Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Вопрос 1. Общая психологическая характеристика судебной деятельности.




МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИИ

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

Кафедра психологии

 

 

Утверждаю

Начальник кафедры психологии

. И.Б. Лебедев

 

Автор: Соловьева Анна Владимировна, преподаватель кафедры

Фондовая лекция

по курсу «Юридическая психология

(«Психология в деятельности следователя»)»

 

Тема:

Судебная психология

 

 

Обсуждена и одобрена на заседании кафедры

протокол №_____________________________

от «__» __________________________ 200_ г.

 

 

Москва 2006

 

 


ПЛАН

Введение………………………………………………………………………………с.3

Вопрос 1. Общая психологическая характеристика судебной деятельности…….с.4

1.1. Психологическая структура судебной деятельности………………………….с.4

1.2. Характеристика познавательной деятельности суда…………………………..с.4

1.3. Характеристика конструктивной деятельности суда………………………….с.8

1.4. Характеристика коммуникативной деятельности суда………………………с.11

1.5. Характеристика воспитательной и организационной видов деятельности суда…………………………………………………………………………………...с.13

Вопрос 2.Психологические особенности судебного следствия………………....с.15

2.1. Виды и психологическая характеристика судебного допроса………………с.15

2.2. Психологические особенности допроса подсудимого……………………….с.21

2.3. Психологические особенности допроса потерпевших и свидетелей……….с.30

Вопрос 3.Психологические аспекты судебных прений………………………….с.35

3.1. Особенности построения речи государственного обвинителя………………с.36

3.2. Судебная речь адвоката………………………………………………………...с.39

Вопрос 4.Психология вынесения приговора……………………………………..с.43

Вопрос 5.Психология личности судьи……………………………………………с.53

Вопрос 6.Особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.с.56

Заключение…………………………………………………………………………..с.64

ПРИЛОЖЕНИЕ 1……………………………………………………………………с.65

ПРИЛОЖЕНИЕ 2……………………………………………………………………с.69

Список литературы……………..………………………………………………….с.777

 

 

Введение

Суд призван решить дело по существу. В этой связи изучение психологических вопросов судебного разбирательства является одним из актуальнейших вопросов юридической психологии, особенно в настоящее время. В самом общем виде психология судебного разбирательства служит делу профессиональной подготовки юридических кадров, воспитания и обучения судебных работников, роста их профессионального мастерства, формирования необходимых качеств и устранения отрицательных явлений в их деятельности. Она обеспе­чивает судебных работников эффективными и научно обоснованными реко­мендациями, содействует разработке наиболее целесообразных приемов и методов их труда, полностью отвечающих требованиям законности. Так в целом, психология рассмотрения уголовного дела в суде исследует:

- зако­номерности, связанные с психической деятельностью всех лиц, участвующих в рассмотрении дела,

- воспитательное воздействие су­дебного процесса и приговора на подсудимого и других лиц,

- роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс.

На этой основе и строятся все психологические рекомендации.

Вопрос 1. Общая психологическая характеристика судебной деятельности.

Психологическая структура судебной деятельности.

Уголовный процесс определяет следующие стадии развития судебной деятельности: подготовительная часть судебного разбирательства, судебное следствие, судебные прения, последнее слово подсудимого, вынесение и исполнение приговора и другие. В психологии структура судебной деятельности выглядит несколько иначе. И в результате психологическая структура судебной деятельности включается в себя несколько сторон:

- познавательная,

- конструктивная,

- коммуникативная,

- воспитательная,

- организационная.

 

Характеристика коммуникативной деятельности суда.

Психологические особенности имеет и коммуникативная деятельность суда. Она осуществляется в различных ситуациях. Такие ситуации могут характеризоваться тем, что:



- интересы участвующих в деле лиц совпадают с целями и общей направленностью деятельности суда. В подобных случаях отношения между судом и лицами, участвующими в процессе, носят бесконфликтный характер.

