулятивная функция? Достаточно ли для ее реализации только традиционно выделенных процессов, или же она предполагает систему специфических регулятивных процессов? Обычно принято считать, что ведущую роль в реализации регулятивной функции играют волевые процессы (наряду, разумеется, с регулятивным потенциалом самих когнитивных процессов). Но тогда возникает проблема дифференциации и изучения как структуры волевых процессов, так и специального исследования системы когнитивных процессов в их собственно регулятивном аспекте, которые также не имеют пока развернутого решения.

Таким образом, можно видеть, что при изучении проблемы психических процессов – и в историческом плане, и в плане сложившейся понятийной системы, и в плане их систематики преобладает установка на аналитическое исследование с иным приоритетом в нем одного из классов – когнитивных процессов (аналитико-когнитивная парадигма). Она ориентирует психологическое познание на преимущественно аналитическое выделение отдельных – качественно специфических компонентов процессуального содержания психики, а также – на исследование, прежде всего, когнитивных процессов. Дифференцируемые в результате такого подхода процессуальные компоненты психики обозначаются обычно (в основном – в русле когнитивной психологии) понятием «первичных» процессов.

Есть основания считать, что реализация основных выводов концепции интегральных процессов психической регуляции деятельности и поведения, может содействовать дальнейшему развитию представлений о структурно-уровневой организации психических процессов; способствовать разработке конструктивного и, по возможности, обобщенного концептуального подхода к данной проблеме. Остановимся на данной проблеме более подробно.

В указанной концепции на основе анализа процессуально-психологической регуляции деятельности и поведения была доказана необходимость дифференциации двух форм, двух классов (и уровней) организации процессов психики. Во-первых, – основных, традиционно выделяемых процессов (когнитивных, эмоциональных, волевых, мотивационных) – как своего рода процессов «первого порядка». Во-вторых, – синтетических, регулятивных процессов — процессов «второго порядка». Их целесообразно обозначить как интегральные процессы регуляции деятельности и поведения. Они выступают необходимым промежуточным звеном, этапом и уровнем интеграции между основными психическими процессами и целостной структурой регуляции деятельности и поведения.

Такие процессы, действительно, не только реально существуют, но и достаточно давно известны в психологии; они получили также свое закрепление в естественном языке. Однако для того, чтобы их адекватно дифференцировать и осмыслить, необходимо расширить традиционную схему понятийного описания процессов психики, дополнить аналитико-когнитивную установку их изучения регулятивно-синтетической установкой.

Дело в том, что для эффективного и активного взаимодействия субъекта с действительностью недостаточно только процессов, направленных преимущественно на ориентировку и познание (когнитивные процессы); на активацию и оценивание (эмоциональные процессы); на стабилизацию активности (волевые процессы) и на побуждение, инициацию этой активности (мотивационные процессы). Объективно необходимы также и процессы, специально направленные на построение, организацию и регуляцию активности (поведения и деятельности). В качестве таких специфически регулятивных процессов следует рассматривать известные, но не объединяемые традиционно в качественно специфический класс процессы и обозначенные нами как интегральные.

Все психологические особенности интегральных процессов целесообразно, рассматривать в свете диалектики общего, особенного и единичного по отношению к особенностям других процессов психики. Иначе говоря, они обладают общими со всеми иными категориями процессов свойствами; однако, наряду с этой общностью, им присущи и некоторые особенные – специфические характеристики, позволяющие считать их однородной в некоторых существенных отношениях группой процессов. Наконец, на фоне общих и особенных характеристик, каждому из процессов этой группы присущи и свои собственные (единичные) характеристики, описывающие их собственное качественное своеобразие.

Действительно, обобщение результатов работ, посвященных исследованию целеобразования, антиципации, принятия решения, планирования, прогнозирования, программирования, контроля и самоконтроля вскрывает ряд ключевых особенностей всех этих процессов, аналогичных в целом ведущим характеристикам других, традиционно выделяемых процессов психики. Так, все они, безусловно, являются психическими по механизмам своей реализации; характеризуются свойствами субъективности, идеальности, целенаправленности, предметности; имеют специфический операционный состав; направлены на обеспечение наиболее общих адаптивных функций; являются сложными, многоуровневыми и системно-организованными образованиями; Допускают реализацию и в собственно процессуальной форме и в форме относительно автономной, развернутой деятельности. Наличие этих – общих с другими процессами особенностей, собственно, и позволяет считать, что все эти процессы являются, хотя и специфическим, но все же одним из классов процессов, реализуемых психикой.

Всем этим процессам присущи, однако, и некоторые специфические только для данного класса особенности. Главные из них могут быть охарактеризованы следующим образом.

1. Ведущим критерием выделения всех этих процессов является соответствие каждого из них определенной комплексной функции по организации деятельности, обусловленной ее психологической структурой. Такими функциями, составляющими в своей совокупности, как известно, замкнутый, целостный контур регуляции, являются функции формирования цели и ее дифференциации на подцели, предвосхищения результатов деятельности (промежуточных и конечных), снятия прагматической неопределенности, формирования программы деятельности, текущего и заключительного контроля и самоконтроля и др.