- интересы некоторых участвующих лиц не совпадают с целями и задачами суда в установлении действительных обстоятельств дела. В этих случаях отношения суда с этими лицами носят конфликтный характер, выражающийся в таком поведении этих лиц, которое противодействует деятельности суда по установлению истины. Здесь целесообразным является психологическое воздействие на указанных лиц с целью изменения их установок – это существенный элемент коммуникативной деятельности суда.

В целом, выделяют четыре вида взаимоотношений, возникающих в суде:

- «взаимоотношения по вертикали»: взаимоотношения судей с участниками судебного разбирательства (с государственным обвинителем, защитником, подсудимым) и остальными субъектами судебного процесса (свидетелями, экспертами и т. д.), а также отношения суда с присутствующими в зале судебного заседания гражданами, не являющимися участниками судебного разбирательства.

- «взаимоотношений по горизонтали»: взаимоотношения между судьей и народными заседателями, между государственным обвинителем и защитниками, между свидетелями, потерпевшими, экспертами и другими участниками процесса, между гражданами, присутствующими в зале.

- взаимоотношения между подсудимыми в том случае, если их несколько (групповые дела).

- взаимоотношения судебной аудиторией как с определенной группой людей, которую в ходе суда необходимо превратить в аудиторию с единой психологической направленностью.

 

Характеристика воспитательной и организационной видов деятельности суда.

Воспитательная деятельность суда содействует решению такой цели правосудия, как исправление и перевоспитание преступников, воспитание граждан в духе соблюдения законов и нравственных норм поведения. Борясь с любыми нарушениями правовых норм, суд сам должен показывать пример глубочайшего уважения к закону. Эффективность воспитательного воздействия процесса судебного заседания заключается в предельной наглядности, конкретности при вос­приятии фактов всеми присутствующими независимо от того, поло­жительные или отрицательные эмоции возбуждает каждый отдельно взятый факт. Залогом воспитательного воздействия уголовного закона и конкретных актов его применения является справедливость.

Огромное воспитательное воздействие имеет и оглашение приго­вора. Здесь следует учитывать, чтобы приговор был справедливым, от­вечал требованиям закона о соразмерности наказания тяжести совер­шенного преступления к личности подсудимого, был предельно четким, ясным, конкретным и доходчивым для всех присутствующих в зале судебного заседания. При этом воспитательное воздействие суда может продолжаться и после выне­сения приговора.

Воспитательная деятельность суда получает значительное развитие в стадии исполнения приговора. Здесь сужается направленность воспитательной деятельности, и оно существенно меняет свои формы, а, следовательно, и методы воспитательного воздей­ствия. Воспитательное воздействие на подсудимого в присутствии всех находящихся в зале, конечно, не может осуществляться теми методами, какими его проводят в стадии исполнения приговора. Здесь уже значительное развитие получает метод индивидуальной беседы, воспитательного воздействия уголовно-исполнительной системы и общества в целом.

При условно-досрочном освобождении осужденного воспитательная функция опять может переходить к суду, а вместе с ней и обязанность контроля за жизнью лица, которое до этого перевоспитывалось в исправительном учреждении, оказания помощи, не­обходимой для направления его в жизнь в новых условиях, в но­вом коллективе и т.д.

Организационная деятельность суда заключается в управлении председательствующим судьей в рамках своих полномочий ходом судебного процесса в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. При этом участники процесса не находятся у судьи в подчинении, его руководство ограничено рамками процессуального регулирования и, как правило, имеет публичный характер.

Вопрос 2. Психологические особенности судебного следствия.

Судебная речь адвоката

Судебная речь адвоката является практической реализацией разработанной им стратегии и тактики защиты. Защитник выступает после прокурора, и это налагает на него особую ответственность и требует особого мастерства, так как после речи обвинителя аудитория настраивается на осуждающую тональность. Он излагает доказательства, которые опровергают предъявленное подсудимому обвинение, приводит обстоятельства, смягчающие его вину в совершении преступления, высказывает свое мнение по поводу наказания, предложенного прокурором, вступает с ним в полемику по вопросам, которые противоречат позиции защитника и т. д. Используя все недоказанные обстоятельства, защитник вправе использовать их для смягчения участи подзащитного. При этом он не должен пререкаться с прокурором, допускать какие бы то ни было нетактичные замечания в адрес потерпевших и свидетелей. Его речь должна быть образцом правового анализа, высокой интеллектуальной и нравственной культуры, ораторского искусства. Адвокат должен уметь оказать должное влияние на суд, так как именно после его речи и последнего слова подсудимого суд удаляется на совещание.

Защитительная речь обычно имеет следующую структуру:

1. вступительная часть;

2. изложение фактических обстоятельств происшествия;

3. анализ и оценка личности обвиняемого;

4. анализ мотивации совершенного преступления;

5. заключительная часть.

В речи адвоката должны присутствовать все те лучшие элементы профессионализма и ораторского искусства, о которых говорилось в отношении речи прокурора. Вступительная часть сразу же должна привлечь внимание публики остротой момента, его значимостью в судьбе человека. Адвокат должен находить нестандартные приемы обращения к слушателям, активизирующие их восприятие и эмоции. Тут возможны риторические вопросы, смысловые ударения, выразительная лексика, активная мимика и пантомимика, однако без излишней аффектации и позерства. Во второй части своей речи адвокат очень кратко излагает фабулу рассматриваемого дела, акцентируя внимание на его специфических аспектах, необычности ситуаций, в которой оказался обвиняемый, в ее конфликтной и эмоциональной напряженности и т.п. Адвокат настраивает аудиторию на возможность и необходимость обнаружения смягчающих вину обстоятельств даже в самых безнадежных делах. Здесь возможно изложение тех фактов, которые не были учтены в обвинении. Адвокат должен акцентировать внимание на тех вопросах, которые, согласно его прогнозу, могут лечь в основу выносимого судом приговора. Психологически важную для воздействия на слушателей роль играет та часть речи, в которой адвокат анализирует личность обвиняемого: его темперамент и характер, возможные акцентуации и патологии, сферу сознания, чувств и воли. Особого внимания заслуживает анализ мотивационной сферы личности подзащитного: каковы его интересы, идеалы, убеждения, ценностные жизненные ориентации. Именно в них часто кроется истинная причина преступления. Адвокат должен быть психологически грамотным специалистом, чтобы раскрыть перед участниками судебного заседания сложную структуру человеческой психики, ее многослойность, разнонаправленность, соединение в ней возвышенных и низменных побуждений. Именно такой анализ раскрывает внутренний механизм преступления: было ли оно результатом случайного трагического столкновения подсудимого и потерпевшего; либо было вспышкой в ответ на угрозу жизни, оскорбление и т.д.; либо оно возникло спонтанно как аффективная реакция на долго скрываемые обиды, многолетние унижения; либо было сознательно и преднамеренно подготовлено обвиняемым. В каждом из этих случаев оценка степени вины подсудимого может быть различной. Анализу подлежат также отношения между обвиняемым и потерпевшим: знакомы ли они или нет; какие отношения их связывали - дружеские или враждебные; не имели ли место провоцирующие действия потерпевшего и т.п. Адвокат останавливается также на вопросах биографии обвиняемого, особенностях его индивидуального развития в онтогенезе: семья, школа, друзья, дворовые компании, материальные условия и социальные обстоятельства жизни, наличие или отсутствие рецидивов. Эти данные адвокат вправе приводить для более глубокого понимания судом причин деформации личности обвиняемого и указания на то, что при более благоприятных социальных условиях данная личность могла бы или еще может стать иной. Однако адвокат не вправе использовать биографические данные в качестве аргумента «acl hominem» («он совершил тяжкое преступление, но у него было тяжелое детство»). Недобросовестные адвокаты нередко стараются прибегать к подобным аргументам, особенно на суде присяжных, чтобы увести слушателей от семантической оценки сути и социального значения рассматриваемого деяния и действовать только на их эмоциональную сторону. Защита интересов подсудимого не должна уводить его от ответственности за содеянное зло. Поэтому адвокат должен базироваться в своих доводах на факты, не рассчитывая только на эмоциональное воздействие на суд. Если преступление действительно имело место, то адвокат должен различать факт доказанности правонарушения и меры ответственности субъекта, прося суд только о снисхождении ввиду определенных смягчающих вину обстоятельств, сложившихся в криминогенной ситуации (Приложение 2).