2. Общая особенность рассматриваемого класса процессов состоит и в том, что все они по определению являются регулятивно-монофункциональными, то есть, направлены на обеспечение какой-либо одной, инвариантной по отношению к различиям в типах и видах деятельности, регулятивной функции ее организации.

И в этом также состоит их отличие от других классов процессов психики. Действительно, например, память или мышление необходимы для реализации практически всех регулятивных функций (они входят в состав и целеобразования, и принятия решения, и самоконтроля и др.), то есть являются в этом плане регулятивно-полифункциональными процессами. Свойство регулятивной монофункциональности (инвариантности реализуемой функции) является объективной и достаточной предпосылкой для складывания инвариантного операционного состава каждого из этих процессов.

3. Еще одна основная особенность рассматриваемой группы процессов состоит в том, что они имеют комплексный, синтетический состав; выступают интегральными в плане гетерогенности и разнокачественности объединяемых в них процессов иных категорий и классов. Вместе с тем, любой из традиционных процессов, включаясь в состав интегральных, будет представлен в нем всегда лишь в той мере и в том аспекте, в каком это необходимо и достаточно для реализации интегрального процесса.

В интегральных процессах определенную специфику приобретает и общее для всех психических процессов свойство системности. Дело в том, что в качестве их функциональных компонентов выступают отдельные традиционно выделяемые психические процессы (когнитивные, эмоциональные, волевые, мотивационные). При этом состав психических процессов, входящих в интегральные, по-видимому, остается инвариантным, но существенно различается мера выраженности каждого из них при включении в разные интегральные процессы. Меняется структура функциональных взаимосвязей между ними, устанавливаемых в различных интегральных процессах. Формирующиеся при этом интегральные процессы представляют собой разновидность психологических систем. Соотношение традиционных («первичных») и интегральных психических процессов выступает как соотношение компонента и темы. Специфическим содержанием последних выступают эффекты психической интеграции, а также связанные с ними генеративные феномены и механизмы.

4. Обшей характеристикой интегральных процессов является, далее то, что все они имеют общую и исходную специфически регулятивную направленность, характеризуются своеобразием своего функционального предназначения по сравнению с другими группами психических процессов. Так, например, познавательные психические процессы реализуют и когнитивные (преимущественно) и регулятивные функции; эмоциональные процессы – преимущественно оценочные и активационные функции. Интегральные же процессы направлены преимущественно и непосредственно на реализацию собственно регулятивных функций. Другими словами, эти процессы, наряду с регулятивным потенциалом всех иных психических процессов, входят в состав регулятивной подсистемы психики, составляют ее специфическое содержание. С этой точки зрения, собственно говоря, и возникает необходимость в дифференциации когнитивных и регулятивных процессов.

Деятельность как объективно существующая форма активности предполагает столь же объективный характер процессов ее организации – интегральных психических процессов. В своей совокупности они составляют переходный уровень интеграции между отдельными психическими процессами и целостной регуляцией деятельности, поведения. В этом своем качестве совокупность интегральных процессов выступает аспектом, раскрывающим собственно процессуальное содержание общей структуры саморегуляции деятельности.

5. Еще одной особенностью интегральных процессов является то, что их операционный состав и содержание не исчерпываются составом и содержанием аддитивной совокупности реализующих их психических процессов. Дело в том, что они всегда строятся, организуются по типу целенаправленного действия (а в развитых формах – деятельности). Это зафиксировано и в синонимичности выражений типа "процесс контроля и "действие контроля"; "процесс принятия решения" и "действия по принятию решения". Другими словами, операционный состав этих процессов обусловлен структурой и функциональной организацией Действия. Следовательно, они одновременно являются и процессами, и Действиями, а их адекватнее и полное описание предполагает использование принципа дополнительности их понимания и как процессов и как действий.

6. Характерной особенностью данного класса процессов является то, что они выступают как множественно интегративные. Это означает, что проявления интегративных механизмов могут быть установлены в них по целому ряду различных направлений. Во-первых, – в плане комплексности и синтетичности их процессуального содержания и состава. Во-вторых, – в плане интегративного характера главных механизмов их организации. В-третьих, – в плане их общего функционального предназначения – их направленности на организацию, то есть, по существу, – на интеграцию целостной деятельности. В-четвертых, – в плане комплексности и синтетичности их операционного и компонентного состава. В-пятых, – в генетическом аспекте: их становление и развитие в онтогенезе – это одновременно и возрастание степени интегрированности психики в целом. Через них и "в них" развивающаяся психика повышает меру своей целостности и интегрированности, формируется как "абсолютное целое", как "полносвязная система".