Прокурор и защитник в судебных прениях оказывают воздействие на судей двумя методами: логической доказательностью речей и их эмоционально-психологической убедительностью. Оптимальное сочетание обоих методов способствует формированию глубокого убеждения в истинности излагаемых положений. Логическое доказательство используется для того, чтобы средствами логики обосновать предлагаемые выводы. Под эмоционально-психологическим воздействием понимается непосредственное воздействие на чувства судей. Поэтому, прежде чем приступить к изложению речи, прокурор и защитник должны быть полностью убеждены в истинности своей позиции и выводов. Убежденность прокурора или адвоката придает их речи страстность, взволнованность, эмоциональность.

И прокурор, и защитник стремятся убедить суд в истинности своих позиций, а поэтому подтверждают свои выводы приведенными в определенную систему доказательствами и аргументами. При этом дается тщательный анализ не только тех доказательств, которые подтверждают выводы, излагаемые выступающим, но и тех, которые противоположная сторона приводила или может привести в опровержение. В том случае, когда у судей в силу недостаточного объема сведений и неустранения возникших у них сомнений еще не сформировалось убеждение, выслушивая речи прокурора и защитника, судьи имеют возможность восполнить те пробелы в своих знаниях, которые имелись в начале судебного следствия. Хотя в основном они и предоставляют в распоряжение судей информацию, соответствующую избранной ими позиции.

Таким образом, в судебных прениях судьям предоставляются не только знания, но и готовая оценка доказательств с вытекающими из нее выводами.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Стадия судебного рассмотрения дела наступает вслед за предварительным расследованием. Оно протекает в напряженных условиях для всех его участников. Его результат – это жизнь человека. А потому значение учета психологического компонента, наряду с процессуальной компетентностью, является одним из важнейших моментов судебной деятельности.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ТРЕБОВАНИЯ К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСОВ ДОПРАШИВАЕМОМУ ЛИЦУ

 

Психологическая и юридическая науки, а также судебная практика выработали следующие требования к постановке вопросов допрашиваемому лицу:

1. Перед постановкой вопроса надо прогнозировать возможные ответы допрашиваемых и влияние этих ответов на формирование внутреннего убеждения судей и присяжных заседателей о виновности подсудимого и по дру­гим решаемым им вопросам.

2. Задавать вопрос следует только тогда, когда имеются основания получить определенный ответ. В состязательном уголовном процессе государственный обвинитель и защитник должны ставить допрашиваемому только такие вопросы, ответы на которые «работают» на отстаиваемую ими пози­цию (в правильности которой они, конечно, убеждены), способствуют формированию убеждения председательствующего судьи и присяжных заседате­лей в обоснованности обвинения.

3. Каждый задаваемый вопрос должен вытекать из материалов дела и помогать получению от допрашиваемого полной информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, прежде всего о фактических обстоятельст­вах дела и виновности подсудимого.

4. Обвинителю и защитнику не следует ставить рискованные и неосторожные вопросы, которые могут вызвать неблагоприятные (соответственно для обвинения и защиты) ответы, а также вопросы об обстоятельствах, уже достаточно выясненных или не имеющих значения для дела, - « вопросы ради вопросов».

5. Вопросы должны быть краткими, понятными, точными и конкретными. Чем конкретнее вопрос, тем больше оснований рассчитывать на такой же ответ, тем менее вероятно уклонение от него допрашиваемого. Если во­прос ставится в общей форме, то и ответ допрашиваемый может дать в общей форме.

6. Формулировка вопросов должна быть ориентирована на уровень умственного и культурного развития допрашиваемого и присяжных заседателей.

7. Допрашиваемым могут быть поставлены как открытые вопросы
(требующие развернутого ответа), так и закрытые (на них можно ответить только «да» и «нет»). При прямом (основном, первоначальном) допросе целесообразно ставить открытые вопросы, в том числе и вопрос о том, что известно допрашиваемому об обстоятельствах рассматриваемого дела, который целесообразно ставить первым.

8. Неприемлемы неэтичные, двусмысленные и наводящие вопросы, содержащие в себе подсказку ответа. Государственный обвинитель и защитник должны сами избегать таких вопросов и незамедлительно заявлять возражения, когда подобные вопросы задает противоположная сторона. Например, прокурор должен заявить возражение, когда адвокат спрашивает подсудимо­го: «Не принуждали ли вас работники милиции в ходе предварительного расследования к признанию вины?», хотя сам обвиняемый о каком-либо незакон­ном воздействии на него не сказал ни слова.

9. Во избежание недопустимых наводящих вопросов следует ориентироваться на постановку вопросов типа: «кто, что, где, почему, когда, как, пояс­ните, опишите».

10. Следует также избегать вопросов, ориентирующих допрашиваемого на ответ, носящий характер предположения, поскольку подобные ответы мо­гут вызвать у присяжных заседателей сомнения в обоснованности, четкости позиции обвинения по разрешаемым вопросам.

11. Между вопросами должна быть определенная связь, соответствующая задуманной допрашиваемым тактической схеме допроса, обеспечиваю­ щей получение информации об обстоятельствах рассматриваемого дела в оптимальной последовательности для мысленного воссоздания присяжными
заседателями и судьями картины события преступления, образа причастного к его совершению лица, а также для правильного их вывода по основному вопросу о виновности.

12. При допросе своих свидетелей (соответственно «свидетелей обвинения» и «свидетелей защиты») целесообразно начинать основной (первона­чальный) допрос с наиболее важных, существенных моментов. При допросе же свидетелей противоположной стороны государственному обвинителю и защитнику из психологических и тактических соображений целесообразно придерживаться следующей последовательности в постановке вопросов: вначале допрашиваемому ставят вопросы, наиболее для него благоприятные, не вызывающие отрицательной реакции; затем переходят к вопросам об об­стоятельствах, прямо не затрагивающих интересы допрашиваемого (как пер­вая, так и вторая группы вопросов помогают установлению психологического контакта с допрашиваемым); наконец, формулируются наиболее сущест­венные и важные вопросы.

13. Для установления и поддержания психологического контакта с допрашиваемым, присяжными заседателями и судьями важное значение имеют также темп и тон задаваемых государственным обвинителем и защит­ником вопросов, а также поза, мимика и жестикуляция при этом.

14. Вопросы нужно ставить энергично, но спокойным и нераздражитель­ным тоном, не делая между ними больших пауз, которые характерны для неорганизованного и несобранного человека. Не следует задавать во­просы, покачиваясь, развалясь на столе, перекинув небрежно руку за спинку стула. Мимика и жесты должны быть естественными и скупыми. Не следует гримасничать и сильно жестикулировать руками. В заключение следует отметить, что необходимо уметь не только правильно ставить вопросы, но и выслушивать ответы на них допрашиваемого.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ОСОБЕННОСТИ ОРАТОРСКОГО ИСКУССТВА ЗАЩИТНИКА

 

Почему мы говорим об особенностях защитной речи? На практике обвинительный уклон выражается в том, что судьи до вы­яснения в суде всех обстоятельств дела рассматривают подсудимого как виновного.

Во-вторых, формированию у профессиональных судей обвинительной установки, неосознанного предубеждения в пользу виновности способствует изучение материалов предварительного расследования, особенно обвинительного заключения, где сфокусированы доказательства о виновности и приводится искусная интерпретация их содержания с позиции обвинения.

В-третьих, формированию у профессиональных судей обвинительной установки, обвинительного уклона способствует и такой мощный социально-психологический фактор, как давление общественного мнения, в том числе работников прокуратуры и милиции, особенно по делам об убийствах и дру­гих тяжких преступлениях. В этой связи разработка особенностей построения судебной речи защитника является в несколько раз более актуальным вопросом, нежели то, что касается речи обвинителя.

Основное содержание судебного ораторского искусства отвечает на три главных вопроса, от правильного решения которых зависит способность судебного оратора (государственного обвинителя и защитника) разработать и произнести в суде убедительную по содержанию и форме судебную речь:

1) о чем говорить; 2) что говорить; 3) как говорить.