7. Наконец, очень специфической особенностью интегральных процессов, проявляющейся, однако, лишь в плане их целостной структуры (но не характерной для каждого из них в отдельности ) является следующая закономерность их организации. Среди них нельзя выделить какой-либо один процесс, устойчиво находящийся "на вершине" иерархии регулятивной подсистемы. Любой из интегральных процессов в зависимости от конкретной ситуации может становиться ведущим и организовывать в целях своей реализации все иные интегральные процессы, соподчинять их себе. Показательно и то, что смена интегральных процессов на ведущем уровне происходит достаточно естественно, зависит от складывающейся ситуации, от содержания и условий конкретной деятельностной и поведенческой задачи. Все это, как можно считать, свидетельствует о том, что организация интегральных процессов подчиняется не иерархическому, а иному – гетерархическаму принципу. Он, как известно, характеризуется возможностью гибкого и динамичного перераспределения, смены "управляющих центров" в зависимости от конкретной ситуации, а также – наличием нескольких паритетных управляющих центров одновременно.

Таким образом, через становление системы интегральных процессов психика обогащает арсенал функциональных принципов своей организации. Принцип иерархии (на котором, в частности, базируется когнитивная подсистема) дополняется принципом гетерархии – на нем основана Организация регулятивной подсистемы. Синтез же этих двух наиболее общих и мощных принципов – иерархического и гетерархического лежит в основе высочайшей организованности и координированности эффективной управляемости и самоуправляемости психики.

В собственно методологическом плане сформулированные взгляды об интегральных процессах позволяют несколько углубить и уточнить существующие представления о генезисе деятельности, о структуре и процессуальном составе ее психической регуляции, а также о месте в ней механизмов и процессов рефлексивной регуляции. Действительно, с этих позиций становится очевидным, что деятельность как целостная система, имеющая свою собственную логику и структуру, объективно невозможна без специальных процессов, направленных на ее организацию и регуляцию – без интегральных процессов. С той же объективной необходимостью, с какой в онтогенезе формируется сама деятельность (вначале, разумеется, в ее элементарной, "практической" – внешней форме), формируется поэтому и система указанных интегральных процессов. Более того, само формирование и последующее усложнение деятельности с содержательно-психологической стороны – это и есть становление и развитие процессов ее регуляции – интегральных процессов. В их системе воспроизводятся все основные особенности строения и содержания самой деятельности.

Однако (и это – еще одна из основных особенностей интегральных процессов) они по своим механизмам и содержанию, по своей онтологии представляют собой закономерный синтез всех иных – традиционно выделяемых основных психических процессов. Следовательно, получая организацию в структуре каждого из интегральных процессов (а также в их общей системе), вся совокупность основных психических процессов также начинает строиться «по образу и подобию» деятельности, воспроизводит ее архитектонику и принципы организации. В силу этого, система психических процессов приобретает деятельност- ную форму организации; сама начинает строиться и развиваться именно как деятельность. Однако – это уже не «внешняя», а внутренняя деятельность (или, в более традиционной терминологии, – внутренний план деятельности ).

В контексте основных задач данной главы необходимо обратить особое внимание на две следующие особенности интегральных процессов. Во-первых, на то, что все они принципиально – по определению – носят комплексный, синтетический характер; формируются и функционируют как продукты соорганизации ряда «первичных» процессов. Они – интегральные процессы – не могут быть редуцированы к «первичным» процессам (что подтверждается и экспериментальными данными) [104, 108] без существенной потери содержания. Следовательно, они выступают как качественно иной уровень организации всей системы психических процессов в целом. Во-вторых, на то, что, реализуя свою основную функцию – регулятивную, они могут быть направлены в различные «объекты регулирования» – как на «внешнюю», так и на «внутреннюю» деятельность. Во втором случае они естественным образом трансформируются из регулятивных процессов в саморегулятивные и реализуют свои функции в отношении собственно психических образований, структур, процессов, феноменов и пр.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. I.4. Соотношение педагогической науки и педагогической практики
  2. IV. Генезис образов, значений и понятий
  3. IV. СООТНОШЕНИЕ СИМВОЛИЧЕСКИХ И ЕСТЕСТВЕННО-ЯЗЫКОВщХ СИСТЕМ КАК ФАКТОР, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ХАРАКТЕР КУЛЬТУРЫ
  4. Акцентуации характера и нарушения поведения подростка
  5. Акцентуации характера у подростков
  6. Алогизм – непредсказуемое совмещение понятий; сознательное нарушение логических связей в художественном произведении.
  7. Ащита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного характера (стихийных бедствий)
  8. Б.2. Разработка на неправительственном уровне факультативного характера правил, типовых контрактов, общих условий и т.п. для использования в международном частном торговом обороте
  9. Биологический возраст и периодизация развития индивида. Соотношение биологического и психологического возрастов.
  10. В.№ 2. Соотношение понятий: общение и коммуникация.
  11. Взаимосвязь характера с другими сторонами личности.
  12. Влияние телепередач на формирование характера познавательной сферы ребенка




Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 2204; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.02 с.) Главная | Обратная связь