При определении предмета защитительной речи следует исходить прежде всего из содержания предусмотренных основных вопросов:

- доказано ли, что деяние имело место;

- доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

- виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Вопрос «как говорить» направлен на разработку убедительной формы изложения и произнесения содержания судебной речи при помощи языковых средств: языка, стиля речи, ораторских приемов, оптимальной для убеждения присяжных заседателей композиции судебной речи. Американские юристы отмечают, что если у вас неудачная форма изложения, то есть то, как вы говорите, то уже не имеет значения, что вы говорите, потому что все равно вас не будут слушать.

Композиция (от лат. compositio - составление, упорядочение) - построение произведения, расположение его составных частей и материала каждой части в оптимальном для раскрытия темы порядке.

Существует несколько принципов для эффективного построения речи:

- Принцип органического единства требует логически-смыслового единства всех частей и материала речи, их подчинения главной мысли.

- Принцип расположения материала речи в оптимальной для доказыва­ния тезиса (главной мысли) взаимосвязи, чтобы элементы речи, их форма и содержание (аргументы, доводы, доказательства) взаимно подкрепляли и усиливали убеждающее воздействие. М. М. Сперанский этот принцип сформулировал следующим образом: «...обозреть свой предмет, раздробить его на части и, сличив одну часть с друзой, приметить, какое положение для каждой вы­годнее, какая связь между ними естественнее, в каком расстоянии они более друг на друга отливают света; приметить все сие и ус­тановить их в сем положении, дать сию связь, поставить в сем расстоянии. При этом для обеспечения наибольшего убеждающего воздействия «надобно, чтобы один довод не только не вредил дру­гому, но и поддерживал его. Доводы все могут доказывать одну и ту же вещь, но не иметь между тем близкой связи между собой».

- Принцип расположения аргументов (доводов, доказательств) в оптимальном для доказывания главной мысли (тезиса) порядке (очередности), усиливающем убеждающее воздействие. При определении последовательно­сти предъявления аргументов следует руководствоваться следующими пра­вилами предъявления аргументов:

- если неизвестна исходная установка собеседника, то сильные аргументы следует поместить в начало и в конец;

- если исходная установка собеседника не негативная, то начинайте
со слабых, а заканчивайте сильными;

- если исходная установка собеседника негативная (явно не дружественная), то начинайте с сильных аргументов, а заканчивать можно и слабы­ми.

С учетом того, что защитительная речь адвоката произносится после выступления прокурора с обвинительной речью, которая может сформиро­вать некоторое предубеждение в пользу обвинения (особенно, если прокурор произнес сильную, убедительную по содержанию и форме обвинительную речь), представляется, что адвокату для опровержения доводов обвинения, обеспечения наибольшей убедительности защитительной речи чаще всего следует придерживаться «гомерова порядка» расположения доводов, доказательств, который считался наилучшим в классических риториках: сначала сильные аргументы, затем масса доказательств средней силы, в конце — один наиболее мощный аргумент. Слабые доводы в защититель­ной речи лучше не приводить вообще.

- Принцип изложения материала речи в логической последовательно­сти, чтобы каждая мысль (фраза) вытекала из предыдущей или была связа­на с ней, соотнесена.

Особо важными этапами защитительной речи являются вступление и заключение. Во вступлении защитительной речи адвокат стремится решить следующие задачи:

- овладеть вниманием;

- вызвать интерес к речи;

- установить психологический контакт, расположить к себе, завоевать доверие.

- сформировать ответственное отношение к правильному и
справедливому решению;

- психологически подготовить к восприятию позиции и
доводов защиты, изложенных в главной части речи.

Для решения этих задач используются различные приемы:

- оценка с позиции защиты общественного и морально этического
значения рассматриваемого дела. Этот прием удачно использовал адвокат К. Ф. Хартулари в защитительной речи по делу Левенштейна:

«Господа судьи и господа присяжные заседатели! Если только вы признаете за судом уголовным и его приговорами нравственно-педагогическое значение и не отрицаете того глубокого интереса, какой представляет собой настоящий процесс, затрагивающий одну из самых больных сторон нашего общественного организма, то, несомненно, должны будете отнестись к участи обвиняемой с тем особен­ным вниманием и осторожностью, которыми только и обусловливает­ся справедливость человеческого суда вообще и вашего будущего приговора в особенности!

Правда, что переданная вам, господа присяжные заседатели, подсудимой история ее прошлой жизни, со времени знакомства с Линевичем и до совершения настоящего преступления, не нова — она также стара и обыденна, как история десятка и сотни тысяч женщин, увлеченных, обманутых и покинутых теми, для которых пожертвовали всем, что дает право на звание честной женщины и на уважение об­щества! Но столь же устарелым следует признать, в свою очередь, и предположение, что суровостью судебных приговоров, которых требу­ет от вас обвинительная власть, можно предотвратить в будущем и подобные драматические эпизоды среди незаконной семьи.

Мне кажется, что сообщенные обвиняемой факты из жизни ее, как обольщенной девушки, незаконной жены и такой же незаконной матери будут повторяться, независимо от судебной кары, до тех пор, пока, по справедливому замечанию одного из поборников женского вопроса, не будет закона, который защищал бы нравственный капитал женщин с такой же строгостью, с какой осуждает вора, похитившего имущество...»;

- описание картины преступления и причастных к нему лиц. В качестве примера можно привести следующий фрагмент из речи А. П. Карабчевского в защиту Ольги Палем:

«Господа присяжные заседатели! Менее года тому назад, 17 мая, в обстановке довольно специфической, с осложнениями в виде распитой бутылки дешевого шампанского на столе, стряслось большое зло. На грязный трактирный пол упал ничком убитый наповал мо­лодой человек, подававший самые большие надежды на удачную карьеру, любимый семьей, уважаемый товарищами, здоровый и рас­судительный, обещавший долгую и благополучную жизнь. Рядом с этим пошла по больничным и тюремным мытарствам еще молодая, полная сил и жажды жизни женщина, тяжело раненая в грудь, теперь измученная нравственно и физически, ожидающая от вас решения своей участи. На протяжении какой-нибудь шальной секунды, отде­лившей два сухих коротких выстрела, уместилось столько зла, что не­мудрено, если из него выросло то «большое», всех интересующее де­ло, которое вы призваны теперь разрешить»;

- указание на специфические особенности рассматриваемого дела,

- апелляция к отдельным положениям, выдвинутым в речи государственного обвинителя и защитника с разбором отдельных положений, ошибок и т.п.;

- приведение приправленных «философской солью» общих предпосылок (нравственно-этического, психологического или чисто житейского харак­тера) для обоснования позиции защиты;

- разъяснение социального смысла и правомочий защиты при рассмотрении уголовного дела;

- изложение программы выступления в главной части речи (во вступительной части защитительной речи по сложным, многоэпизодным и (или) групповом делам).

Если вступительная часть речи - это своеобразная прелюдия к фортепианному произведению, то заключительную часть речи можно сравнить с заключительным аккордом. О значении заключительной части речи очень хорошо сказал К.Л. Луцкий: «Заключение — последняя и одна из наиболее важных частей судебной речи. Успех оратора на суде часто зависит от него, еще чаще от него зависит неуспех его. Задача заключения — нанести последний для победы удар и подействовать в последний раз на ум и волю судей и присяжных. Судебного оратора тут можно сравнить с артистом, певцом или музыкантом: последние ноты решают успех всей исполнявшейся вещи».

Заключение защитительной речи направлено на то, чтобы окончательно убедить суд в правильности и справедливости позиции защиты по вопросам, относящимся к их компетенции, побудить их вынести по этим вопросам соответствующий позиции защиты приговор. С этой целью адвокаты в заключении используют следующие приемы:

- краткое повторение позиции защиты по указанным вопросам;

- краткое подведение итогов судебного следствия с суммированием основных доказательств и доводов защиты;

- напоминание основных данных, положительно характеризующих подзащитного и (или) вызывающих к нему сочувствие (его молодость, чистосердечное раскаяние, совершение им преступления не по злой воле, а под давлением неблагоприятных внешних обстоятельств, виктимного поведения потерпевшего и т. п.);

- обращение к чувству милосердия и справедливости присяжных заседателей и судьи;

- обращение внимания на уникальные особенности рассматриваемого дела, связанные с мотивами, причинами и условиями совершения преступления, личностью подзащитного с кратким при­ ведением общих предпосылок нравственно-психологического и житейского характера, обосновывающих справедливость позиции защиты.

В целом же речь защитника должна быть конкретной: конкретные обстоятельства дела, конкретные доказательства, конкретные выводы и т.д. Последовательность в изложении материала свидетельствует о логике их рассуждений. Подобное изложение мыслей помогает судьям воссоздать цельную картину совершенного преступления, выяснить существенные связи между разными его эпизодами или фактами, восстановить в памяти отдельные обстоятельства и детали. Такая речь легко слушается и воспринимается.

 

Список литературы

 

1. Алексеев А.М. Психологические особенности показаний очевидцев. М., 1972.

2. Алексеев С.С. Введение в юридическую специальность. М., 1980.

3. Алексеева Л.Б., Андреев В.И., Андреева Т.К. и др; Настольная книга судьи. Введение в профессию. М., 2000.

4. Алексеева Л.Б., Вицин С.Е., Куцова Э.Ф., Михайловская И.Б. Суд присяжных: По­собие для судей. М., 1994.

5. Аминов И.И. Занимательная психология для юристов. - М.:ЮНИТИ, 2002.

6. Анисимов С.А. и др. Психодиагностические противопоказания к деятельности государ­ственных служащих судов и прокуратур. М., 1999.

7. Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. М., 1969.

8. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М., 2000.

9. Барщевский М.Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. Научно-практи­ческое пособие. М., 1997. Гл. 6.

10. Бернэм У. Суд присяжных заседателей. М., 1994.

11. Бозров В.М., Кобяков В.М. Судебное следствие. Вопросы теории и практики. Екате­ринбург, 1992.

12. Васильев В.Л. Юридическая психология. ML, 1999.

13. Владимиров Л. Е. Суд присяжных. — Харьков, 1877. С. 61.

14. Владимиров Л. Е.Учение об уголовных доказательствах.-СПб., 1910. С. 380.

15. Гаррис Р. Школа адвокатуры. Руководство к ведению гражданских и уголовных дел. Тула, 2001.

16. Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. М., 1993.

17. Грошевой Ю. М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопро­изводстве. Харьков, 1975.

18. Джаншиев Г.Основы судебной реформы: К 25-летию нового суда. — М., 1891.С.307.

19. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975.

20. Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2000.

21. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Избранные произведения: В 2 т. М., 1959. Т. 1.

22. Кони А.Ф. Обвиняемые и свидетели. Свидетели на суде //Избранные произведения: В 2 т. М,, 1959. Т. 1.

23. Лебедев И.Б., Цветков В.Л. Психология в правоохранительной деятельности. - М.: Щит-М, 2003.

24. Мариновская И.Д., Тихомиров С.Н., Цветков В.Л. Психология и педагогика в правоохранитель­ной деятельности. Учебное пособие. Альбом схем. - М.: Щит-М, 2003.

25. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. М., 2000.

26. Михайловская Н.Г., Одинцов В.В. Искусство судебного оратора. М., 1981.

27. Морщакова Т.Г. Психологические истоки судебных ошибок и внутреннее убеждение судей / / Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок. М., 1975.

28. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности. Санкт-Петербург, 1991.

29. Психология. Педагогика. Этика. /Под ред. Ю.В.Наумкина. - М.: ЮНИТИ, 2002.

30. Радушная Н.В. Зачем нам нужен суд присяжных. М., 1995.

31. Радушная Н.В. Народный судья. Профессиональное мастерство и подготовка. М., 1977.

32. Радушная Н.В. Судья. Основы подготовки к профессии. М., 1986.

33. Разин Н. Н. Уголовное судопроизводство. — СПб., 1914, С. 132.

34. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.

35. Резниченко И.М.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 2061; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.083 с.) Главная | Обратная связь